home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

Таниэль нашел на склоне горы удобный наблюдательный пункт, всего в нескольких сотнях футов от стоянки со спящими солдатами, и обосновался там до рассвета.

Было еще темно, когда какой-то солдат проснулся и поковылял в кусты. Минуту спустя он вернулся и, судя по резкому вскрику, увидел скульптурную композицию, созданную Таниэлем из духовых ружей. В считаные мгновения возле него собрались и все остальные.

Поднялся переполох. Даже из своего укрытия Таниэль слышал споры и ругань, которые сменились испуганными выкриками, когда одного из двух часовых нашли без сознания.

Лишь через пятнадцать минут кто-то – вероятно, сержант – догадался подняться к вершине водопада, где обнаружил вторую караульную. Солдаты отнесли ее к стоянке, а затем принялись обсуждать, что делать дальше. При этом они прижались спиной к скале, словно собирались обороняться, хотя никакого оружия у них больше не было.

Небо на востоке начало светлеть, когда испуганные и усталые солдаты покинули стоянку и с великой осторожностью направились назад в каньон Вериди. Таниэль подождал, пока они не скроются из виду, чтобы случайно не попасться им на глаза, а затем тронулся в обратный путь.

Через два часа он добрался до пещеры. Ноги болели после долгого подъема, мышцы совсем ослабли. Трижды он едва не сорвался с крутого склона. Пальцы были содраны в кровь, брюки и сорочка напоминали нищенские лохмотья.

При взгляде на Ка-Поэль у него екнуло сердце. Она свернулась калачиком в углу пещеры, положив под голову скомканный мундир Таниэля. Он обошел лежавшую на земле куклу с лицом Кресимира и опустился на колени рядом с девушкой.

– Поэль! – позвал он и легонько коснулся ее плеча.

Внезапно что-то кольнуло его в шею. Он опустил взгляд и увидел длинную иглу, зажатую в руке девушки.

– Поэль, это я.

Зеленый глаз внимательно изучил его, и через мгновение игла исчезла. Ка-Поэль села и затрясла головой, прогоняя сон.

– Кресимир, – настойчиво спросил Таниэль. – Что с ним произошло?

Она удивленно приподняла бровь, но тут же ее лицо прояснилось. Ка-Поэль показала на куклу, лежавшую посредине пещеры, пошевелила пальцами в воздухе, а затем прихлопнула их другой рукой.

Таниэль рассмеялся:

– Он не может никуда уйти?

Ка-Поэль кивнула с торжествующей усмешкой.

– Как ты это сделала?

Она коснулась виска и снова показала на куклу.

Только теперь Таниэль заметил рисунки вокруг восковой фигурки: несколько расходящихся в разные стороны линий. Однако никакого смысла в них он не уловил.

– Что это значит?

Она подняла руку и сжала кулак:

– Я не…

Таниэль замолчал и нахмурился. Теперь он, кажется, начал понимать. Это были не просто линии, а пальцы – пальцы Ка-Поэль.

– Он зажат у тебя в ладони? Ты можешь держать его под контролем, даже когда спишь?

Еще один кивок.

– Бездна, но откуда ты знаешь?

Она скосила глаза в угол пещеры, словно увидела там что-то интересное, и неопределенно махнула рукой.

– Что это значит?

Ка-Поэль приподняла брови и посмотрела на него так, как делала всегда, притворяясь, будто не понимает вопроса. Таниэль схватил ее за руку.

– Что это значит, Поэль? – повторил он с невольным напряжением в голосе.

Откуда она знает, что Кресимир находится под ее контролем? Откуда знает, что эти символы удерживают его?

Девушка пожала плечами, провела пальцем по пыльной земле, а другой рукой показала на фигурку Кресимира.

– Ты просто ставила опыты?

Она кивнула.

– На боге?

Ка-Поэль смущенно улыбнулась. Сон явно пошел ей на пользу, сколько бы она ни проспала. Круги под глазами стали не так заметны, настроение поднялось. Это была ее первая улыбка за неделю.

Таниэль выпустил ее руку, провел пальцами по грязным, нечесаным волосам девушки, выудил несколько сосновых иголок и бросил их в угол пещеры.

– Но как ты узнаешь, действует твоя магия или нет? Бездна, я в ней, к сожалению, ничего не понимаю.

Она показала пальцем на себя: «Я тоже».

– Ты ничего не понимаешь в собственной магии?

Девушка опять пожала плечами, провела раскрытой ладонью по полу, а затем поднесла к горлу.

– Все равно непонятно.

Она недовольно фыркнула.

– Будь осторожней с этим, – сказал Таниэль. – Я слышал, что некоторые Избранные и пороховые маги самостоятельно научились основам колдовства. Но те, кто без посторонней помощи пытался пойти дальше, погубили себя. Либо сгорели дотла, либо взорвались, либо попали в пороховую зависимость… Бездна, я не знаю толком, как может отомстить твоя магия, но это обязательно произойдет. – Он протер глаза. – Ты очень ловко управляешься с богом. Удивляюсь, как твоя сила до сих пор тебя не придавила.

Ка-Поэль махнула рукой и утешающе улыбнулась ему: «Я и сама удивляюсь».

Просто замечательно.

Таниэль достал из мешка продукты, украденные у адроанских солдат, и оба с жадностью набросились на еду. Хлеб зачерствел, говядина стала сухой и жесткой как подошва, но еще никогда пища не казалась ему такой вкусной. Таниэль съел два сухих пайка и с трудом заставил себя остановиться. Он клацнул зубами обо что-то твердое и…

Вкус засохшего сыра вернул его к образам, о которых он так старался забыть. Он снова увидел Кресимира, с торжествующим видом стоявшего на том самом месте, где только что находился Адом, то есть Михали. Это из-за гибели Михали адроанские солдаты питались только походным рационом. Таниэль внезапно почувствовал дурноту, ногой отшвырнул от себя мешок с продуктами и с удивлением понял, что по его щеке катится слеза.

Он тут же смахнул ее.

Ка-Поэль взяла Таниэля за руку и заставила лечь на холодный пол. Он опустился очень осторожно, стараясь не задеть фигурку Кресимира, и пристроил голову на коленях девушки. Она принялась растирать ему виски, и вскоре Таниэль почувствовал, как боль уходит из его уставших ног, а сам он проваливается в сон.

Когда Таниэль открыл глаза, его голова все еще лежала на коленях у Ка-Поэль, мягкая ладонь девушки гладила его по щеке. Судя по тому, как солнечные лучи освещали пещеру, было уже далеко за полдень.

Таниэль сдержал зевоту и приказал себе встать. Пора было возвращаться в горы, чтобы проследить за другими адроанскими отрядами, но он так согрелся рядом с Ка-Поэль, будто только что принял горячую ванну.

– Мне нужно… Поэль, откуда у тебя на пальце кровь?

На кончике пальца девушки виднелось красное пятно. Ка-Поэль прижала его к губам и посмотрела на Таниэля, думая о чем-то своем. Затем провела порезанным пальцем по его щеке. Таниэль попытался помешать ей, но Ка-Поэль свободной рукой на удивление крепко ухватила его запястье и оставила красную метку сначала на одной, а потом и на другой его щеке. Кровь на лице Таниэля быстро засохла.

Девушка облизнула палец, и он покраснел еще сильнее. Значит, это ее кровь? Но что она делала? Магия? Какой-то варварский обряд?

Таниэль отодвинулся и встал на ноги, чувствуя себя немного не в своей тарелке.

– Поэль, что ты делаешь?

Таниэль вытер рукавом щеку и осмотрел его. Никакого следа крови. Очень странно.

Девушка лишь зевнула в ответ на его вопросы.

Оставив Ка-Поэль наблюдать за фигуркой Кресимира, Таниэль вышел из пещеры, поднялся на гребень горы и направился вдоль него.

Справа внизу извивалось ущелье, в котором Таниэль устроил засаду на адроанских солдат. Им потребуется полдня, чтобы вернуться в каньон, где остановилась их рота. Даже если они шли ускоренным маршем, то сейчас только-только добрались до места.

Таниэль не собирался подходить к лагерю так близко.

Он продолжал шагать вперед, держась восточного склона, где разведчикам трудней будет его разглядеть. Гребень постепенно сужался, оставляя все меньше возможностей для укрытия. Таниэль прошел еще немного, пока не оказался на плоском утесе, за которым, словно тихое горное озеро, раскинулось небо. Таниэль на четвереньках подполз к краю скалы и заглянул вниз.

Каньон Вериди казался узкой щелью между двумя высокими хребтами, увенчанными седыми шапками. Его дно лежало по меньшей мере в тысяче футов под Таниэлем. Там протекала река, шириной около двадцати футов, окруженная зарослями колючего кустарника. Ущелье, в котором Таниэль повстречал солдат, соединялось с ним чуть западнее. А сам каньон сливался с другим и двадцатью милями дальше выходил на равнины Адро.

Дно каньона усеяли не меньше ста палаток – в лагере расположилась целая рота. Теперь Таниэль уже не сомневался, что их послал Хиланска – и, по всей вероятности, выдал каждому духовое ружье. Где он раздобыл это оружие? В Кезе?

Догадываются ли эти люди, что предают свою страну?

Краем глаза Таниэль уловил какое-то движение. Небольшой отряд вышел из ущелья и приближался к лагерю. Таниэль переменил позицию и еще раз проклял свое слабое зрение. В пороховом трансе он без труда различил бы выражение лиц. А сейчас мог только пересчитать солдат.

Наступал момент истины. Оценят ли они проявленное милосердие? Поймут ли, что командир обманывал их, посылая охотиться за товарищем по оружию? Или, может быть, испугаются той демонстрации силы, что устроил Таниэль?

Ему пришлось ждать больше часа, прищуриваясь, чтобы разглядеть, что творится в лагере, и не осмеливаясь даже предположить, что будет дальше. Несомненно, прибывший отряд уже доложил о происшествии, и теперь офицеры собрались на совет. Майор выслушает предложения капитанов и примет решение.

Из лагеря поодиночке вышли несколько солдат. Проследив за ними, Таниэль убедился, что все они свернули в разные ущелья выше и ниже по дну каньона.

Майор отзывал в лагерь другие поисковые отряды.

Остальные солдаты начали строиться. Сердце Таниэля упало при взгляде на эту картину. Десяток за десятком, они вставали в строй, с ранцами на спинах и духовыми ружьями на плечах. Штыки ярко блестели на солнце.

Они не стали сворачивать лагерь.

Приблизительно восемьдесят или сто солдат – точнее с такого расстояния было не определить – вышли из лагеря и медленно двинулись к тому ущелью, где прятался Таниэль.

В их намерениях уже не приходилось сомневаться.


Таниэль начал готовиться к такому повороту событий с того самого мгновенья, когда в первый раз увидел роту адроанских солдат, бредущих по каньону Вериди.

Теперь отряд двигался быстрее, чем первая группа, численный перевес придал им уверенности. В любом случае, даже высылая разведчиков и выставляя караулы, они доберутся до пещеры Ка-Поэль за тридцать-сорок часов.

Таниэль мысленно представил расположение ущелья. Он насчитал три узких прохода, где один человек мог бы сдержать целую армию, пять крутых, усыпанных камнями склонов, где можно устроить обвал, и с десяток удобных позиций для стрельбы.

Но у Таниэля не было ружья, чтобы стрелять из укрытия, обвалом он только выдал бы свое местоположение, а в узком проходе его в конце концов подстрелили бы издали.

– Ка-Поэль, нам нужно уходить, – объявил он, зайдя в пещеру.

С загадочным выражением бездонных кошачьих глаз, она присела на корточки над куклой Кресимира и едва заметно покачала головой.

– Они придут за нами, – настаивал Таниэль. – Около восьмидесяти солдат, и все с духовыми ружьями. У нас в запасе всего два дня, до того как они появятся здесь, – и это в лучшем случае. Их слишком много, я не смогу с ними справиться.

Ка-Поэль снова решительно покачала головой.

– Что значит «нет»?

Она указала на куклу, затем пошевелила пальцами в воздухе: «Его нельзя уносить отсюда».

– Нам придется это сделать. Нас убьют, если мы останемся здесь.

Ка-Поэль посмотрела на куклу, села на пятки и нахмурилась. Кончиком иглы она что-то нацарапала на земле, затем сложила ладонь чашечкой и постучала по ней пальцем другой руки, словно по крышке карманных часов.

«Мне нужно время».

– Хорошо, Поэль, – сдался Таниэль. – Но если они подойдут близко, то устроят за нами настоящую охоту. И тогда ни мне, ни тебе не уцелеть.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава