home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



51


Один день сменялся другим, и мы благополучно дожили до лета. Больше у нас ничего не горело и не взрывалось. Ехэр Вара пропал, два месяца уже его не видели, и вокруг на много километров ни одного человека. Как говорится - тишь, гладь и божья благодать. Да и в радиоэфире пока ничего интересно. Как жители Шойны шведских пиратов отбили, а колгуевские островитяне при помощи группы спецназовцев Северного флота из Индиги высадились на пустую американскую АПЛ, с которой непонятно куда делся экипаж, так ничего и не происходило. Вернее, происходило, поскольку жизнь не стоит на месте, и какие-то события есть, но в эфир об этом не сообщали.

Снова уцелевшие люди затаились и, на это имелись причины. Ведь кто-то их услышит и может к ним добраться, на морском судне, на летательном аппарате или вообще пешком. А зачем крепким общинам, которые смогли пережить зиму, лишние рты, особенно в полярных широтах, где с продовольствием проблемы? Рыбка, конечно, в океанах, морях и реках есть, да и животные с птицами какие-то имеются. Вот только ты попробуй, не имея навыков, с ограниченными запасами топлива и боеприпасов, наладить промысел. На это не всякий способен, тем более что в каждом уцелевшем поселке свои иждивенцы, старики, женщины и дети.

Короче говоря, пока было время, и нас никто не дергал, мы решили немного активизироваться. Во-первых, стали выпускать из бункера женщин и детей, пусть свежим воздухом подышат и ноги разомнут. Во-вторых, начали организовывать моторизованные разведрейды по окрестностям, радиусом двадцать-тридцать километров. А в-третьих, выкатили из ангара один вертолет, и приступили к практическим тренировкам. Но делали это крайне осторожно. Поэтому летали не далеко и преимущественно на юг. Проходили над Тиманским кряжем, а затем разворачивались и выходили на Сулу, которая служила нам надежным ориентиром.

За три недели совершили девять полетов и дядька своего добился. Он сделал из меня пилота. Разумеется, неопытного. Но взлет, управление и посадку я освоил. Так что, если прижмет, «восьмерку» подниму и полечу, куда нужно. А то живем в такое время, что неизвестно, как завтра дела пойдут. Ведь может так случиться, что снова придется бежать. Исключать такой вариант нельзя. И если драпать, то лучше на вертолете. Так быстрее, надежней и безопасней.

Впрочем, вскоре полеты прекратили, потому что во время последнего в верховьях реки Тобыш, всего в двадцати пяти километрах от бункера, заметили группу вооруженных людей. Примерно сотня человек, мужчины и женщины, а с ними полтора десятка лошадей. Кто они, откуда и куда идут? Мы это выяснять не собирались. Ну его нах, как говорится. И когда они нас заметили, а потом стали махать руками и что-то кричать, я набрал высоту и начал уходить в сторону. Кстати, правильно сделал. У кого-то из беженцев не выдержали нервы и нам вслед дали длинную пулеметную очередь. Но вертолет она не достала и, вернувшись в бункер, в авральном порядке мы снова спрятали технику, в очередной раз замаскировали подходы и затаились.

Сидели в убежище три недели и следующим заметным событием, которое произошло в нашем обществе, стало рождение очередного ребенка. Людмила подарила Андрею Ивановичу крепкого карапуза, которого назвали Владимир, и он расщедрился, распорядился вытащить из кладовых все самое лучшее, накрыть столы и устроить пирушку.

Отгуляли хорошо. Выпили, закусили, потанцевали, и настроение у колонистов было хорошее. При этом я не пил. Ждал, что случится какая-нибудь бяка. Однако обошлось без происшествий. А на следующий день по этому поводу хотел устроить выходной и выбраться наверх. Но к нам пожаловали гости, Ехэр Вара и его отец. Выглядели они встревоженными, нервничали и постоянно оглядывались, словно опасались преследования. Поэтому мы запустили их сразу и сходу перешли к делу, без чая с конфетами, долгих приветствий и вопросов за жизнь.

- Беда! – присаживаясь за стол и рукавом утирая с лица едкий пот, выдохнул Павел Вара.

- Что случилось? – спросил Андрей Иванович, а я обратил внимание на то, что Ехэр постоянно морщится и прикладывает к левому боку руку.

Старший ненец ответил:

- С юга беженцы идут. Несколько групп. В каждой от ста до трехсот человек.

- Ну и что? – дядька пожал плечами. – В прошлом году тоже беженцы шли.

- Эти другие, - Вара покачал головой и пояснил. – Злые и агрессивные. Оружия много и они ищут не спасения, а добычу. На юге пока опасно, вот они в наши края и пришли. Мы пленного взяли, так он говорит, что бандиты припасов наберут и уйдут к Печоре. Там зимовать станут.

- Выходит, вы с ними уже столкнулись?

- Да. Три дня назад. Они на наше стадо вышли, и стали оленей стрелять. Тридцать голов перебили. Люди хотели вмешаться, но их из автоматов в капусту покрошили. А потом бандиты к фактории подступили, и нам пришлось уйти. Что было под рукой, схватили и бежать. Они погоню организовали, однако наши охотники троих подстрелили, а Ехэр пленника захватил. Так что бандиты отстали. Но это временно. Наверняка, попытаются нас отыскать.

- И что теперь?

Павел Вара тяжело вздохнул и сказал:

- Помощи у тебя хотим попросить, Иваныч. В соседние поселки гонцов послали, может, помогут. Однако главная надежда на тебя.

- Оружие нужно? – Андрей Иванович понял, ради чего примчались ненцы.

- Так, - согласился старик.

- Сколько?

- Нам бы два десятка стволов, а еще гранат и боеприпасов побольше.

- Надеетесь факторию отбить?

- Сил для этого нет. Нас слишком мало. Мужиков четыре десятка соберем, охотники они неплохие, но в армии почти никто не служил. Ненцев в армию не брали, мы вымирающим народом считались. Хотя в фактории не только наш народ проживал, русские тоже были.

- Тогда зачем вам стволы, если факторию обратно вернуть не сможете?

- Для защиты. Мы людей в горы увели и спрятали. Однако бандитов не только наши стада интересуют. Пленный говорит, что они и на людей охоту устраивают.

- Зачем?

- В рабство. Грузы таскать и тяжелую работу делать, а женщины как наложницы. А еще…

Старик замялся, и дядька его поторопил:

- Не тяни.

- Бандиты еще и каннибалы. По зиме людей ели, когда с пропитанием совсем туго было. Так пленный сказал, и мы ему поверили.

- Пленник еще живой?

- Да.

- Привезете пообщаться?

- Запросто.

Андрей Иванович встал из-за стола и сказал:

- Нам нужно посоветоваться и с начальством посоветоваться.

Павел Вара усмехнулся:

- Иваныч, ты не обижайся, но не надо нас за дураков считать. Мы люди простые – есть такое, да только не глупые. Догадались уже, что вы сами по себе и нет над вами никаких командиров.

Дядька кивнул:

- Понятно. Однако мы все равно должны подумать. Вы на чем приехали?

- На квадроцикле.

- Откуда он у вас?

- Подарок геологов. Последнее топливо не пожалели, чтобы вас навестить.

- Вам прямо сейчас что-то нужно? Еда или питья?

- Аптечку бы, - Павел кивнул на сына. – У Ехэра бок болит, порез глубокий.

- Добро. Подождите снаружи. Все принесем.

Выпроводив гостей за дверь бункера, мы стали совещаться и наши мысли совпадали. Местным надо помочь. Хотя бы по той простой причине, что они отвлекут бандитов-каннибалов. Тут ведь логика простая. Пока у мигрантов с юга есть продовольствие, а его в фактории было много, стимула двигаться дальше и уходить из этих мест у них не будет. А если коренные жители начнут их отстреливать, то тут уже выбор не велик. Либо вести долговременные боевые действия с людьми, которые выросли в этом суровом краю, либо забрать самое ценное и мигрировать дальше. Все-таки лето на севере короткое и если у кочевых разбойников есть хоть капля здравого смысла, то они просто обязаны найти более удобную и спокойную стоянку.

- Сколько стволов дадим Варам? – спросил меня дядька.

- Как и просили, два десятка, - я пожал плечами и продолжил: - Предлагаю выделить один СВД и пару «тигров», десять АКМов, пять АКС и один ПК. Боеприпасов по два боекомплекта. Ну и гранат, конечно, десять РГД-5 и двадцать Ф-1. Можно и пистолеты дать, но это не самое главное.

Андрей Иванович кивнул:

- Еще им медицина понадобится и топливо.

- А транспорт?

- Если попросят, выделим грузовичок, все равно без дела стоит.

Мы замолчали, но по взгляду дядьки, который, слегка прищурившись, смотрел на квадроциклы, я понял, что мысли у нас одни и те же. После чего, усмехнувшись, предложил ему:

- Дядька, а может, впишемся за аборигенов и тоже повоюем?

Он помедлил и покачал головой:

- Хочется войны. Но нет. Не сейчас. Сам понимаешь почему, или объяснить?

- Понимаю. За нами люди, семья, женщины и дети. Поэтому мы не имеем права на безрассудные поступки. Это ты хотел сказать?

- Да.

В конце концов, определившись, что станем делать, мы вызвали мужиков и стали собирать помощь местным жителям. Дядька с мастерами направился к арсеналу, а я занялся медикаментами. Все сделал, упаковал и собрался вернуться на первый уровень. Однако перед этим зашел в отсек управления, бросил взгляд на мониторы, и я увидел, что к бункеру приближается группа хорошо вооруженных мужиков в камуфляже. Они шли по следам квадроцикла, который Вара оставили невдалеке от входа, и кто это можно не гадать. Конечно же, те самые бандиты, о которых говорили аборигены.

«Кажется, мы попали, война сама к нам пришла», - промелькнула мысль, и я вызвал на связь Андрея Ивановича.

- Что!? – в его голосе было легкое раздражение. – Я занят!

- У нас еще гости, - ошарашил я его новостью.

- Сколько!? Кто!?

- Вижу семерых. Все вооружены. По виду, бандосы.

- Объявляй боевую тревогу!



предыдущая глава | Когда пришла чума | cледующая глава