home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

— Тебе необходима особая охрана.

Молли Стоун покачала головой и улыбнулась:

— Кого ты собираешься убедить в этом — меня или себя?

— Нас обоих.

— Мне она не нужна, и я готова с тобой поспорить, несмотря на то, что ты в этой области большой специалист. Кстати, какое назначение ты недавно получил? Стал главным над всеми шпионами?

Сэл Мэтью на самом деле никогда не рассказывал Молли о своей работе в разведке и о том, что он является руководителем особого отдела. Обо всем этом она могла только догадываться.

— Можешь звать меня мистером Главным шпионом, — усмехнулся он.

— Знаешь, повышение по службе иногда здорово сказывается… — для вящего эффекта она сделала выразительную паузу, — на сообразительности.

Они сидели в небольшой процедурной палате. Сэл прислонился к стене.

— Я хочу, чтобы тебя охранял этот человек, — сказал он, указывая прямо перед собой.

Молли протянула руку и коснулась ладонью двойного затемненного стекла, которое позволяло видеть, что происходит в соседней палате, но скрывало наблюдателя от посторонних глаз. Пациент, находившийся в этот момент по другую сторону стекла, не видел ни Молли, ни Сэла.

— А он знает? — Она кивнула в его сторону.

Сэл утвердительно кивнул головой.

— В свое время посвящу его. Мне кажется, что, даже если ты почувствуешь, что тебе требуется усиленная охрана, все равно мне об этом не скажешь. А он будет все время рядом. Он — профессионал и сможет здраво оценить ситуацию. — Сэл поднял руку, предупреждая ее возражения. — Понимаю. Ты думаешь, что я слишком сгущаю краски. Может быть, ты и права. Но у меня дурное предчувствие, и я хочу, чтобы ты была в безопасности.

Она подняла глаза на своего собеседника, чуть склонившегося над ней. На первый взгляд этот симпатичный обаятельный мужчина мог сойти за спортсмена-яхтсмена, этакого калифорнийского сердцееда. Однако если вглядеться попристальней, то в голубизне его глаз можно увидеть компьютерный ум и распознать характер пантеры. Молли знала, что Сэл перестраховщик и способен нагнать страху, но поскольку они были знакомы давно, она доверяла ему и не хотела создавать для него лишние проблемы.

— Хорошо. Тебе лучше знать. Ты меня сюда вызвал, ты и решай, — сдалась она.

Этот госпиталь отличался от обычных лечебных учреждений, где принимают роды или лечат переломы. Это было секретное заведение, спрятанное за высоким забором, где несла службу круглосуточная охрана, а специально обученные собаки по команде сразу же бросались на нежданного посетителя. Здесь обитали люди без фамилий и имен, по собственной воле отказавшиеся от реального мира. В какой-то момент они исчезали из больницы бесшумно и незаметно, как тени, и вскоре уже принимали участие в секретных операциях, проводившихся в таких местах, названия которых Молли даже не могла выговорить.

— Он совсем не похож на тех раненых заблудившихся животных, которых ты, Мол, подбираешь и выхаживаешь. Он совершенно особенный. Таких в моем подчинении еще никогда не было. Он опасен и непредсказуем. Будь с ним осторожна.

Она взглянула на Сэла.

— Быть осторожной лишь потому, что он знает пятьдесят способов, как можно убить человека голыми руками? Сэл, уволь. Воспользуйся своей устрашающей тактикой для подготовки новобранцев. На них это здорово действует.

— Ну, конечно, ты у нас крепкий орешек. — Его шутливый тон сменился сожалением. — Ужасно, что из-за работы совсем не остается времени. Как хотелось бы пообедать с тобой где-нибудь в маленьком уютном ресторане. — Он прикоснулся к ее руке и вышел из процедурной палаты.

Молли проводила его взглядом. Ей показалось, что он уже забыл о ней. Помнил, наверное, лишь о том, что она каким-то образом причастна к его ведомству. Почему Сэл доверил это дело именно ей? Молли не была какой-то особенной. Вероятно, Сэлу в первую очередь было важно то, что она надежный, проверенный человек и досконально знает свое дело.

Когда-то она надеялась на большее в их отношениях, но этого не получилось. Ей всегда не везло с мужчинами. Но в целом жизнь сложилась замечательно. Отсутствие семейного счастья она компенсировала любимой работой. Больше ей ничего и не требовалось. Она снова посмотрела в двойное стекло, внимательно разглядывая человека в соседней палате.

Он стоял около окна, глядя на то, что творится снаружи. Вместо больничного халата на нем были рубашка без воротника и джинсы с одной штаниной, закатанной выше колена из-за толстой повязки на икре. Его поза выражала настороженность. Что-то, находящееся снаружи здания, вызывало у него беспокойство. Казалось, он пытается высмотреть кого-то, кто находится вне больничного помещения. Она с интересом наблюдала за ним. Он напомнил ей Теда. Невольное сравнение этого человека с любимой кошкой вызвало у нее улыбку.

Внезапно он повернулся к стеклу и посмотрел прямо на нее. Хотя Молли и понимала, что он не может увидеть ее, она все же инстинктивно отшатнулась назад, почувствовав угрозу в его облике.

Яркий солнечный свет освещал его лицо, подчеркивая необыкновенную худобу. Была ли она результатом ранения или следствием пережитого напряжения во время выполнения задания — оставалось загадкой. Во всяком случае шрам на лице выглядел совсем свежим. Тонкие швы стягивали кожу, а всю щеку заливала фиолетовость синяка. Красивые каштановые волосы с золотистым отливом спадали на лоб. Но особенно выразительными были глаза. Их пронизывающий блеск заставил Молли почувствовать собственную беззащитность.

Темно-коричневые крапинки на радужной оболочке глаза почему-то еще больше усиливали впечатление скрываемой ярости. Такие глаза бывают у попавшего в капкан раненого зверя. Сэл прав. Этот человек явно опасен. Инстинктивно она правой рукой потерла плечо. И, коснувшись четырех шрамов в этом месте, вспомнила другого четвероногого хищника, который оставил ей эти страшные метки.

Человек моргнул и отвернулся. Она увидела, как дверь в его палату отворилась, и вошел Сэл. Он заговорил с этим человеком. Мол пристально смотрела на них, стараясь понять, о чем они говорят. Но это ей не удавалось. По резкой жестикуляции Молли поняла, что они спорят. Раненый стоял напротив Сэла. Хотя Сэл был в костюме, под одеждой без труда можно было различить его хорошо сложенную мускулистую, красивую фигуру. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: он обладает недюжинной силой. Если бы незнакомец не был ранен, трудно сказать, в чью пользу закончился бы их поединок, если они вдруг вздумали помериться силой.

Когда незнакомец во второй раз посмотрел на стеклянную перегородку, Молли почему-то почувствовала себя виноватой. Не в ее правилах было подслушивать, даже если она не могла разобрать слов. Она повернулась и вышла из процедурной. Было около одиннадцати часов утра. Ей еще предстояла утомительная шестичасовая дорога, кроме того, по пути нужно было захватить кое-какой груз. Через час она обязательно должна была выехать. Либо с этим человеком, либо без него.


— Черт возьми, должен же я знать! — Терри Уоррен подхватил костыли и оперся на них. — И ты скажешь мне!

Его начальник присел на угол больничной койки.

— Доктор сказал…

— Мне плевать на то, что сказал доктор. Есть вещи, которые я сам не могу вспомнить. Целых три недели я провел в Южной Америке, выполняя задание. И не могу восстановить в памяти, что же там случилось. — Спина у него взмокла от пота. После перенесенной два дня назад операции рану на ноге дергало, а в голове стоял шум. — Все, что я припоминаю, это то, что мне пришлось участвовать в каком-то жутком шабаше и перестрелять почти все население города. И ты, черт тебя подери, должен сказать мне, что же там все-таки произошло, — почти выкрикнул он.

Сэл как можно спокойней отнесся к его угрозам, продолжая стоять, скрестив руки на груди.

— Нет. Доктор сказал, что ты сам позднее все вспомнишь.

Терри положил костыли на пол и вытянулся в кресле. Как он ни старался напрячь память, ничего не получалось. В голове возникали какие-то обрывки разговоров, отдельные слова по-испански и по-португальски. Всплывали какие-то лица, а потом все исчезало в тумане. Полный провал памяти длиной в три недели. Он только помнил, что покидал Штаты на персональном самолете. Помнил и то, что очнулся на борту того же самолета, когда срок задания истек. Но то, что происходило в промежутке, вспомнить не мог. Он потрогал шрам на щеке. Как дополнение к нему пуля в ноге и легкое сотрясение мозга. Сувениров предостаточно.

— Придет время, и ты все вспомнишь, — сказал Сэл. — Не стоит торопиться.

— Тебе легко говорить. Ведь это не ты… — Терри прикусил язык. Господи, страшная мысль промелькнула в его голове. — Он что, мертв?

Сэл промолчал.

Терри встал и сразу же ощутил боль в ноге. Сэл легко поддержал его за руку, но Терри тут же схватил его за лацкан.

— Так он мертв?

Сэл холодно посмотрел на него и поджал губы.

— Успокойся. Еще не хватало нам подраться. Я не собираюсь ссориться с тобой из-за этого.

Терри отпустил его и опять уселся в кресло.

ѕ Только потому, что ты знаешь, как бы я тебя здорово отколошматил, не будь так измотан.

ѕ Может быть, ты думаешь, что я тебя боюсь? Будь ты здоров, уж я бы показал тебе, кто из нас двоих сильнее. — Сэл взглянул на него. — Скажи, ты хотя бы что-нибудь помнишь?

ѕ Про Роя?

Сэл кивнул.

ѕ Я помню, что встретился с ним, но не знаю зачем.

ѕ И ты думаешь, что он мертв?

Терри закрыл глаза и двумя пальцами потер переносицу. Думаю, это я убил его, сказал он про себя, но произнести это вслух не решился. Это было выше его сил.

ѕ Рой убит? — снова спросил он Сэла.

ѕ Да.

Терри резко вскинул голову.

ѕ Ты уверен?

ѕ У нас есть свидетели.

Боль в ноге усилилась. Он думал о мертвом Рое. Они встретились на тренировке лет пятнадцать назад. Потом много раз вместе выезжали на задание. А теперь получается, что он убил своего приятеля? Нет, наверное, Сэл прав, не стоит делать таких ужасных выводов заранее, до того как он все вспомнит. Но, черт возьми, он не может ничего вспомнить!

ѕ Не стоит торопиться, — повторил Сэл. — Память восстановится. — Он присел на кровать, наблюдая, как солнечные лучи, заливая светом палату, поблескивают на металлической поверхности больничной мебели и пляшут на поцарапанном зеленом линолеуме палаты. — К тому времени, как к тебе вернется память, я подышу для тебя новое задание. А пока ты должен отдохнуть. Не здесь, конечно.

Терри приподнял раненую ногу.

— И медицина не будет возражать?

— Нет.

— Тогда я сразу отправлюсь домой.

Сэл встал и засунул руки в карманы.

— Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня.

— Но ты же сказал…

— Это неофициальная просьба. — Сэл подошел к окну и выглянул наружу. — Это особое дело, для него требуется добровольное согласие.

— И поэтому?..

— Не хотел бы вовлекать сюда лишних людей. — Сэл посмотрел на Терри. — Ты мне нужен, чтобы помочь моему другу. Защитить в случае необходимости. Для этого ничего особенного не потребуется. Она живет…

— Она?

— Ее зовут Молли. Она живет в горах. В ее ведении находится питомник. Я оставил у нее кое-какой груз. Люди, у которых мы его изъяли, будут стараться вернуть груз обратно. Я хотел бы, чтобы ты находился там и пресек их попытки. Если случится что-то непредвиденное, то я официально организую помощь. Я могу положиться на тебя?

Терри подумал о своей маленькой квартирке в Вашингтоне. Стоял конец весны. Самое начало туристического сезона, к тому же скоро наступит жара. В прошлом году, когда он отдыхал летом в своей квартире, за три дня кондиционер ломался дважды. Потом он вспомнил о том времени, когда они вместе были в Ираке, и Сэл не раз вытаскивал его из беды. Разве он может забыть о том, что сделал дня него Сэл? Ни в коем случае. Терри взялся за костыли и с их помощью поднялся на ноги.

— Можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, Терри. — Сэл вытащил походную сумку из шкафчика, стоявшего у стены. — Место там может, и не очень живописное, но, думаю, что на природе, на свежем воздухе, ты сможешь хорошо отдохнуть. Тебе придется пробыть там всего несколько недель, в крайнем случае, два месяца — это максимум.

— А кто эта женщина? Тоже из спецслужбы?

— Нет. Просто моя хорошая знакомая. Ей можно доверять.

Меньше всего сейчас Терри был склонен кому-то доверять. Он не мог верить даже себе — память, чувства, инстинкты отказывались служить ему.

— Она знает, что я собой представляю?

— Она понимает, что могут возникнуть некоторые проблемы, и готова сделать все, чтобы их избежать. — Сэл указал на повязку. — Она неплохо разбирается в ранах.

— Ты так говоришь, словно убедился в этом на собственном опыте.

Голубые глаза Сэла вдруг потемнели и стали почти серыми.

— Да. Она выхаживала меня после возвращения из Ливана.

Терри опустил голову и направился собирать свои пожитки. Делал он это медленно, давая Сэлу время успокоиться и прийти в себя. Его начальник несколько лет назад чуть не погиб в Ливане. Но не это привело его в мрачное расположение духа. Там же от рук террористов погибли жена и маленький сын Сэла.

Терри застегнул несессер с бритвенным прибором и заковылял к койке. Несессер и смену белья он засунул в походную сумку.

— Я уезжаю довольно надолго. За то время, что пробуду в горах, думаю привести себя в порядок. Надеюсь, перемена обстановки пойдет мне на пользу. Я рассчитываю снова вернуться в строй. Что ты думаешь на этот счет, босс?

Сэл пожал плечами.

— Это в интересах нас обоих.

— А как по поводу Южной Америки? Что, если я не вспомню?

Сэл застегнул свою сумку и закинул ее за плечо.

— Если не сумеешь вспомнить к тому времени, как поправишься, то сможешь прочесть досье. Не будем обращать внимания на то, что говорит доктор. Даю тебе слово.

Терри кивнул. Это уже кое-что значит. И все же он знал, что, если сам не сможет справиться с потерей памяти, ему не придется вернуться назад. В спецслужбе нет места тому, кто не может вспомнить, убил он своего напарника или нет.

— Спасибо, Сэл, — сказал он, надевая темно-синий китель и беря в руки костыли. — Будь у меня иной выбор, я бы не принял твоего предложения.

Сэл подошел к двери и открыл ее.

— Я хочу, чтобы ты вернулся. Ты же мой лучший сотрудник.

— Ты всегда так говоришь, — проворчал Терри. — Я слышал, что ты то же самое говорил и Джеку. Не можем же мы оба быть самыми лучшими.

Сэл усмехнулся, но ничего не ответил.

Терри последовал за своим шефом в госпитальный холл. Несколько человек из медицинского персонала приветственно кивнули ему, когда он проходил мимо. На груди каждого висела карточка с фотографией и личным номером. Фамилии отсутствовали. В конце коридора Сэл свернул налево. Терри ковылял сзади. Он внимательно оглядывал бесшумно открывавшиеся двери, стены, проходы, инстинктивно ища спасительный выход. Но в этом не было необходимости. Здесь он находился в полной безопасности. Старые привычки, мрачно подумал он. В его нынешнем положении следовало подумать о том, что его ждет впереди, на расстоянии десяти ярдов.

В зале стояла девушка. Когда туда вошел Сэл, она приветливо улыбнулась ему. Они заговорили вполголоса, но глаза ее были обращены на Терри, приближавшегося к ним из коридора. Он остановился и встретился с ней взглядом.

Чуть виноватое выражение голубых глаз подсказало ему, что именно она наблюдала за ним сквозь двойное стекло. Следуя профессиональной привычке, Терри занялся составлением мысленного досье на нее. Волосы — светло-каштановые, длинные. Внезапно стройный ход его мыслей нарушило неожиданно пришедшее на ум сравнение: волосы цвета осени. Это его удивило, но он решил не отвлекаться, продолжая изучать девушку. Рост средний. Телосложение нормальное. Глаза — он пристально вгляделся в ее лицо — пожалуй, не совсем голубые, а скорее бирюзового оттенка. Одета просто — в ковбойку и потертые джинсы, на ногах грубые ботинки типа армейских. В принципе, никаких особых примет.

Не представляет никакой опасности до тех пор, пока в ее руках не окажется оружие. Впрочем, наверное, почти каждый человек становится потенциально опасен, возьми он в руки автомат. Он перевел взгляд на ее лицо. По внешнему виду ей лет двадцать пять. Вероятно, она и Сэл — любовники, подумал он вначале, но сразу же отверг это предположение. Они стояли довольно близко, глядя друг на друга так, будто были друзьями уже тысячу лет, но ничто не указывало на существование близости между ними. Саднящая боль в ноге усилилась, и он был вынужден переменить положение, чтобы снять нагрузку с ноги.

— Мол, это Терри Уоррен, — сказал Сэл, положив ей руку на плечо. — Терри, познакомься. Молли Стоун.

— Рада видеть вас, — сказала она, протягивая руку.

На какой-то момент ему пришлось освободиться от костылей. Молли терпеливо ждала, пока он найдет удобное положение.

Ее пожатие удивило его. Не столько своей неженской силой — судя по ее немудреному туалету, она не относилась к числу светских дам, — сколько загрубевшей от ежедневной физической работы ладонью. Он почувствовал сухость ее кожи и мозоли на пальцах.

Глаза их встретились. Ну, конечно, не девушка с обложки, хотя… подумал он, разглядывая ее прямой нос и полные губы с чуть приподнятыми вверх уголками. Все подтверждало его первое впечатление — ничего выдающегося. Никакого соблазна. Так, чуть-чуть. Он был против любых осложнений.

— Мисс Стоун, — поклонился он.

— Просто Мол. — Ее губы слегка изогнулись в улыбке, когда она освободила руку.

— Я готов.

— Вот и прекрасно. — Она взглянула на Сэла. — А как с лекарствами?

— Нужно обезболивающее и кое-какие антибиотики на случай инфекции. Я принесу. — Он посмотрел на Терри. — Тебе может понадобиться оружие. «Беретта» устроит?

Терри кивнул:

— В самый раз.

— А тебе, Мол?

Она пожала плечами.

— У меня есть ружья, но пистолет только один. Маленький револьвер. — Она посмотрела на Терри. — Вам, возможно, будет неловко пользоваться им.

— Я захвачу лекарства и «беретту» и встречу вас около фургона, — сказал Сэл, подхватив сумку Молли и удаляясь.

Девушка решила помочь Терри идти, но он покачал головой.

— Я пойду сам вслед за вами.

— Как будет угодно.

Прядь длинных волос упала ей на лицо, остальные же рассыпались по плечам шелковистыми волнами. Быстрым движением она поправила их.

— Я запарковалась в конце стоянки. Вам не нужно взять кресло-каталку?

Он ответил испепеляющим взглядом, который часто заставлял содрогаться вооруженных преступников. Она же просто моргнула пару раз и терпеливо дождалась его ответа.

— Нет, — выдавил он наконец.

— А ваш позвоночник?

— В основном моя нога.

Она мягко улыбнулась, а он подумал, что улыбка делает ее очень привлекательной.

— Шутите, — сказала она. — Хороший знак.

Она шла впереди него, и он мог вдыхать запах ее духов. Французские, решил он. Однако их название никак не приходило в голову. Информация о духах явилась еще одной деталью в его мысленном досье, составленном на новую знакомую.

Они прошли около двадцати футов, когда Молли повернула направо в другой коридор. Вдруг она испуганно ахнула и отскочила назад, загораживая собой проход. Терри не мог видеть, что ее поразило. Он только услышал жуткий грохот.

Инстинктивно он отбросил костыли. Одной рукой схватил Молли за талию и швырнул ее на пол. Потом и сам растянулся на полу, перевернулся, стараясь смягчить падение, и зарычал от боли, когда всем весом навалился на раненую ногу. Легким натренированным движением он схватился за то место на ремне, где всегда находился пистолет.

Конечно, не было ни кобуры, ни пистолета. Он посмотрел вверх. Две перепуганные санитарки замерли около упавших подносов, но, взглянув на выражение его лица, умчались прочь.

Молли приподнялась на локте и изучающе посмотрела на него. Ее глаза выражали только сочувствие, никакого страха.

— Вы повредили что-нибудь, мистер Уоррен?

— Меня зовут Терри, — пробормотал он, стараясь не закричать от боли. — Я в порядке. А вы?

Она села.

— Вроде бы ничего не сломала. Вам помочь?

— Нет.

Она встала на ноги. Подобрав его костыли, она спокойно ждала, пока он поднимется. Потом вручила их Уоррену.

— Надеюсь, я еще не полностью спятил, — сказал он, прекрасно понимая, что все выглядело довольно глупо. Интересно, знает ли она, что он частично потерял память?

— Вот уж не думала об этом.

Она повернулась и продолжила свой путь к выходу.

Он почувствовал, как по ноге потекла кровь. Проклятье! Рана только-только начала затягиваться. Может быть, следует вызвать кого-нибудь, чтобы осмотреть ее перед отъездом? Нет. Кровотечение должно скоро прекратиться. Сейчас, покидая госпиталь, он отчетливо понял, как чертовски ему надоело это одиночное заключение в больничных стенах. Если первая неделя пролетела незаметно, то последние дни были невыносимой пыткой. Терри почти довел себя до сумасшествия, стараясь вспомнить все, что произошло с ним в Южной Америке.

Молли остановилась у заднего выхода и встала на площадку автоматически открывающейся двери. Улыбнувшись охраннику, она назвала свое имя и имя Терри. Пожилой страж нажал несколько клавишей на пульте и кивнул.

Свобода! Уоррен жадно вдохнул сухой воздух пустыни и огляделся. Кругом тишина и покой.

Внезапно земля под его ногами закачалась, в глазах потемнело. Вместо охранника и девушки, он неожиданно увидел покрытую пылью внутреннюю поверхность складского помещения в Южной Америке. Ударивший в нос запах сырости подсказал, что он находится вблизи воды. Что это? Океан? На губах почувствовал соленый привкус…

Опасность! Мозг просто взрывался от обилия мыслей. Прочь отсюда! Как только у него возникло желание бежать, призрачная картина начала растворяться в воздухе. Костыль уткнулся в край порога. Когда видение исчезло, он почувствовал, что сейчас рухнет на землю. Молли подскочила к нему и схватила ускользающий из его рук костыль. Сильная рука обняла его за пояс и помогла не потерять равновесия. Под свободными складками рубашки он почувствовал округлые формы ее тела. Интеллектуальная информация вошла в противоречие с внезапно пробудившимся сексуальным интересом. Прикосновение женского тела полностью вернуло его к действительности.

— Вам нехорошо? — участливо спросила она, всматриваясь в его глаза.

Ее лицо выражало обеспокоенность, но не испуг. Она вела себя именно так, как он и ожидал, как ему хотелось. А хотелось ему видеть ее вот такой собранной, мужественной, решительной. Такой она и была. Не говорил ли ей Сэл, что он очень восприимчив? В висках пульсировала кровь. Он вспомнил что-то новое. Это было уже прогрессом.

Он покрылся потом. Одежда прилипла к телу. Ему захотелось поскорее убраться отсюда. Он освободился от ее рук.

— Не беспокойтесь, все нормально. Где ваша машина?

Она показала на сияющий свежей краской фургон. Он посмотрел туда, куда она указывала, и заковылял к машине.

Сэл встретил их около фургона.

— В нем тебе будет удобно.

В одной руке он держал сумку с лекарствами, в другой — пистолет.

Терри подумал, а не рассказать ли Сэлу, что он кое-что вспомнил, но воздержался. Память потихоньку начнет возвращаться к нему, и он выяснит что-то более значительное. Сэл открыл дверку фургона и положил лекарства на приборную доску. Терри все еще колебался, стоит ли поделиться с ним новыми ощущениями до того, как они отправятся в дорогу. Нет, отложим, решил он и взобрался на обтянутое винилом сиденье. Он поудобнее устроил ногу в кабине и отдал костыли Сэлу. Тот положил их на заднее сиденье и протянул Терри пистолет.

— Здесь запасная обойма и сотня патронов. — Он поставил небольшой бумажный пакет на пол кабины. — Постарайся не выстрелить себе в ногу.

— Сделаю как надо.

Молли закинула дорожную сумку в фургон и обняла Сэла. Около минуты они стояли обнявшись.

Терри следил за выражением лица босса. Гримаса боли на лице, вероятно, означала, что Сэл вспомнил свою жену. Терри отвернулся. Нечего наблюдать за тем, как переживает человек. Такие веши не для чужих глаз. Сам он старался избегать подобных переживаний.

Молли скользнула на водительское место рядом с Терри и пристегнулась. Она смотрела на Терри до тех пор, пока он не пристегнулся. Потом улыбнулась. Он снова подумал, что улыбка делает ее особенно привлекательной.

— Уж не собираетесь ли вы держать эту штуку в руках всю дорогу? — спросила она, указывая на пистолет.

Он представил на минуту, что бы произошло в госпитале, будь оно тогда у него в руках. Он устал. Операция, которую он недавно перенес, подкосила его силы. Неплохо бы сейчас заснуть и не просыпаться часов двенадцать. После такого продолжительного сна он почувствовал бы себя способным охранять кого угодно.

— Возьмите, — сказал он, передавая ей пистолет. — И держите его при себе до завтра.

Она изучающе посмотрела на него.

— Со мной все в порядке, — повторил он.

Она проверила предохранитель и вынула обойму. Затем посмотрела в ствол, чтобы убедиться, что там нет патрона.

Он вскинул брови.

— Я потрясен.

— Что-то вы быстро потрясаетесь, — сказала она, кладя пистолет в бардачок. — Вы здорово вымотались, а нам предстоит шестичасовой путь. Почему бы вам не вздремнуть? У нас будет только одна остановка. Я вас разбужу, и мы перекусим.

— Такие слова звучат как музыка.

Он откинул голову назад и закрыл глаза. Эта женщина из особого теста, совсем не похожа на тех, с кем когда-либо приходилось иметь дело, подумал он в тот момент, кода она, включив двигатель, начала выводить фургон со стоянки. Он не мог припомнить ни одной женщины из своих знакомых, которые хотя бы знали, как держать оружие в руках. Она же не только умеет отлично обращаться с ним, но и, судя по всему, неплохо в нем разбирается. Странно, она много лет дружила с Сэлом, но он никогда не упоминал о ней.

— Возьмите. — Она сунула ему в руки что-то мягкое.

Он приоткрыл один глаз. Свитер.

— Используйте его как подушку. Но сначала заприте дверцу. Я не хочу, чтобы вы вывалились из машины на первом же ухабе.

— Спасибо, — буркнул он, свертывая свитер и подкладывая себе под голову. Его беспрестанно преследовал исходящий от нее запах. Неуловимый, но возбуждающий аромат этих проклятых духов. Как же они, черт возьми, называются? Он засыпал, продолжая вспоминать название духов.

После того как они провели в дороге час, она заметила кровь на его повязке. Внимательно следя за дорогой, она время от времени поглядывала на своего пассажира. Он спал глубоким сном, не делая ни малейшего движения, только грудь мерно поднималась и опускалась. Она старалась хорошо разглядеть его. Теперь, когда он находился совсем рядом, она увидела, какой он большой и сильный, но его рана заставила ее заволноваться. Сначала она подумала, что пятна на белой повязке — просто тень.

— Проклятье, — пробормотала она тихонько, когда еще через час это пятно значительно увеличилось. Должно быть, разошелся шов, когда он упал на пол в госпитале, подумала она.

Через два часа Молли увидела знак нужного поворота. Она свернула направо, на четырехрядное шоссе, а затем съехала на двухполосную дорогу, ведущую на север, к дому. Ее пассажир продолжал спать.

Она направила машину к городку Боуманд, где собиралась забрать зерно и продукты. Хоть в этом повезло, подумала Молли, когда увидела, что груз для нее уже приготовлен. Сразу же, как только ящики будут проверены, можно отправляться в горы. Она вышла из машины и купила в ближайшей лавке несколько бутылок апельсинового сока и сандвичи. Вернувшись к фургону, она увидела, что Терри по-прежнему спит, подложив под голову свитер и уткнувшись в стекло.

Она бесшумно открыла дверцу и проскользнула на сиденье. Достав аптечку, она взглянула на ногу Терри. Кровавое пятно расплылось и стало уже размером с блюдце.

— Если кровотечение не остановится, у нас будут неприятности, — сказала она вслух.

Он не шевельнулся. Молли прикоснулась к его руке.

— Терри, проснитесь. Вам нужно принять пару таблеток.

Никакой реакции.

Она посильнее нажала ему на бицепс, заметив, как развита его мускулатура.

— Терри, проснитесь же!

Результат оказался неожиданным. Его пробуждение напоминало прыжок тигра. Без всякого предупреждения он подскочил и схватил ее. Она не успела охнуть, как он прижал ее голову к своему плечу и вцепился ей в горло.

— Одно движение, — прошипел он ей в самое ухо, — и я убью тебя.


Кара Уилсон Смешно до боли | Смешно до боли | cледующая глава