home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Молли открыла холодильник и вытащила оттуда два куска сырого ростбифа, овощи и несколько картофелин. Сложив снедь в пластиковые мешки, она уложила их в корзину.

Без сомнения, Терри уже поджидал ее у джипа. Ей же следовало сохранять выдержку, чего бы это ни стоило. Однако, вспомнив еще раз свои слова, она почувствовала, что у нее запылали щеки. Можешь присоединиться ко мне. О! Она чуть не застонала от досады. Как у нее могла вырваться такая фраза? Она тяжело вздохнула и направилась к выходу из холла.

Ей никогда никого не приходилось обманывать, а саму себя тем более. Да, она видела в Терри привлекательного мужчину, ей было приятно его присутствие, но она никогда даже и не думала о том, чтобы принимать вместе с ним ванну.

Когда она вошла в вестибюль, то инстинктивно повернула голову в сторону клеток. Фред и Тед играли с любимым одеялом пантеры. Каждый тянул в свою сторону. Побеждал Тед.

— Фред, — позвала она.

Юноша оторвался от игры, а Тед с рычанием потянул одеяло на себя, и Фред, потеряв равновесие, уселся на пол.

— Это нечестно, — пробормотал он обиженно, но, взглянув на Молли, быстро встал на ноги и отряхнулся. — Да?

— Я вместе с мистером Уорреном отправляюсь в Большой дом. Пожалуйста, накорми тигрят перед уходом и проверь, чтобы все было заперто.

— Будет сделано, — сказал он, улыбнувшись, и пошел за пантерой.

Терри стоял, прислонившись спиной к борту джипа. Черная рубашка подчеркивала стройность его фигуры. Молли почувствовала, как у нее сильнее забилось сердце. Терри взял у нее корзинку и удивился ее весу.

— Что у тебя там? Камни?

— Обед, — сказала она, садясь в машину. — В доме я займусь подсчетом рюмок и тарелок. Следует прикинуть, чем мы располагаем, прежде чем я вызову поставщика. Плита в Большом доме значительно лучше, и, пока я буду работать, как раз успеет зажариться ростбиф.

Он сел рядом с ней и поставил корзину к себе на колени. Подъехав к Большому дому, Молли запарковала джип возле главного входа. Она достала ключи из кармана джинсов и открыла двери.

Войдя в дом, Терри даже присвистнул от восхищения.

— Ну и ну. Настоящий дворец. — Он внимательно оглядел высокие потолки и обитые штофом стены.

— А вот там находится столовая, — показала она.

Комнаты были просторными. Паркетные полы из бука, несмотря на наросший слой пыли, сверкали. Кремово-розовые обои поражали своей элегантностью. Вдоль стен стояли небольшие диванчики, накрытые чехлами, и стулья с высокими спинками. Круглые столы были сдвинуты к выложенному гранитом камину. Бархатные шторы с парчовыми подзорами закрывали широкие окна. Она указала на двойные двери.

— Здесь мы устраиваем маленький зоопарк из молодняка.

Терри взглянул на помещение и поднял брови.

— Что-то подсказывает мне, что здесь не бывает овечек и козочек.

Она улыбнулась и покачала головой.

— Я привожу сюда только самых дружелюбных кошек. Геракла, например. Помнишь рысь в крайней клетке? Он обожает внимание. Да и спиленные когти позволяют возиться с ним. Приводим и парочку молодых кугуаров, которым нравятся люди. Ну и, конечно, Тед.

— А Тед не бросается на гостей? — спросил он.

— Нет. Я же говорила, что его прыжок свидетельствует о том, что ты ему нравишься.

Он потер шрам на руке.

— Если кто-нибудь из гостей будет вести себя неприлично, то позволим Теду урезонить нарушителя.

— Буду иметь в виду это предложение, — усмехнулась Молли.

Она перебросила корзинку в другую руку и начала подниматься по лестнице.

— Этот дом был построен в первой четверти XX века. Дедушка Джоанны разбогател, занимаясь строительством и лесоторговлей.

— Красивое здание. Но меня не удивляет, что ты не хочешь здесь жить.

— Я не люблю помпезности. Кроме того, дорого обходится его содержание, особенно отопление. Когда погода хорошая, то находиться здесь приятно, но зимой стоит жуткий холод.

На последней ступеньке Молли остановилась.

— Комнаты, где жила Джоанна, находятся в том крыле. — Она махнула рукой в противоположном направлении. — Там сейчас пусто. На содержании дома мы сэкономили кучу денег, да и мне удобнее быть рядом с кошками.

Он шел за ней, пока не наткнулся взглядом на стеклянный шкаф, тянувшийся вдоль стены длинного коридора.

— Это что? — спросил он, указывая на множество розеток и призов внутри шкафа.

Она включила верхний свет и встала рядом с ним.

— Моя тайная жизнь.

Он открыл шкаф и вынул оттуда одну из статуэток.

— Ты снайпер?

— Стрельба — одно из моих увлечений, — улыбнулась она.

Он пристально посмотрел на нее своими карими глазами.

— Сэл ничего мне не говорил.

— Я не уверена, что он об этом знает.

Он поставил статуэтку-приз на место.

— И ты можешь метко стрелять не только по мишеням?

— Если нужно.

Он оставался серьезным.

— Если кто-то захочет украсть тигрят, ты готова защищать их?

Она прикусила губу. Его вопрос явно имел скрытый смысл — может ли она убить человека? Она подумала о тигрятах-альбиносах, безмятежно спавших в своей клетке, и медленно покачала головой.

— Я сделаю все, что будет необходимо.

Они стояли рядом друг с другом, и она ощутила горьковатый запах его тела, запах полыни.

В следующее мгновение она вытащила из корзинки полотенце и бросила его на плечо Терри.

— Ванная комната расположена там, — указала она на полуоткрытую дверь. — По-моему, ванна достаточно большая. Можно и поплавать.

Он огляделся.

— Здесь нет телефона?

— Один находится в моей комнате и еще один внизу, а кроме того, телефоны есть в самом питомнике. Не волнуйся, мы не пропустим звонка Сэла.

Молли откинулась на край ванны и вздохнула. Горячая вода плескалась у груди. Аромат шампуня возбуждал. Тихая музыка лилась из портативного приемника. Молли чувствовала себя на седьмом небе. Напряжение спало, и она закрыла глаза. В голове роились мысли, связанные с предстоящим приемом спонсоров: ей предстояло продумать меню, побеспокоиться о посуде и расстановке мебели. Но сейчас ей не хотелось думать об этом.

Веки потихоньку закрывались. Музыка баюкала, погружая в нежную мелодию. Молли опустилась ниже, пока вода не закрыла ей шею. Теплота напоминала о прикосновении руки Терри, и она почти физически ощутила близость его тела.

Она так резко села, что вода перелилась через край ванны. Прохладный воздух заставил ее поежиться. Следует забыть о Терри! Молли поджала колени к груди и обхватила их руками. Она ничего не могла поделать с нахлынувшими чувствами. Значит, нужно делать вид, что с ней ничего не происходит.

Она вышла из ванны и растерлась досуха, заставляя себя думать о предстоящем приеме и тигрятах. Не одеваясь, она прошла в спальню. Взяла чистое белье, которое захватила с собой, надела трусики из мягкого хлопка и белый лифчик. Ничего шелкового. Покончив с последней застежкой, она вздохнула. Разве это главное? Кошкам безразлично, во что одета их покровительница. Поэтому неразумно тратиться на изысканное белье. Кроме нее самой, никто этого не видит.

Она подошла к гардеробу и открыла дверцу. На вешалках висело около дюжины платьев, внизу стояли три коробки с обувью. На верхней полке лежали чулки.

Это ее выходные наряды. В них она появлялась на приемах. Но эта часть жизни не имела для нее особого значения. Она коснулась пальцем вечернего платья из темно-синего бархата. Когда она надевает его, то совершенно преображается. Самые чванливые и богатые гости стараются заговорить с нею, но она скромно опускает глаза. Зажиточные дамочки признают ее своей и доверительно шепчутся о самых лучших модельерах и стилистах. Жены восторгаются красотой кошек, мужья, втайне от них, назначают ей свидания.

Молли тряхнула головой и закрыла дверцу. Не все такие, напомнила она себе. Многие гости приезжают сюда, потому что искренне интересуются кошками. Фонд требовал средств для поддержания питомника, а это означало, что она должна играть предназначенную ей роль.

Она вытащила джинсы и трикотажную блузку.

Иногда ей хотелось быть иной. Не той искусственно улыбающейся дамой в вечернем бархатном платье, не сухим профессионалом в джинсах и ботинках, заботливо следящим за самочувствием и здоровьем своих питомцев, но… женщиной. Просто женщиной, которая любит своего мужа, растит детей, занимается хозяйством. И для собственного удовольствия, а не по воле обстоятельств, наряжается в красивые платья…

Впрочем, нет. Что значат эти роскошные туалеты и изящные туфельки? Играть роль вешалки неинтересно. Ей хотелось иметь рядом близкого человека, появляться с ним всюду вдвоем, чтобы окружающие завистливо шептали: «Посмотрите, какая красивая пара». У нее не было ничего этого. Она привыкла к одиночеству, и оно уже не тяготило ее. Но она была готова одарить кого-то своей нежностью и любовью. Только вот человека, который был бы достоин ее любви, она еще не встречала. Ей трудно было угодить.

Она считала, что самое безопасное — отдавать всю свою любовь кошкам. По крайней мере, она знала наверняка, что они нуждаются в ней.

Молли натянула на себя через голову белую трикотажную блузку и взяла щетку для волос. Вытащив шпильки, она распустила волосы и принялась их расчесывать.

Как только она закончила их укладывать, на тумбочке зазвонил телефон. Она взяла трубку.

— Алло.

— Скажи-ка, у тебя нет никаких неприятностей? — спросил Сэл.

Она засмеялась.

— Почему ты всегда думаешь, что происходят одни только неприятности?

— Такая у меня работа, Мол. Как ты там?

Она лаконично сообщила ему о состоянии тигрят и рассказала, какие меры безопасности принял Терри.

— Терри хочет сам тебе рассказать о приеме спонсоров, который состоится в конце недели. Мы предполагаем, что у нас будет около ста двадцати гостей. Мне известно, что он намерен увеличить число охранников.

— Я категорически возражаю против приема, — после долгой паузы пророкотал Сэл.

— Мне не нужно ничье разрешение, — твердо ответила Молли.

— Ты же знаешь, что эти тигрята представляют большую ценность. И я не хочу, чтобы с ними что-то случилось.

— Я понимаю и буду рада сохранить их. Но ты поручил мне заботиться о них, ни о чем не предупреждая. А этот прием был запланирован еще несколько месяцев назад. Если ты ассигнуешь мне полмиллиона долларов, тогда я, может быть, и отменю его.

Сэл молчал.

— Я пойду позову Терри, — сказала она.

— Хорошо, — вздохнул Сэл.

Она положила трубку на кровать и пошла в гостевую. Постучала в дверь, но он не отвечал. Она постучала еще раз.

— Терри, Сэл ждет тебя у телефона.

Молчание. Может, он заснул в ванне? Она постучала в третий раз и толкнула дверь. Когда она вошла в комнату, дверь ванной отворилась, и вышел Терри.

Совершенно голый, он выглядел несравненно более красивым, чем любая дикая кошка. Неяркий свет превращал его загорелое тело в золотистое. Он был как бы соткан из мышц.

Терри поспешил закрыться полотенцем. Она взглянула ему в лицо. И, встретившись с ним взглядом, поняла, что он совсем не похож на диких кошек, которых она любила. Перед ней стоял мужчина, которого она хотела.

Он улыбнулся ласкающей мужской улыбкой. Почва чуть не ушла у нее из-под ног.

— Сэл на телефоне, — пробормотала она, повернулась и выскочила из комнаты.

Терри бросился за ней.

— Мол, подожди.

Но она уже пробежала почти половину лестницы. Он остановился, колеблясь между обязанностью и желанием, затем повернулся и направился в ее спальню к телефону.

— Да! — рявкнул он в трубку.

— Заставляешь себя ждать, — заметил Сэл. — Чем ты, черт возьми, там занимаешься?

Терри присел на край кровати и провел рукой по влажным волосам. Все как-то глупо получилось. Но выражение ее лица… Разве можно этому сопротивляться? Когда в последний раз он видел женщину, которая с таким восхищением и откровенным желанием смотрела на него?

— Терри, ты слышишь?

— Что ты сказал?

— Расскажи-ка мне о приеме.

Терри вкратце обрисовал ситуацию. Он заставил себя забыть о Молли и постарался сконцентрироваться на деле.

— Я хочу, чтобы ты прислал сюда команду. Я уже направил список гостей в твое управление. К сегодняшнему дню проверка выявит, нет ли среди них лиц с дурной репутацией.

— Я позабочусь об этом, — пообещал Сэл.

Потом Терри сообщил о принятых им мерах безопасности.

— Можешь достать мне смокинг? — спросил он. — Прием, который устраивает Мол, носит официальный характер.

Сэл засмеялся.

— Я пошлю тебе свой. У нас вроде один размер.

— У тебя есть смокинг?

— Служба требует, парень.

Терри поморщился.

ѕ Я никогда не видел тебя в нем, Сэл. Ты же отказываешься от всех официальных раутов.

Шеф молчал целую минуту.

— Отказывался, потому что не мог никого видеть после того, что случилось с Кейт и сыном.

— Прости. — Терри почувствовал себя чертовски неуютно. Он затронул больную тему, совсем не подумав.

— С тобой могло быть намного хуже, — сказал Сэл. — Оперативники стареют.

— Не понял. Это означает, что придется протирать штаны за столом? — Терри переложил трубку из одной руки в другую. — Лучше уж умереть. Я готов все бросить и снова включиться в живую работу. Там хоть врага видишь.

— Когда изменишь свою точку зрения, дай знать. Тебя не ждет повышение. Что у тебя еще? — спросил Сэл.

Терри глубоко втянул в себя воздух. Сэл — единственный человек, у которого он может узнать правду.

— Рой погиб во время взрыва?

Молчание.

— Я вспомнил о складе, который загорелся. Теперь я должен знать подробности. — Терри ждал, но Сэл не отвечал. — Скажи мне, — продолжал настаивать Терри. — Я же помню, что пошел туда, чтобы помочь Рою. Черт возьми, он был моим другом. Имею же я право знать, что с ним случилось! — Он прижал телефонную трубку с такой силой, что пластик чуть не треснул. — Это я убил его?

— Это действительно тебя трогает? — спросил Сэл.

— Да.

— Ты его не убивал.

Терри наклонился вперед и уперся локтями в колени. Он слышал, как Сэл перебирает бумаги.

— Я рад, что тебе стало лучше, — продолжил Сэл. — Предложение остается в силе. Будь осторожен и побереги Мол, парень. Я позвоню. — Сэл повесил трубку.

Чувство огромного облегчения охватило Терри. Он не убивал Роя. Слава богу! Он опрокинулся на кровать и уставился в потолок. Как он мог потерять самообладание? Раньше с ним такого не случалось. Он не задумывался, что делать, когда враги стреляли в него. Но Рой? Терри сел и потер щеку. Вот почему он предпочитает не иметь ни с кем дружеских отношений. Они всегда осложняют жизнь.

Если бы Сэл приказал ему убить Роя за то, что тот стал изменником, смог бы Терри так поступить со своим другом? Он задумался, а потом мотнул головой. Да, он хороший оперативник, черт побери. Он выполняет приказ. Но почему же он, человек, соглашается по приказу убивать других людей?

Ему не нравился этот вопрос. Он поднялся и направился в гостевую, намереваясь поговорить на эту тему с Молли.

Однако позже такое желание испугало его. Он не привык делиться своими неприятностями.

Он мысленно вернулся к разговору с Сэлом. Ведь Сэл так и не ответил, погиб Рой при взрыве или нет. Изворотливый дьявол, подумал Терри и попытался представить, как бы поступила Молли при таких обстоятельствах. Она…

Терри выругался. Он вдруг вспомнил, как она убежала от него. Потуже закрутив на себе полотенце, Терри уверенно поспешил вниз.

Молли он нашел в кухне у шкафов, наполненных стеклянной посудой. Она сидела на высоком стуле, положив на колени большой блокнот. Солнце, заглядывающее в окно, освещало ее нежный профиль.

Она его не замечала. Он прислонился к дверному косяку и стал рассматривать ее, отметив, что у нее красивый, чуть вздернутый нос. Он изучал движения ее безмолвно шевелившихся губ. В такт ударам сердца на шее у нее билась жилка. Тонкая белая блузка была заправлена за пояс джинсов. Волосы аккуратно зачесаны назад. Когда она протянула руку, чтобы отодвинуть бокалы, он увидел плотную выпуклость груди. Ее форма и объем почти соответствовали его ладони.

— Мол. — Он позвал ее, как будто спросил.

При звуке его голоса она вздрогнула и обернулась. Краска залила ее щеки. Она подняла блокнот, прикрывая им грудь как щитом. Глаза ее смотрели мимо него.

— Обед будет через час, — тихо сказала она. — Я только что поставила вариться картошку. Мне нужно закончить подсчет столовых приборов, а ты можешь посмотреть телевизор в гостиной или там, где тебе удобно.

— Мол, — сказал он снова.

Она продолжала отводить от него глаза. Он подошел к ней и дотронулся пальцем до щеки. Он нежно поглаживал ее атласную кожу до тех пор, пока она не взглянула на него.

Ему нравилось, как она краснеет. Он вспомнил ее смущенный вид, когда она произнесла двусмысленную фразу, приглашая присоединиться к ней в ванной.

— Посмотри на меня.

Но вместо того чтобы поднять голову, она отвела его руку и отвернулась.

— Почему я не могу полюбоваться тобой? — настаивал он.

— Оставь меня.

Он не послушался. Должна же она смягчиться. Он сжал зубы. Проклятье, к чему скрывать правду. Он не может оставаться равнодушным к ней. У него не было друзей. Только Рой и Сэл. Рой мертв, и Терри не знал, по какой причине. А Сэл — начальник и мужчина. Он взял ее за плечи. Блокнот упал на пол. Она взглянула ему прямо в глаза.

— Ты упрямая, — сказал он.

Губы у нее дрогнули в некоем подобии улыбки.

— Я знаю.

— Нечего смущаться. Мне хочется, чтобы ты на меня смотрела.

Ее щеки заалели. Она постаралась освободиться, но он крепко держал ее за плечи.

— Перестань, — сказал он и наклонился, чтобы поцеловать ее. Своим поцелуем он хотел успокоить ее, но, коснувшись ее губ, понял, что совершает тактическую ошибку. Она была нежной, очень нежной, и ее податливость возбудила его.

Желание напоминало острый укол. Он пытался объяснить свое состояние тем, что очень давно не спал с женщиной. И в результате при виде любой из них начинаешь терять голову. Но он думал не о любой женщине. Он думал о Молли. Когда он отпустил ее плечи, она вздохнула.

Он снова поцеловал ее в губы, взглянул в глаза. На него смотрели огромные голубые озера. Она выглядела растерянной и скованной. Он чувствовал ее состояние. Не ощути Терри такого сильного возбуждения, он бы отступил, взял бы себя в руки. Но…

— Терри, — прошептала она, и тут он лишился выдержки. Он тесно прижался к ней, раздвинул ее ноги так, что оказался между ними. Обнял ее, касаясь тела своей обнаженной грудью. Руки Молли гладили его спину. Их нежные прикосновения резко контрастировали с ее обычной сдержанностью. Он застонал.

Не давая ей возможности вырваться, протестовать, он снова коснулся ее влажных губ, от которых уже не смог оторваться.

Перед его приходом Молли не находила себе места, переживая неловкость оттого, что застала его абсолютно голым. Теперь же, вспомнив его красивое обнаженное тело, она отбросила смущение и со страстью отвечала на его поцелуи.

От него исходил аромат мыла и какой-то специфический мужской запах. Запах самца. Его язык нежно касался внутренней поверхности ее губ. Его настойчивые движения заставили ее приоткрыть губы. Это было восхитительно: чувствовать своим телом его тело, ощущать на губах его губы.

Его язык коснулся кончика ее языка. Внутри будто что-то взорвалось, обдав ее нестерпимым жаром, словно поднесли спичку к сухому хворосту. Огонь охватил ее. Желание росло, усиливалось, заставляя ее изнывать от сладкой боли. Она отвечала на каждое его прикосновение, стараясь теснее сплестись с ним. Ее пальцы гладили его волосы, плечи, спину.

Он поцеловал ее в щеку, затем в шею, туда, где кончался ворот блузки. Она задохнулась, откинула голову назад, требуя большего.

Обе его руки двинулись к талии, затем поднялись выше, к налившимся грудям. Она подалась назад, давая ему возможность свободнее двигаться, но он снова впился в ее губы. На этот раз Молли сама проявила инициативу и просунула свой язык в его полуоткрытый рот. Она никогда еще не переживала такого взрыва страсти, никогда не чувствовала такого настойчивого желания отдаться мужчине. Она жаждала соития. Без пустых слов, без обещаний, без фальшивых заверений.

Он поднял ее блузку, торопливо расстегнул лифчик. Она сжимала его крепкие ягодицы. Когда он коснулся ее обнаженной груди и дотронулся пальцами до сосков, она придвинулась к Терри так, что низ ее живота плотнее прижался к его внушительной выпуклости под полотенцем.

С каждым выдохом он шептал ее имя. Поддерживая ее за бедра, он помог ей обнять его спину ногами.

В ее жизни были только два любовника. Каждая физическая близость с ними начиналась медленно, неуклюже, с ощупывания и сопения. Теперешние ее ощущения не шли ни в какое сравнение с прежними.

Он расстегнул пуговицу на ее джинсах. Молли наклонилась вперед и поцеловала его голую грудь. Она дотронулась губами и языком до его соска. Это прикосновение вызвало у него крупную дрожь. На какую-то секунду она почувствовала, что погибнет, если не удовлетворит своего желания. Он взялся за молнию и потянул вниз. Но как только его руки оказались внутри джинсов, он вдруг покачнулся.

Молли выпрямилась и обняла Терри за пояс, чтобы помочь ему сохранить равновесие. Он схватился за угол буфета. Глаза их встретились.

— Что-то с ногой, — прохрипел он, глядя на повязку.

Она медленно кивнула. Вернулся самоконтроль, вытеснив куда-то страсть.

— Мы продолжим наверху, — сказал он.

Она прикусила верхнюю губу. Сможет ли она? Соитие, как у кошек, без мысли, только ради потребности? Раньше она никогда не понимала подобного поведения у людей. Оба прежних любовника претендовали на обладание ее сердцем еще до того, как она отдала им тело. К сожалению, позднее они более не интересовались ни тем, ни другим.

Она посмотрела на Терри, на его фигуру, слегка прикрытую полотенцем. Да, она хотела его. Но разве этого достаточно? Он был как снежный барс. Красивый, дикий. Есть причины восхищаться им издалека, но никогда не требовать большего.

— Я не могу, — прошептала она.

Он с трудом проглотил слюну, затем дотронулся до ее щеки, заставив взглянуть на него.

— Понимаю. Желания больше нет.

— Да, — солгала она. — Наверное, нам следует забыть обо всем…

Его губы скривились в усмешке.

— Ты можешь, Мол, а я не намерен ничего забывать.


предыдущая глава | Смешно до боли | cледующая глава