home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

— Шери, нам надо поговорить, — сказал Джонатан.

С тех пор как они вернулись из конюшни, он никак не мог остаться с ней наедине, чтобы окончательно убедиться, что она действительно та самая Шери. Сначала Мэри Клер крутилась возле отца, пытаясь узнать подробнее о пони, который был у него в детстве. Потом Шери занялась приготовлением обеда. И, лишь отослав Мэри Клер за книгой о лошадях, которую она видела на полке, Джонатан получил возможность поговорить с Шери.

— Что-нибудь случилось? — спросила она, удивившись серьезности его тона.

Она поставила блюдо с бутербродами с ветчиной, сыром и помидорами на стол и стала доставать тарелки и салфетки из буфета.

— Да нет. Все в порядке. Только я хочу спросить…

— Я нашла ее! — закричала Мэри Клер, вновь появившись в кухне.

— Мы посмотрим ее после обеда, — пообещала Шери.

— Здесь что-то говорят об обеде? — спросил Кейн, входя, как обычно, через заднюю дверь.

— У вас прекрасное чувство времени, — отметила Шери, улыбнувшись.

За весь день Джонатан так и не смог хоть на минуту остаться с Шери один на один. Он удалился к себе, решив поговорить с ней перед тем, как она пойдет спать.

Когда все поели и разошлись, Шери вытерла руки и уже собиралась уйти из кухни, когда столкнулась с Джонатаном, который внезапно появился перед ней.

— О, простите. Я не слышала, как вы пришли, — сказала Шери, машинально вытянув руку, чтобы поддержать его.

Джонатан тоже отреагировал на столкновение, но поскольку не мог видеть ее, то случайно уперся рукой прямо ей в грудь.

Опешив от неожиданности, Шери не знала, как поступить. Кровь застучала в висках, голова начала кружиться.

— Я не сделал вам больно? Простите.

Голос Джонатана был расстроенный, на лице читалось беспокойство.

— Нет, все в порядке. Просто вы напугали меня, — сказала она, стараясь не замечать, как бешено бьется сердце.

Неловкая пауза продлилась несколько секунд.

— Вам не нужна помощь? Вы уверены, что сможете…

— Конечно. Такое впечатление, что я наверстываю упущенное. Мы с Мэри Клер, кажется, нашли общий язык, и за это я должен благодарить вас.

— Я только подсказала вам верный путь, вот и все, — скромно потупилась Шери.

Тем не менее ей конечно же было приятно сказанное им.

— Мне надо привести в порядок кухню.

С этими словами она хотела прошмыгнуть мимо него, но Джонатан остановил ее.

— Нам следует поговорить.

— Ну конечно, — ответила Шери, одновременно спрашивая себя, не собирается ли он объявить, что больше не нуждается в ее услугах.

При этой мысли сердце ее сжалось от боли, но она понимала, что это реальность, с которой рано или поздно придется смириться.

Шери вернулась в кухню и загрузила посудомоечную машину. Потом, взяв швабру, начала мыть кафельный пол…

Вдруг музыкальная мелодия звонка заполнила дом. Нахмурившись, Шери отставила швабру. Открыв парадную дверь, она увидела мужчину и женщину. Мужчине было около шестидесяти лет. На нем были синие джинсы, рубашка в клетку и ковбойская шляпа. Женщина выглядела на десять лет моложе. Это была блондинка в узких белых брюках и в ярко-красной блузке с глубоким вырезом.

— Здравствуйте, — сказала с улыбкой Шери.

— Кто вы? — резко спросила женщина, не ответив на приветствие.

— Я… я работаю здесь, — растерянно ответила Шери.

Женщина решительно прошла в холл. Мужчина последовал за ней, бросив на Шери виноватый взгляд.

— Сообщите Кейну, что пришли Вивьен и Адам Олдингтон, — бросила женщина.

— Хорошо, — пожала плечами Шери.

Закрыв дверь, она направилась к лестнице. Но не успела сделать и нескольких шагов, как услышала голос женщины. На этот раз та обращалась к мужу.

— Это, должно быть, новая экономка. Не могу сказать, что я в восторге. Хотя найти хорошую прислугу нынче непросто.

Шери поднималась по ступенькам и не могла понять, чем вызвала неудовольствие дамы. Джонатан стоял наверху. Он услышал звонок, и ему стало любопытно, кто пришел. Скрип ступенек и знакомый аромат ландыша подсказали ему, что приближается Шери.

— Олдингтоны явились, — сказал он тихо, чтобы его не услышали снизу. — Удивительно, но некоторые люди никогда не меняются.

— Да, похоже на это.

— После того как сообщите Кейну о гостях, зайдите ко мне. Я все-таки хочу с вами поговорить.

— Да, конечно, — ответила Шери упавшим голосом.

Передав Кейну, что его ждут, она заглянула к Мэри Клер. Девочка крепко спала, обняв плюшевого щенка, которого Шери впервые заметила у нее еще в больнице.

Казалось, прошла вечность с тех пор, хотя на самом деле она прожила в этом доме чуть больше недели, неожиданно снова став частью семьи Тревис.

Шери наклонилась и поцеловала Мэри Клер в щеку. Ей будет ужасно не хватать ее, впрочем, как и Джонатана. Слезы застилали Шери глаза.

Если только… Мысли кружились в голове, как пчелы в жаркий полдень над цветущим лугом, но она гнала их прочь. Не должно быть никаких «если». Ее наняли на работу. Она прислуга, и ничего больше. И, судя по словам Вивьен, отнюдь не образцовая. Ей следует помнить об этом.

Тяжело вздохнув, Шери вышла из комнаты. Затем остановилась у двери Джонатана. Набравшись мужества, чтобы выслушать объявление о своем увольнении, — а она была уверена, что речь пойдет именно об этом, — Шери постучала.

— Входите!

— Вы хотели поговорить со мной.

— Да.

Джонатан сидел в кресле, в том самом, в котором находился, когда она отчитывала его за пренебрежительное отношение к дочери. Но это был совсем другой человек — никакого потухшего взгляда, никаких опущенных плеч. Она увидела уверенного в себе мужчину, готового смело смотреть действительности в глаза… если, конечно, так можно было выразиться в сложившейся ситуации.

— Я так полагаю, что вы хотите рассчитать меня, — сразу же приступила к сути разговора Шери, чтобы не мучиться понапрасну.

— Вы думали, что я собираюсь вас уволить?

— Да, теперь, когда ваш брат вернулся из Англии, вы вполне можете обойтись без моей помощи.

— Бог с вами, Шери. Кейн не умеет позаботиться о себе еще хуже, чем я. Да мы пропадем тут без вас!.. Нет, дело не в этом.

Он сделал паузу.

— Я слышал, как вы разговаривали сегодня утром с Матильдой.

— Что?

Сердце Шери тревожно забилось.

— Мне все время казалось, что в вас есть что-то знакомое. Вы — та самая Шери, школьная подруга Эйприл?

Шери немного помолчала, прежде чем ответить.

— Да, та самая.

— Почему же не сказали мне об этом еще раньше, в больнице? — спросил Джонатан, в его голосе слышалось искреннее недоумение.

— Насколько мне помнится, нашу последнюю встречу у озера не назовешь приятной.

— Да, это правда. Послушайте, Шери, я должен принести вам мои извинения. Конечно, надо было это сделать давно. Я могу сказать в свое оправдание лишь то, что понял, как был несправедлив к вам только на следующее утро, когда Эйприл рассказала, как все было на самом деле.

— Вы могли бы спросить и меня.

Джонатан кивнул.

— Да, мог бы, и мне надо было это сделать. Но я был так сердит и так напуган, что оказался не способен рассуждать здраво. Когда Эйприл сообщила мне, что вы вытащили ее из воды, я понял, как глупо поступил. Вы спасли ей жизнь, а не я.

— Ну, это не так. Да, я вытащила ее из воды, но не знала, как поступить дальше. Я не умела делать искусственного дыхания. Если бы вы не появились…

Она замолчала, не в состоянии продолжать дальше.

— Я пытался разыскать вас, — сказал Джонатан после небольшой паузы.

Шери посмотрела на него удивленно.

— Это правда?

— Да, правда. Эйприл сказала, где вы живете, и я помчался туда, чтобы поговорить, извиниться… Но вы с отцом уже уехали из города.

— Вы были на нашей квартире? — спросила Шери, все еще не веря тому, что услышала.

— Сейчас это уже не имеет значения. Я хочу попросить у вас прощения. Я вел себя, как последний идиот, той ночью. Мне следовало бы знать, что вы невиновны. Я очень сожалению по поводу того, что сказал вам тогда…

Он говорил так искренне, что Шери почувствовала спазм в горле и некоторое время не могла вымолвить ни слова.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Шери, ну так как? Вы прощаете меня? — не выдержал затянувшегося молчания Джонатан.

— Я принимаю ваши извинения, — сказала она быстро.

— Вы очень добры. Я бы понял вас, если бы вы отказались простить меня.

— Это было так давно!

— Да, давно. Но я не мог простить себя за то, как обошелся с вами. Я много думал о вас все эти годы, спрашивая себя, где вы и чем занимаетесь.

Во второй раз за последние несколько минут Шери затаила дыхание. Сознание того, что Джонатан не забывал ее и вспоминал о ней, было необыкновенно приятно.

— Почему вы вернулись в Порт-Огасту?

— Мне нужна была работа. Я увидела объявление в медицинском еженедельнике, что в новый корпус больницы требуются медсестры, и послала документы.

— Интересно, а почему вы стали медсестрой? Это как-то связано с Эйприл, с тем, что случилось у озера?

Он поразил ее своей прозорливостью.

— В общем-то да. Я чувствовала себя такой беспомощной тогда и не знала, как помочь Эйприл. И тогда решила выучиться на медсестру.

— А почему не на врача?

— Я думала об этом. Но как-то не сложилось, — пожала она плечами.

Ей не хотелось говорить, что она уже собиралась подать заявление на медицинский факультет, но тут в больницу поступил Хармон. И она была так занята его судьбой, что совсем не думала о себе. Когда же Хармон сделал ей предложение, она восприняла его как шанс сделать жизнь такой, о которой мечтала.

— Жаль, что здесь нет Эйприл. Вы знаете, она так меня укоряла, постоянно напоминая, как жестоко я поступил с вами, что я тем летом еле дождался отъезда в Аделаиду! — сказал с улыбкой Джонатан.

Шери тоже улыбнулась. Ее согревало сознание того, что подруга осталась ей верна.

— Вы, кажется, преуспевали в Аделаиде.

Она несколько раз встречала его имя в прессе, в том числе читала о его женитьбе на Айрис Флори.

— В смысле профессиональной карьеры, да. Но в личной жизни я наделал много ошибок.

— Мы все совершаем ошибки. Главное — уметь извлекать из них уроки.

— Это, конечно, так. Но что делать с брошенными на ветер годами неудачной семейной жизни? А я ведь мечтал о счастливом гнездышке, хотел быть частью большой и дружной семьи. — Он вздохнул. — У вас есть мечта, Шери?

Шери задышала чаще от переполняющих ее эмоций. Она никак не могла поверить, что представление о счастливом будущем Джонатана и ее собственное совпадают.

— У меня она была, — ответила Шери, подумав, что бы сказал Джонатан, если бы знал, что занимал в ее мечте центральное место.

— Ну, так о чем вы мечтали? — спросил он, поднимаясь из кресла.

Шери почувствовала, как дрогнуло ее сердце, когда он сделал шаг в ее сторону. Она готова была поклясться, что Джонатан видит ее, ибо смотрел ей прямо в глаза. У нее пересохло во рту, по телу побежали мурашки.

— Моя мечта была похожей на вашу, — прошептала она, с трудом сохраняя спокойный, ровный тон.

— Познакомившись с вами ближе, я понял, какая вы чудесная женщина. Если бы не вы, то неизвестно, как сложились бы мои отношения с Мэри Клер. Вы заслуживаете, чтобы ваша мечта сбылась, — сказал Джонатан.

Шери была рада, что он не видит ее лица и огня желания, который горит в глазах. Она всем сердцем хотела бы остаться здесь с Джонатаном и с Мэри Клер, стать частью их жизни навсегда. Но видно, она желает слишком многого.

— Иногда мечты так и остаются мечтами, — тихо сказала она.

— Я знаю, что вы имеете в виду. И уже почти ни на что не надеюсь.

Он сделал еще шаг ей навстречу. И хотя она понимала, что ей следует отступить, тем не менее не могла сдвинуться с места.

— Хотите знать, о чем я начал мечтать в последнее время?

Когда рука Джонатана коснулась ее лица, сердце Шери почти остановилось. А он нежно провел пальцами по щеке, подбородку, заставляя ее пульс биться все быстрее. Когда же большой палец задержался на ее нижней губе, она подумала, что сейчас рухнет без сил на пол.

— Об этом, — сказал он низким хрипловатым голосом.

Резким движением Джонатан привлек ее к себе и поцеловал.

На этот раз поцелуй был потрясающе нежный и сладкий. Джонатан терзал ее губы, то покусывая, то едва касаясь их, доводя Шери до исступления и пробуждая желания, которых она раньше не знала.

Она приоткрыла губы, и из груди ее вырвался стон. Джонатан не замедлил воспользоваться этим, и его язык ворвался в нежную, влажную полость ее рта.

Шери обхватила руками его плечи и прижалась к его сильному телу. Здравый смысл подсказывал, что на этом следует остановиться, но она не в силах была оторваться от него.

Неожиданно Джонатан потерял равновесие, и они вместе рухнули на пол — он оказался снизу, а Шери вверху. Она сразу же откатилась в сторону и увидела, как скривилось его лицо от боли.

— Джон, вы не ушиблись?

— Я сильно ударился головой. Кажется, она вот-вот взорвется.

— Не двигайтесь. Я сбегаю за холодным компрессом и болеутоляющим.

Когда Шери вернулась, Джонатан сидел на краю кровати. Он был очень бледен и явно страдал от боли.

— Я попрошу Кейна отвезти вас в больницу, а сама присмотрю за Мэри Клер.

— В этом нет необходимости.

— Джон, но вы должны!

— Я в порядке. Если головная боль не пройдет к утру, тогда вы отвезете меня к доктору Херстфилду, но нет раньше.

— Вы уверены, что так будет правильно?

— Да, — сказал он твердо. — Послушайте, Шери, на этот раз я не буду извиняться за то, что поцеловал вас.

— Не извиняйтесь. И пожалуйста, воспринимайте это так, как есть, но не более того. Пациенты часто увлекаются врачами или медсестрами, которые за ними присматривают. В этом нет ничего необычного. А сейчас, я думаю, вам следует попытаться заснуть.

— Шери… я…

— Постарайтесь заснуть.

— Но мы еще не поставили точку в нашем разговоре, — произнес Джонатан устало. — Это только начало.


предыдущая глава | Наперекор судьбе | cледующая глава