home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Молли была у клетки Геракла, когда увидела прыгнувшего Теда, а затем и Терри, который лежал, уткнувшись в землю. Она бросилась к нему. Когда она подбежала к Терри, Тед лизал его щеки и нервно повизгивал. Она оттолкнула пантеру.

ѕ Терри, — позвала она, присев рядом. — Как ты? Ты меня слышишь?

Он застонал и затряс головой.

— Что за чертовщина?..

— На тебя бросился Тед. Ты, наверное, прихрамывал, а он подумал, что ты с ним намерен поиграть.

— Здорово! — Он попытался приподняться.

— Не двигайся, — сказала она, прикасаясь к его руке, а потом ощупывая спину. — Что-нибудь болит?

— Хороший вопрос. Только что меня как следует огрела трехсотфунтовая пантера. Конечно, болит все, — раздраженно и капризно ответил Терри.

— Не пытайся встать.

— Но не лежать же мне здесь целый век и жрать землю.

Она присела на корточки.

— Раз ты ругаешься, значит, с тобой все в порядке.

Он приподнялся на локте и посмотрел на Молли.

— Это не кошка, а дьявол какой-то.

— Тед очень ласковый, и ты ему нравишься.

Терри с усилием сел, отряхнув руки от земли.

— Представляю, во что бы он превратил меня, если бы я ему не нравился.

Молли осмотрела его голову. Лицо не повреждено, и глаза оставались ясными. Она придвинулась ближе и принялась ощупывать его ноги. Как только она дотронулась до него, его мускулы напряглись и стали твердыми как камень. Через грубую ткань джинсов она чувствовала теплоту его тела. Не обращая внимания на собственную ответную реакцию, которая отозвалась у нее в животе, она продолжала ощупывать его, пытаясь определить, нет ли переломов или растяжений.

— Кажется, все на месте, — сказала она, стараясь избежать его взгляда.

Она гнала от себя мысль, что Терри нравится ей. Ей было легче думать о нем как об одном из своих пациентов или просто как о мужчине, которого Сэл послал сюда, чтобы охранять тигрят. Она протянула ему руку и рывком поставила на ноги.

Подошел Тед и мордой ткнул ее в бедро.

— Тебе нечего передо мной извиняться, — сказала она, обращаясь к пантере.

Терри посмотрел вниз.

— Она права, парень.

Тед глянул на него и кашлянул.

Терри покачал головой.

— Все в порядке, Тед. Подойди-ка. — Терри похлопал себя по ноге. Черная пантера приблизилась и понюхала его руку. — Я тебя прощаю. — Он взялся за ошейник и потянул за него, пантера подняла морду. — Только не делай этого снова.

Тед потряс головой, а Терри потрепал его по загривку. Молли улыбнулась. Терри быстро взглянул на нее. Она постаралась поскорее согнать с лица улыбку, но он ее заметил.

— Что тут смешного? — раздраженно спросил он, стыдясь, что она оказалась свидетельницей инцидента с пантерой.

— Ничего.

— Конечно, Тед зверь дикий. И у него свои рефлексы. Мне не удалось увернуться, а удержаться на ногах после такого удара я не смог.

— Прости, — сказала она. — Я совсем не хотела обидеть тебя. Просто вы оба выглядели очень забавно. К тому же я вспомнила тот эпизод в машине, по дороге сюда. Когда ты…

— Когда я пытался убить тебя, — резко сказал он.

Она быстро наклонила голову, словно извиняясь, что затронула больную тему.

— Да. — Она поправила волосы и посмотрела на него. — То, что произошло с Тедом, было очень похоже на то, что случилось тогда. Я в тот раз не рассердилась на тебя, потому что поняла: просто сработала твоя реакция.

Объяснение подействовало как холодный душ. Он поджал губы, рот превратился в узкую полоску, из глаз исчез блеск.

— Все же есть разница, — произнес он. — Я не пантера, а человек. И я не действовал рефлекторно. Я пытался убить тебя.

— А теперь пытаешься меня запугать. — Не в силах смотреть в его пустые глаза, она отвернулась.


Стив Бернард застыл перед дверью служебного кабинета телерепортера. По пути на телестудию он перебрал в уме разные способы получения интересующей его информации. Но ни один его не удовлетворил.

Конечно, проще всего было бы войти, вынуть револьвер и потребовать от репортера выложить все, что тот знает о тигрятах. Но если даже журналист и поддастся, то непременно сболтнет кому-нибудь, и тогда предприятие обречено на провал. Нет, такой метод не годится. Лучше всего появиться у него с какой-нибудь забавной историей. Он поправил пиджак, чтобы под ним не было заметно оружия, и постучал в дверь.

— Войдите, — раздался голос.

Бернард глубоко вздохнул и заставил себя улыбнуться.

— Ха, Ларри, дружище. Сколько лет, — произнес он, открывая дверь. С непринужденным видом он переступил порог и протянул для приветствия руку.

Смазливый репортер инстинктивно пожал протянутую руку, но тут же сделал удивленное лицо.

ѕ Простите. Не помню, где мы встречались.

Конечно, не помнишь, молокосос, подумал Бернард. Мы раньше никогда не виделись.

— Гарри Уильямс, — солгал Бернард. — Работал в «Таймсе». Мы оба писали тогда о грандиозном скандале, который разразился в центре.

Будь понаглее, и тебе поверят, напомнил себе Бернард. Люди глупы и доверчивы. Если скажешь, что знаешь их, они изо всех сил будут стараться вспомнить тебя. Бернард опирался на тот факт, что центр Лос-Анджелеса мог означать что угодно — от района Вест-Сайда до Иста, а скандал мог произойти и в среде политиков, и в больших университетах, или же на киностудиях. Кажется, Ларри и в самом деле писал подобный репортаж.

— Ну конечно, — сказал сразу же Ларри, и брови у него разгладились. — Дело об ограблении.

— Старик, — весело сказал Бернард. — Был здесь рядышком и решил заскочить. А не отправиться ли нам куда-нибудь пропустить стаканчик-другой и вспомнить былое?

— Хорошая идея, — сказал Ларри, оглядывая дешевый спортивный пиджачок Бернарда. — Но вот незадача, я выступаю с четырехчасовыми новостями и поэтому не могу…

Бернард громко хохотнул.

— Это от нас никуда не уйдет. Но я не для этого к тебе забежал.

Его смех зазвучал более искренне, когда он увидел, как посветлела физиономия Ларри. Он знал, что представляет собой репортер вроде него. Большой кабинет, наполненный тщеславием, гардероб с кучей претенциозных костюмов, которые не соответствуют его реальному финансовому положению. Конечно, этот Ларри, или как его там, поклонник дорогого барахла, виски и баб, но в карманах у него редко водятся стодолларовые купюры. Короче, под покровом респектабельности скрывается обыкновенная пустышка.

— Слушай, я видел кусочек твоей передачи о тигрятах.

— О, это был ужасный день, — поежился Ларри и повернулся к зеркалу. — Управляющая там — какая-то сумасшедшая… — Бернард вытащил из кармана блокнот, делая вид, что собирается свериться с кое-какими записями. — Да уж, никогда не забуду эту Молли Стоун, — сказал репортер.

— Верно, верно. Молли Стоун.

— Не вздумай встречаться с этой женщиной. Например, меня она грозилась пристрелить.

Бернард хорошо понимал эту женщину. Он сам был не прочь всадить пулю в этого трепача.

— Кажется, она обитает где-то на севере? — спросил он таким тоном, будто знал ее местонахождение, но не мог припомнить, где точно.

— Это неподалеку от Боуманда. — Ларри скорчил рожу. — Неужели ты и впрямь собираешься навестить ее, Гарри? Она же просто опасна.

— Собираюсь, — сказал он и подумал: найти этих тигрят — мой последний шанс, в противном случае мне крышка.

Ларри оглядел кучу бумаг, разбросанных повсюду.

— У меня есть ее адрес. В конце недели у нее состоится ежегодный банкет спонсоров. Телецентр собирался направить меня туда, но я сказал, что эта женщина возражает против любых публикаций и съемок. — Он порылся в пачке приглашений. — Вот пригласительная карточка. — Он прочел адрес, а затем бросил билет в мусорную корзину Бернард поблагодарил его. Взглянув на часы, Ларри спохватился. — Слушай, сейчас начнется передача. Как бы мне ни хотелось поболтать с тобой, но…

— Нет проблем, — сказал Бернард, засовывая в карман блокнот. — Спасибо за информацию. Через пару недель я звякну тебе, и мы посидим за стаканчиком.

— Разумеется, — ответил Ларри, вставая.

Мужчины пожали друг другу руки.

Бернард вышел и быстро пересек большой холл. Потом проскользнул в подсобку и прикрыл за собой дверь. Студия находилась на противоположной стороне. Он слышал, как работники студии готовились к передаче. Затем прозвучал сигнал соблюдать тишину. Передача началась. Через несколько минут Бернард услышал голос Ларри, читающего репортаж о Сакраменто. Бернард приоткрыл дверь, убедился, что холл пуст, вышел и направился прямо к кабинету Ларри Вэнса.

Пригласительный билет валялся там же, куда его бросил Вэнс. Бернард достал его из корзины и засунул в карман. Через пять минут он уже шагал по улице, смешавшись с толпой.


Накормив тигрят и отправив их в клетку на полуденный отдых, Терри заторопился в кабинет Молли, У нее было по горло работы, и она предложила ему обедать, не дожидаясь ее. Но он понимал, что причина ее отсутствия крылась совсем в другом. Он остановился на пороге кабинета и загляделся на нее.

Молли сидела за столом, опустив голову, и что-то писала. В ярком свете ее волосы удивительно искрились. Обычно она предпочитала собирать их в пучок, но сейчас они лежали свободными прядями. Сияющий бронзой локон спускался с плеча прямо на бумагу. Она нетерпеливо отбрасывала его назад.

Запах мяты усилился и смешался с легким ароматом французских духов. Молли — женщина, Терри — мужчина. Кроме них в помещении никого не было. Он на секунду представил себе, как он прикасается к ней, ощущает ее крепкое тело. Но что будет чувствовать она от близости с ним, как будет вести себя в постели? Сексуальна ли она?

И вообще, почему он подумал об этом? Он здесь находится по чисто служебным делам. А отступление от них приводит к нежелательным осложнениям. Кроме того, на такие вещи у него нет времени.

Терри подумал о том, что он и Молли из абсолютно разных миров. Тяга к семейному очагу была ему столь же чужда, как ей — жизнь в джунглях Южной Америки. Удивительно, что он еще способен об этом размышлять.

— Как дела? — громко спросил он.

От неожиданности она подпрыгнула в кресле. Карандаш вылетел у нее из руки. Она взглянула на Терри, затем подняла с пола карандаш.

— Даже не спрашивай. Это какой-то кошмар. Каждая правительственная контора руководствуется своими правилами. Для каждого чиновника нужно готовить отдельный документ.

Она откинулась на спинку кресла и завела руки за голову. В ее движениях была неуловимая грациозность, заставившая его поддаться очарованию Молли. Но он подавил свой восторг и оглядел кабинет. Стены были увешаны фотографиями животных. Он обратил внимание на два снимка в деревянных рамках.

— Это и есть снежные барсы?

Она повернулась, чтобы увидеть, что он рассматривает.

— Да. Это самец и самка.

Он подошел к фотографии ближе.

— Выглядят так, будто их фотографировали с очень высокого места.

— С самолета.

Молли поднялась и встала рядом с ним. Ее рука касалась его руки. Он сделал вид, что ничего не замечает.

— Их привезли в страну нелегально. Не знаю, с какой целью. То ли для личной коллекции, то ли еще для чего-то. Но их все же конфисковали и передали службе ветеринарного контроля. — Она сняла со стены маленькую фотографию. — Ее служащие доставили кошек сюда, и я ухаживала за ними. Это были очень красивые и очень дикие существа.

Терри вгляделся в ее глаза, в ее неяркие веснушки и четкий рисунок губ. Не очень красива, подумал он. Но интеллигентность, теплота и неброская привлекательность делали ее очень симпатичной. И все же он, наверное, не смог бы увлечься ею. У него в жизни почти не было привязанностей, он считал, что любовь опасна. Возможно, правда, что в другое время и в другом месте он был бы не прочь поухаживать за ней.

Она повесила фотографию обратно.

— Их отвезли в Азию и выпустили на волю. Эти фотографии были сделаны около года назад. Оба зверя до сих пор живы.

Он положил руку ей на плечо. Ее голубые глаза немного округлились, но она не двинулась с места. Сделай он еще движение, и она была бы у него в руках. Ну и круглый же ты дурак, подумал он, но тем не менее не изменил положения.

— Ты должна гордиться собой.

— Я очень рада, что они выжили.

У нее было хрупкое сложение. Однако он чувствовал, что она сильная. Эта хрупкость и сила интриговали его. Он понимал, что, скажи вслух, о чем думает, она бы врезала ему по первое число. Он взглянул на нее и отступил назад.

— Уж не поэтому ли ты намереваешься заняться разведением снежных барсов? — спросил он.

Она кивнула в раздумье, силясь вспомнить, о чем они говорили.

— Их осталось очень мало. Если не заниматься этим, барсы могут исчезнуть навсегда.

Они помолчали.

— Ты послала приглашение Сэлу? — спросил Терри.

— Рано утром. Жду его звонка. — Она посмотрела на часы. — Вероятно, через час или чуть позже.

— Нам потребуется дополнительная охрана, — сказал он. — Я бы хотел переговорить с ним об этом. Список гостей уже направлен в картотеку. Там все в порядке. Ты знаешь, что на прием приглашен и тот журналист, которого ты напугала?

— Да, знаю, — сказала она. — Но не думаю, что он рискнет здесь появиться.

— Что ты собираешься делать? — поинтересовался Терри.

— Пойду в Большой дом. Хочу принять ванну. Можешь присоединиться ко мне. — Как только она произнесла эту фразу, то сразу поняла всю ее двусмысленность и покраснела. — Я хотела сказать… Не пойми меня превратно, — пробормотала она.

— Хо-хо. — Ее неосторожное приглашение вызвало в его воображении соблазнительную картину: обнаженная Молли Стоун плещется в воде.

Она рискнула бросить на него быстрый взгляд, а затем занялась складыванием бумаг.

— В гостевой комнате есть специально оборудованная ванна. Она снимает любую усталость.

— Спасибо.

— Через пару минут я встречу тебя у гаража.

Она выскочила из кабинета, не ожидая его согласия.


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава