home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23


Напряжение нарастало. Андрей Иванович пропал, а затем в лесу раздались выстрелы, длинная автоматная очередь, и снова наступила тревожная тишина. После чего я едва не бросился к нему на помощь. Однако подумал, что автомат только у родственника, а больше никто не стрелял, и в очередной раз сумел сдержаться. Ведь на меня смотрели женщины. Поэтому я сохранил спокойствие и заверил наших боевых подруг, что все будет хорошо. А через полчаса включилась трофейная УКВ-радиостанция, и мы услышали голос дядьки:

- Иван, это я! Как слышишь?

- Слышу отлично. Что у тебя?

- Опасность устранена. У меня один «трехсотый», нужна помощь. Выезжай на бусе, пленника нужно в тепло перевезти.

Голос родственника был спокоен и я, выехав к разбитым машинам бандитов, нашел Андрея Ивановича и помог ему доставить второго пленника в дом. А трофеи решили собирать утром, ибо все устали, не так физически, как морально. Так что смогли пару часов подремать.

На рассвете, обсудив план дядьки по экспроприации экспроприаторов и честному отъему одного бензовоза, снаряжения, оружия, медикаментов, продовольствия, а так же прочих ценных вещей и предметов, мы заперли пленников в разные комнаты и отправились собирать трофеи. Надо отметить, было немало интересного. Например, три винтовки «тигр» с хорошей оптикой и приличным боезапасом, восемь гладкоствольных ружей, включая те, которые я снял с мертвецов вчера, три ПМ, радиостанция «Северок», шесть УКВ-радиостанций и ящик с продуктами. Плюс к этому бензин в машинах и, между прочим, один «уазик» мы могли починить самостоятельно. Только времени на это не было и мы взяли, что полегче. Тела при этом бросили и после полудня, заверив наших женщин, что вскоре вернемся, вместе с Пашей на микроавтобусе помчались к тайному схрону покойного Большого.

Добрались быстро, проехали через лес и остановились на берегу небольшой речки. На другой стороне несколько домов, сараи и землянки. Место укромное, найти его трудно. Поселки далеко, а дорог практически нет. Но главная проблема – река. Брода не существует. Но переезд имелся, покрытый водой слегка притопленный армейский понтон. С нашего берега его не видно, а если переезд обнаружит посторонний, то он будет замечен и встречен огнем. Так бы и было, если бы мы приехали сами по себе. Но с нами Паша, который хотел жить, и он вызвал на связь Леньку, сына Большого. Разговор проходил при нас. Паша запудрил парню мозги, сказал, что приехал раньше остальных с трофеями, и тот поверил.

Осторожно мы перебрались на противоположную сторону, подъехали к центральной избе, которая делалась под древнерусскую старину, и остановились. Вылезать не торопились, ждали Леньку и он появился. Шестнадцатилетний светловолосый парень с карабином на правом плече вышел из дома и приблизился. Нам лишняя кровь не нужна, а потому мы не стреляли. Я первым покинул машину, выскочил и, встретив удивленный взгляд парня, ударил его в солнечное сплетение. После чего он согнулся и застонал, а я его связал.

Оставались еще жены бандитов, но они сразу сообразили, что дергаться не стоит, и мы заперли всех в сарай, вместе с мужчинами и детьми. Ну, а затем устроили осмотр территории и убедились, что пленник не врал. В самом деле, имелись бензовозы. Целых три. Два с бензином и один с дизтопливом. Как и золото, которое нашлось в подвале. А на складе много продуктов, наверное, целая фура: макароны и консервы, сахар и соль, напитки и мука, сушеные фрукты и спиртное. Еще нашли генераторы. Два мощных, которые можно перевезти только на грузовике, и несколько мобильных. А так же обнаружили медикаменты, полсотни больших ящиков, которые забиты всем, чем угодно. Тут тебе и антибиотики, и хирургические наборы, и мази с кремами, и любые витамины, и бинты с лейкопластырями. Такое ощущение, что Большой заехал в аптеку и купил все, что в ней имелось. Кстати, как потом узнали, именно так все и было.

На осмотр потратили час. После чего, собрав оружие, выпустили рабов.

С работягами понятно, одна семья, все Ивановы. Два пожилых мужика и молодой вихрастый парень с большим фингалом под левым глазом. Они подрядились поработать на богатого человека, делали всю работу на хуторе и лесной замке, а Большой их не обманывал, платил исправно. Пока не узнал про апокалипсис. Тут уже плевать на договоренности. Мужики попробовали уйти и потеряли свободу. Только Степан, младший, в драку кинулся и огреб. А старшие сразу смирились и надеялись на счастливый случай.

А что касательно женщин-рабынь, то это бывшие «ночные бабочки». Они ублажали Пашу и Большого, когда бандюки выбирались на хутор, а в их отсутствие следили за порядком в доме или проводили время в ближайшем городе. Но и для них многое изменилось. Лидеры бандгруппы были с женами и отдали девок, молодых и симпатичных, своим бойцам, чтобы они немного успокоились.

- Твои предложения? - присаживаясь на лавку возле стены, спросил дядька.

- Можно здесь остаться, - уже мысленно представляя себе, в каком именно доме стану жить вместе с подругой, я закинул наживку. – Место неплохое и укромное. Нас здесь не найдут и спокойно пересидим годик.

- Если хочешь, оставайся. А я иду дальше на север. Да и место это мне не подходит. Нехорошее оно. Муторно тут. Все не то, и придется принимать чужое хозяйство.

Мне не понравилось упрямство родственника. Но была надежда, что он меня услышит и наше путешествие закончится. По крайней мере, временно. Поэтому я попробовал снова донести до него свои мысли:

- Дядька, я все понимаю. Ты жаждешь мести и втемяшил в голову, что единственное место, которое тебя устроит, бункер Шарукана. Но он никуда не денется, и мы до него еще доберемся. А сейчас нужна передышка. Понимаешь? С нами женщины и дети, а здесь все есть: электричество, продукты, медикаменты. Так что не пропадем, организуем оборону, можем даже понтон совсем утопить, и пересидим до весны. За этот срок чума пойдет на спад и мы, хорошо подготовившись, продолжим путь.

Его ответ был коротким:

- Нет.

- Но почему?

- Во-первых, ты забыл про бойцов Большого, которые за своими семьями помчались. Во-вторых, чутье меня не подводило, и я по-прежнему чую опасность. А в-третьих, куй железо пока горячо. Если осядем, снова сдвинуться с места будет сложно. Я знаю, о чем говорю. То заболеет кто-то или травму получит, то бабы забеременеют. Так-то, племяш. Но если ты собрался остаться, держать не стану.

«Если бы этот разговор состоялся после того, что мы видели под Устюгом, он бы согласился, - подумал я. – А сейчас говорить про остановку глупо. Он снова закусил удила».

- Я с тобой, - в который уже раз услышал от меня старший родственник.

- Тогда давай поговорим с мужиками, а потом решим, что заберем.

Как выяснилось, работяги родом из Акима, есть такой населенный пункт в Республике Коми на реке Ижма. Нам по пути. Поэтому общий язык с бывшими рабами Большого нашли быстро. Они с нами и это хорошо. Люди простые и не подлые, такие в спину редко бьют, и они могли водить бензовозы. От жадности даже подумали, что сможем забрать два. Но хорошо все прикинули и рассудили, что дотянем только один. Плюс наш микроавтобус и еще один, который принадлежал охранной конторе покойного авторитета.

Приняв окончательное решение, стали собираться. Проверили бензовоз, который пойдет с нами, и микроавтобус. Вооружили работяг и распределили, кто и на чем поедем. А далее погрузка. Добра было много, но мы отщипнули лишь небольшой кусок. Почти все оружие с нами. Пять ящиков с медикаментами, в основном антибиотиками и витаминами. Двадцать ящиков с продуктами. Пятьдесят слитков золота – природная жадность сказалась. Кое-что из одежды, а так же оптика, боеприпасы и радиостанции. Больше ничего взять не смогли, объем забили.

Сборы закончились. Дядька выпустил пленников, рядом с которыми встали женщины-рабыни, и обратился к Паше:

- Я обещал сохранить тебе жизнь?

- Да, - прохрипел раненый.

- Живи.

- Оружие оставишь?

- Две «сайги» брошу на другом берегу. Там же боеприпасы.

- Спасибо.

- Кореша своего, Веретено, если захочешь, найдешь на хуторе. Он мерзавец, но пусть живет. Захочешь, сможешь его забрать.

- Понял.

Андрей Иванович посмотрел на рабынь:

- А вы теперь куда? Может, отвезти подальше от этого места?

Девушки переглянулись и, видимо, надеясь на Пашу и его «доброту», которую он уже успел продемонстрировать, отдав их бойцам, ответили одновременно:

- Мы останемся.

«Дуры, - глядя на них, подумал я тогда. – Вас уже один раз использовали, и снова в рабынь превратят. А вы нас боитесь. Да и ладно. Поступайте, как знаете, у каждого свой путь».

На этом разговор закончился, и мы покинули заимку, перебрались через реку и к вечеру были на хуторе, вокруг которого кружилась стая почуявших поживу волков. Но нам от них угрозы никакой, а потому мы серых не отстреливали. Боеприпасов жаль, и не хотелось лишний раз шуметь. А еще, что запомнилось – лайка пленного старика. Она крутилась возле дверей, чуяла хищников, и жалобно скулила. Вот же люди, и предать могут, и слово плохое за спиной сказать. А собака ждала хозяина, не уходила. И это настолько умилило наших подруг, что они впустили лайку в дом, чем сильно обрадовали девчонок.

Вот только хозяин собаки ее уже не увидел. Старик не выдержал, подвело его здоровье, и помер. Поэтому лайку мы забрали с собой. Не бросать же ее одну. Тем более что Паша, скорее всего, за своим другом возвращаться не станет. Он не альтруист и человек без чести. Но это уже не наша забота и нас снова ждала опасная дорога.



предыдущая глава | Когда пришла чума | cледующая глава