home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

Нила готовилась к смерти.

Приходилось ли ей делать это прежде, в последние полгода? Должно быть. Во время мятежа роялистов, в плену у лорда Ветаса или даже при первой встрече с Бо. Она уже много раз смотрела смерти в глаза.

И все же никогда не ощущала такой обреченности, как теперь.

Каким-то образом им удалось выторговать для себя еще один день. Накануне Нила видела, как посыльный генерала Хилански проскакал в сторону кезанской армии, и нападения, которого все ожидали, так и не последовало. Отсрочка позволила бригадиру Абракс тщательней продумать план обороны и укрепить позиции.

И теперь, едва только солнце взошло над Адроанским озером, противники снова готовились к битве. На юге уже стояла ровными шеренгами стотысячная кезанская армия, штыки блестели в лучах восходящего солнца. На северо-западе солдаты генерала Хилански тоже выстроились в боевой порядок. Нила стояла возле штабной палатки «Крыльев Адома», наблюдая, как бегают взад-вперед по лагерю посыльные, и слушая, как Абракс строгим голосом отдает последние распоряжения.

Две вражеские армии возьмут в клещи и раздавят наемников из «Крыльев» и три бригады адроанских солдат, брошенных генералом Кеть на произвол судьбы.

Бежать некуда.

Среди наемников ходили странные слухи. Некий капитан рассказывал, будто видел в лагере кого-то из пороховых магов фельдмаршала Тамаса. Среди солдат утверждали, что деливцы вступили в войну на стороне Адро и уже выслали подкрепление, но пройдет еще не одна неделя, прежде чем союзники появятся здесь. Также уверяли, что генерал Хиланска задумал обхитрить кезанцев, и как только те пойдут в атаку, он развернет свои войска и ударит им во фланг.

Похоже, все эти слухи были призваны лишь поддержать боевой дух.

Даже если в них и была доля правды, врагов все равно слишком много. Кезанская армия легко проглотит все силы наемников, и в ее утробе еще останется место. Строй «Крыльев» выглядел впечатляюще, но Нила видела страх в глазах и простых солдат, и офицеров.

Этим утром все они погибнут.

– Госпожа! – услышала Нила чей-то голос и вздрогнула.

Она быстро взяла себя в руки, обернулась и увидела молодого лейтенанта, чуть старше ее самой. Темные волосы под шляпой-бикорном были зачесаны назад и собраны в узел на затылке. Лейтенант нервно улыбнулся ей.

– Да?

– Бригадир Абракс просит вас к себе.

Нила нахмурилась и оглянулась на палатку. Бригадир Абракс стояла всего в тридцати шагах от девушки, мрачно рассматривая кезанскую армию. Почему она сама не позвала Нилу?

– Хорошо.

Девушка подошла к Абракс:

– Вы хотели меня видеть, госпожа?

– Никто еще не знает, что вы Избранная?

Нила растерянно заморгала.

– Я… да, думаю, что никто. Бо сказал, что я еще слишком неопытна и поэтому у меня пока нет ауры в Ином, так что вражеские Избранные и Одаренные не могут знать обо мне.

– У врага нет Избранных. Точнее говоря, их очень мало, – поправила себя Абракс. – И ни одного сокрушителя гор из Королевского совета. – Она резко повернулась к Ниле. – Вы рассказывали кому-нибудь о себе?

– Нет.

– И не рассказывайте. Вы будете нашей козырной картой.

Нила постаралась сдержать смех, но все-таки сдавленно хмыкнула.

– Я сказала что-то смешное, Избранная?

«Избранная». От этого обращения у Нилы по спине пробежал холодок, и веселье как ветром сдуло.

– Я всего лишь ученица. Я еще не умею прикасаться к Иному, не говоря уже о том, чтобы управлять элементами. От меня не будет никакой пользы в бою.

– Неужели вы совсем ничего не умеете? – с недоверием спросила Абракс.

– Я могу зажечь огонь на пальцах. Но только когда очень сержусь или волнуюсь.

Бригадир «Крыльев» отвернулась с несколько раздраженным видом.

– У нас мало Избранных, и все они очень слабые. Ни один не способен причинить врагу больше вреда, чем хорошее полевое орудие. И при этом они куда уязвимей. Борбадор сказал, что вы сильная Избранная, и я надеялась на вашу помощь.

Значит, это Бо рассказал о ней Абракс? Зачем? Он ведь прекрасно знал, что Нила еще ничего не умеет.

– Мне очень жаль, – только и осмелилась пробормотать девушка.

– Я не предполагала, что вы настолько неопытны. Отправляйтесь в обоз. Здесь вы будете только мешать. И ни в коем случае не пытайтесь пользоваться магией, чтобы не погубить тех, кто окажется рядом. Ваш проклятый учитель ужасно не вовремя нас оставил. Он в одиночку мог решить исход сражения в нашу пользу.

Не сказав больше ни слова, Абракс ушла, на ходу выкрикивая команды.

Нила смотрела ей вслед со смешанным чувством возмущения и беспомощности. Бо бросил ее. Если бы обучение Нилы продолжалось хотя бы несколько месяцев, она смогла бы постоять за себя. Но сейчас она и в самом деле была бесполезна. Ничуть не лучше лагерной обслуги. Ее отправили в обоз вместе с прачками и всеми остальными.

Нет, пусть Абракс сама отправляется в бездну. Когда кезанцы прорвут линию обороны – если прорвут, – Нила будет сражаться. И не важно, что вместе с ней может погибнуть весь обоз.


Обоз располагался приблизительно в четверти мили от позиций «Крыльев». Его вместе с лагерем наскоро окружили земляными укреплениями, которые защищала бригада наемников, – на взгляд Нилы, слишком мало для такой большой территории.

Когда «Крылья» направились на выручку войскам генерала Кеть, Абракс приказала лагерной прислуге оставаться на месте. Тем не менее с обозом пришли несколько тысяч человек, выполнявших самую важную для армии работу: квартирмейстеры, перевозчики и прочие.

– Я думал, вы должны быть на передовой.

Нила обернулась и увидела Адамата. Инспектор сидел прямо на земле и выглядел измученным, сильно постаревшим за последние несколько дней.

– Меня отослала сюда Абракс. У меня нет необходимого опыта, чтобы принести пользу в бою.

– Ах вот как. Что ж, полагаю, это справедливо. – Он улыбнулся, видимо желая смягчить жестокость своих слов. – А я слишком стар, чтобы сражаться.

– Мне встречались солдаты на десять лет старше вас.

– Я не держал в руках мушкет со времен обучения в академии и скорее случайно зацеплю штыком соседа, чем использую его по назначению.

Нила сомневалась, что он говорит искренне. Она помнила, что Адамат руководил нападением на лорда Ветаса. Он был способен на многое. Возможно, инспектор просто не хотел сражаться, потому и ссылался на возраст. Нила не винила его за это. Как утверждал Бо, людям свойственно придавать слишком большое значение храбрости.

Разумеется, Адамат не был трусом. Он просто очень устал.

Инспектор сидел, глядя себе под ноги, затем поднял голову и сказал:

– У них не хватит людей, чтобы защитить обоз.

– Мне сказали, что здесь целая бригада.

– Кезанцы обойдут нас с запада, а генерал Хиланска нападет с северо-востока. Готов поспорить, что они прорвут нашу оборону, – он взглянул на карманные часы, – к часу пополудни. Если повезет, то нас убьют сразу.

Инспектор повертел в руках трость, словно пытаясь решить, сколько сможет продержаться с ней в бою.

– Если повезет? Мне кажется, лучше все-таки оказаться в плену.

– Да, конечно. – Адамат скептически посмотрел на нее.

«Если мы выживем, – подумала Нила, – он попадет в лагерь для военнопленных. А меня отдадут на потеху солдатам, а потом тоже отправят в лагерь. Если только на меня не положит глаз кто-то из офицеров. Тогда я буду полностью зависеть от его воли – как рабыня. Это и в самом деле лучше, чем погибнуть сразу?»

Адамат поднялся с земли. Полевая артиллерия «Крыльев» открыла огонь, и грохот стрельбы оглушил Нилу даже за четверть мили от передовой. Она вспомнила, как гремели орудия, когда солдаты Тамаса подавляли мятеж роялистов в Адопесте. Вспомнила, сколько ночей провела из-за этого без сна, пока не решилась сбежать. Сейчас было гораздо хуже.

– Мне тоже действует на нервы этот звук, – признался Адамат. – Возможно, солдаты привыкли к нему, но мы же обыкновенные люди. Артиллерия – страшная сила.

– Избранные тоже.

– Да, Избранные тоже.

Инспектор украдкой посмотрел на нее, но Нила сделала вид, будто ничего не заметила.

«Да, я Избранная, – хотелось крикнуть ей, – но я еще ничему не научилась».

До ушей Нилы долетел отдаленный гул. Его трудно было уловить за грохотом выстрелов, но она сразу поняла, в чем дело, как только обернулась в сторону кезанской армии. Это была барабанная дробь. Десятки тысяч кезанских солдат шеренга за шеренгой двинулись вперед.

Нила почувствовала ком в горле – такой огромный, словно проглотила карету. Ей никогда не было так страшно, даже в лапах у Ветаса.

Она вдруг вспомнила о Жакобе. Подружился ли он с детьми Адамата? Жакоб – очень смышленый мальчик, но он слишком мал, и ему не выжить в этом мире в одиночку.

– Фей позаботится о Жакобе, когда я умру? – спросила она.

– Вы не умрете, – без особой убежденности ответил Адамат, помолчал немного и добавил: – Она не из тех людей, кто может бросить ребенка.

Нила с облегчением вздохнула:

– Я и не думала, что она может. Просто я не очень хорошо ее знаю.

Они молча смотрели, как движется под пушечным огнем кезанская пехота.

– Кровавая бездна, почему я должен умереть здесь? – пробормотал Адамат.

Нила не была уверена, что эти слова предназначались для ее ушей. Что творилось сейчас в голове у инспектора? Может быть, он вспоминал своих детей? Или пытался найти выход? Ей тоже стоило об этом подумать. Нила оглянулась на несжатые поля к северо-западу от лагеря. Что, если спрятаться там? Отсидеться до ночи среди высокой пшеницы, а потом сбежать в Адопест.

Не такая уж и плохая идея.

Но все ее надежды рухнули, когда она заметила, что кто-то движется через поле.

– Солдаты! – воскликнула Нила.

Адамат обернулся и, прищурившись, посмотрел на северо-запад:

– Кавалерия.

Он сплюнул на землю и хотел было обратиться к ближайшему офицеру «Крыльев», но тут же понял, что они уже знают о приближении врага. Волна паники пробежала по рядам наемников, охранявших лагерь, и офицерам пришлось прикрикнуть на них, чтобы восстановить порядок.

Адроанские кавалеристы. Нила понятия не имела, сколько их там – наверное, несколько тысяч, – но у нее перехватило дыхание. Нагрудники сверкали на солнце. Синие мундиры и рейтузы с красными галунами были отчетливо видны на фоне пшеничного поля. Должно быть, они обошли лагерь с севера и теперь перекрывали единственный путь к отступлению.

Полковник «Крыльев» отправила посыльного на передовую и теперь с мертвенно-бледным лицом наблюдала за приближением врага, вцепившись в свой пояс так, что побелели костяшки пальцев.

Адамат обреченно вздохнул:

– Думаю, этого и следовало ожидать. Похоже, там не меньше трех батальонов кирасиров.

– Кирасиров?

– Это тяжелая кавалерия. Их можно узнать по нагрудникам. Лошади адроанских кирасиров тоже защищены броней. – Адамат показал на наемников, занявших позиции позади бруствера, служившего им единственной защитой. – Они без труда прорвут нашу оборону.

Адамат направился в тыльную часть лагеря, где уже начали занимать позиции солдаты «Крыльев». Нила задержалась на мгновение и пошла за ним следом.

Полковник «Крыльев» строго взглянула на инспектора:

– Гражданские лица должны держаться подальше от передовой.

– Передовая там, – показал Адамат себе за спину.

– Приведите своих людей в чувство, Кронир, – распорядилась полковник. – Если кто-то из них побежит, я сама распотрошу его!

Она снова посмотрела на Адамата и Нилу, но промолчала.

Кирасиры приближались неторопливо, а затем и вовсе остановились за полмили от лагеря. Только теперь Нила догадалась, что они ждут приказа генерала Хилански. Они должны напасть с тыла в тот момент, когда кезанцы ударят с фронта.

Оглянувшись, она увидела, что кезанские шеренги все так же размеренно движутся вперед. Артиллерия «Крыльев» проредила их ряды, но нанесла не больше вреда, чем булавочные уколы – великану. Противник продолжал наступать.

На холме с северо-востока внезапно показалась пехота генерала Хилански, двигаясь намного быстрее кезанской.

На северо-западе кирасиры рысью поскакали к лагерю.

Нила смотрела, как приближается смерть. Если бы речь шла не об ее жизни, она бы сказала, что всадники были великолепны. Они уверенно держались в седлах, над головами лошадей и на стальных шлемах развевались по ветру перья. Ниле показалось, что земля задрожала у нее под ногами, но, возможно, это просто была игра воображения.

– Смотрите, – хрипло произнес Адамат и кивнул на запад. – Кажется, это батальон адроанских уланов.

Нила знала, кто это такие. Тоже кавалерия, только легковооруженная.

– Они повернут и будут атаковать наш западный фланг, – предположила полковник и незамедлительно отправила на передовую еще одного посыльного.

Первый как раз возвратился и отсалютовал полковнику:

– Бригадир Абракс приказала не открывать огонь.

– Не открывать огонь? – Лицо полковника побагровело. – Бездна, что это значит? Кирасиры просто сомнут нас!

Она снова отправила посыльного к бригадиру, продолжая беззвучно возмущаться приказом.

Нила оторвала взгляд от приближавшихся кирасиров, когда артиллерийские батареи адроанцев изрыгнули из стволов огонь и клубы дыма. Пушки были направлены прямо на лагерь «Крыльев». Нила зажмурилась, припомнив наводящий ужас свист ядер над баррикадами роялистов и ожидая повторения этого звука.

Но так и не дождалась. Она снова открыла глаза и увидела, как адроанские артиллеристы перезаряжают свои орудия.

– Куда же они целились? – спросила Нила.

– Понятия не имею, – хмуро пробормотал Адамат.

Последовал новый залп, и Нила напрягла зрение, чтобы рассмотреть, куда падают ядра. Она точно не знала, какая дальность стрельбы у этих пушек, но зачем тогда адроанцам вообще понадобилось стрелять, если они не надеялись попасть в цель?

– Думаю, они стреляли не в нас, – заметила полковник «Крыльев», сама удивленная этим открытием. – С такого расстояния невозможно промахнуться.

Адроанские пушки опять открыли огонь, и она умолкла.

Нила повернула голову, услышав новый звук. Мушкеты? На юге над полем битвы повисло облако черного дыма. Через мгновение раздался оглушительный рев: стотысячная кезанская армия бросилась в атаку.

Сражение началось.

Но для нее самой все закончится очень быстро. Кирасиры по-прежнему рысью скакали вперед, – должно быть, они уже в нескольких сотнях ярдов. Еще мгновение, и они ворвутся в лагерь. Нила посмотрела на свою руку и попыталась вызвать огонь. Она должна сражаться. После всего пережитого она уже не может позволить себе погибнуть как обычный человек.

Ее пальцы потеплели, но больше ничего не произошло. Нила собрала волю в кулак и попробовала еще раз. Бо назвал ее сильной Избранной. Значит, она все-таки что-то может. Хоть что-нибудь!

Кто-то из наемников удивленно вскрикнул. Нила отвлеклась и оглянулась. Кирасиры внезапно повернули на запад. Полковник «Крыльев» с недоумением смотрела, как всадники проносятся мимо на расстоянии чуть большем, чем дальность ружейного выстрела. Она тут же приказала своим людям занять позиции в другом конце лагеря, на случай если атака последует оттуда.

Однако кирасиры уходили все дальше и от лагеря, и от передовой линии «Крыльев Адома».

Нила ничего не понимала. Может быть, они решили зайти с другого фланга? А как же уланы, которых заметил Адамат? Бездна, куда направляется вся эта кавалерия?

Только взглянув на артиллерийские батареи адроанцев, она начала догадываться, в чем дело. Там прекратили стрельбу по лагерю «Крыльев» и развернули орудия в сторону кезанской армии. Пехота генерала Хилански тоже изменила направление, заходя во фланг наступавшим кезанцам.

С передовой галопом примчался верховой посыльный и остановил лошадь возле полковника.

– Приказ бригадира Абракс! – тяжело дыша, объявил он. – Разверните своих людей, вы переходите в резерв нашей армии. Атака адроанцев была ложной. Генерал Хиланска больше не командует адроанскими войсками и они теперь сражаются на нашей стороне!

Полковник передала распоряжение ближайшему капитану и ухватила лошадь посыльного за поводья.

– Кровавая бездна, кто же тогда ими командует?

– Кто же еще, если не фельдмаршал Тамас? Он вернулся.

Нила пошатнулась, внезапно почувствовав слабость в ногах. Значит, Тамас не погиб? И он командует армией? Что ж, возможно – только возможно, – она все-таки переживет этот день.

– Нила! – окликнул ее Адамат. – Ваша рука в огне.

Она посмотрела вниз. Правая рука до самого локтя была охвачена языками голубоватого пламени. Она попыталась сбить огонь, а затем наудачу сомкнула большой и указательный пальцы. Пламя тут же скрылось у нее в кулаке.

С юга донесся грохот, на мгновение заглушивший орудийные и мушкетные выстрелы. Три батальона адроанских кирасиров на всем скаку врезались во фланг кезанской армии.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава