home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12

Джонатан лежал на кровати и молил Бога, чтобы быстрее прошла голова. У него никогда не было такой адской боли, и оставалось только надеяться, что это прелюдия к восстановлению зрения.

Пытаясь отвлечься, он стал думать о Шери, вызывая в памяти ее образ.

Джонатан хорошо помнил, какой впервые увидел ее. Высокая, стройная, с каштановыми волосами до плеч, она стояла на террасе, одетая в шорты и майку. Он ехал верхом на лошади, и звук копыт по утоптанной земле привлек ее внимание. Когда девушка повернулась в его сторону, он почувствовал, как у него перехватило дыхание, как сильнее забилось сердце.

Тогда он подумал, что незнакомка вполне может сойти за фотомодель или кинозвезду. Но больше всего его покорили пронзительно зеленые глаза. Он читал в них затаенную грусть и томление, которое девушка пыталась скрыть от окружающих.

Когда Эйприл выбежала из дому и приветствовала его своим обычным улюлюканьем, он соскочил с лошади и обнял бросившуюся ему на шею сестру.

— А это моя подруга Шери, — сказала Эйприл. — Она недавно приехала в наш город и учится теперь в одном классе со мной.

Джонатан смотрел, как Шери спускается по ступенькам, совершенно не осознавая того, какое впечатление производит на него. Она пыталась делать вид, что Джонатан ее совершенно не интересует, но он заметил, как порозовели ее щеки, и прочел восхищение во взгляде.

Что его удивило больше всего, так это собственная реакция на девчонку-школьницу, которая была того же возраста, что и сестра.

Он приехал домой, чтобы подготовиться к выпускным экзаменам, но вместо этого забросил учебники и конспекты и свое время проводил, плавая в бассейне или катаясь на лошадях вместе с этими двумя девчонками. Он говорил себе, что поступает крайне глупо. Но что-то неуловимое в Шери притягивало его, как магнит.

Если хорошенько подумать, то гнев, с которым он обрушился на Шери в ту ночь на озере, был ничем не оправдан. Но ему нужен был повод, чтобы отвергнуть ее, преодолеть в себе то влечение, которое он испытывал к девочке-подростку, подруге своей сестры. А в результате все эти годы не мог забыть укоризны в ее взгляде…

Шери то исчезала, то снова вторгалась в его сон. И когда Джонатан проснулся, все еще с головной болью, то почувствовал себя так, будто целую ночь не смыкал глаз.

Но он забыл и о боли, и об усталости, когда, подняв веки, понял, что темнота ушла. Он снова видел! Если еще вчера его окружал полнейший мрак, то сегодня он уже различал очертания предметов.

Сердце Джонатана забилось в ускоренном ритме, и слезы радости и облегчения брызнули из глаз. Он мысленно возблагодарил Бога за счастье снова видеть и поклялся никогда больше не относиться к жизни так легкомысленно, как относился до сих пор.

Зрение возвращалось к нему, в этом не было никаких сомнений. И когда он направился в ванную, то первое, о чем подумал, была Шери. Он сможет ее увидеть, сможет снова взглянуть в ее завораживающие глаза и узнать наконец, дает ли ему судьба второй шанс.


— Доброе утро!

Веселое приветствие Джонатана застало Шери врасплох. Она повернулась от плиты, на которой готовила, чтобы посмотреть на него.

Его лицо светилось, и на сердце Шери стало радостно. Она сразу же поняла, что произошло нечто замечательное.

— Доброе утро, Джон.

Кейн пододвинул ему стул и спросил:

— Чему ты так улыбаешься?

— Я снова вижу!

— Вот здорово! — воскликнул Кейн и похлопал брата по плечу.

— Папа, ты действительно видишь?

Мэри Клер смотрела на него с восхищением.

— Не очень четко. Но я могу различать свет и темноту и вижу очертания предметов.

— Как это прекрасно! — обрадовалась Шери, в душе испытывая грусть от близости расставания с ним.

— Я думаю, следует съездить в город и показаться Филипу.

— Могу отвезти тебя, — предложил Кейн. — Я собираюсь в банк после завтрака. Оставлю тебя в больнице и заберу на обратном пути.

— Ну что же, хороший план, — сказал Джонатан, нащупывая стул и садясь.

— Ты теперь научишь меня кататься верхом, папа, а потом подаришь мне пони, да?

— А ты молодец! Хочешь добиться своего!

Когда у парадной двери раздался звонок, все на мгновение замолчали.

— Кто бы это мог быть? — спросил Кейн, ставя чашку с кофе на стол.

Не успел он сделать несколько шагов по коридору, как послышался его громкий смех.

— Вы даже не представляете, кто пожаловал к нам! — воскликнул он, возвращаясь в кухню.

— Что это за прием? — спросил кокетливый голос.

Появилась женщина, и Шери сразу же узнала в ней свою школьную подругу.

— Эйприл? — спросил Джонатан, повернувшись на голос.

— Собственной персоной. Неужели ни один из братьев не хочет меня обнять? — спросила она игриво.

Кейн схватил сестру в охапку и звонко поцеловал. Когда он отпустил ее, она подошла к Джонатану и обняла его.

— Как ты? — спросила Эйприл.

— Лучше. Сейчас лучше.

Взгляд гостьи остановился на девочке.

— А это, должно быть, Мэри Клер… Боже, какая хорошенькая! Привет! Я твоя тетя, — сказала она и ласково погладила девочку по волосам.

— Привет! — сказала Мэри Клер, улыбаясь.

Затем Эйприл бросила взгляд на Шери, стоящую у плиты.

— Здравствуйте…

Она запнулась и нахмурила брови.

— Шери?.. Не может быть! Это действительно ты? Я так рада тебя видеть!

Шери почувствовала, как при этих словах слезы выступили у нее на глазах. И прежде чем она успела что-либо сказать, оказалась в объятиях Эйприл.

— Привет, — еле смогла выговорить от волнения Шери, когда подруга разомкнула объятия.

— Да ты ничуть не изменилась! Выглядишь на все сто! — воскликнула Эйприл. — Я все еще сержусь на тебя за то, что ты исчезла, не сказав ни слова. Почему не писала и не звонила? Последний раз мы виделись, когда ты спасла мне жизнь. Я даже не успела поблагодарить тебя за это.

Шери почувствовала, как заалели ее щеки.

— Прости. Мне следовало бы написать, но…

— Ну, теперь это не имеет значения. Забудем. Хорошо, что ты здесь. Нам надо о многом поговорить. Чем занимаешься? Как оказалась снова у нас?

Шери рассмеялась. Она узнавала Эйприл.

— На какой вопрос ответить первым? Нет, подожди, а то остынет завтрак. Присоединяйся.

— С удовольствием. В самолете кормили ужасно, — пожаловалась Эйприл.

Шери быстро подала завтрак и разлила кофе. Потом села за стол и стала слушать оживленную болтовню Эйприл с братьями.

Позавтракав, гостья откинулась на стуле и улыбнулась.

— Как хорошо снова быть дома!

— А что привело тебя сюда? — спросил Кейн.

— Мне сказали, что родители в Англии, и поэтому я надумала навестить их там. А узнав, что случилось с Джоном, решила заехать домой и помочь в случае необходимости. Но кажется, здесь уже все в порядке.

Кейн посмотрел на часы.

— Послушай, брат, нам пора. У меня встреча в девять.

— Куда же вы? Я только приехала! — воскликнула недовольно Эйприл.

— Джон хочет показаться доктору Херстфилду, а у меня встреча с управляющим банком, — пояснил Кейн.

— Управляющий банком. Звучит солидно, — с издевкой в голосе произнесла Эйприл. — Ну и уезжайте. У меня зато будет возможность поближе познакомиться с племянницей и посплетничать с Шери.


Как только братья уехали, Эйприл, Мэри Клер и Шери стали убирать со стола.

— Шери, я пойду наверх за книгой о лошадях. Хочу показать ее тете Эйприл, — сообщила Мэри Клер.

— Она просто прелесть, — сказала Эйприл, когда девочка вышла из кухни. — Моему брату пришлось много пережить в последнее время, и бедняжке, наверное, тоже. Кстати, ты все еще сохнешь по нему?

— Я… Да никогда! Как ты можешь…

Шери запнулась, посмотрела на Эйприл, и обе расхохотались.

— Я так рада видеть тебя! — воскликнула Эйприл. — После твоего отъезда я очень скучала по тебе. Правда, почему ты не позвонила или не написала? Ты была моей лучшей подругой, спасла мне жизнь.

Шери покачала головой.

— Не я, а Джон спас тебя, — возразила она. — Что касается писем и телефонных звонков, то я решила, что лучше оборвать все сразу.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — задумчиво кивнула Эйприл.

— Как долго ты пробудешь здесь? — спросила Шери. — Джон говорил, что ты фоторепортер и катаешься по всему миру. Как это должно быть интересно!

Эйприл зевнула.

— О, прости, — сказала она. — Это все перелет. Я чувствую себя выжатой как лимон.

Шери улыбнулась.

— Почему бы тебе не вздремнуть? Правда, я поселилась в твоей комнате…

— Ничего страшного. Займу спальню родителей. — И Эйприл снова зевнула. — Поговорим позже, хорошо? Извинись перед Мэри Клер и скажи, что я посмотрю ее книгу вечером.

Оставшись одна, Шери тяжело вздохнула и почувствовала себя страшно одинокой. Она так хотела стать частью этой замечательной семьи, но с учетом всех обстоятельств следовало признать, что ее работа здесь близится к концу.

Ее мысли обратились к Джонатану и ко вчерашнему поцелую. Ей хотелось бы верить, что чувства, которые питает к ней Джонатан, не просто благодарность. Но внутренний голос упрямо напоминал, что она всего лишь дочь своего отца, медсестра, которую наняли на работу. Она не принадлежит к тем кругам, в которых вращается Джонатан и его близкие.

— Шери… А где тетя Эйприл?

Вопрос появившейся в дверях кухни Мэри Клер вывел Шери из задумчивости.

— Пошла немного вздремнуть, — сказала она, смахивая навернувшиеся на глаза слезы.

Мэри Клер нахмурилась.

— А я хотела показать ей книгу про лошадей.

— Покажешь, когда она проснется, — успокоила девочку Шери.

— Может быть, когда папа и дядя Кейн вернутся, мы сходим в конюшню посмотреть на жеребенка… — с надеждой в голосе протянула Мэри Клер.

— Почему бы нам не пойти туда сейчас?

— А можно?

Выйдя из дому, Мэри Клер побежала вперед, а Шери медленно шла за ней, и с каждым шагом ей становилось все тоскливей.

В конюшне девочка вскарабкалась на кучу сена, чтобы лучше видеть то, что происходит в стойле.

— Шери, посмотри, как он уже вырос! — возбужденно воскликнула она. — Когда-нибудь я буду ездить на нем верхом!

— Хотела бы я посмотреть на это!

— Еще посмотрите.

Шери закусила губу.

— Не думаю, — сказала она, покачав головой.

— Почему? — спросила Мэри Клер, внимательно посмотрев на нее своими голубыми, как и у отца, глазами.

— Потому что меня здесь уже не будет.

— Но почему?

— Зрение у твоего папы восстанавливается, а я здесь за тем, чтобы помогать вам, пока он болел. Так что скоро я просто буду вам не нужна.

— Так вы уезжаете? — спросила Мэри Клер упавшим голосом, и Шери увидела, что малышка вот-вот расплачется.

— Не сейчас, — ответила Шери с улыбкой. — Но скоро.

— Вы не должны нас бросать! — воскликнула Мэри Клер, еле сдерживая слезы.

— Милая моя, не плачь! — попыталась успокоить девочку Шери. — За тобой есть кому присмотреть. Здесь твои дядя и тетя, а скоро вернутся еще и дедушка с бабушкой. Ты даже не заметишь моего отсутствия, — добавила она нарочито весело.

На этот раз Мэри Клер ничего не сказала. И Шери вдруг поняла, что она смотрит куда-то мимо нее. Она повернулась и застыла на месте, увидев Джонатана, только что вошедшего в конюшню.

Забыв про жеребенка, Мэри Клер спрыгнула вниз и побежала к отцу.

— Папа! Шери говорит, что скоро уедет. Скажи ей, чтобы осталась!

Джонатан снял темные очки, которые порекомендовал ему доктор Херстфилд, и увидел неясную фигуру бегущей к нему дочери. Он быстро наклонился, чтобы подхватить ее на руки.

— Ну, дорогая, не плачь! Мы что-нибудь обязательно придумаем. Но прежде мне надо поговорить с Шери.

— Я не хочу, чтобы она уезжала, — заявила Мэри Клер, шмыгая носом.

— Знаю. Послушай, может быть, ты пойдешь домой? Дядя Кейн приготовил для тебя сюрприз. Ну, беги!

И он подтолкнул девочку к открытой двери конюшни.

— Мы с Шери тоже скоро придем, — пообещал Джонатан.

— Я не хотела огорчать малышку, — начала Шери. — Но моя работа здесь действительно заканчивается…

— Думаю, вы правы, — согласился Джонатан.

Ему хотелось разглядеть ее получше, но она была слишком далеко от него.

— А что сказал доктор Херстфилд? Зрение восстановилось полностью?

— Не совсем, — ответил Джонатан, медленно подходя к ней. — Но он уверен, что через пару дней все войдет в норму.

— Я рада за вас, — искренне сказала Шери, стараясь не замечать, как тоскливо заныло сердце.

— Вот сейчас лучше. Могу видеть вас более четко, — сообщил Джонатан, останавливаясь перед ней. — Ваши глаза еще восхитительней, чем я помнил.

Шери покраснела, и дрожь желания пробежала по ее телу.

— Теперь, когда вы выздоровели, я могу уехать. Моя помощь вам больше не нужна, — произнесла она, не совсем понимая, кого пытается убедить в этом.

Широкая открытая улыбка Джонатана заставила ее сердце забиться сильнее.

— Вот в этом вы ошибаетесь, Шери. Вы нам с Мэри Клер нужны сейчас больше, чем когда-либо.

У нее перехватило дыхание. О чем это он?

— Если вы пытаетесь таким образом выразить мне благодарность, то я… — начала Шери.

— Да, я благодарен вам. Благодарен за то, что вы в первую очередь подумали о ребенке и согласились принять мое предложение приехать сюда, хотя, возможно, вам нелегко было на это решиться, учитывая прошлые обстоятельства. Благодарен, что вы помогли мне взять себя в руки и вновь почувствовать вкус к жизни. Благодарен за то, что научили быть хорошим отцом для Мэри Клер, подсказали, как любовью и терпением можно завоевать сердце дочери.

Да, я благодарен вам. Но чувства, которые я испытываю к вам, больше, чем простая благодарность. Вы показали Мэри Клер и мне, что семейные узы должны быть превыше всего. Вы помогли нам с дочерью найти друг друга, и это делает вас частью нашей семьи. Если вы покинете нас сейчас, то наша семья станет уже не та. Нам будет очень не хватать вас.

Шери смотрела на него, не в силах сдержать волнения. Искренность и теплота его голоса покорили ее. Но вероятно, она все-таки не совсем правильно его поняла.

— Почему вы молчите? — спросил Джонатан с явным разочарованием.

Ему хотелось бы видеть ее более четко, но и того, что он различал, было достаточно. Он протянул руку и коснулся ее щеки.

— Может быть, я выражаюсь слишком витиевато. Просто я хочу сказать, что люблю вас, Шери, и думаю, что любил всегда. Едва я увидел вас, как тут же был покорен. В вас было нечто, что глубоко тронуло мое сердце. Я должен был готовиться к выпускным экзаменам, но мне было все равно, сдам я их или завалю. Хотелось все время находиться рядом с вами. Но вам было всего семнадцать, как и моей сестре. И я сказал себе, что веду себя неразумно, что вы слишком молоды для меня. Я пытался выбросить вас из головы, но вы словно околдовали меня, и я ничего не мог с собой поделать.

Может быть, поэтому я набросился на вас с упреками в ту ночь у озера. Любить вас не входило в мои планы, и я просто искал выхода из сложившейся ситуации. Несчастный случай с Эйприл предоставил мне такую возможность. Потом я очень сожалел, что был груб с вами. Я же догадывался, что не вы виноваты в случившемся. И я никогда не забывал вас, Шери. Мои чувства были спрятаны в самом дальнем уголке моего сердца, но они постоянно были со мной. Я люблю вас. Показать как?

И не дожидаясь ответа, Джонатан обнял ее и поцеловал.

Она отдалась поцелую жадно, безо всяких колебаний. Так чудесно было находиться в его жарких объятиях. А сердце стучало в восторге: он любит ее, любит, любит! И это не сон.

Жар его тела пробудил в ней желание, которое она не в силах уже была подавить.

Одна из лошадей заржала, ей ответила другая. И все очарование момента пропало — они разом возвратились на грешную землю.

Джонатан отпустил ее, продолжая тяжело дышать.

— Шери, любимая моя, радость моя. Я так тебя хочу. Безумно… Но давай найдем для этого более укромное место.

— Джон, ты уверен? — спросила Шери, все еще боясь поверить в то, что случилось. — Мы из разных семей… Отец мой был человеком, мягко говоря, малопочтенным.

— Какое мне дело до твоего отца, Шери? Мне нужна ты. Я люблю тебя. Ты женщина, с которой я хочу прожить всю оставшуюся жизнь и которая наверняка сделает меня счастливым. Я мечтаю, чтобы ты стала моей женой и матерью для Мэри Клер и других детей, которые у нас родятся…

Он остановился — эмоции переполняли его, мешая говорить.

— Джон, ты не представляешь, как много для меня значат твои слова, но…

— Никаких «но»! Никаких! Если ты, конечно, любишь меня.

В его словах чувствовалась боль и затаенная тоска.

— Конечно, я люблю тебя, — сказала Шери. — Я влюбилась в тебя с первого взгляда. Сразу же, как только увидела гарцующим на Фер-Дере.

Неожиданно ноги Шери подкосились, и, если бы Джонатан не подхватил ее, она бы упала.

— А я уж думал, что ты так никогда этого не и скажешь, — ласково произнес он.

— Я тебя люблю! Я тебя люблю! Я тебя люблю! — исступленно зашептала Шери, за что тут же получила еще один поцелуй, от которого у нее перехватило дыхание.

— Думаю, нам следует пожениться как можно скорее, — решительно заявил Джонатан. — Нечего тянуть кота за хвост!

Шери тихо засмеялась.

— Я не против.

— Да, но я хочу сделать все, как полагается. Прежде всего тебе нужно кольцо.

Он поднес ее руку к губам и поцеловал тонкие пальцы один за другим.

— С изумрудом, я думаю. Да, изумруд для Шери, такой же пленительный, как цвет твоих глаз.

— О, Джон! Мне не нужны никакие драгоценные камни. Ты — единственное сокровище, которое мне нужно в этой жизни! — сказала она.

Ее мечта иметь семью наконец-то сбылась, и она отдаст все силы, чтобы в ней царили совет и любовь.

— Мне тоже не нужен никто, кроме тебя, Шери, дорогая. А знаешь, по-французски твое имя и означает «дорогая». Как часто я повторял его ночью, не в силах заснуть, и постепенно понял: ты — это то, что способно наполнить мою жизнь смыслом, самое ценное, что может даровать судьба такому человеку, как я. Ты веришь мне, Шери? — спросил Джонатан, хотя и без слов было ясно, что ответит ему любимая.

Он и не дождался ответа, вместо этого Шери обняла Джонатана за шею и с любовью посмотрела в его голубые глаза.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


предыдущая глава | Наперекор судьбе |