home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



13

Когда его губы прикоснулись к ней, она, чтобы не потерять равновесия, обняла его за плечи. Кожа у него оказалась горячей. Ожидание поцелуя вызвало у нее головокружение. Легонько поглаживая ему плечи, она с готовностью принимала его ласки. Его язык нетерпеливо блуждал по ее губам. Молли приоткрыла их, и он стремительно проник внутрь. Она ощутила во рту привкус мяты и чего-то еще, не поддававшегося определению. Это что-то принадлежало только Терри.

Она обхватила руками его шею, ощутив жесткость волос.

Он чуть приподнял голову и посмотрел на нее. Желание разгладило жесткие складки его лица. От ее поцелуев губы у него стали влажными.

— Мол, — мягко произнес он ее имя.

Она коснулась его бицепсов. Мышцы напряглись, стали твердыми. Их взгляды встретились. В его глазах она прочла желание и любовь. Желание возрастало с такой силой, что ей стало трудно дышать. Она чувствовала, что это желание никогда в ней не угаснет. Как она ждала этого момента, этого человека, которому может с радостью отдать свое тело, свое сердце.

Он взялся за край ее майки и потянул вверх. Она чуть отодвинулась от него, помогая ему освободить ее от одежды. Он осторожно извлек ее раненую руку из рукава. Майка была снята и оказалась на полу, и он устремился к ее обнаженным грудям.

Под его нежным прикосновением они сразу же уплотнились. Его руки оглаживали их округлости, пальцы касались сосков, ставших твердыми. Она не смогла сдержать стон. Он наклонился ниже, ловя соски губами. Судорога пронизала ее с головы до ног, отозвавшись между бедер.

Он отступил назад, освобождая ее от трусиков. Когда они очутились там же, где и майка, он подхватил ее за талию, приподнял и посадил на стол. От прикосновения холодной поверхности стола к ее обнаженным ягодицам она вздрогнула. Оказавшись между ее ногами, он счастливо улыбнулся. Затем наклонил, укладывая на спину и продолжая поддерживать руками ее тело. От желания внутри у нее все кипело. Она ни о чем не думала, полностью отдавшись ощущениям. Раздвинув ноги пошире, она звала его к близости. Оставалась еще одна помеха на этом пути — его джинсы. Она ухватилась за пуговицу на поясе и стала нетерпеливо ее расстегивать. Вот и все — джинсы на полу. Когда ее пальцы дотронулись до его напрягшейся плоти, он прижал ее к себе еще сильнее.

Она вгляделась в его лицо. Выражение было поистине дикарским, глаза закрыты, ни малейшего признака притворства.

Все было так, как происходило между мужчиной и женщиной многие тысячи лет, когда господствовали первобытные чувства, и не скрывалось откровенное желание обладать друг другом. Если она сейчас не сольется с этим человеком, если он не уймет ее сладкое томление, родившееся внутри, она погибнет.

Когда Молли почувствовала, как кончик его плоти коснулся ее самого чувствительного места, спина у нее выгнулась дугой, глаза непроизвольно закрылись. Его ритмичные движения побудили ее двигаться в такт. Приближаясь к кульминации, она задышала глубже, сопровождая каждый выдох стоном. Ее ноги обхватили его бедра, движения стали более энергичными. Она впивалась ногтями в его тело. Он вновь прикоснулся губами к ее соскам, а она вся отдалась движению, сконцентрировавшись только на осязании его плоти, стремившейся достичь большей глубины. Ритм все учащался и учащался. Ее охватило безумие. Все мышцы сокращались в небывалой судороге. Пик страсти совпал с последним сильным толчком Терри…

Когда Терри попытался привстать, она приникла к нему, спрятав голову у него на груди. Теперь она насытилась, теперь в голове стало светлей. Она избегала его взгляда, не зная, что он думает сейчас о ней. Она вела себя как животное, спариваясь с ним подобным образом.

Она приоткрыла глаза. Боже мой, они любили друг друга на кухонном столе.

— Терри, я…

— Тише, — прошептал он.

Она почувствовала, что он берет ее на руки и поднимает. Она открыла глаза.

— Что ты делаешь?

— Собираюсь отнести тебя в постель, — улыбнулся он. — Постель более цивилизованное место. Как ты думаешь?

Он ни капельки не был шокирован тем, что произошло между ними. И это успокоило ее. Может быть, он тоже испытал такое же дикое, непреодолимое и страстное желание.

Когда он положил ее на кровать, она вся напряглась, подумав, что он покинет ее. Однако ее беспокойство оказалось напрасным. Он лег рядом с ней и укрыл их обоих одеялом. Она повернулась на бок, а он прижался к ее спине. Одной рукой он держал ее за талию. Другую его руку она положила между своих грудей и просунула его пальцы между своими. Она вздрагивала при каждом его поцелуе.

— Спасибо, — прошептала она.

— Пожалуйста, но тебе тоже спасибо.

Он приподнялся на локте и прижал ее плечо, развернув его так, чтобы она могла его видеть. В его карих глазах еще горел прежний огонь. Он прикоснулся пальцем к ее припухшим губам.

— Такое забыть невозможно. Это было как извержение вулкана. — Он ободряюще улыбнулся. — Мы оба потеряли голову. Я даже забыл спросить тебя, предохранилась ли ты. Конечно, сейчас спрашивать об этом глупо. И тем не менее, как у тебя с контрацептивом?

— Не беспокойся. Все в порядке.

— Замечательно.

Терри опустился на постель. Он облегченно вздохнул. Было бы непростительно предаваться любви с Молли, не выяснив заранее, что она может забеременеть. Однако он поразился, что мысль о более близких отношениях с ней и возможном ребенке приятно взволновала его. Но он сразу же ее прогнал. Такие мысли появляются лишь от усталости или одиночества.

Он теснее прижался к ее спине и глубоко вздохнул. От Молли пахло сексом и французскими духами.

Свет от фонаря, который он зажег над входом в здание, проникал в ее спальню сквозь зашторенное окно.

— Я догадывалась, что все так и произойдет, — пробормотала она.

— Почему?

— Мужчине из подразделения «Альфа» всегда благоволит судьба.

Он улыбнулся.

— Ты считаешь, что я из «Альфы»? — спросил он, целуя ее между лопаток.

— Угу, — протянула она.

Он притрагивался языком к каждой ложбинке на ее спине. Затем отодвинул в сторону ее длинные волосы и принялся легонько покусывать ей шею. Она шевельнула бедрами. Желание вновь охватило его.

— Я почему ты решила, что из «Альфы»? — спросил он.

— Крутизна, смелость. А… ах…

Он пососал мочку ее уха.

— Продолжай, — совсем по-кошачьи промурлыкал он.

— Способность выдерживать лишения. Вызывать симпатию у других людей.

— Включая и женщин?

Он потянулся и поцеловал ее в шею. Она откинула голову, чтобы ему было удобней.

— Особенно у женщин.

Ее глаза были закрыты. Она вытянулась как пантера, которой чешут за ушком.

Он продолжал целовать ее спину, затем отбросил одеяло, открыл ее голые круглые ягодицы и длинные ноги. Она вздрогнула, когда он поцеловал ее в чувствительное место под коленкой. Его плоть пульсировала, он был опять во всеоружии.

Он прижался к ее спине, зарывшись лицом в волосы. Затем ввел свою затвердевшую плоть ей внутрь. Она застонала, дернулась и прижалась к нему плотнее. Он продолжал ласкать ее, сочетая движение губ с движением тела.

Когда она затихла, он перевернул ее на спину и снова углубился в нее. Она схватила его за плечи, сильнее прижимая к себе. Теперь он чувствовал приближение кульминации. Она двигала бедрами все быстрее и быстрее. Он был готов к заключительному толчку, почувствовав, что и она вот-вот снова кончит.

Глаза их встретились. Он видел, что она испытывает необыкновенное наслаждение, и восхищался тем, с какой энергией двигается ее тело.

Еще мгновение, и он забыл обо всем. Только ощущал всеми клеточками своего тела, что и она испытывает такой же экстаз.

Вновь и вновь они отдавались взаимному наслаждению… И только какое-то время спустя он лежал совершенно опустошенный, прижимаясь к ней. Тела их трепетати.

Чуть позже она дотронулась до его лица, склонилась ниже и поцеловала шрам от пули на его руке. В ответ он прикоснулся к следам когтей на ее теле. Они смотрели друг на друга и понимали друг друга без слов. Терри никогда еще не испытывал такого удовлетворения. Он ближе притянул ее к себе и повернул так, чтобы она могла положить голову ему на плечо.

Терри держал ее в руках до тех пор, пока она не заснула. Он откинул ее волосы со лба и погладил щеку. Неизведанная нежность затеплилась в его душе и заставила сжаться сердце от какого-то болезненного предчувствия.

Когда Молли, вздохнув, отодвинулась от него, он выскользнул из постели и посмотрел на нее. Свет, проникавший снаружи, освещал ее длинные волосы, разметавшиеся по плечам. Ему были видны четыре шрама на тыльной стороне руки. Аромат духов смешивался с запахом ее разогревшегося тела. Он набросил на нее одеяло и тихо вышел из спальни.

На кухне он подобрал джинсы и надел их. Пока варился кофе, натянул сапоги и рубашку. Затем наполнил кружку и направился с ней в свою комнату. Там взял пистолет и зашагал в холл. Сев на диванчик, стоявший у двери, он стал ждать.

Его мышцы приятно побаливали. Терри устал, но спать не хотел. Он готов бодрствовать до тех пор, пока не будет уверен, что Молли в безопасности. Перед глазами возникала сцена, связанная с тем, как она отдавалась ему. Он видел ее обнаженное тело, полные груди, длинные, стройные ноги. Вспомнил выражение ее лица, когда она переживала пик наслаждения, вызывая в нем ответное чувство.

Он усмехнулся и отхлебнул кофе. Увы, недавнее видение смешивалось с картинами прошлого. Состояние собственной души никогда не вызывало у него тревоги. Но Молли заставила его взглянуть с особой пристальностью на прошлое.

Терри проверил обойму и поставил «беретту» на предохранитель. В холл вошел Тед и сел у его ног, положив голову ему на колени. Терри почесал у него под подбородком и прислушался к звукам ночи. Кошки в вольерах активно резвились и рычали друг на друга. Это был их мир. Рука Терри продолжала лежать на голове зверя.

Наверное, лучше заглянуть в ад и суметь выжить, сказал он самому себе. Спокойнее иметь пустую грешную душу, чем отдать ее часть кому-то другому. Он знал свои способности, знал все вариации игры, в которую играл, и считал, что способен защитить Молли и тигрят от опасности. В прошлом ему приходилось бороться против конкретного врага. Теперь же ставка значительно выше и во много раз дороже.


С рассветом Бернард вывел машину из заброшенного сарая и выехал на шоссе. Он находился в том же положении, в котором пребывал и неделю назад. Тигрята оставались недоступными. А время стремительно уходило. Люди, охраняющие тигрят, не теряли бдительности. Сейчас, вполне возможно, они готовятся к тому, чтобы вывезти зверят из питомника. Однако этой ночью он должен выполнить поставленную перед ним задачу, но решить ее только своими силами вряд ли удастся.

Он остановился около телефонной будки, вышел из машины и набрал номер.

— Да, — ответил мужской голос.

— Это Бернард.

— Тигрята с тобой?

— Нет.

На другом конце провода молчали.

— Мне требуются люди и снаряжение, — сказал Бернард. — Я собираюсь взять тигрят этой ночью.

— Я обеспечу тебя всем необходимым, — последовал ответ. — Но задание во что бы то ни стало должно быть выполнено. Хозяин возвращается завтра.

Бернард перечислил, в чем он нуждается, и договорился о встрече в четыре часа. После этого ему нужно быть в горах. Он подождет там до десяти вечера, пока не стемнеет, а затем проникнет в питомник и похитит тигрят.


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава