home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 165

Вечером 9 ноября дежурил Кинг Хейес, а я сидел в офисе. Управившись с делами до полуночи, я предупредил Кинга, что ложусь спать. Он пообещал, уходя, запереть дверь и включить новую охранную сигнализацию.

Клуб работал на полную мощь, но я знал, что шум мне не помешает. Пошел в спальню, принял горячий душ, рухнул в кровать и почти мгновенно заснул.

Разбудил меня телефонный звонок. Я думал, что проспал несколько часов, но на часах было только пять минут второго.

— Питер? Это Янс. Разбудил?

— Ничего.

— Питер, плохие новости. Я сейчас слушал радио. В квартире в Ист-Сайде найден труп. Опознана Марта Тумбли… Питер! Вы слушаете?

— Слушаю, — тихо сказал я. — Янс, вы уверены?

— Так сообщили: Марта Тумбли. Восточная Восемьдесят третья улица. — Я все еще не мог говорить. — Мне очень жаль, Питер.

— Они сказали, что именно произошло? — спросил я и провел рукой по глазам. Они были сухими.

— Нет. Только что дверь была открыта и соседи обнаружили тело.

— О Боже…

Мы вновь замолчали.

— Янс, как по-вашему, мне надо туда пойти?

— Не знаю. Может, лучше держаться в сторонке.

— Наверно, придется пойти. Наверно, я должен пойти.

— Хотите, я вас провожу?

— Нет, спасибо.

— Будьте осторожны, — с тревогой предупредил Янс. — Если понадобится, звоните, я спать не буду.

Я натянул свитер, штаны, спортивную куртку. Надел пальто. Спустился вниз. Из «Зала грез» доносились смех и музыка.

— Ага! — произнес Кинг Хейес. — Котишка пошел на охоту?

Я слабо улыбнулся в ответ.

Возле дома Марты стояли полицейские кордоны. Толпы не было, только несколько любопытных прохожих пытались заглянуть в подъезд, где стоял полисмен в форме. Когда я подошел, он открыл стеклянную дверь и спросил:

— Вы здесь живете?

— Нет, но…

— Простите, вход разрешен только жильцам.

— Я близкий друг… этой женщины…

— Да? Ну и что?

— Не знаю, — сконфузился я. — Я думал, может, могу чем-то помочь.

— Сержант! — крикнул он через плечо.

Вышел другой полисмен с усиками и шевроном на рукаве.

— Меня зовут Питер Скуро, — пробормотал я. — Я… я был близким другом… жертвы. Я думал, может, могу…

И снова мой голос прервался.

— Конечно, Питер, — любезно сказал сержант. — Пойдемте со мной.

Мы вместе вошли в лифт.

— Снежком попахивает, — заметил полисмен. — Чувствуете?

— Похолодало, — кивнул я.

Дверь в квартиру Марты стояла открытой. Сержант пропустил меня вперед. Я нервно огляделся.

— Не волнуйтесь, — сказал коп. — Ее увезли. Заходите.

Он мягко взял меня под руку и провел в спальню. Там был разгром: лампы повалены, покрывала сорваны, слоны разбиты.

Высокий худощавый человек с впалыми щеками сидел на краешке Мартиной кровати и рылся в тумбочке. Одет он был в штатское и носил очки в тонкой стальной оправе.

— Это Питер Скуро, — доложил сержант. — Говорит, близкий друг покойной.

Человек кивнул и поднялся.

— Детектив Джул Слоткин. Как, вы сказали, ваше имя?

— Питер Скуро, — ответил я, пожимая его костлявую руку.

— Вы знали Марту Тумбли?

— Мы вместе работали. В «Питер-Плейс». Частный женский клуб на Западной Пятьдесят четвертой улице. Вы можете мне сказать, что случилось?

— Присядьте на минутку, — указал он на кровать. — Вы, наверно, потрясены.

— Да, — сказал я, — действительно потрясен.

Мы сели рядом на кровати.

— Вы давно ее знали? — мягко спросил он.

— Около трех лет.

— Но она жила здесь и раньше?

— Думаю, да. Когда мы познакомились, она жила здесь.

— Ну, это не важно, — сказал он. — Управляющий скажет нам точно, если в конце концов удастся его найти. А прежде в ее квартиру никто не пытался проникнуть?

— Не знаю.

— Она всегда запирала дверь?

— Всегда.

— Угу, — кивнул он. — Кто-то выломал замок. Дверной косяк поврежден. Цепочка вырвана. Должно быть, наделал много шуму.

— Кто-нибудь слышал? — спросил я.

— Никто из опрошенных ничего не слышал. Ближайшие соседи были в театре. Они ее и нашли, когда вернулись.

— А как ее… — с трудом выговорил я.

— Проломили череп, — объяснил он, глядя на меня, — бронзовым слоном. Она что, любила слонов?

— Да. Коллекционировала.

— Она хранила дома большие деньги?

— Не знаю. Знаю, что у нее были неплохие драгоценности.

— Угу, — снова кивнул он, не сводя с меня глаз. — Вы ее любовник?

— Нет, — ответил я. — Просто деловой партнер. Вы считаете, это грабеж?

Он пропустил вопрос мимо ушей.

— Ей когда-нибудь угрожали по телефону?

— Не знаю.

— А вообще кто-нибудь угрожал?

— Мне об этом ничего не известно.

— У нее были враги? Личные или деловые конкуренты?

— Она никогда не называла никаких имен.

— Вы очень нам помогли, — сказал он с усталой улыбкой, смягчившей иронию слов. — Она впустила бы в квартиру незнакомого человека?

— Никогда!

— Так я и думал. Предположим, все было так: преступник, может быть, наркоман, в поисках добычи проник в дом через боковую или переднюю дверь. Замки там хлипкие, открываются пилочкой для ногтей. Почему он выбрал ее квартиру, мы, возможно, никогда не узнаем. Постучал, не услышал ответа, решил, что никого нет. Взломал дверь и пошел шарить по комнатам, собирая все, что можно унести. Она возвращается — дверь открыта. Тут бы ей закричать или бежать к соседям, вызывать полицию. Но она растерялась. В таких ситуациях люди обычно теряются. Кинулась в квартиру. Схватилась с преступником. Во время борьбы и лампы полетели, и вещи побились. Она ведь крепкая, сильная женщина?

— Да.

— Я это сразу отметил, как только ее увидел. Так что боролась она не шутя, и парню пришлось подхватить слона, что попался под руку, и разбить ей голову. Может, он не хотел ее убивать. Просто ударил. А потом машинально добил. Вот так, по-моему.

— Звучит правдоподобно, — медленно проговорил я.

— Вы верите, что преступник был уже в квартире, когда она пришла?

— Логичное предположение.

— Да? — устало спросил он. — А почему цепочка вырвана? Если ее не было дома, то некому было накинуть цепочку, зачем же ее вырывать?

— Есть цепочки, которые накидывают снаружи.

— Но эту снаружи не накинешь.

Я молчал.

— Дерьмо все это, — сказал детектив Слоткин, глядя на меня сквозь очки в тонкой стальной оправе. — Я не знаю, что здесь случилось, и, может быть, никогда не узнаю, если нам не повезет. У нас куча таких случаев. Большинство мы отправляем в архив. Кто ее ближайшие родственники?

— У нее… у нее сын в военной академии в Вирджинии.

— Я нашел его адрес в письменном столе. А как насчет тетки из Чикаго?

— Я и не знал, что у нее есть тетка в Чикаго, — признался я.

— Я думал, вы ее близкий друг.

— Да, но она никогда ничего не говорила о своей тетке.

Он вынул из кармана маленькую записную книжку и занес в нее мое имя. Спросил адрес и номер телефона.

— Симпатичная женщина, — сказал он. — У нее были любовники? Или об этом она вам тоже никогда ничего не говорила?

— Я думаю, у нее были встречи, — уклончиво ответил я. — Она редко рассказывала о своей личной жизни.

— Угу, — кивнул он. — Она была разведена?

— Я никогда не спрашивал. Думал, что она просто рассталась с мужем. Я думал, что он просто оставил ее, она не знала, где он, и не хотела знать.

— Вот как, — сказал детектив, захлопнув книжку. — Если понадобится еще о чем-нибудь вас спросить, я позвоню. Спасибо, что пришли. Люди обычно не желают с нами связываться. Вот моя карточка, на случай, если вы вдруг что-то вспомните.

— Это была замечательная женщина, — совсем не к месту выпалил я.

— Хотел бы я знать, зачем выдирали эту цепочку? Странно, — покачал он головой. — Если она была дома, то подняла бы крик, заслышав, что кто-то ломится в дверь. Как вы думаете?

— Наверно.

— Если только, — продолжал он, — этот «кто-то» не был ей хорошо знаком. Она его впустила. И вдруг, не успев защититься или позвать на помощь, получила удар по голове. А потом преступник попытался создать видимость грабежа. Ну, перевернул все вверх дном, забрал драгоценности, расшвырял лампы и все такое. А дверь он взломал, когда уходил, чтоб мы подумали, будто грабитель вломился снаружи. Только перестарался и вырвал цепочку. Не понял, что это послужит доказательством ее присутствия в квартире в момент его визита. Глупо, правда?

— Да. Глупо.

— А ведь по телевизору без конца крутят всякие детективы.

— А… — у меня перехватило дыхание, — она… она сильно поранена? Я хочу спросить, боролась она со своим… с этим типом?

Он с восхищением посмотрел на меня.

— Вы молодец. У вас голова не только для шляпы. Нет, серьезных ран нет. Только дыра в затылке, которая оказалась смертельной. Поэтому я и думаю, что она впустила кого-то знакомого. Ведь он проломил ей голову, когда она повернулась спиной, ничего не подозревая. Благодарю вас, что пришли.

Я уже выходил из спальни, когда детектив окликнул меня:

— Мистер Скуро!

Он поманил меня пальцем. Потом направился к шкафу, вытащил оттуда витую плеть. И двинулся мне навстречу, помахивая ею. Плеть мерно посвистывала.

— Вы это когда-нибудь видели?

— Нет, никогда.

— Не знаете, зачем она тут нужна?

— Не знаю.

— Угу! — сверкнул он глазами из-за своих очков в тонкой стальной оправе. — Интересный случай. Пожалуй, стоит поразмыслить. Знаете, просто из любопытства, — сказал детектив Джул Слоткин.


Глава 164 | Торговцы плотью | Глава 166







Loading...