home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

Молли не шевелилась. Она даже не дышала. Старалась держать себя в руках, не пытаясь вступить с ним в борьбу. Он значительно сильней и владеет приемами, с помощью которых может одним движением сломать ей шею.

Ей стало нечем дышать. Она запаниковала. Перестань, скомандовала она самой себе. У нее были ситуации и похуже. Надо сделать что-то такое, чтобы он понял, что она ему не враг.

Железная хватка, сжимавшая ей горло, неожиданно ослабла. Она сумела наконец вздохнуть. Тишину кабины прорезал болезненный стон.

Терри выругался и освободил ее. Она качнулась вперед и схватилась обеими руками за руль, чтобы не удариться. Боже милостивый, благодарю тебя! На секунду кабина поплыла перед глазами. Чуть позже она снова стала различать предметы.

Восстановив дыхание, она прикоснулась к шее, на которой теперь обязательно появятся синяки. То же самое могло бы произойти, войди она в клетку, где спал раненый хищник.

Она подняла таблетки, упавшие на пол, и повернула голову, оглядывая Терри. Он прислонился к дверце и тоже смотрел на нее. В воспаленных глазах сверкало что-то мрачное и жуткое, но что это означало, она не понимала. То ли он ругал себя, то ли ее. Оба молчали. Тишина нарушалась только их дыханием.

— Могло быть хуже, — голос у нее стал сиплым. Он приподнял брови. — Вы могли бы использовать пистолет.

Он не ответил. Во всяком случае, он и не собирался извиняться.

Она протянула ему таблетки и сок. Он взял их, но таблетки отложил в сторону и, не глядя на нее, одним глотком осушил бутылку. Ей было страшно смотреть на него, в его глазах светилось нечто вызывающее.

— Сколько времени прошло с тех пор, как вы вернулись с задания? — спросила она.

— Две недели.

— Это многое объясняет…

— Сэл не говорил вам, с чем мне пришлось там столкнуться? — перебил он ее.

— Нет. — Она с усилием проглотила слюну. Шея все еще болела. — Расскажите.

Он до сих пор не отводил от нее глаз и будто онемел вдруг. Это нервировало ее, но она старалась сохранять спокойствие. Она и сама принялась разглядывать его. Прямой нос. Отросшая щетина, придававшая его лицу мужественность. Выразительные глаза. Он красив, подумала она с некоторым удивлением. Красив, как дикий хищник.

Она протянула ему сандвич.

— Уверена, что вы проголодались, к тому же вам нужно выпить эти таблетки, — сказала она. — Согласно инструкции, лекарство следует принимать вместе с пищей. А я только прицеплю трейлер к фургону, и мы тут же отправимся.

Она положила сандвич ему на колени и собиралась открыть дверцу, но не успела взяться за ручку, как он заговорил:

— Я пытался убить вас.

— Не отрицаю. Кроме того, вы пытались напугать меня.

— Тогда какого черта вы не бежите из этого фургона?

— Меня не так легко испугать.

— Вы какая-то странная, леди. По-моему, с вами что-то не так.

В его тоне она заметила нотку скрытого уважения.

— Вы не первый, кто мне об этом говорит, — сказала она, глядя на него через плечо. Полуденное солнце высвечивало в его глазах золотистые искорки. Ничего не скажешь — глаза, как у кота. — Давно нога кровоточит?

Он взглянул на окровавленную повязку.

— С тех пор, как упал в госпитале.

— Когда вас оперировали?

— Два дня назад. Думаю, что разошлись швы.

— Это опасно. — Она открыла дверцу, но вышла не сразу. — В питомнике мы будем минут через сорок. Для того чтобы добраться до ближайшего медпункта, потребуется полтора часа. Вы нуждаетесь в помощи доктора?

— Нет.

— В рану могла попасть инфекция, наверное, придется снять повязку.

Он ответил ей легкой улыбкой, но при этом агрессивное выражение его лица почти не изменилось.

— Согласен.

Она подождала, надеясь, что он скажет еще что-нибудь. Но он молчал.

— Пойду взгляну на груз, — сказала она. — Скоро вернусь.

Она выскочила из фургона и захлопнула за собой дверцу.

Терри наблюдал, как несколько человек заканчивали погрузку провианта в фургон Молли. Он принялся за сандвич. Голова у него раскалывалась, нога болела, и боль даже после приема лекарства не утихала.

Он чуть не убил ее. Если бы в руках у него оказался нож или, что еще хуже, пистолет, она была бы мертва. И безо всяких на то причин. А уж она к разряду врагов никак не относилась.

До этого он никогда не терял контроля над собой. Что же сейчас так его напугало? Как это могло произойти?

Он взглянул в зеркало заднего вида и увидел Молли, разговаривающую с человеком, который держал в руках большой блокнот. Она указывала на какую-то запись в нем и на ящики, погруженные в трейлер. Мужчина принялся спорить. Молли, не дав ему произнести и двух слов, подбоченилась и стала наступать на него. Через несколько секунд мужчина согласно закивал головой и направился к помещению магазина.

Черт возьми, что же она за женщина? Он положил недоеденный сандвич на сиденье и сжал пальцы в кулаки. Несколько минут назад он чуть не прикончил ее, а сейчас она ведет себя так, словно ничего не произошло. Сэл сказал, что ей требуется охрана. Ничего подобного. Она сама готова защитить кого угодно, а не только себя.

Он изменил положение раненой ноги и сразу же почувствовал, как под повязкой потекла кровь. Он закрыл глаза. Если хорошенько выспаться и сменить бинты, что через пару дней он встанет на ноги. Но как быть с его памятью?

Терри потер лоб. В чем заключалось его задание? Рой был его давним коллегой по агентурной работе. В глубине сознания что-то щелкнуло. А вдруг Рой провалил операцию, и Терри послали ликвидировать его? Если он выполнил поручение, то об этом следует забыть. Но выполнил ли он его?

Мысли, наскакивая одна на другую, кружились в голове до тех пор, пока даже то, что он помнил, не исчезло в тумане.

Молли открыла дверцу и села за руль. Он нуждался в плане дальнейших действий. Для того чтобы обеспечить охрану, много времени не требовалось. Но в первую очередь ему необходимо восстановить физические силы.

— Ненавижу делать это, — сказала Молли, выводя фургон задом.

Он обернулся и посмотрел в заднее стекло.

— А зачем вы это делаете?

— Видите большой трейлер? Мне нужно прицепить его к фургону.

По размерам трейлер был таким же, как и фургон, — около десяти футов в длину и восьми футов в вышину. На его окрашенных краской бортах не имелось никаких надписей.

— А что у него внутри?

— Еда. — Она немного повернула руль и сбросила газ. — Какого черта они таращатся?! Это выводит меня из себя.

Он взглянул в ту сторону, куда она смотрела, и увидел группу старичков, стоящих на крыльце магазина.

— Чего они высматривают?

— Ждут, когда я ошибусь. Они не могут поверить, что женщина без посторонней помощи способна сцепить фургон с таким громоздким трейлером. Они собираются здесь каждый раз, когда я приезжаю за грузом.

— И вы каждый раз ошибаетесь?

Она ухмыльнулась.

— В том то и дело, что никогда.

Терри улыбнулся. Она сделала последний маневр, чуть нажала на педаль и подождала, пока фургон остановился.

— Все на месте, — сказала она и выскочила из кабины. — Теперь я только закреплю сцепку, и мы двинемся дальше. Не хотите ли что-нибудь еще съесть?

— Нет, — сказал он и с опозданием добавил: — Спасибо.

Как она и обещала, крепежный болт через несколько секунд занял свое место. И минут через десять они уже оставили маленький городишко далеко позади и понеслись по извилистой горной дороге.

Он смотрел вперед. По обеим сторонам дороги мелькали высокие деревья. Это были секвойядендроны — огромные стометровые великаны. Чтобы обхватить ствол такой махины, потребовалось бы, наверное, не меньше полудюжины людей. За громадные размеры их еще называют мамонтовыми деревьями. Эти гиганты живут около четырех тысяч лет. В это почти не верилось. Вокруг было тихо и красиво. Недавно прошедшие весенние дожди превратили землю в яркий зеленый ковер.

— Прошу простить меня за то, что произошло, — буркнул он, не отводя глаз от дороги. — Я сделал вам больно… Не знаю, как это случилось.

— Ну, больно мне не было, а извинения принимаются.

— Это правда? — Он взглянул на нее, но она сделала вид, что внимательно следит за дорогой.

— И что вы еще хотите сказать в свое оправдание?

Какое уж тут оправдание. Он был близок к тому, чтобы совершить и нечто пострашнее, а не только причинить ей боль.

— Я чуть не убил вас.

— Что толку ругать вас за это. Я сама виновата. Мне не следовало путать вас. Я должна была помнить об осторожности, будя вас, и знать, чем это может кончиться.

— Почему вы должны были это знать? Сэл сказал, что вы не имеете отношения к нашей службе.

На лице у нее появилась загадочная улыбка.

— Так и есть. Однако мне приходится возиться с опасными животными.

— Больше этого не повторится, — пообещал он.

— Я знаю.

— Позвольте спросить, откуда вы можете это знать?

— Я больше вас не напугаю. Я соображаю довольно быстро.

Он устроился поудобнее, чтобы как следует рассмотреть ее. Коротко остриженные ногти, отметил он. Никакого маникюра. Обычная рабочая одежда. Он втянул в себя воздух. Однако пользуется французскими духами.

— Откуда вы знаете Сэла? — спросил он.

— Мы познакомились лет шесть назад. Он дружил с одной леди, с которой мы вместе работали. Когда Сэла ранили в Ливане… — Она на мгновение замолчала и взглянула на него.

— Мне известно об этом, — сказал он.

Она кивнула.

— После возвращения оттуда он оставался с нами в течение нескольких месяцев. Я помогала ухаживать за ним. Составляла ему компанию. Вот такая штука… Так мы и стали друзьями.

— Значит, вы медсестра?

— Не совсем, — улыбнулась она.

Терри подумал о тех событиях. Раны Сэла угрожали его жизни. Но не это было главным. Потеря жены и сына чуть не убила его. Терри довелось несколько раз работать вместе с ним, и он помнил, что Сэл постоянно волновался за семью. Волнение отвлекало его, мешая работе. Он принял твердое решение во что бы то ни стало сохранить брак и семью, хотя это было непросто при их профессии. И вдруг все рухнуло. Кейт и сын погибли.

Хуже не придумаешь. Брак тяжким грузом ложится на плечи мужчины. Семейные заботы отражаются на работе.

— Расскажите мне о вашем питомнике, — попросил он.

— Питомник находится в пятнадцати милях от ближайших соседей, — заговорила она. — У меня там есть помощники — трое студентов из колледжа. Они заняты неполный день. В нашем владении находится около двухсот акров земли, к ней примыкает еще участок леса в тысячу акров, но его мы арендуем. Мы достаточно хорошо изолированы от посторонних.

— А для чего питомник?

Она посмотрела на него с удивлением.

— Разве Сэл не говорил? Я держу там кошек.

— Кошек? — Он потер пульсирующий висок.

— Я думала, что он вам все объяснил.

— Нет.

Он выругался про себя. Кошки! Еще не хватало! С какой стати босс втянул его в это? Он посмотрел на Молли. В джинсах, рубашке, в тяжелых рабочих ботинках, с лицом без каких-либо следов косметики, она ничем не напоминала женщину, которая занимается кошками.

— И сколько их у вас в доме, штук двадцать?

Она озорно хихикнула. Ее смешок он расценил как насмешку.

— Вообще-то, их не больше сорока, но в доме их нет, не бойтесь. Там для них не нашлось подходящей комнаты.

— Сорок?! — Он сглотнул. Пожалуй, ему все же следовало отправиться в свою квартиру в Вашингтоне и наплевать на наплыв туристов.

— Они совсем не раздражают, — сказала она.

— Ну да, разумеется.

— Ах, да. Есть еще Тед. Он всегда на своем месте.

— Тед? Он спит в доме?

— Нет, в конторе. Он наш талисман.

— Чудесно. — Он представил блохастого кота, свернувшегося в уголке.

— Он был любимцем Джоанны, бывшей хозяйки питомника.

ѕ Неужели там действительно сорок кошек?

ѕ И Тед.

О боже. Терри откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Почему Сэл поручил ему это дело? Неужели последнее задание так подпортило Терри репутацию?

Он полностью отдался болевым ощущениям, контролируя дыхание и подсчитывая удары пульса. Это продолжалось до тех пор, пока фургон не замедлил ход. Он огляделся вокруг.

Машина притормозила на повороте. Указатель оповещал, что они въезжают в питомник Джоанны Грейвс Стенли.

Она посмотрела в ту сторону, где находится въезд.

ѕ Странно, ворота открыты. Не могу понять почему? — сказала она, пожав плечами. — Возможно, ребята знают, что я должна вернуться.

ѕ А как бывает обычно? — спросил он.

Она показала маленькую черную коробочку, укрепленную на приборной панели.

— Это дистанционное управление.

Он взял в руки миниатюрный прибор.

ѕ Напоминает приспособление для открывания гаражных ворот.

— Верно. Но мы его немного усовершенствовали.

Она резко нажала на газ.

— Держитесь.

Он ухватился одной рукой за край опущенного стекла, а другой за спинку сиденья. Его пальцы находились на расстоянии нескольких дюймов от ее плеча. Пряди ее волос касались его руки. Их шелковистая мягкость отвлекала его от изматывающей боли во всем теле. Про себя он удивлялся, что такая женщина, как Молли, возится здесь в компании нескольких молодых людей из колледжа с четырьмя десятками кошек.

Они сделали крутой поворот по изрытой ухабами дороге и выехали на асфальтированную полосу длиной в целую милю.

— Что за черт… — Он посмотрел назад на проселочную дорогу, всю усеянную глубокими рытвинами.

— Мы специально оставили эти колдобины. Ямы и ухабы отпугивают нежелательных визитеров.

— Вы не хотите, чтобы кто-нибудь посторонний нарушил покой ваших питомцев. Верно?

— Да. Мы принимаем только тех, кого приглашаем. — Она опустила стекло и втянула в себя воздух. — Ну вот, мы почти дома. Я уже чувствую его запах.

Он тоже высунулся из окна и настороженно принюхался, ожидая, что в нос ему ударит терпкий кошачий запах. Вместо этого он ощутил запах прелых листьев и сыроватой земли. Высокие деревья и густые заросли кустарника тянулись по обеим сторонам дороги. Он услышал нежное пение птиц и снова вдохнул в себя воздух, почувствовав терпкий аромат цветов. Повсюду царила тишина. Именно это ему и требовалось.

— Вот и приехали, — сказала она, нарушая ход его мыслей.

Они сделали последний поворот, и он чуть не врезался головой в лобовое стекло, когда она неожиданно нажала на тормоз.

Почти в трехстах ярдах впереди лежало широкое открытое пространство, похожее на большую автостоянку. Дорога вела к длинному одноэтажному зданию. За ним высились деревья и крупный кустарник.

В самом центре стоянки, сверкая яркой краской, стоял небольшой автобус. Надпись на его боках гласила, что он принадлежит лос-анджелесской телестудии.

— Я же запретила ему, — забормотала Молли, тряся головой и растерянно глядя на Терри. — Это репортеры. Один из них недавно позвонил из телестудии и попросил дать ему интервью. До его ушей, как он сказал, дошли слухи о необычных котятах. Но я ответила ему, что никаких интервью давать не буду.

Она выскочила из фургона и подошла к журналистам.

— Это частное владение, — сказала она. — Вам никто не разрешал приезжать сюда. Убирайтесь прочь немедленно!

Для Молли не составляло большого труда выпроводить журналиста, несмотря на то, что тот выглядел до неприличия красивым в своем модном пиджаке и ярком галстуке. Рядом стояли еще двое. Один держал в руках телекамеру, а другой возился с микрофонами и радостно улыбался.

— Привет. Я Ларри Вэнс из студии «Кей-Ньюс» в Лос-Анджелесе, — сказал журналист, приближаясь к ней и протягивая для приветствия руку.

Молли не обратила внимания на протянутую руку.

— Я же запретила вам появляться здесь. Давайте поворачивайте назад.

— Леди, в чем, собственно, проблема?

Не говоря ни слова, она повернулась и подошла к дому. Войдя внутрь, она проследовала мимо конторы, направляясь к кладовке, вытащила связку ключей и одним из них открыла металлическую дверь. Сняв со стойки ружье, она прижала его к боку. Ружье предназначалось для стрельбы специальными патронами, напоминающими стрелы для игры в дартс. Она положила пару патронов-баллончиков с транквилизатором в карман джинсов и вышла из помещения.

— Это частное владение, — повторила она. — И я настаиваю на том, чтобы вы убрались отсюда. — Она вложила в ствол один патрон-баллончик. — В противном случае вы уснете прямо здесь на двадцать четыре часа.

Затвор угрожающе лязгнул. Через несколько секунд мотор автобуса зафыркал, и парни с телевидения, сделав разворот, помчались к воротам.

— Почему вы позволили телевизионщикам въехать сюда? Где Фред? — с ходу устроила Молли разнос своим помощникам.

Мадж, маленькая брюнетка в очках с золотой оправой, потупилась, боясь поднять глаза на начальницу.

— Фред сажает котят обратно в клетки, — ответила она.

Молли немного успокоилась.

— Мы для вас оставили ворота открытыми, — пояснил Хэнк.

На юных лицах застыло виноватое выражение.

Услышав шаги за спиной, Молли не обернулась.

— Что случилось? Мадж, почему они так быстро уехали? Я хотел показать им… О боже, Молли. Вы вернулись.

— Я требую, чтобы ты все объяснил, Фред, — сказала она холодно, так и не повернувшись. — Давай рассказывай все как есть.

— Это произошло случайно, — ответил он, переступая с ноги на ногу.

— И чем это можно объяснить? В беседе со мной журналист сказал, что телевидение располагает информацией… — Ах вот оно что, подумала Молли. Теперь все понятно. — Итак, это произошло из-за девушки. Ведь это ты позволил ей снимать?

Несколько недель подряд Фред только и говорил, что о некоей Нэнси. Нэнси чудная. Нэнси храбрая. Нэнси настоящая журналистка.

— Только немного, — ответил Фред и взглянул на Молли. Его лицо выражало искреннее раскаяние. — Она отнесла фотографии в местную газету, а они сообщили о снимках на телевидение. Вот почему телевизионщики и появились здесь. Извини, — сказан он. — Я уволен?

Он говорил тоном провинившегося мальчишки.

Молли сунула руки в карманы.

— Пока не знаю, — сказала она после паузы.

Юноша отошел.

Терри, стоявший у фургона, прислонившись к дверце, выпрямился и, опираясь на костыли, направился прямо к Молли.

— Я посмотрю, что делается вокруг и что можно предпринять. Кажется, у вас есть проблемы с безопасностью, — сказал он, оглядывая питомник.

Тяжело двигаясь, он вошел через открытые двери в помещение. В неосвещенном коридоре чувствовался запах затхлости. К нему примешивался еще один — запах животного. Терри услышал фыркающий звук и легкое покашливание. Он прошел на другую сторону здания. Звуки усилились. Они стали походить на легкое рычание. Рычание? Он стал соображать, кто бы это мог так рычать. Костыли немного разъехались на скользком полу. Он установил равновесие, повернул налево…

И столкнулся лицом к лицу с тигром!


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава