home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



50


Вара вернулся не через две недели, как мы договаривались, а уже через пять дней. Он вышел на связь и предупредил о своем появлении. После чего через внешние видеокамеры мы посмотрели на него и обнаружили, что он не один, а с пожилым дедом. То есть Вара сразу не сдержал свое обещание, и я получил от дядьки выволочку. Андрей Иванович разозлился. Доказать ему что либо в этот момент не представлялось возможным и я промолчал. Понадеялся, что местный житель объяснит, почему притащил свидетеля, и все образуется. Кстати, так и вышло.

Отправив мастеров на второй уровень, мы открыли дверь, и первым вышел дядька, а я с пулеметом остался его прикрывать. После чего Андрей Иванович вернулся, и вместе с ними были гости. Это хороший признак, что старший родич их не убил, и я включил электрочайник.

Спустя четверть часа мы уже сидели за столом, пили чай и разговаривали. Не как друзья и товарищи, а как деловые партнеры. И в ходе разговора Ехэр Вара обрисовал текущую ситуацию. Мы сохранили ему жизнь, дали транспорт и ствол, медикаменты и снегоход. За что он нам благодарен и по гроб жизни обязан. Наш транспорт он возвращает, снегоход в порядке, а еще с него подарки. Как и обещал, ненец пригнал двух оленей и привез вторую лайку. А что не один приехал, так это его отец Павел Вара, который тоже знает про бункер. Больше в фактории об этом никто не в курсе, ибо снегоход Ехэр в фактории не светил. И если мы затаили на него зло, то он и его отец в нашей полной власти.

Оленеводы говорили честно и открыто. Настолько, что даже недоверчивый Андрей Иванович им поверил, а может он прислушался к своему шестому чувству, и оно подсказало ему, что непосредственной опасности нет. Поэтому обошлись без смертоубийства, и дальше начался конкретный разговор. О том, что происходит в НАО (Ненецком Автономном Округе), Павел Вара знал больше своего сына, поскольку много путешествовал и везде имел знакомых, и его информация позволила нам более четко разобраться в том, каковы местные расклады.

Чума по северу погулять успела – это понятно. Но многие поселки уцелели. В первую очередь потому, что до них трудно добраться. Нижняя Пеша пострадала случайно. Так же как Коткино, Волокавая, Белушье и Снопа. Да и Нарьян-Мар под удар попал, в результате чего опустел и вымер. Но еще больше населенных пунктов, оградившись от внешнего мира стенами, кордонами, блокпостами, стрелками и молчанием, продолжали жить. За все поселки Павел Вара сказать не мог, но поведал, что люди сидят в Волонге, Верхней Пеше, Снопе, Оме, Вижасе, Выучейском и Индиге. По карте это круг радиусом в несколько сот километров. А в конце весны и летом старший Вара начнет рассылать новых разведчиков, которые пройдутся не только по поселкам, кочевьям и факториям, но и по буровым, где остались работяги, техника и немало оборудования.

Нас это интересует? Да, несомненно. И, услышав такой ответ, старый ненец довольно заулыбался и предложил делиться с нами информацией. А взамен мы продолжим снабжать в ограниченном количестве его сына дефицитными товарами. Список короткий и простой. Это топливо, медикаменты, витамины и патроны. Пока этого достаточно.

Выгодная обеим сторонам сделка была заключена. Мы ударили по рукам и, нагрузив ненцев, которые подтвердили, что тайна бункера умрет вместе с ними, подарками, отправили их восвояси. После чего обсудили результаты. Сначала вдвоем. Потом с Ингой и Людмилой, которые первыми узнали о гостях. А затем уже пришлось собирать общий сход.

Колонисты, услышав о местных жителях, не обрадовались, а кое-кто даже попытался выкатить нам претензию – раз уж вы старшие, то просто обязаны были их пристрелить. На что я предложил недовольным взять в руки оружие, получить снегоход и отправиться в погоню за аборигенами. Давайте, пролейте кровушку. Есть добровольцы? Таковых не нашлось. После чего все разговоры стихли, а затем мы зарезали оленей, которых нам подарили, загрузили мясо в холодильники и закрыли бункер.

Снова жизнь вошла в колею, и каждый занимался своим делом. Однако некоторые изменения все-таки произошли. Колонисты стали более охотно ходить на занятия по стрелковому делу, и личный состав был разделен на боевые группы. В первой только мы с дядькой, на нас главная ответственность и в случае угрозы именно нам предстояло принять главный удар. Во второй все мужчины, а так же Инга, которая перестала пугаться оружия, и с ней в паре девочка Галя, весьма ловко обращающаяся с автоматом. В третьей Людмила и еще четырех женщины. Итого в бункере есть тринадцать человек, кто способен стрелять. Не так уж и много, но и не мало. А помимо того в тайне от колонистов я смонтировал на поверхности дополнительные видеокамеры и в нескольких местах поставил мины, обычные противопехотные нажимного действия. Поэтому, если появится кто-то, кто попробует занять удобную позицию для обстрела главного входа в бункер, его будет ожидать смертельно опасный сюрприз.

За делами, заботами, тренировками, обучением и выходами на поверхность, время летело быстро, и наступила весна, которая в начале мало чем отличалась от зимы. Ехэр Вара навещал нас редко, и каждый раз приносил полезную информацию, а взамен получал немного боеприпасов, медикаментов, топливо и какую-то мелочевку. Он не наглел, и мы его не баловали. А в бункере, по-прежнему, спокойно и ничего не происходило. Одна из женщин родила ребенка, крепкого мальчишку, а через три месяца мы ждали прибавления в нашей семье. Телевизионные трансляции окончательно исчезли из эфира, даже российские. Но нам так даже спокойней, меньше нервотрепки. В общем, ничто не предвещало беду, но она была уже близко…


Это произошло в середине апреля. Был самый обычный день и во второй половине дня, после сдачи зачетов по вождению вертолета (пока только в теории), я слушал радиоэфир.

Надо отметить, что с наступлением весны радиолюбители стали активнее. Шифрованные радиопередачи и переговоры мы взламывать так и не научились, хотя в наследство от Голикова осталась аппаратура ЗАС. Но я по этому поводу совершенно не переживал, ибо и без того информации хватало. Поэтому все, что узнавал, я записывал в блокнот. Будет колонистам вечером новостной обзор, для общего развития. А что не стоит разглашать, дабы не тревожить людей, обсудим отдельно, в узком семейном кругу.

В поселке Шойна на побережье Белого моря местные жители и прибившиеся к ним военные отразили нападение морских разбойников. Судя по всему, шведов. Они приплыли на ледоколе и попытались высадиться на берег. Предположительно, ради грабежа, ибо сразу стали обстреливать поселение из крупнокалиберных пулеметов. Однако вояки, то ли пограничники, то ли морские пехотинцы Северного флота, ребятами оказались опытными и не растерялись. Они накрыли корабль и приближающиеся катера огнем из КПВТ, а потом добавили из АГС-17 и РПО. После чего, потеряв один катер и полтора десятка бойцов, шведы ушли.

На острове Колгуев в поселке Бугрино тоже проблемы. В море местные рыбаки обнаружили американскую АПЛ. Название не сообщалось. Людей не видно. Она всплыла в десяти милях от поселка и на связь никто не выходит. Вот островитяне и всполошились. Раньше молчали, чтобы к себе внимание не привлекать, а теперь понеслось. Что делать и как быть? Кто ответит? Где правительство? Где армия и флот? Где ФСБ и президент? Ау! Кто-нибудь! Помогите!!!

Правительство молчало, но зато островитянам ответил поселок Варнек на острове Вайгач. Они имели связь с какими-то адекватными и не шибко трусливыми вояками, которые закрепились в Амдерме, еще одно береговое поселение к юго-западу от них, и собирались попросить их о содействии. А еще жителям Бугрино обещали помощь из поселка Индига. Правда, кто именно, непонятно. Просто сообщили, что выслали судно и спасательную партию, а потом посоветовали никому к АПЛ не приближаться и, если есть возможность, попросили замерить радиационный фон.

Больше в пределах Ненецкого Автономного Округа никто не отзывался. Зато у соседей, кто проживал немного южнее, неслыханная активность. Воркута, Усинск, Инта, Печора, Ухта, Архангельск и даже Мурманск пока не обезлюдели. Кто-то в этих краях еще пытался выстоять и пережил зиму. С трудом, но уцелел. Причем не факт, что радиолюбители находились в городах. Скорее всего, где-то неподалеку, в относительно спокойном и безопасном месте…

Прерывая мое занятие, совершенно неожиданно завыла сирена противопожарной безопасности, и я действовал без долгих размышлений. Отключил рацию и выскочил в коридор, подбежал к отсеку управления, а там уже Андрей Иванович, который сообщил, что сработали датчики на первом уровне. Если точнее, в районе мусоросжигательной печки. А еще по всему уровню отключилось электричество и вместе с ним камеры видеонаблюдения.

Он еще не успел договорить, а я попросил разрешения отправиться к точке возгорания и помчался наверх. Лучше самому проверить, в чем дело, и не полагаться на мастеров, которые могут просто струсить, и мы потеряем драгоценное время. Подобное нами заранее обговаривалось и в случае аварийной или экстренной ситуации, дядька остается в тылу, где занимается управлением и координацией, а я становлюсь его глазами и ушами непосредственно в зоне, где возникла проблема. Если мелочь, сам все сделаю, и возгорание потушу, и помещение провентилирую. А если все серьезно, то здесь уже без включения системы орошения, она же основная противопожарная, не обойтись. Дело не хитрое, перекрыл подачу воздуха на уровень и нажал кнопку. Да только все промокнет, а нам это ни к чему. Слишком много техники и запасов на первом уровне, а еще там собаки.

Лифт в подобной ситуации использовать нельзя, проблема с электрикой и пожар, значит, запросто можно застрять. Поэтому воспользовался лестницей. Что было сил, перепрыгивая через две ступеньки, рванул наверх. Проскочил второй уровень и на лестничной площадке перед первым остановился. Здесь имелся небольшой шкаф противопожарной безопасности. И если дело в пожаре, необходимо одеть АСВ-2. Это дыхательный аппарат, который предназначен для защиты органов дыхания человека при работе в задымленной и отравленной атмосфере, а также при работе под водой на глубине до 20 метров. Устройство простое: два баллона со сжатым воздухом, запорный вентиль с включателем резерва, водонепроницаемый манометр, редуктор, легочный автомат с воздухоподающим шлангом и маска.

Проверив наличие воздуха в баллонах, надел АСВ и сверился с датчиками. Возле основного входа норма, и по температуре, и по загазованности. Можно заходить.

В этот момент появился Шалимов, а за ним прибежали Петров и Шумов. Они сообщили, что в жилых отсеках нет Коли и Нины Селивановой, а все остальные на месте.

Как и ожидалось, желание первым войти в опасную зону никто не изъявил. Мужички мялись и переглядывались, а время уходило. Поэтому я связался с отсеком управления, услышал от Андрея Ивановича, что воздуховоды он перекрыл, а загазованность в районе крематория усиливается, и приказал мастерам открыть дверь.

Первое, что я сделал, когда оказался на первом уровне, который медленно наполнялся дымом, включил мощный фонарь и освободил собак. Наши лайки, Найда и подаренный ненцами Феликс, вели себя беспокойно и сразу помчались к лестнице. Чуют собаки, где безопасно, ибо животные умные.

Пришлось постучать в дверь, чтобы мужики пропустили собак, а заодно я увидел, что они времени даром не теряли и принесли пожарные костюмы, огнетушители и еще три АСВ-2. Хоть какая-то с них польза.

Далее, когда дверь снова закрылась, освещая дорогу фонарем, я направился к крематорию. Дыма становилось все больше, и стал чувствоваться запах паленой электропроводки. Где-то произошло замыкание. Отсюда дым и возгорание. Но где именно? Я двинулся дальше и обнаружил, что двери открыты и горит Колина бытовка. Внутри языки пламени, которые пытались выбраться на оперативный простор, но пока не получалось, ибо пол бетонный и гореть вроде бы нечему. Все-таки место такое, мусоросжигательная печь рядом, поэтому меры безопасности соблюдались.

Разведка проведена. Следующий шаг – тушение, и я позвал на помощь мужиков, а то сам не справлюсь.

Гасить огонь водой не рискнули и решили работать огнетушителями, углекислотными и порошковыми. Благо, их много. После чего, оставив на лестнице Петрова, я взял Шумова и Шалимова, которые надели АСВ-2 и огнеупорные костюмы, прихватил пару огнетушителей и повел пожарную партию.

Все сделали на удивление быстро, и можно было порадоваться. Но у нас первые потери. На полу бытовки обнаружили Колю и рядом Нину. Видимо, они спали. Электричество замкнуло, проводка заискрила, освещение выключилось, и помещение быстро затянуло дымом. Они стали задыхаться, проснулись и попытались выбраться. Однако не вышло. До двери любовники добрались и даже смогли ее приоткрыть, а затем свежий воздух инициировал пожар, и они сгорели.

Что тут скажешь? В двух семьях горе, а колонисты стали бояться техники и электричества. Хотя причину замыкания потом нашли и определили, что Коля сам виноват. Самостоятельно себе дополнительную розетку сделал, тяп-ляп, и в итоге за это поплатился.

Такие вот у нас дела. Невеселые.



предыдущая глава | Когда пришла чума | cледующая глава