home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



15

Терри стоял рядом с полицейской машиной и следил за входом в центральное здание. Молли в сопровождении охранника направилась на стоянку. Она оглядела два полицейских фургона, группу людей, стоявших поблизости. Наконец она увидела его. Глаза их встретились.

Она откинула волосы, собранные в хвостик. Голубая майка обтягивала ее высокую грудь, которую он еще совсем недавно ласкал. Настороженный взгляд, желание побыстрее отвести глаза были единственным знаком обиды за те прошедшие два часа, когда он вел себя как последний подонок. Будь это в его силах, он бы не задумываясь взял свои слова обратно. Он с радостью отдал бы все сокровища мира только за то, чтобы стереть с ее лица выражение горечи и разочарования. Терри раскаивался в том, что сказал ей. Он не имел права так с ней обойтись. В момент слепого гнева он позволил себе потерять выдержку и такт, ничем не отличаясь от тех эгоистичных мужчин, которые в разное время причинили ей душевную боль. Терри презирал себя. Он был еще хуже других, ибо знал, что его слова причинят ей страдание, и тем не менее произнес их вслух.

Терри прошел мимо офицеров полиции и направился к Молли. Он увидел, как при его приближении она нервно сглотнула, потом вскинула голову и смело посмотрела на него.

— Что тут происходит? — спросила она чуть дрогнувшим голосом.

Молли выглядела неестественно бледной. Он не мог точно определить, плакала она или нет. Однако при виде ее внутри у него все сжалось. Он старался прогнать мысль о том, что явился причиной ее слез. Нет, Мол не могла плакать, а если это и так, то не из-за него. Он всегда восхищался ее стойкостью.

— Прости, — уныло сказал он.

В ее прекрасных голубых глазах сверкнул гнев. Она отвернулась и кивнула в сторону полицейских:

— Что они здесь делают?

— Прости за то, что случилось, — повторил он. — Я совсем не хотел… Молли… — Он попытался взять ее за руку, но она отшатнулась от него. Ему все же удалось ухватить ее за запястье. — Послушай, остановись, — попросил он. — …Фред мертв.

Глаза у нее расширились. Она издала сдавленный стон. Он притянул ее к себе, но она вырвалась.

— Как это произошло? — спросила она.

Он кивнул головой в сторону полицейских, тихо разговаривающих между собой.

— Они обнаружили его тело рано утром. Его застрелили. Экспертиза показала, что пули выпущены из того же самого пистолета, из которого стреляли в нас ночью.

— Кто-то убил Фреда из-за тигрят?

Он кивнул.

— О боже! — Она скрестила руки на груди. — Бедный мальчик. У него не было семьи. Теперь он умер. Какой ужас!

— Мол, прости. — Он хотел дотронуться до нее.

— Не прикасайся!

Он засунул руки в карманы, почувствовав противную горечь во рту.

— У полиции есть кое-какие вопросы, — бесцветным голосом сказал Терри.

— А они уверены, что это именно он? — спросила она, направляясь к полицейским.

Он неотрывно смотрел на Молли. Теперь она стояла спиной к нему и о чем-то говорила с детективом. Терри постоял несколько минут, наблюдая за ней. Ему стало ясно, что она не только не собирается говорить с ним — он для нее перестал существовать.

Терри вернулся в здание, рассчитывая переговорить с Сэлом. Он вошел в кабинет Молли. Тед приветствовал его глухим мурлыканьем. Терри почесал пантеру за ухом и повернулся к столу. На стуле, на котором он привык сидеть, стояла белая, плоская коробка — бандероль, приготовленная к отправке. Он посмотрел на стопку бланков на столе. С прошлого раза она значительно похудела. Там же лежала пачка бумаг, перетянутая резинкой. Сверху было написано: «Запросы адвокату». В открытом блокноте значились адреса строительных фирм. Он понял, что все это имеет непосредственное отношение к Северной Дакоте. Значит, она продолжает думать о питомнике по разведению снежных барсов.

Да, на свете найдется немного людей, которые готовы рисковать всем ради призрачной идеи. Он понимал, что Молли поступает так не из-за будущих наград, финансовых благ, а потому, что хочет решить уникальную задачу, связанную с разведением снежных барсов. Посвящая себя этой идее, она отказывается от многого: от нормальной жизни, дома, семьи, от вещей, о которых мечтают многие женщины. Она отодвигает их на задний план во имя доброго дела.

Он сел в ее кресло, подвинул телефон и набрал номер. К его радости, ответ последовал после первого же сигнала:

— Мэтью.

— Где тебя, черт подери, носит?

— Привет, приятель, — ответил Сэл утомленным голосом. — Понимаешь, пришлось поохотиться за разными типами.

— У нас тоже была стрельба. Получила ранение Молли. К тому же один из парней, из тех, кто с ней работает, убит.

Сэл долго молчал.

— Слушай, — сказал он после паузы, — расскажи мне все по порядку.

Терри лаконично рассказал ему о происшедших событиях.

— Мы не можем ждать до пятницы, — сказал в заключение Терри. — Тигрят нужно вывезти отсюда как можно скорее.

Терри слышал, как Сэл постукивает карандашом по столу.

— К утру прибудет специальная команда, — сказал он. — Тигрят вывезем. Я оставлю охранников, чтобы обеспечить безопасность Молли. Сможешь продержаться еще одну ночь?

— Конечно. Я уже сделал несколько звонков от своего имени, пока ты отсутствовал. Сейчас здесь четверо дополнительных охранников.

— Я же говорил, что ты у меня самый лучший, Терри, — сказал Сэл. — Я знал, что Молли в надежных руках.

Терри промолчал. Его начальник ошибается, но возражать ему не хотелось. Скоро Сэл сам все узнает.

В первый раз за это утро Терри улыбнулся.

— У нас достаточно и оружия и кошачьих когтей, чтобы отразить вторжение целой армии.

Его улыбка стала еще шире, когда он вспомнил, что Молли уже однажды приводила подобный пример. Прекрасно, теперь он цитирует ее слова.

— Присылай сюда как можно скорее своих людей, — сказал Терри. — Мы превратим питомник в неприступный форт.

И он повесил трубку, забыв даже попрощаться. Выйдя на автостоянку, он увидел, что полицейские машины уже уехали. Молли смотрела им вслед.

— Мол!

Она не повернулась.

— Этот тип наверняка вернется, — сказал Терри. — Убив Фреда, он вернется за тигрятами. Он готов рисковать даже собственной головой.

— Да. — Она кивнула. — Ну что ж, пусть попробует. Во всяком случае, мы готовы к этому.

Она повернулась на каблуках и пошла к дому. Когда она поравнялась с ним, он схватил ее за руку. Молли сразу же отдернула ее.

— Не трогай меня.

Она прошла мимо, вошла в здание и остановилась у двери, ведущей в помещение, где хранились ружья и боеприпасы. Когда он приблизился к ней, она уже достала ружье двадцать второго калибра. Затем взяла маленький револьвер и две коробки с патронами. Терри внимательнее, чем обычно, вгляделся в нее. Что-то — он не знал, что именно — магически притягивало его к ней. На ее лице не было и следа косметики. На заправленных в сапоги джинсах зияла дырка. Одежда Молли отличалась непритязательностью и крайней простотой. Однако ему она казалась чрезвычайно привлекательной. В ней не было ничего искусственного. Она всегда оставалась такой, какая есть.

— Я знаю, что мне не искупить своей вины, — тихо сказал он.

Молли застыла у двери, стоя спиной к нему.

— Могу с этим согласиться, — пробормотала она.

— Прости меня, если можешь. Не знаю, какой черт дернул меня за язык говорить тебе неправду. Наверное потому, что врать значительно легче.

— Жаль, что ты так думаешь. Знаешь, мне хочется понять, почему ты согласился выполнить последнее задание?

— У меня не было выбора. Это же моя работа.

— Рой был твоим другом. Вместо тебя мог поехать и кто-то другой. Но согласился ты. Почему?

— Потому что я самый лучший.

Она медленно кивнула.

— И ты считаешь, что это подходящее объяснение. Будь проклята твоя работа.

Она закрыла глаза и глубоко вздохнула, стараясь держать себя в руках. Но это ей плохо удавалось. На глаза навернулись слезы и покатились по щекам.

Терри не удивило бы, если бы она выхватила револьвер и пристрелила его. Молли не принадлежала к тем женщинам, у которых чуть что слезы на глазах. Указательным пальцем Терри дотронулся до ее щеки и вытер слезу. Он сжал руку в кулак, но все равно продолжал ощущать эту маленькую соленую капельку.

Она моргнула, стараясь ресницами смахнуть слезы.

— Продолжай свою борьбу, Терри. Старайся быть самым лучшим. Поддерживай репутацию, поскольку все остальное для тебя не имеет никакого значения.

От такого разговора ему захотелось провалиться сквозь землю и забыть обо всем. Все получилось совсем не так, как он замысливал.

— Ты согласился, потому что тебе было наплевать на Роя, — продолжала она. — Мне кажется, тебя никогда не волновали другие люди. Ты даже к себе относишься равнодушно.

— Это неправда. Рой был моим другом.

— Видимо, ты отнесся ко мне точно так же, как относился к Рою. А я-то, дура, думала, что мы сможем стать друзьями.

Ее удар пришелся на самое больное место. Теперь он никогда не сможет избавиться от ее страшных слов. Даже если ему удастся скрыться на другом краю земли, все равно ее слова будут преследовать его.

Она взяла из его рук ружье и прислонила к стенке.

— Ты научил меня двум вещам — быть смелой и помнить о цели. Я твердо решила заняться осуществлением программы по созданию питомника. Я собираюсь посвятить этому всю мою жизнь и уверена, что добьюсь успеха. И знаешь почему?

Он внутренне сжался, предчувствуя, что его ждет еще один, более жестокий удар.

— Почему? — спросил он, еле шевеля пересохшими губами.

— Да потому, что я думала, что ты нуждаешься в моей любви, заботе, ласке. Я была готова отдать тебе свое сердце, но ты отверг его. Все это не представляет для тебя никакой ценности.

Она подхватила ружье и вышла.

Он смотрел ей вслед, приходя в ужас от мысли, что теряет ее навсегда и не остается никакого шанса вернуть ее. Черт возьми, он долгие годы был слишком увлечен ведением войны против безликих врагов, забыв о том, что нормальная жизнь проходит мимо. Он убил ее любовь почти так же, как убил Роя.


Молли провела остаток дня, сидя за телефоном, названивая возможным спонсорам, которые могли бы ей помочь с финансированием питомника. Она переговорила и с Сэлом, выяснив, где можно приобрести несколько пар снежных барсов.

За делами она постепенно забыла о размолвке с Терри, о трагедии, которая произошла с Фредом, о тигрятах. Однако она не смогла избавиться от пустоты, наполнившей ее душу.

Появился Тед. Он бродил из угла в угол, а когда она встала из-за стола, последовал за ней. Он направился прямо в ее апартаменты, учуяв аппетитный запах. На кухне сегодня хозяйничал Терри, пообещавший состряпать прощальный обед. Завтра утром помощники Сэла увезут тигрят. С ними уедет и Терри.

Воспоминание о ночи их любви наполняло ее стыдом и тоской. Но избежать встречи с ним не удастся. Она глубоко вздохнула и заставила себя принять непринужденный вид.

Терри стоял у плиты. На конфорках разогревались две кастрюли и сковорода. На столе были разложены приборы.

— Мне кажется, ты проголодалась, — сказал он, не поворачиваясь. — Я приготовил цыпленка в карри.

Они оба старались делать вид, что между ними ничего не произошло. Во всяком случае, Молли казалось, что это ей удается, хотя в каждом жесте сквозила фальшь.

— Пахнет вкусно, — сказала она, стараясь представить себе, как пройдет этот последний вечер.

Время за обедом тянулось мучительно медленно. Они то начинали разговор, то обрывали его, избегая смотреть друг на друга. Когда обед наконец подошел к концу, она выставила Терри из кухни и принялась мыть посуду. Разложив все по местам, она повернулась к выходу и увидела, что Терри никуда не ушел и стоит в дверном проеме.

— Объявим перемирие, — сказал он. — На сегодняшнюю ночь.

— Не понимаю, разве что-нибудь случилось? — спросила она, чувствуя, что внутри у нее все похолодело.

— Я не знаю.

Она медленно кивнула.

— Хорошо, Терри. Пусть будет перемирие.

Он подошел и положил руки ей на плечи.

— Я не имел намерения обидеть тебя…

— Перестань. — Она раздраженно взглянула на него.

Его пальцы ощутили волнующую теплоту ее тела.

— Для нас обоих все это нелегко. Я чувствую свою ответственность за то, что произошло с Фредом, — признал он.

— Ты ни в чем не виноват. Если каждый будет ругать себя… — Стоять рядом было невыносимо. Его присутствие напоминало о том, что все пережитое ими вместе никогда больше не повторится. — Что ты намереваешься делать? — спросила она.

— Сидеть и охранять.

— Тогда я тоже буду сидеть и охранять вместе с тобой.

— Тебе следует надеть темные брюки и рубашку с длинными рукавами. Переодевайся, а потом встретимся в холле.


Близилась полночь. Терри периодически вызывал по рации двух охранников, дежуривших у ворот. Молли прислушивалась к потрескиванию эфира и зевала. Шпионское занятие оказалось довольно скучным. Они провели вечер, играя в карты на диване в холле. За это время она научилась играть в блэк джек и канасту. Оба старались избегать разговоров на волнующие темы. Просто перебрасывались ничего не значащими словами.

Он снова приник к переговорному устройству. На этот раз он говорил громко. Она взглянула на него.

— Что-то не так?

— Они не отвечают.

Он встал и погасил свет. Холл погрузился в темноту. Только свет фонаря, горевшего снаружи здания, проникал сквозь окна. Снова попытался соединиться с другими охранниками.

— Ни один из шести дежурных не отвечает, — сказал он, обеспокоенно. — Энди и трое других сейчас отдыхают, но им следует осмотреть территорию и отыскать остальных. Оставайся здесь и запри за мной дверь, — сказал он и исчез в темноте.

Молли осталась одна. Пока размышляла, как ей поступить дальше, кто-то или что-то стукнуло в заднюю дверь. Сердце у нее сжалось, а ладони стали влажными. Она вынула револьвер и держала его на вытянутой руке.

— Кто там? — как можно спокойней произнесла она.

— Это я, Терри. Я вместе с раненым. Скорее открой.

Она спрятала револьвер и открыла дверь. Из тени выступил Терри, поддерживая одного из охранников.

— О боже. Что случилось?

Она помогла Терри проводить раненого в смотровую комнату. Расстегнув окровавленную рубашку, она увидела, что на его левом плече зияет большая рана, а на правой руке еще одна. Она достала широкий пластырь и наложила его на рану на руке, а затем стала обрабатывать плечо. Страх у нее прошел.

— Что произошло? — спросил Терри у Ральфа.

— Они каким-то образом прошли мимо нас.

— Вы стояли на посту у ворот?

— Да. Я слышал какой-то шум. Возможно, это был грузовик или фургон. Я вышел на дорогу, и неизвестные сразу же открыли стрельбу.

— А где джип?

— Спрятан в кустах.

Терри удовлетворенно кивнул.

— Хорошо. — Он повернулся к Молли. — Звони в полицию и вызывай «скорую».

Она побежала к телефону и подняла трубку. Аппарат молчал. Терри выругался.

— Они обрезали провод. К счастью, на трейлере есть двусторонняя радиоустановка.

Он вызвал по переговорному устройству Энди, которому приказал взять с собой охранника и организовать помощь. Закончив разговор, он снова посмотрел на Молли.

— Патрульная машина сейчас выйдет. Через полчаса она будет здесь. Тебе следует запереться и…

— Нет! Я здесь не останусь. Я же хорошо стреляю, Терри, и могу пригодиться.

— Ты же никогда не была в боевой ситуации.

— Здесь находятся мои кошки. Я за них отвечаю. В любом случае я пойду с тобой. — Она накрыла раненого одеялом и ободряюще улыбнулась ему, а Терри бросила: — Пойдем.

Терри заколебался.

— Чертова баба…

— Выругаешь меня позже.

Он направился в холл, остановился, затем вернулся назад и отдал свое переговорное устройство раненому охраннику.

— Если возникнут неприятности, сразу же вызывай Энди.

— Хорошо.

Терри закрыл за собой дверь, запер ее и позвал Молли.

— Делай только то, что я тебе скажу.

— Буду стараться.

— Будешь своевольничать, тебе это может стоить жизни.

Он направился к задним дверям центрального здания, затем круто свернул направо, в заросли кустарника. Она шла за ним, низко пригибаясь к земле, повторяя его движения.

Сначала она услышала доносившийся издалека звук работающего двигателя автомобиля. Шум мотора становился все громче и отчетливей. Затем наступила тишина. Несколько секунд спустя она увидела большой темный фургон, стоявший у вольеров. Из фургона выскочил человек. Молли затаила дыхание. Она оказалась так близко от незнакомца, что почувствовала запах его тела, разглядела блестящую кожу сапог.

Терри сделал знак хранить молчание. Она понимающе кивнула — любой шум может повредить им. Молли молилась, чтобы бандиты не услышали, как громко бьется у нее сердце.

С другой стороны фургона выскочили еще какие-то люди. Их было четверо. Трое из них направились к центральному зданию, а четвертый прошел к вольерам, стараясь держаться как можно ближе к решеткам.

Терри придвинулся вплотную к Молли.

— Оставайся здесь, — шепнул он. — Если они выйдут из дома, подожди, пока не сядут в фургон, а потом стреляй по колесам. Не давай им возможности скрыться в лесу.

— Не ходи туда один. Это просто безумие. Против тебя четверо, — прошептала она.

В ночной темноте при рассеянном свете луны она увидела, как он улыбается. Глаза у него горели, как у тигра.

— Достойный перевес, — ответил он шепотом и скрылся за фургоном.

Молли села на землю. Одно обстоятельство вызвало у нее прилив страха. Внутри все сжалось. После обеда она не посадила Теда на цепь. Сейчас он свободно разгуливал по зданию. Эти вооруженные люди намеревались вторгнуться на его территорию.


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава