home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



8

На следующее утро Джонатан, опираясь на трость, полученную от доктора Херстфилда в больнице, спустился в кухню завтракать.

Шери наблюдала за тем, как он отважно преодолевал лестницу. И потом, глядя на него через стол, думала, что он никогда не выглядел лучше, чем сейчас. Ее восхищала его решимость начать жить по-новому.

— Тебе нравится твоя комната, Мэри Клер? — спросил Джонатан.

— Да, — ответила та, откусывая кусок тоста.

— Ты уже распаковала свой чемодан?

— Да, — сказала Мэри Клер и взяла стакан с апельсиновым соком.

Джонатан обреченно вздохнул и больше не делал попыток разговорить дочь.

— Можно я пойду? — вежливо спросила Мэри Клер несколько минут спустя.

— Конечно, — ответила Шери. — Не забудь, что сегодня мы едем в город. Твой папа должен встретиться с доктором Херстфилдом.

— Хорошо, — ответила Мэри Клер, соскользнув со стула и направляясь к двери.

— Мои попытки завязать с ней беседу явно не удались, — с искренним сожалением сказал Джонатан, как только дочь закрыла за собой дверь.

Шери собрала грязную посуду и отнесла к мойке.

— Вам надо просто проявить терпение, — сказала она. — Не стоит отчаиваться.

Джонатан снова вздохнул.

— К сожалению, терпение не является сильной стороной моего характера. Может быть, что-нибудь посоветуете мне? Я был бы весьма признателен.

Шери запустила посудомоечную машину и вернулась к столу. Ей было приятно, что он обращается к ней за советом, стремясь найти подход к своей дочери.

— Мэри Клер — очень отзывчивая девочка, она любит помогать. Вы можете попросить ее подать вам ботинки или найти щетку для волос или что-то еще. Вы даже можете послать ее с поручением в кухню.

— Прекрасная идея! И все-таки у меня такое подозрение, что, выполнив мою просьбу, она тут же убежит. Как бы сделать так, чтобы проводить с ней больше времени? Я не могу играть в настольные игры или почитать ей книгу, поскольку не вижу, — посетовал Джонатан.

— Но вы можете что-нибудь рассказать ей. Вспомните, что вам рассказывала мать в детстве. Мэри Клер готова часами сидеть и слушать сказки. Сейчас она в восторге от «Спящей красавицы». Я читала ей эту сказку не менее дюжины раз.

Шери увидела, как улыбка скользнула по лицу Джонатана.

— «Спящая красавица», говорите, — хмыкнул он. — Я в детстве как-то больше увлекался приключенческими историями вроде «Черной стрелы», «Робин Гуда», «Путешествий Синдбада».

— Любая из них подойдет, — заметила Шери, стараясь не показывать, как взволновала ее его улыбка.

— Итак, значит, будем рассказывать истории. На сколько часов назначена встреча с Филипом?

— На одиннадцать.

Доктор Херстфилд позвонил рано утром и справился о состоянии здоровья больного. Узнав, что все остается без изменений, он предложил Джонатану приехать к нему для обследования.

— Пожалуй, я поднимусь наверх. Думаю, пора заглянуть к Мэри Клер в гости, — заметил Джонатан.

— Прекрасная мысль, — откликнулась Шери, помогая ему встать.

Если бы только Джонатан мог знать, какое удовольствие испытывает она от одной лишь мысли, что нужна ему! Что без нее ему не обойтись! Но ирония ситуации заключалась в том, что если он догадается, кто она такая, то отвернется от нее. То же самое случится, когда он прозреет. Значит, ее счастье будет длиться лишь столько, сколько продлиться его несчастье. Ну почему судьба оказалась столь жестока ко мне? — с тоской спрашивала себя Шери и не находила ответа…

— Оставьте меня одного, — попросил Джонатан, когда они остановились у двери детской.

Шери замедлила шаги, взяла его руку и положила на дверной косяк. Потом тихо постучала в дверь комнаты Мэри Клер и быстро удалилась.

— Папа? Что ты здесь делаешь? — удивилась девочка, увидев Джонатана на пороге.

— Пришел тебя навестить. Можно?

— Конечно, — ответила Мэри Клер.

— Но мне понадобится твоя помощь, — сказал Джонатан, памятуя наставления Шери. — Я не хочу споткнуться и упасть.

— А что мне надо сделать? — полюбопытствовала девочка.

— Убери, пожалуйста, с пола все, что может мне помешать. Затем возьми меня за руку и подведи к твоей кровати. Я хочу рассказать тебе сказку.


— Привет, Шери и Мэри Клер! Рад видеть вас снова, — сказал доктор Херстфилд, выходя из кабинета вместе с Джонатаном. — Тебе нравится твой новый дом, малышка?

— Да, нравится, — робко ответила девочка, опустив голову.

Шери посмотрела на Джонатана и заметила признаки беспокойства на его лице. Кровоподтек над правым глазом уменьшился, и единственным явным свидетельством того, что он побывал в автокатастрофе, был красный рубец на лбу.

— К сожалению, я еще не смог показать дочери все поместье, — вздохнул Джонатан.

— У тебя еще будет достаточно времени для этого, когда зрение восстановится, — заверил его Филип, дружески похлопав по спине. — Я позвоню на следующей неделе, если, конечно, до этого ты не прозреешь и сам не свяжешься со мной, — добавил врач.

Попрощавшись с доктором Херстфилдом, Шери привычно взяла Джонатана под локоть и повела к лифту.

— Мы сейчас домой? — спросила Мэри Клер, когда они спустились в холл.

— Нам необязательно сразу возвращаться в «Земляную орхидею», — ответил Джонатан. — Хочешь прокатиться?

— А куда? — с любопытством спросила девочка.

— Ну, мы можем попросить Шери сначала покатать нас по городу, а потом мы отправимся домой, но по другой дороге. Вы не против, Шери?

— Да нет, что вы, — ответила она.

— Который сейчас час? — спросил Джонатан.

— Почти полдень, — ответила Шери.

— Мне хочется есть, — объявила Мэри Клер. — Можем мы где-нибудь остановиться и перекусить?

Шери почувствовала, как напряглась рука Джонатана, и поняла по этой реакции, что ему не слишком нравится идея дочери.

— Лучше мы купим гамбургеры и устроим пикник! — весело заявила Шери.

— О, пикник! Правда, здорово, папа?

Медсестра затаила дыхание. По тому, как он по-прежнему держался напряженно, ей показалось, что Джонатан не в восторге и от этого предложения. Но он неожиданно оживленно воскликнул, удивив и Шери, и Мэри Клер:

— Да, здорово! И я знаю подходящее место для пикника.

— Где? — спросила Мэри Клер, когда они проходили через автоматические двери больницы.

— Давайте сначала купим гамбургеры, — уклонился от ответа Джонатан. — Закусочная «У старины Бена» еще существует?

— Да, — ответила Шери, помогая Мэри Клер и Джонатану сесть в машину, и скомандовала: — Всем пристегнуть ремни!

Заметив, что Джонатан тщетно пытается выполнить ее указание, она наклонилась к нему, приподняла ремень и отыскала замок, который почему-то никак не хотел входить в паз.

— Я помогу вам.

И тут Шери неожиданно поняла, что практически лежит на коленях Джонатана. У нее пересохло в горле, внутри что-то ёкнуло. В панике она лихорадочно пыталась застегнуть ремень, но удалось ей это не сразу.

Дрожащими руками Шери закрепила свой ремень безопасности и подала машину назад.

— Да, — повторила она, — закусочная «У старины Бена» по-прежнему стоит на том же месте, что и десять лет назад.

— Простите, что вы сказали? — спросил Джонатан. — Ну, про десять лет?

— А… это я так, к слову, — нашлась Шери, надеялась, что он не заметит, как предательски прерывисто звучит ее голос.


Через полчаса они уже отъезжали от закусочной. Рядом с Шери на пустом пассажирском сиденье лежал коричневый бумажный пакет с гамбургерами, жареной картошкой, колечками лука и со стаканами с прохладительными напитками.

От аппетитного запаха пищи у нее текли слюнки.

— Ну, так куда дальше? — спросила она, обернувшись назад, к Джонатану.

— На территории поместья есть небольшое озеро. В молодости мы всегда устраивали там пикники и купались. Как только проедем поворот под вывеской «поместье "Земляная орхидея"», начнется грунтовая дорога. Вы не сможете не заметить ее.

— Так вы имеете в виду Голубое озеро, — догадалась Шери, и сердце ее бешено забилось.

— Ну да. Но откуда вы знаете?

— Я… — Шери запнулась, но снова быстро придумала правдоподобное объяснение. — В холле висит рельефная карта поместья. Я как раз сегодня утром рассматривала ее и заметила озеро.

— Ты в нем купался, папа?

— Да, все время. По крайней мере, до того лета…

Он внезапно замолчал. И Шери почувствовала, что ее пульс вновь учащенно забился.

— Какого лета, папа?

Шери затаила дыхание. Она знала, о чем думает Джонатан. Знала, что он чуть было не сказал: до того лета, когда Эйприл едва не утонула.

— О… до того лета, когда я уехал в Аделаиду, — сказал он. — С тех пор я ни разу не был на озере.


— Мы уже приехали? — спросила Мэри Клер спустя минут двадцать, когда Шери миновала вывеску, на которой был изображен изысканный желтый цветок, давший название поместью.

— Почти, — ответила Шери и свернула на грунтовую дорогу, ведущую к озеру.

Она не была здесь с той злополучной ночи. Но за последние десять лет часто думала о том, что тогда произошло, и особенно о том, как несправедливо и жестоко обошелся с ней Джонатан.

До той ночи ей казалось, что она нравится Джонатану, что он в какой-то степени даже увлечен ею. Но он неожиданно дал ей понять, насколько глубоко она заблуждалась на сей счет…


Она и Эйприл поехали в город, а в поместье возвращались на машине Элберта Манли вместе с его другом Кристофером Певерилом. Оба были учениками старших классов школы, в которой девушки учились.

Когда Эйприл предложила остановиться у озера, парни с готовностью согласились. Элберт тут же достал из багажника упаковку пива. Шери пить отказалась, но подруга с удовольствием опустошила одну банку и принялась за вторую. Она хихикала и вовсю заигрывала с парнями.

Шери пыталась остановить Эйприл. Она знала, как опасен алкоголь для тех, кто не привык к спиртному. Но подруге нравилось быть в центре внимания, и она ничего не желала слушать.

Парни не хотели отставать от девушки и тоже выпили по две банки. Эйприл намекнула, что неплохо было бы достать еще. Элберт и его друг, стремясь продолжить веселье, прыгнули в машину и отправились за выпивкой.

Радуясь тому, что они остались одни, Шери стала уговаривать Эйприл дойти до поместья пешком. Но та не пожелала возвращаться домой и вдруг заявила, что хочет искупаться. Сбросив туфли и оттолкнув пытавшуюся удержать ее Шери, она побежала к воде.

Шери стояла на берегу, с беспокойством наблюдая, как Эйприл плещется в озере. Когда же она поплыла на глубину, стала кричать, чтобы подруга повернула назад. Но та и не думала ее слушать. И скоро, судя по всему, выбилась из сил.

Когда голова неосторожной купальщицы исчезла под водой, Шери поняла, что что-то неладно, и бросилась на помощь. Она уже вытаскивала Эйприл на берег, когда появился Джонатан. Он бросился к сестре и стал делать ей искусственное дыхание.

Когда же он убедился, что жизнь Эйприл вне опасность, то огляделся и, увидев пустые жестянки из-под пива, набросился на Шери с упреками, полагая, что это она напоила его сестру. Не желая слушать никаких объяснений, он взвалил всю вину за происшествие на Шери и даже бросил в сердцах, что иного и не ожидал от дочери дебошира и алкоголика. Он заявил еще, что Эйприл не нужна такая подруга и что Шери следует отныне держаться подальше от его сестры…


— О, как здесь чудесно! — воскликнула Мэри Клер, отвлекая Шери от грустных воспоминаний. — Мы останемся здесь?

— Я только поищу место в тени, — сообщила Шери, останавливая машину под старым раскидистым деревом.

— Если вы посмотрите в багажнике, то наверняка найдете какую-нибудь подстилку, — сказал Джонатан, нащупывая ручку дверцы. — И побыстрее. Запах гамбургеров сводит меня с ума, — добавил он шутливо.

Шери заглушила двигатель и вышла из машины. Знакомый пейзаж поразил ее в самое сердце. Казалось, ничего не изменилось с тех пор, как она была здесь в последний раз.

— Мэри Клер, поищи-ка сухое место, — предложил дочери Джонатан.

— Вон там нам будет хорошо, — откликнулась девочка, показывая на лужайку почти у самого берега.

— Ты не отведешь меня туда? Я не хочу упасть или оказаться в воде, — попросил ее отец.

— Да, папа.

Шери улыбнулась, увидев, с какой трогательной заботой опекает отца маленькая девочка, и открыла багажник. Джонатан был прав: внутри она нашла сложенный вчетверо плед. Вытащив его, она закрыла багажник и поспешила к Джонатану и Мэри Клер. Расстелив плед на траве, она предложила всем устраиваться поудобнее.

— Теперь ты можешь сесть, папа, — заботливо произнесла Мэри Клер, гордая своей ролью помощницы.

— Ммм… это вкусно, — пробормотал Джонатан с полным ртом через несколько минут. — Надеюсь, соус не попал мне на подбородок и не испачкал рубашку, — сказал он с виноватой улыбкой.

Мэри Клер хихикнула.

— У тебя и в самом деле соус на подбородке, папа. Давай я вытру.

— Ну конечно.

Ему было приятно слышать веселый смех дочери. И от этого настроение его заметно улучшилось.

Мэри Клер отложила в сторону свой гамбургер, взяла салфетку, а затем осторожно стерла красноватую каплю с подбородка отца.

— Ну вот, теперь все в порядке, — удовлетворенно заявила она.

— Спасибо. Ну что бы я без тебя делал! — воскликнул Джонатан.

— Правда?

В голосе девочки слышалось сомнение. Она не знала, верить ему или нет.

— Ну конечно, правда, — заверил он дочь мягко и искренне, мечтая увидеть лицо Мэри Клер, взять ее на руки и крепко прижать к груди.

Шери наблюдала за разговором отца с дочерью, и сердце ее радовалось. Хотя Джонатан не мог видеть малышки, однако услышал неподдельную радость в ее голосе. Он сумел-таки сделать первый шаг навстречу Мэри Клер.

— Идея устроить пикник была замечательной, Шери! Спасибо вам! — поблагодарил Джонатан.

— Я всегда любила пикники, — отозвалась она, подумав, что бы он сказал, если бы знал, как этот пикник напоминает ей о том незабываемом лете.

Встав на колени, Шери начала собирать грязные салфетки и упаковочные пакеты из-под гамбургеров.

— Можно походить босиком по воде? — спросила Мэри Клер.

— Ну конечно, — ответил Джонатан. — Только держись поближе к берегу.

— Ладно! — воскликнула девочка, сбрасывая туфли и носки.

— Шери, как далеко мы от воды?

— В нескольких шагах. Я послежу за ней. Или мы вместе зайдем в воду.

— Папа, присоединяйся к нам, — предложила Мэри Клер.

— Я бы с удовольствием, но…

— Ну пожалуйста. Я буду держать тебя за руку, чтобы ты не упал.

Джонатан рассмеялся.

— Хорошо, договорились. Но только, если Шери пойдет с нами, — добавил он, подворачивая брюки и развязывая шнурки ботинок.

— Я согласна.

Мэри Клер крепко взяла отца за руку, и они пошли к озеру. Шери последовала за ними.

— Ух! — восторженно воскликнула Мэри Клер, когда ее нога коснулась воды.

Она обернулась и, подождав, когда подойдет Шери, тоже протянула ей руку.

Если бы кто-нибудь со стороны увидел их сейчас, то наверняка принял бы за счастливую семью, отдыхающую на берегу озера. И Шери знала в своем сердце, что никогда не сможет забыть эти драгоценные мгновения.

Ей всегда хотелось быть членом дружной семьи, испытывать чувство принадлежности к ней. После смерти матери она постоянно мечтала об этом. Десять лет назад ей показалось, что мечта готова осуществиться, что Джонатан однажды взглянет на нее и увидит в ней свою судьбу, влюбится в нее бесповоротно, как она в него.

Но фантазии не останавливались на этом. Шери представляла, как они поженятся, как у них родятся чудесные малыши, как они будут счастливо жить до глубокой старости…

Мэри Клер попыталась было побегать и поплескаться одна, оставив отца. Но тот не хотел отпускать ее, и по выражению его лица было видно, что ему явно не по себе.

— Давайте пойдем посидим на берегу, — предложил дочери Джонатан минут пять спустя.

Шери увидела, что Мэри Клер собирается возразить, и быстро вмешалась:

— Милая, если ты поможешь отцу добраться до лужайки, то потом сможешь еще побегать по воде, а я присмотрю за тобой с берега.

Отец и дочь, послушно взявшись за руки, направились к расстеленному на траве пледу. Шери следовала за ними на некотором расстоянии. Это было то самое место, где она вытащила Эйприл из воды. Именно здесь Джонатан отчитывал ее за то, в чем она была не виновата. В те дни она была молода, беззащитна и не умела постоять за себя. Но сейчас Шери уже не та. Иначе разве согласилась бы приехать сюда, чтобы ухаживать за Джонатаном…

— Смотри не уходи слишком далеко от берега, — предупредил Джонатан дочь, прежде чем сесть на плед.

— Хорошо, папа, — пообещала Мэри Клер и побежала к воде.

— Вы ее видите? — спросил озабоченно он Шери некоторое время спустя.

— Да, там, у берега мелко. Глубокое место значительно дальше.

Джонатан нахмурился, собираясь что-то сказать, но Шери опередила его.

— Ой, Мэри Клер машет вам рукой! — воскликнула она.

Джонатан помахал дочери в ответ. Усаживаясь поудобнее, он случайно задел Шери, и ее сердце встрепенулось.

— Это было одним из моих самых любимых мест в детстве, — сказал Джонатан, вздыхая. — И мне не нужны глаза, чтобы видеть, — все это сохранилось в моей памяти.

— Вам повезло, что у вас было такое чудесное место для прогулок, — заметила Шери, поглядывая в сторону озера.

Мэри Клер как раз наклонилась над водой, разглядывая что-то у своих ног.

— Знаю. Но, к сожалению, с этим озером связано и мое самое неприятное воспоминание.

Услышав эти слова, Шери замерла и перевела взгляд с Мэри Клер на Джонатана.

— Здесь чуть не утонула моя сестра.

У Шери пересохло в горле. К чему это Джонатан завел разговор о столь давнем происшествии? Уж не догадался ли он, кто она на самом деле?

— Это, должно быть, было ужасно, — еле слышно произнесла Шери, но голос ее прозвучал настороженно и как-то отстраненно.

— Это случилось лет десять назад, — продолжал Джонатан с задумчивым выражением лица. — Но смею заверить вас, что это из тех событий, которые быстро не забываются.

— Да, да, могу себе представить.

— Эйприл в ту ночь совершила ошибку… и, как потом выяснилось, я тоже.

— Вы? Я не понимаю… — прошептала Шери, заинтригованная его признанием.

— Сестра была на озере не одна. Ее сопровождала подруга, которую звали так же, как и вас.

Боясь пошевелиться или произнести хоть слово, Шери продолжала сидеть молча, ожидая продолжения рассказа.

— Я возвращался домой и решил, сам не знаю почему, завернуть к озеру. Когда я увидел на берегу мокрую, неподвижную Эйприл, то подумал сначала, что опоздал. Я сразу же стал делать ей искусственное дыхание, и она зашевелилась. Слава Богу, сестра оказалась жива! Это было в тот момент для меня самым главным.

Осмотревшись, я увидел пустые пивные банки и сразу догадался, что там произошло. Шери стояла поблизости и всхлипывала, при этом вид у нее был такой виноватый и напуганный, что я, потеряв голову, накинулся на бедную девушку.

Я неверно оценил обстановку и обвинил ее в том, что она принесла пиво и напоила мою сестру, в то время как на самом деле виноваты были приятели Эйприл, которые в тот момент отправились за новой порцией пива. А ведь это именно Шери спасла мою сестру, вытащив ее из воды. К сожалению, мне так и не представился случай извиниться перед ней за все, что я тогда сгоряча наговорил.

Шери по-прежнему молчала, потрясенная исповедью Джонатана. Ей даже на мгновение показалось, что она видит сон. Но нет, она чувствовала, как легкий ветерок колышет ее волосы, и слышала, как неподалеку жужжат пчелы.

Ее охватило непреодолимое желание раскрыться, сказать, что она и есть та самая Шери, о которой он говорил.

— Джон, — начала она, еще не зная, в какие слова облечь свои мысли. — Я хочу…

Но пронзительный, полный ужаса детский крик не дал ей договорить. Шери испуганно посмотрела в сторону озера и увидела опрометью бегущую к ним Мэри Клер.


предыдущая глава | Наперекор судьбе | cледующая глава