home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

Большая полосатая кошка смотрела на него, не отрываясь. Терри сделал шаг назад. Стараясь отойти подальше, он забыл о костылях, споткнулся и тяжело плюхнулся на пол. Тигр понюхал воздух и заворчал.

Перед глазами Терри появилась пара ботинок. Взглянув повыше, он увидел ноги, обтянутые джинсами, узкую талию, а еще выше — синюю рубашку. Рот Молли сложился в усмешку, причем, как ему показалось, в весьма самодовольную.

— Значит, кошки! — сказал он, поворачиваясь на бок таким образом, чтобы уменьшить боль в ноге.

Она кивнула.

— Большие кошки.

— М-да, будь я проклят. — Он протянул руку.

Она наклонилась, взяла его за запястье и помогла подняться. Пока она подбирала костыли, он балансировал на одной ноге. Опершись на них, он почувствовал себя увереннее и огляделся по сторонам.

Семь больших клеток, значительно больше тех, что ему приходилось видеть в зоопарках, располагались с правой стороны от основного здания. Слева шла узкая дорожка, ведущая в лес. Остальные вольеры, протянувшиеся вдоль дорожки, образовывали широкий полукруг. В центре открытой площадки торчали телефонные столбы и простирался довольно широкий, заболоченный водоем, на краю которого находились сложенные в кучу шары кегельбана. Вся территория была тщательно вычищена и подметена. В открытых вольерах тоже царила чистота. Внутри зеленая травка, деревья и несколько бассейнов для купания. В дальнем углу одного вольера маленькая кошка поменьше тигра, но побольше колли, наклонив голову, пила из искусственного водопада.

— Я мог бы стать для него неплохим обедом, — сказал Терри, показывая костылем на клетку с тигром.

— Слишком жестким. — Она вынула руку из кармана и взглянула на часы. — О, уже пятый час. Следует подумать о еде.

— Уверен, на вкус вы более нежная. Верно?

— Чтобы меня попробовать, нужно как следует постараться. — Она взглянула на его ногу. — Как нога? Вам нужно отдохнуть, а уж осмотром займемся завтра.

Он снова оглядел окрестности. Ему никогда не приходилось так близко встречаться с тигром. Почти все животные подошли к краю своих вольеров и наблюдали за ним. Их желто-золотистые глаза посверкивали. Он отвернулся, чтобы не видеть этого гипнотизирующего блеска. Тигр, которого он увидел первым, издал кашляющий звук.

— Он здоровается с вами, — пояснила Молли. — Его так и зовут Тигр. И ничего с этим не поделаешь. Имя пришло вместе с ним. Это бенгальский тигр. Почти ручной.

— Почти? — Терри наморщил брови. — Уж не значит ли это, что сначала он вас сожрет, а потом извинится?

Она засмеялась. Ее смех, такой жизнерадостный и задорный, вызвал у него желание услышать его еще раз. С тех пор как он в последний раз слышал нормальный человеческий смех, прошло много времени.

— Вообще, большинство наших кошек почти ручные, а это значит, что вы можете не опасаясь входить в их вольеры, но с некоторыми надо соблюдать осторожность. А есть просто дикари, и, когда ведется уборка, их запирают в домиках. Они там, за фасадом, где начинаются скалы.

— Что? И нет ограждения?

ѕ Практически нет. Мы стараемся содержать наших подопечных в естественных условиях. Воду в водоемах, где они купаются, регулярно очищаем. Для этого имеется специальная система фильтрации. Их домики сложены из камня. Толщина стен около восьми дюймов и там поддерживается постоянная температура. Видеокамеры позволяют следить за тем, как ведет себя животное, здорово оно или нет, а также наблюдать, как проходят роды.

Он даже присвистнул.

ѕ Неплохо продумано.

ѕ Бенгальские тигры, — продолжала Молли, — почти спасены от вымирания. В американских зоопарках рождается множество тигрят, они появляются на свет и в некоторых европейских странах.

Терри посмотрел на тигра-самца, весившего без малого три сотни фунтов. Хищник сидел, упершись мордой в прутья ограды, и сладостно жмурился. Моли почесала его за ухом.

ѕ Вот жизнь, — сказал Терри.

ѕ Да, ему нравится. — Она выпрямилась. — Чуть дальше живет парочка кугуаров. Мы стараемся получить от них потомство.

ѕ Тигры, кугуары. А мне-то что делать? — спросил он. — Если появится какой-нибудь чужак, то стоит открыть одну из клеток — и нет нарушителя. Вы решаете эту проблему, а заодно и экономите на кормежке.

ѕ Я не хочу причинять беспокойство ни одному из наших животных.

ѕ Рад слышать, что я не отношусь к категории поставщиков корма.

ѕ Ваша работа — следить за их покоем.

Он посмотрел на тигра.

ѕ По-моему, мы вполне могли бы поменяться с ним местами.

Они шли по правой стороне сооружения. К краю вольера подскочила рысь и, судя по ее поведению, вознамерилась поиграть. Ее короткий хвостик подрагивал.

— Не сегодня, Геракл, — сказала Молли, обращаясь к рыси. Но та продолжала смотреть на хозяйку, надеясь, что на нее обратят внимание. — Как я уже говорила, все кошки, которые находятся здесь, почти ручные. Гераклу мы спилили когти. Да, учтите, входить одному в вольер не рекомендуется.

— А я и не собирался входить в какую-нибудь клетку, — сказал он, рассматривая рысь. Животное фыркнуло, затем повернулось и, крадучись, направилось к задней стенке вольера.

— С другой стороны этих вольеров у нас живут дикие кошки. — Она повернулась и показала, где они находятся. — Мы стремимся по возможности установить с ними дружеский контакт. Это ягуары, — продолжала она, указывая на две клетки в самом конце. — Они появились всего две недели назад. Это самец и самка, от которых можно ждать потомства.

Крупная пятнистая кошка с мощными лапами и широкой мордой с угрожающим видом приблизилась к ограждению. Хищник не смотрел на них, но Терри понимал, что ягуар точно знает, где они остановятся.

Терри посмотрел на разделенные узким проходом вольеры.

— А не лучше ли будет, если их поместить в одной клетке? Я, по правде говоря, не очень здорово разбираюсь в кошках, но…

— Понимаю. — Она приблизилась к вольеру и смахнула с лица прядь волос. — Мы пытались, но они чуть не загрызли друг друга насмерть. Вам следует знать об этих вольерах. — Она показала на край клетки. Там находились дверцы со стальными креплениями. — Мы хотели поместить тут двух уссурийских тигров. Это сильные животные весом почти в семьсот фунтов. Но они еще не прибыли. Когда же эта парочка ягуаров перестанет питать друг к другу недоверие, мы их переведем в другое место. К сожалению, ягуары могут повредить себе лапы о петли на дверце. Да, не пытайтесь пройти между клетками. — Она улыбнулась. — Вполне вероятно, что они захотят цапнуть вас.

Он смотрел на идущего зверя. В каждом его шаге чувствовалась ярость.

— Ходить между их клетками я не собираюсь, но за предупреждение благодарю.

Сзади он услышал шаги, повернулся и увидел одну из помощниц Молли. Молодая женщина, не обращая на него внимания, смотрела на свою начальницу.

— Мол, все продовольствие разгружено. Мы уходим.

ѕ До завтра. Не забудь запереть за собой ворота.

— Не забуду.

Женщина оглядела Терри и вопросительно посмотрела на Молли. Потом внезапно покраснела. Повернувшись на каблуках, она заспешила к центральному зданию.

ѕ Черт возьми, — пробормотала Молли.

Он взглянул на нее и увидел, что щеки ее порозовели.

ѕ Мне следовало познакомить вас, — сказала она. — Совсем забыла предупредить их о дополнительной охране. Они же не знают, кто вы. Ну ладно, объясню все завтра, — вздохнула она.

Его поразило, что женщина, которая смело обращается с тиграми и не испугалась, когда незнакомый ей мужчина чуть не задушил ее в собственном фургоне, вдруг смутилась из-за того, что одна из ее сотрудниц подумала, будто она притащила сюда своего любовника.

— Вы замужем? — спросил он.

Она все еще выглядела расстроенной.

— Нет, а что?

Он пожал плечами и крепче ухватился за костыли.

— Мне кажется, что вы переживаете. Я подумал, что, может быть, вам стало неудобно из-за мужа или еще кого-то.

— Никаких мужей, — резко ответила она. — Я живу здесь одна. Давайте лучше сменим вам повязку.

— Хорошее предложение.

Упоминание о ране усилило боль. Он поплелся за ней к центральному зданию по узкой дорожке.

— А что там? — спросил он, указывая на здание вдали.

— Там большой дом. — Она подошла к стеклянной двери и распахнула ее. — Но там я больше не живу. Устроилась в этом помещении. Здесь проще жить. Большой дом я использую для приемов, в которых принимают участие наши спонсоры, и для других подобных целей.

Она закрыла за ним дверь. Терри повернулся и вопросительно посмотрел на нее.

— Как, нет замков?

— Только на той стороне, которая выходит на стоянку. Запах кошек отгоняет других четвероногих пришельцев. Если что случится, я могу быстро выскочить из помещения.

Опираясь на костыли, он подошел к парадной двери. Отметив, что замок самый примитивный, подергал дверь. Она жалобно заскрипела. Он дернул ее вновь. Любой, у кого вес тела больше ста фунтов, может без труда вломиться сюда. Стоит немного разбежаться и налечь на дверь плечом.

Он оглядел вестибюль. По обе стороны двери стояли два кресла и диван с виниловой обивкой. Длинные коридоры тянулись к противоположному концу здания. Он взглянул на низкий потолок и широкие окна.

— Сигнальная установка? Видеообзор?

Она отрицательно покачала головой.

— Но у вас есть специальные видеокамеры, чтобы следить за кошками. Как же так?

— Им отдается предпочтение.

— Ну и ну! Я позвоню Сэлу и сообщу, что требуется для надежной охраны. Вам нужны новые замки и оборудованные современными устройствами ворота. А также еще кое-какие приспособления для обеспечения безопасности. Как часто вы просыпаетесь ночью?

— А что?

— Нужны специальные датчики, фиксирующие движение.

— Они здесь бесполезны. Тед имеет привычку в любое время суток бродить по помещению. Но хватит об этом. Пойдемте менять повязку.

Он пошел за ней, свернув налево. Без сомнения, линолеум на полу знавал лучшие дни, да и стены требовали свежей покраски, но везде было чисто. Только на стенах виднелись следы больших кошачьих лап.

— Это Тед? Кто его так назвал?

— Джоанна. Он был ее любимцем.

Следовало, наверное, спросить, что это за кошка — лев или тигр, но его это не очень волновало. Молли привела его в смотровую комнату. По ее убранству — металлическому столу и клетке в углу — он понял, что тут она лечит своих подопечных.

— Садитесь, — сказала Молли, указывая на металлический стол.

Он прислонил костыли к стене и взобрался на стол. Она ножницами разрезала повязку. Когда бинты были сняты, обнажилась залитая кровью нога. Рана выглядела намного хуже, чем он предполагал. Но Молли даже не зажмурилась. Взяв влажную марлю, она стала протирать кожу вокруг раны.

— Вот здесь, — сказала она, — у вас разошлись два шва. Я еще никогда не зашивала рану у человека.

Но работала она уверенно и быстро. Смыв запекшуюся кровь, она обработала рану антисептиком и затем туго стянула ее края. Повязка вышла отличная.

— Будет немного побаливать, — сказала она, сочувственно улыбаясь.

Но Терри внимательно наблюдал за ней и не торопился с ответом. Молли Стоун была сведуща во многих вопросах: как обращаться с оружием, как ухаживать за кошками и как накладывать повязки. Все это как-то не укладывалось у него в голове.

Она повела его обратно в холл. Миновав две двери, они вошли в небольшую комнату, вдоль стен которой стояли полки с папками, деревянный стол, а у окна — кровать.

— Здесь довольно скромная обстановка, — сказала она. — У меня не хватило времени приготовить вам спальню в Большом доме. Кроме того, я хотела бы понаблюдать за вами этой ночью.

Он опустился на кровать.

— Со мной будет все в порядке.

— Через холл находится ванная. Там есть душ… Не хотите ли сейчас им воспользоваться или подождете?

— Спасибо.

Он передвинул больную ногу. Боль с повой силой ожгла его. В висках стучали раскаленные молоточки.

Она поставила его сумку на стол и открыла верхний ящик шкафа. Включив настольную лампу, она вытащила из сумки бритвенный прибор и принялась развешивать в шкафу одежду.

— Я могу сделать это сам, — сказал он.

— Вы же валитесь с ног от усталости, а меня это не затруднит.

Свет настольной лампы освещал половину ее лица и шеи, подчеркивая смуглую матовость кожи. Терри вспомнил о том, что произошло сегодня в машине. Время и профессия наложили отпечаток на его характер. Однако когда же он переступил ту грань, за которой превратился в холодного и жесткого человека?

Она присела рядом и спросила озабоченно:

— Что случилось?

— Не могу забыть, что причинил вам боль. — Он осторожно дотронулся до ее горла.

Она немного поежилась, но не отодвинулась. Теплота ее тела контрастировала с его холодными пальцами.

— Я же сказала, что понимаю причину происшедшего, — произнесла она. — Это по моей вине. Я должна была предвидеть вашу реакцию. А я повела себя глупо.

— За ошибки приходится платить. — Он отнял руку.

— Все ведь обошлось, но впредь мне следует быть более осторожной и не будить вас ненароком. Хотя в сущности у вас не имелось причин хватать меня за горло.

— Чертовски трудно так жить.

— Это касается вас или меня?

На него уставились бирюзово-голубые глаза, пытавшиеся отыскать в нем что-то такое, чего, по его мнению, в нем не существовало: человечность, умение доверять людям, любить… Эти категории в его характере напрочь отсутствовали. Наверное, так было всегда.

Не услышав от него ответа, Молли наклонилась вперед.

— Понимаю, — сказала она. — Вы мне не доверяете. Ну что ж, это и не важно.

— Вовсе нет.

Она попыталась сменить тему.

— Однажды к нам сюда привезли кугуара. В то время я была новичком в этих краях и, кроме того, романтической идеалисткой. Кугуар был почти детенышем. Большие звери на воле его затравили. В питомник его доставили ободранным, израненным и голодным. Мы привели его в порядок, накормили. Но это было еще не все. У него оказалась рваная рана на лапе, которая требовала хирургического вмешательства. После операции он пошел на поправку. Как-то я вошла к нему в клетку, чтобы сменить бинты и напоить.

Продолжая рассказ, Молли стала расстегивать на себе рубашку. Терри почему-то не удивился и заставил себя смотреть прямо на нее, не обращая внимания на движения ее пальцев. Боковым зрением он видел, что рубашка уже полностью расстегнута. Она взялась за ее края на груди.

— Я не испытывала никакого волнения, думая, что кугуар еще спит. Присела на корточки, чтобы взять миску для воды.

Она повернулась спиной к Терри и еще шире приоткрыла рубашку. Он не представлял, что же она будет делать дальше. Рубашка сползла с левого плеча. Терри, не отрываясь, смотрел на обнажившееся тело. Чуть ниже затылка на спине шли четыре глубоких рубца — следы когтей кугуара.

— Он проснулся и сильно ударил меня лапой. — Она набросила рубашку и повернулась к нему. — Мне повезло. Я выскочила из клетки до того, как он возобновил нападение.

Терри успел заметить нежную матовость ее кожи и округлую форму грудей. Нижнее белье соответствовало остальному наряду. Мягкий хлопок комбинации удерживался тонкими кружевными бретельками. Эта женщина не испытывает потребности соблазнять мужчину всякими атласными штучками, хотя пользуется духами, которые его волнуют.

— Теперь вы поняли, почему я не боюсь вас? — спросила она.

Увы, он и кугуар имели между собой мало общего. Хищник, это божье создание, убивает свою жертву для того, чтобы прокормить себя или защитить свою шкуру. Терри же убивал потому, что ему приказывали.

Она легонько тронула его за руку.

— Ложитесь спать, — сказала она. — Я буду в холле. Если вам что-нибудь понадобится, позовите.

Она поднялась и направилась к двери.


Он вдруг услышал шум прилива, бьющего о сваи причала, и почувствовал запах соленого ветра.

Где он? На складе?!

Что-то было не так. Опасность! Он кожей ощущал опасность. Голос звал его. Рой? Он должен встать и бежать…

— Успокойтесь, Терри. Вы в безопасности.

Нежные руки прикоснулись к его плечам.

Он заставил себя открыть глаза. Вместо пропитанного сыростью южноамериканского склада он увидел широко открытые голубые глаза и вдохнул аромат французских духов.

— Я люблю тебя, — пробормотал он по-французски.

— Замечательно, — сказала женщина и улыбнулась. — Но ты только-только увидел меня.

— Твои духи…

— Ах, да. Это они.

Он несколько раз моргнул, чтобы яснее видеть. Все сразу же вернулось — пребывание в госпитале, кошки, эта женщина.

— Молли…


— Доброе утро. Как вы себя чувствуете?

Он сел. Ночью он несколько раз просыпался — все старался освободиться от одежды. Простыня обмоталась вокруг его тела. Он поднял вверх руки и потянулся.

— Как новенький. Надо побриться, — сказал он.

— Умывайтесь, а я приготовлю завтрак.

Она наклонилась, чтобы подобрать с пола его джинсы и рубашку, и бросила их в ванную комнату.

— Полотенца чистые. Я принесла пластиковый пакет, можете принять душ, не опасаясь намочить повязку.

К тому времени, как он привел себя в порядок, из кухни уже доносился аппетитный запах. К нему примешивался и странный аромат мяты.

Из-за плиты выглянула Молли.

— Надеюсь, яичница-болтунья вас устроит? — Она подошла к столу. — Присаживайтесь.

Через несколько минут, когда он уже с аппетитом поглощал яичницу, раздался странный звук, похожий на треск пропеллера. Он замер.

Она посмотрела на его тарелку.

— Вы закончили?

— Угу.

Молли сложила губы колечком и тихо свистнула, сначала высоким, а потом низким тоном.

— Тед, — позвала она. — Иди сюда.

Из комнаты за кухней, Терри услышат кашляющий звук, затем звяканье метатлической цепи, волочащейся по линолеуму. И из тени возникла очень большая, очень черная пантера.

— Господи…

Зверь медленно приближался. Желтые глаза, по форме напоминающие миндальные орехи, оглядели комнату и остановились на Терри. Стоило огромной кошке подойти поближе к Молли, как запах мяты стал сильнее. Терри понял, что он исходит от зверя.

— Тед, — сказала она, поглаживая его голову. — Это Терри.

Громко мурлыча, пантера не отрываясь смотрела на Терри. Ее массивная голова легла на колени Молли. Когда Тед садился, было видно, как под шелковистой шкурой у него красиво переливаются все мускулы. На черном меху там и сям виднелись светлые пятнышки. Хвост пантеры подрагивал, двигаясь то вправо, то влево, словно отбивал какой-то ритм.

— Это ваша идея взять пантеру в дом? — спросил Терри, еще раз удивившись тому, о чем же думал Сэл, посылая его сюда.

— Нет. Это Джоанна приучила его жить здесь. Теду было всего четыре недели, когда его мать погибла. После этого он воспитывался в доме. Джоанна не могла посадить его в клетку. Вот поэтому он живет с людьми.

Она погладила пантере лоб, а затем почесала за ухом.

— Почему он пахнет мятой? — спросил Терри.

— У леопардов, пантер особый запах.

— А где он спит?

— В конторе. — Молли продолжала гладить пантеру. — Или со мной. Дайте-ка руку.

Пантере никак не прореагировала на руку незнакомца, которая с помощью Молли продвигалась к ее голове.

Терри с трудом заставил себя не отдергивать руку. Шкура животного оказалась значительно грубее, чем у домашней кошки, но во всем остальном пантера была очень похожа на нее, только отличалась большими размерами. Уши ее двигались, словно она следила за разговором людей. Мурлыканье не прекращалось, только Тед плотнее придвинулся к Молли.

Глядя на длинные и широкие лапы, на мощные мышцы, которые перекатывались под шкурой, Терри подумал о силе этого животного. Прекрасная машина для убийства. Элегантная, красивая. Существо, не испытывающее угрызений совести. Не это ли увидел Сэл в Терри, когда в первый раз встретил его?

— Он относится с симпатией к большинству людей, — сказала она, поглаживая Теда рукой, а чуть позже отняла свои пальцы.

Он заколебался. Глаза человека и животного встретились. Терри продолжал гладить кошку.

— К большинству, говорите? А как мне определить, что я отношусь к тем, кто ему нравится?

— Он не подошел бы сюда, если бы ему не понравился ваш запах.

Тед вытянулся, словно почувствовал, что его гладит не Молли. Он поднялся и сделал два шага по направлению к Терри. Хотя стул, на котором сидел Терри, был достаточно высок, Тед заглянул ему прямо в глаза.

Пантера понюхала его ладонь. Терри хотелось вскочить и бежать куда глаза глядят, но он продолжал сидеть.

Он знал, что это значит. Хищник против хищника. Он понял намерение Теда изучить того, кто нежданно-негаданно вторгся в его владения. Если у Молли такой телохранитель, то не стоит удивляться, что она не замужем.

Тед опять кашлянул, повернулся и пошел к холодильнику. За ним тянулась цепь толщиной в дюйм. Мурлыканье стихло. Но, когда зверь лег, оно возобновилось.

Молли принялась убирать со стола. Подойдя к холодильнику, чтобы положить туда масло, она бесцеремонно подвинула Теда. Увиденное потрясло Терри.

ѕ Не хотите ли проехаться вокруг поселения? — спросила она. — Я закончила свои дела еще утром и теперь могу показать вам все, что пожелаете.

Не успел он ответить, как утреннюю тишину нарушил громкий визг и жалобное мяуканье. Даже Тед перестал мурлыкать.

ѕ О господи! — воскликнула Молли скорее раздраженно, чем обеспокоенно, и вышла из комнаты. — Что, если и вы пойдете со мной?

Терри подхватил костыли и последовал за ней. Визг раздался снова. На этот раз его сопровождало мяуканье Теда.

ѕ Ты же не голоден, — сказала Молли, идя по холлу к комнате справа. — Я только-только покормила тебя.

Мяуканье стало громче. Когда они вошли в комнату, он увидел клетку, занимавшую большую часть помещения. Внутри находилось подобие гнезда, сделанное из одеял. В дальнем углу были разостланы газеты. Полосатый узел в середине гнезда зашевелился, едва они приблизились. На них уставились два белоснежных тигренка, издававшие жалобное мяуканье.

— Вот этих красавцев, — сказала Молли, присев на корточки около малышей, — Сэл прислал мне на прошлой неделе.

— Это из-за них сюда притащился репортер?

— Да. Их конфисковали на границе. Какой-то мерзавец намеревался пополнить свою коллекцию. — Она взглянула на него и улыбнулась. — Подумайте над тем, как обеспечить их безопасность.


Стив Бернард занимал маленький номер в мотеле. Ему хотелось выпить, но он не мог пропустить важный телефонный звонок. Что со мной будет? — повторил он вопрос, который задавал себе уже сотню раз. Что они от него ждут? В его организации второго шанса не существует. Но это не его вина. Они сами установили правила. Они настаивали, чтобы не было никакой мокрухи. Если бы он убрал офицера-пограничника, ничего бы не случилось.

Он с трудом сглотнул. Его мучила жажда. Может быть, удастся выскочить за бутылочкой в ближайший магазинчик. Он тут рядом, через дорогу. Это займет совсем немного времени и…

В уши ударил телефонный звонок. Он сразу же снял трубку.

— Да? — сказал он.

— Я весьма разочарован, мистер Бернард.

— Понимаю. Это произошло случайно. Правила, которыми я руководствовался, очень жесткие.

— Меня не волнуют случайности. Я хочу, чтобы работа была выполнена.

— Конечно. — Стив заставлял себя говорить как можно спокойней. Тот факт, что они еще не убили его, отнюдь не означает, что опасность миновала.

— Наш общий хозяин пока находится за рубежом, — сказал абонент бесстрастно-холодным тоном. — У вас двадцать один день до его возвращения. Если тигрята к этому сроку не появятся, вряд ли он простит вам вашу маленькую оплошность.

— Я смогу вернуть их назад, как только узнаю, где они находятся…

Человек на другом конце провода оборвал его.

— Их показывали вчера вечером по телевидению.

— Что? Тигрят?

— Да. Репортер, некий Ларри Вэнс, рассказывал о них. Найдите его, тогда найдете и тигрят.

— Считайте, что дело сделано.

— Двадцать один день, мистер Бернард. Наш общий хозяин заплатил за тигрят кругленькую сумму. Они — гордость его коллекции. Если вам не удастся это сделать, то придется разорвать наше сотрудничество. Надеюсь, вы меня понимаете?

Попробуй не пойми, когда ко лбу приставлена пушка 45-го калибра!

— Я понимаю.

Трубку на том конце провода повесили. Тишина.


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава