home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Письмо Патрика Яго было кратким и предельно откровенным.

«Дорогая миссис Халгейт,

сожалею, что не смог разузнать, где находятся ваши сестры. Я могу лишь подтвердить истинность трех фактов. В окрестных церковно-приходских регистрационных книгах имена ваших сестер не значатся, и их точно нет ни в доме викария, ни в близлежащих зданиях. Должен признаться, в прошлое воскресенье я проник в эти здания и обыскал их, пока шла утренняя служба.

Сейчас я в Лондоне. Наводил справки во всех постоялых дворах, куда прибывают пассажиры из восточной части Англии, на тот случай, если сестры отправились в Лондон. Однако я не удивлен, что по прошествии столь длительного времени никто не смог припомнить двух юных леди среди множества других.

Я вынужден задержаться здесь по личному делу. Остановился в гостинице «Очаровательная дикарка» на Ладгейт-Хилл. В ближайшее время можете направлять свои письма по этому адресу.

Ваш и т. д.».

— И так далее, и тому подобное, — пробормотала Мег, складывая письмо.

— Нет хороших новостей? — спросила миссис Харрис, наполняя чашку Мег чаем.

— Да. Но и плохих тоже нет. — Мег понимала, что Яго имел в виду, когда писал о церковно-приходских регистрационных книгах. Он пытался разузнать, не умерли ли ее сестры.

— Вот и хорошо. — На невзрачном лице кухарки от озабоченности появились морщины. — Не хватало только плохих новостей после страхов, каких вы натерпелись прошлой ночью от этих опасных контрабандистов. Какое счастье, что вы уже возвращались домой, когда те высаживались на берег.

— Мне не следовало идти купаться, — призналась Мег. — Я почувствовала себя немного обеспокоенной и подумала, что вода успокоит меня.

— И это неудивительно, — утешала Мег миссис Харрис. — Вы разволновались из-за сестер, а тут еще эта подготовка к званому ужину. И дело не в том, что его светлость, насколько я могу судить, не нашел ни одной юной особы, на которую приятно взглянуть. Я бы узнала, если бы он потом нанес визит какой-нибудь леди. Помяните мои слова, скоро у нас будет еще один званый ужин, куда пригласят других гостей.

— Можете не удивляться, миссис Харрис, — заметил Хенидж. — Он мужчина в расцвете сил, ему пора остепениться и обзавестись семьей.

— Тут больше загвоздок, чем я ожидал. — Перро густо намазал толстый слой сливок на булочку, испеченную миссис Харрис. — Мне довелось узнать, что имеется какой-то брат. С ним связана неприятная история.

— Это единокровный брат, — поправила миссис Харрис. — Уильям Джиллан — чудесный парень, несмотря на то, что мошенник Билли приходится ему дедушкой. Лили, его мать, хорошая женщина и вырастила из него порядочного человека. Бедная девушка не виновата в том, что с ней сделал отец его светлости.

— Все же найдется не столь уж много джентльменов, готовых вот так признать незаконных детей, нажитых в их семье, — заметил Перро, поднося ко рту булочку. — Его светлость собирается подыскать брату домашнего учителя, сделать из него юриста и позволить свободно распоряжаться своим домом.

— У него могут возникнуть ссоры с будущей женой, — заметил Хенидж. — А что, если это ее не устроит? Многим это не понравилось бы. А вдруг жена подумает, что это его сын? Насколько я помню, в юности его светлость вел довольно бурную жизнь.

— Тогда его светлости лучше обойтись без жены. — Мег со стуком поставила чашку на блюдце и встала. — Если жене вздумается ставить внешние приличия выше семейной привязанности, выше честного поступка, если не поверит ему на слово, она не достойна его, каково бы ни было ее происхождение. Извините, мне пора разобраться с письмом мистера Яго.

Мег вышла в коридор, дверь уже почти закрылась, как тихий свист Перро заставил ее остановиться, держась за ручку.

— Мег была немного взволнована, когда сказала это! Вам не кажется…

— Перро, я твердо решил не думать об этом, — робко ответил Хенидж. — Иначе начнешь строить догадки, а я не сторонник этого. Не хочу строить предположения насчет этой семьи.

Мег осторожно затворила дверь и, не глядя под ноги, удалилась. Взяв себя в руки, она уселась в беседке, увитой растениями, с видом на розовый сад. Море принесло мелкий дождь, каменные плиты возле ее ног потемнели. Мег угрюмо подумала, что дождик внес разнообразие в ее настроение, которое менее чем за полчаса перешло от смутного ощущения счастья к беспросветной неопределенности.

Похоже, снова влюбиться оказалось нетрудно. А может быть, ее чувства к Джеймсу и вовсе не были любовью? Наверное, поэтому они так быстро переросли в вынужденную привязанность? Мег была очень молода, опьянена, романтична. А человек, ради которого она покинула сестер, оказался моложе ее во всех отношениях, кроме прожитых лет. Это стало понятно теперь, когда она полюбила мужчину, а не красивого, храброго, безрассудного юношу.

«И чего же я добилась сейчас?» Мег сорвала красный бутон розы, стала перебирать кончиком пальца тугие лепестки и с мучительной сосредоточенностью отгибать их. Она любила Росса, испытала с ним радость плотского наслаждения, но очень скоро придется оставить его. Скорее, чем Мег рассчитывала, если не хотела навлечь сплетни на домочадцев. Похоже, слуги верхнего этажа засекли ее. Они останутся преданными и благоразумными, но достаточно неосторожного шепота — и ближайшие семейства подумают дважды, прежде чем сватать своих драгоценных дочерей. Будущее сулило мало радости, соседи, не отличающиеся большой снисходительностью, смирятся с тем, что Росс признал своего единоутробного брата, однако роман с экономкой посчитают наглым вызовом.

А как же Белла и Лина? Мег справилась с тем, что задумала, но случилось невероятное, сыщик не нашел их. Возможно, в Лондоне для нее найдется какая-то работа. Тогда она могла бы поместить в газетах сообщение о том, что разыскивает сестер. Если бы только Мег была способна ясно думать, подсчитать, сколько денег у нее осталось и как долго здесь разумно пробыть. Она поежилась от холода, но уходить не хотелось. Загубленный бутон розы лежал на ладони, лепестки рассыпались по юбкам, прилипли к влажной ткани. Золотистая сердцевина цветка обнажилась во всей своей сложной красоте. Мег поднесла ее к губам, почувствовала густой аромат, ощутила сладострастный восторг.

Сегодня вечером она пойдет к Россу, да и в последующие вечера в течение недели, если он того пожелает. Большего она себе не позволит. Всего семь дней будет дарить любовь. Затем уйдет, не причинив Россу вреда. Уедет, займется поиском сестер и устройством собственной жизни.


Часы на лестничной площадке, отстававшие на пять минут от своих собратьев, пробили час. Мег вздрогнула, провела рукой по дубовой панели двери спальни Росса. Все ощущения, запах пчелиного воска, мелкие шероховатости дерева, скрип часов, возобновивших обычный ритм, усилились из-за напряженности, охватившей Мег с тех пор, как она вернулась домой из розового сада, промокшая и дрожащая.

Она приняла решение, установила временные рамки, а в оставшиеся дни предастся воспоминаниям, которые станут ей утешением в годы жизни без Росса. Мег повернула ручку и проскользнула в комнату, не зная, чего ожидать.

— Мег. — Росс поднялся с кресла у камина и уронил книгу на пол. На нем был пышный халат из экзотической восточной парчи, которая при свечах, горевших повсюду, сверкала золотом и серебром. — Спасибо за эту комнату.

Мег стояла и глядела на него.

— В ней все напоминает о море и нашем путешествии.

— Боль, скука и мучительное расставание с прошлым? — Мег все еще прижималась спиной к двери.

— Никакой скуки. Мег, как можно скучать с тобой? — Росс продолжал стоять на коврике у камина и смотрел на нее. — Что-то не так?

— Ничего. — Как коснуться его, ведь он сразу поймет, что она чувствует? Как втолковать себе, что видит самого красивого мужчину в жизни? Неужели любовь побудила ее считать эти суровые черты лица красивыми? Тут Мег все поняла. Росс счастлив, он наконец-то вернулся домой, чувство удовлетворения преобразовало его, хотя, не исключено, это заметили лишь ее глаза.

— Очень красивый халат, — начала она с безопасной темы.

— Он старинный. Перро основательно порылся во всех гардеробах.

Из-под халата выглядывали босые ноги Росса, из распахнутого ворота выглядывали черные волосы. Под тяжелой серебристой парчой Росс был обнажен. Вспомнив его нагое тело, Мег затаила дыхание.

— Мег?

Росс протянул руку, и она поняла. Выбор за ней. Если она повернется и уйдет, он не станет препятствовать.

«Семь ночей, моя любовь». Мег пошла ему навстречу и вложила свою ладонь в его руку. Росс привлек ее к себе, она прижалась щекой к прохладной парче. От Росса отдавало едва уловимым запахом сандала. Халат хранили в ящике из этого дерева. Мег зарылась лицом в халат, ища настоящий, привычный запах Росса. Она раздвинула лацканы и прильнула губами к его плечу. «Наконец-то я ощутила этот запах».

— М-м-м…

— М-м-м? — произнес Росс вопросительным тоном, прильнув губами к изгибу ее обнаженной шеи.

— Ты вкусно пахнешь. — Мег коснулась кончиком языка горячей кожи, затем провела им по его шее.

— Ты тоже. Без примеси соли и песка ты пахнешь еще лучше. — Язык Росса проделывал сложные манипуляции с ее ухом. Мег испытывала мучительные и сладострастные ощущения. Она крепче прижалась к нему, начала рукой искать узел, скрепляющий халат, потянула за него, халат раскрылся. Прильнув, Мег почувствовала жар его тела. Тело пылало, через ткань ночной рубашки и хлопчатобумажного халата ощущалась теплота его рук. Мег затаила дыхание, к животу самонадеянно прижался его разгоряченный стержень. Неужели Росса так легко возбудить, или же в ней есть нечто такое, что доводит его до подобного состояния? Мег надеялась, что дело обстоит именно так.

Жар охватывал тело, проникал между бедер, покалывал груди, пока она бесстыдно терлась о тело Росса.

Но Мег не посмела опустить руки с его груди и коснуться того места, к которому ее тянуло.

— Так не пойдет. — Росс поднял голову и развязал узел ее халата. Сбросил с плеч Мег и тут же занялся незатейливыми ленточками, на которых держалась простая удобная ночная рубашка. Росс орудовал с ловкостью человека, способного быстро зарядить ружье и выпалить из него. Мег отошла назад, повела плечами, и ночная рубашка соскользнула на пол.

— Дай мне посмотреть на тебя.

Мег застыла на месте, руками инстинктивно по-женски прикрыв треугольник между бедер и возбужденные бутоны сосков.

— Ты такая изящная. Как я этого не заметил? Ты держала мое тяжелое тело на плаву, когда я оказался в реке, ты вынесла все лишения армейской жизни. Я не заметил этого даже прошлой ночью, когда видел тебя обнаженной. — Росс погладил изгиб ее груди, опустил руку ей на бедро. — Я сразу же набросился на тебя очертя голову.

— Нет. Все не так. — Мег взяла его руку и поднесла к одной груди. — Я желала тебя столь же страстно. Мне было так замечательно, так приятно.

Она никогда не испытывала подобной страсти, но не могла сказать об этом, казалось, тогда она поступила бы не совсем верно по отношению к мужчине, который, как оказалось, не собирается хранить ей верность. Мег рукой взяла возбужденный стержень Росса. Ей нравилось, что он тут же закрыл глаза, резко втянул воздух, пока она поглаживала его достоинство, большим пальцем возбуждала головку до тех пор, пока он не застонал.

— Если ты не остановишься, все снова быстро закончится. — Росс открыл глаза, сверкавшие озорным огнем. В них отражалось ее собственное желание.

— У нас вся ночь впереди. — Мег опустилась на колени и положила руки на его узкие бедра. Она раньше так никогда не поступала, да и не желала. Сейчас хотелось лишь доставить ему удовольствие, безмолвно дать понять, что чувствует.

— Мег! О боже… Мег, остановись.

Голос Росса перешел в хриплый стон и угас, когда она взяла его достоинство в рот й стала безжалостно терзать языком, губами и зубами. Росс вцепился ей в волосы, пока она исторгала из него один стон за другим. Он тяжело дышал. Мег чувствовала, что он из последних сил держит себя в руках и не делает никаких движений. Она решила сломить его волю. Она подумала, что ей это удалось, но Росс взял ее за руки и высвободился, помог ей встать и впился губами в ее уста. Затем поднял ее и, не переставая целовать, крепко обнял за талию и положил на кровать. Росс опустился на Мег, прижал ее к толстому атласному покрывалу, встал между ее ног. С невыносимой нежностью повернул Мег так, чтобы встать на колени, раздвинув ей ноги, и целовать крепко, нежно. Она извивалась, рыдала и просила смилостивиться над ней.

Однако сама не проявляла к нему милости, а теперь оказалась в его власти, и он не преминул доказать свою силу. Мег перестала сопротивляться, позволила ему делать все, что он хотел, довести ее до полного забытья и исступления единожды, дважды. Затем она смутно ощутила, что Росс снова оказался на ней.

— Росс. — Ей с трудом удалось открыть глаза и взглянуть на него.

— Ты озорная женщина. — Он устроился между ее ног, дразня легкими толчками бедер, отчего возбужденные складки пронзило ощущение изумительно-мучительного сладострастия.

— Перестань дразнить меня, — с трудом выдохнула она, обвивая его ногами и привлекая к себе.

— Скажи мне, чего ты желаешь. — Росс чуть надавил, затем вывел свой стержень, снова и снова подводя ее к грани исступления.

— Ты ведь знаешь… Росс, прошу тебя!

— Чего ты просишь?

Теперь Мег услышала напряжение в голосе Росса, видела, как на его висках набухли вены, почувствовала, как напряглось его тело.

— Наполни меня. Я хочу тебя, хочу тебя всего без остатка.

И Росс уступил ей, погрузившись в теплый влажный жар, которого жаждал. Он с дрожью в голосе произносил ее имя. Она обхватила Росса, поднималась ему навстречу, жаждала его, обнимала, когда он довел ее до сладострастного удовольствия. Росс не останавливался, пока Мег не начала выкрикивать его имя. Хотя она обвивала его руками и ногами, он каким-то чудом высвободился и, дрожа всем телом, достиг кульминации.


Росс услышал, как пробило три часа, и шевельнулся. Он почувствовал, что голова Мег лежит у него на плече. Ему нравилось, как ее волосы щекочут грудь. Правая рука совсем онемела, локоть Мег врезался ему в бок, тело ныло. Росс чувствовал себя прекрасно. К тому же его мысли прояснились.

Росс знал, чего хотел, понимал, что желаемое находится прямо под носом. В буквальном смысле. Было бы сумасшествием сделать себя несчастным, женившись на молодой девице, с которой у него нет ничего общего, лишь ради того, чтобы обзавестись женой. Столь же глупо не жениться, надеясь, что любовь когда-нибудь придет. Росс был уверен, что такое настроение никоим образом не объясняется временным припадком безумия.

Он осторожно встал. Мег что-то пробормотала во сне, снова успокоилась, когда он выскользнул из постели, надел халат и наполнил два бокала кларетом, стоявшим на комоде. Один бокал он поставил на ночной столик рядом с Мег, затем накрыл ее одеялом. Ему не хотелось, чтобы эти изящные изгибы и обнаруженные им скрытые прелести отвлекали его внимание.

Росс прислонился к спинке кровати и с полчаса наблюдал, как Мег спит.

— Мег…

Она все же проснулась и взглянула на него сонными глазами из-под растрепанных волос.

— Росс. — Мег села в постели и улыбнулась. Удивительная улыбка от радости, что она видит его. Росс затаил дыхание. — Возвращайся в постель.

Услышав это приглашение, произнесенное хриплым голосом, Росс тут же почувствовал сильное возбуждение.

— Нет, — ответил он, покачав головой. — Нам надо поговорить.

Все тепло в ее взгляде тут же угасло, и она настороженно уставилась на него.

— Рядом с тобой бокал вина. — Росс поднял свой бокал. — Пью за свою леди.

Мег думала, что ответить, затем прошептала:

— За моего повелителя. — И отхлебнула глоток.

— Мне надо съездить в Лондон.

Она поперхнулась и поставила бокал на место.

— Когда?

— Послезавтра.

Мег закрыла глаза. Россу показалось, будто она прошептала: «Осталось всего два дня».

— Я получил еще одно письмо от своего делового партнера. Речь идет о решениях, которые я должен принять. Дело сложное, поэтому мне лучше встретиться с ним. Медлить больше нельзя. Мег, поедем вместе.

Она вскочила и широко раскрыла глаза:

— В Лондон?

— Да. — Теперь придется все выяснить, задать вопрос, который Росс давно взвешивал. — Мег, я хочу, чтобы ты стала…

— Твоей любовницей, — договорила она, и Росс, к своему ужасу, заметил, как сверкнули ее глаза. — Ты собираешься пристроить меня в каком-нибудь лондонском доме.

— Нет! Мег, выслушай меня и не прерывай.

Слезы исчезли с ее глаз, она сердито уставилась на него и чуть не рассмеялась.

— Мег, ты поедешь в Лондон, чтобы стать моей женой?


Глава 16 | Расчетливая вдова | Глава 18