home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Таниэль немало удивился, увидев, что Бо не стал убивать остальных солдат.

Тридцать семь пехотинцев заканчивали доставать убитых и раненых из-под завала. Внушительная глыба оплавленного металла высилась в нескольких десятках шагов от лежавших на дне ущелья тел. Таниэлю показалось, что он узнает отдельные духовые ружья, штыки и ножи в этом бесформенном комке, созданном могущественной магией.

– Ты мягко с ними обошелся, – заметил Таниэль.

– Я очень вежливо их попросил, – согласился Бо.

– Жаль, что я не смог сделать то же самое.

Таниэль заметил, как Бо краем глаза наблюдает за ним.

– Я просто говорю немного убедительней, чем ты, – усмехнулся Бо. – Эй, ребята, навалитесь-ка на этот камень. Сам собой он с места не сдвинется.

Таниэль со смешанными чувствами смотрел, как солдаты пытаются сдвинуть камень, раздавивший их товарища. Эти люди пришли сюда, чтобы убить его. В этом не было никаких сомнений. В глубине души он хотел бы, чтобы Бо похоронил под обломками и выживших солдат. Но пролитая кровь притупила его гнев.

– Знаешь, Бо, ты мог бы и помочь им.

– Никаких шансов, – ответил Избранный.

– Я тоже так считаю. Бо?

– Мм?

– Что это там за бездна?

Таниэль показал рукой на багровое пятно на стене ущелья. Словно кто-то размазал краску по камням и оставил высыхать на солнце.

Бо стянул с рук перчатки:

– Я показал им, что случится с теми, кто захочет последовать его примеру и кольнуть меня штыком.

«И раздавил его, как виноградину». Таниэлю стало дурно.

– А я-то все думал, с чего они оказались такими сговорчивыми. Немного грязновато вышло, тебе не кажется?

– Я пришел к выводу, что грязь хорошо удобряет поле, на котором ты собираешься посеять страх.

Типичные рассуждения Избранного.

– В самом деле?

Таниэль снова посмотрел, как пленные освобождают тела своих товарищей из-под камней, а затем обратил внимание на то, что Бо снова надел перчатки.

– Ты нервничаешь.

– С чего бы вдруг?

Бо часто подтягивал свои перчатки, но так делают многие Избранные. Вдруг он резко ударил носком ботинка по скале. Значит, все-таки нервничает, хотя и не желает признаваться в этом.

– Что-то случилось?

– Да ничего, ничего. Не бери в голову.

Таниэль хотел было поспорить, но понял, что ничего этим не добьется. Не такой человек Бо.

– Пойду помогу Ка-Поэль, – сказал Таниэль и поспешил по узкой тропе вдоль края ущелья, ведущей в пещеру, где они с Ка-Поэль провели последние две недели.

Девушка только что выбралась из укрытия. Она перебросила рюкзак через плечо и полосками ткани от мундира закрепила за спиной короб с куклой Кресимира.

– Если хочешь, я могу что-нибудь понести, – предложил Таниэль.

Ка-Поэль передала ему оставшиеся продукты, которые он украл у солдат.

– А еще?

Она охраняющим жестом положила руку на свой ранец и нахмурила брови, но через мгновение ее лицо опять просветлело, и она решительно покачала головой.

– Поэль, я…

Таниэль не знал, что тут можно сказать. Ка-Поэль спасла ему жизнь. Снова. Проведенные в горах дни были полны тревог и опасностей, но когда они вернутся к людям, Таниэль не сможет часто видеться с нею. Ему надо будет сражаться, выполнять приказы.

Убивать генералов.

Он неожиданно понял, что больше не нуждается в порохе, за исключением того преимущества, какое пороховой транс дает в бою.

Очень странно.

Они вернулись по тропе к Бо и к его пленникам. Избранный сидел, прислонившись спиной к скале, подбрасывал в воздух камешки и ловил их рукой в перчатке. Теперь он казался расслабленным, хотя по-прежнему внимательно следил за солдатами.

– Вот что я тебе принес. – Он вытащил из-за пазухи пороховой рожок и протянул подошедшему Таниэлю. – Забыл сразу отдать. Но если ты откроешь эту проклятую штуковину рядом со мной, клянусь Кресимиром, я тебя ударю прямо по лицу. Я весь покрылся сыпью, пока носил его с собой.

Таниэль повертел рожок в руках, чувствуя находящийся внутри порох, ощущая мощь, которую мог от него получить. Унять боль от всех ушибов и ран, набраться сил перед долгим путешествием по горам.

– Где ты раздобыл его?

– Украл по дороге сюда у одного наемника из «Крыльев».

– Спасибо. – Таниэль забросил ремень рожка на плечо. У Избранных была аллергия на порох, поэтому поле битвы превращалось для любого из них в сущий кошмар. – В самом деле, Бо. Мне жаль, что я ничем не могу отплатить тебе за это.

– Ты ослушался своего отца и не выстрелил мне в голову. Я решил, что настала моя очередь сделать добро для тебя. – Бо поднялся и показал большим пальцем на солдат. – Нам пора уходить. Я приказал им закончить работу и отвезти убитых и раненых в Адопест.

– Приказал? Как тебе это удается? Я не смог бы заставить четыре отделения солдат слушаться меня, чем бы я им ни грозил.

– Ты не сможешь вытащить из человека вены, медленно, дюйм за дюймом. И если даже кто-то из них сбежит, остаток жизни он будет со страхом ожидать встречи со мной за каждым углом. – Бо хрипло рассмеялся. – Лучшего наказания я не смог бы придумать.

– Ох.

Бо перевел взгляд на Ка-Поэль:

– Рад снова видеть тебя, сестренка. Таниэль еще не обрюхатил тебя?

– Сукин сын!

Таниэль вяло замахнулся на Бо, но тот легко уклонился от удара.

– Вот только давай без этого. Я понял, что ты любишь ее, еще в тот день, когда ты пришел за мной к Южному пику. Сестренка, что у тебя… О, милостивый Кресимир!

Бо с неожиданной ловкостью отпрыгнул в сторону.

– Что случилось? – удивился Таниэль.

Избранный опасливо высунул голову из-за валуна.

– Бездна, что у нее в этом ящике за спиной?

Что мог Таниэль ответить ему? Это невозможно понять. Он открыл было рот, но Ка-Поэль уже начала объяснять знаками. Она показала на Бо, потом коснулась своего горла и снова направила палец на Избранного.

Бо облизал губы, внимательно следя за ее движениями.

– То, что я сказал?

Ка-Поэль кивнула.

– Я спросил, что у тебя…

Девушка махнула рукой, чтобы он продолжал.

– Милостивый Кресимир? – вспомнил Бо.

Она опять кивнула.

– Кресимир? – повторил он.

Еще один кивок.

– В этом ящике Кресимир?

Ка-Поэль скупо улыбнулась. И Бо, к изумлению Таниэля, кажется, ей поверил. Избранный осторожно вышел из-за валуна. Он побледнел и старался теперь держаться позади Таниэля.

– Я могу познакомить тебя с хорошей девочкой из восточного Адопеста, – предложил Бо. – С девочкой, которая не носит богов в ящике.

Таниэль взял Ка-Поэль за руку:

– Нет, это не мой тип.

– Разумеется, нет, – горько согласился Бо, снова подтягивая перчатки. – Ну, теперь-то мы можем идти?

– Ты торопишься?

– Нет, – сказал Бо и быстро зашагал вниз по ущелью. – Ну хорошо, – бросил он через плечо, – тороплюсь. Немного.

Таниэлю пришлось бегом догонять его.

– Что случилось?

– Ничего особенного. Девочка может идти быстрее?

– Ее зовут Ка-Поэль.

– Сестренка может идти быстрее? Мне нужно отдохнуть сегодня ночью, и я хотел бы заночевать на равнине, а не в этом проклятом ущелье.

– Когда ты спал в последний раз?

Бо молча посчитал по пальцам:

– Пять дней назад.

– Бездна, что же ты…

– На самом деле это не важно.

– Тогда что важно?

– Я оставил свою новую ученицу там, где, возможно, скоро начнется сражение. Я загнал двух лошадей, чтобы успеть к тебе вовремя.

– Постой-постой. У тебя новая ученица?

– Очень симпатичная девочка. Та самая, с которой я предлагал тебе познакомиться. У нее весьма необычные способности, и я к ней сильно привязался. Это она догадалась, где тебя искать. И я бы ни за что ее не бросил, если бы…

– Да-да. Если бы не отправился спасать меня.

– Точно.

солнце спряталось за горами и ущелье погрузилось в темноту. Ка-Поэль опустила на землю короб с Кресимиром так небрежно, что Бо вздрогнул.

– Расскажи мне о своей ученице, – попросил Таниэль, достав из ранца армейские пайки.

Бо скривился, словно только что сломал зуб об галету.

– Как вы это едите? Просто жуть. Моя ученица? На самом деле особо не о чем рассказывать. Еще одна метательница молний. Сам понимаешь.

– Ты сказал, что привязался к ней.

– Я привязался?

Бо демонстративно вцепился зубами в твердый как кирпич крекер.

– Ты ведь уже переспал с ней? Или на этот случай есть какой-то особый кодекс поведения?

Бо негодующе посмотрел на него, а затем скосил глаза на Ка-Поэль. Девушка сидела рядом на траве и сосредоточенно возилась с замком своего ранца.

– Поэль – не моя ученица! – возмутился Таниэль.

Бо отвел взгляд.

– Нет, я не спал с Нилой…

– Ага, значит, у нее есть имя? И ты хочешь, чтобы я поверил, будто бы ты не затащил ее в койку?

– Пока.

– Представляю себе.

– И не уверен, что когда-нибудь это произойдет.

– Надо же. Ты меня просто удивляешь.

– Я серьезно. Для этого она мне слишком нравится. Она умна и находчива. И со временем станет очень сильной Избранной, намного сильнее меня.

– В самом деле? – не поверил Таниэль.

Однажды Бо похвастался, что он один из лучших в Королевском совете Адро, хотя и самый молодой. И Тамас подтвердил, что это не просто хвастовство. И чтобы теперь тот же Бо сказал такое…

– Она пугает тебя?

– Нет. Вот Жулен меня действительно пугала. Но я спал с ней. А Нила…

– Ты напуган тем, что она хороший человек, лучше тебя?

– Да иди ты в бездну, – огрызнулся Бо.

Таниэль вдруг нахмурился, сердце его тревожно забилось. Краем глаза он уловил какое-то движение слева от себя и чуть сдвинулся, пытаясь незаметно оглядеться.

– Я просил тебя пойти в бездну, а не замолчать, – проворчал Бо.

– Тихо.

Таниэль сунул руку за пазуху и снял пробку с порохового рожка. Бо заметил его движение, насторожился и проверил свои перчатки.

– В чем дело? – прошептал он.

– Я видел синее пятно. Адроанский мундир, – объяснил Таниэль. – Примерно в тридцати ярдах ниже по ущелью.

– Ты уверен?

Таниэль потянулся вдаль пороховым чутьем.

– Да, уверен.

Он встал и повернулся. Бо сделал то же самое.

С выступа в пятидесяти футах над ними скатился камень. Затем другой – с противоположной стены ущелья. Над краем скалы показалась пехотная фуражка и ствол ружья. Вслед за ним еще один. И еще.

Со всех сторон их окружали солдаты. Таниэль досчитал до двадцати пяти и бросил.

– Вторая половина роты, оставшаяся в каньоне, – решил Таниэль. – Ты их не тронул?

– Я не думал, что их так много, – признался Бо. – Когда я проходил мимо лагеря, там было не больше десяти человек.

Таниэль почувствовал, как его друг прикоснулся к Иному и магия потекла в мир. Поднятый этой мощью ветер пробежался по ногам Таниэля и надул пузырем его мундир. Еще десяток солдат появились из-за поворота ущелья, нацелив на них ружья.

– У солдат есть порох, – сказал Таниэль. – Я подожгу его, как только они подойдут ближе.

– Не нужно, – остановил его Бо.

– Почему?

– Разве ты не узнаешь эмблему?

У каждого из солдат на плече виднелась нашивка с изображением порохового рожка. Точно такие же эмблемы Таниэль видел у своих охранников, когда вышел из комы. Кто-то объяснил ему, что этих парней называют штуцерниками и все они служат в особом стрелковом полку.

– Они целятся вовсе не в тебя, – добавил Бо.

Штуцерники. О них рассказывал и телохранитель фельдмаршала Тамаса.

– Избранный Борбадор, – раздался сверху голос. – Будьте любезны снять свои перчатки.

Пальцы Бо зашевелились. Таниэль ощутил, как сгущается вокруг них магия, как напрягаются мускулы под кожей Избранного. На лице у него появилось упрямое выражение, и он медленно отошел в сторону. Каждое ружье на стенах ущелья качнулось вслед за его движением. Таниэль вспомнил про Узы, которые принуждали Бо убить фельдмаршала Тамаса.

– Бо, не делай этого, – попросил он.

Пальцы Бо вздрагивали от напряженного ожидания. Таниэль не знал, как поступить, он только понимал, что дело кончится ужасным кровопролитием, если Бо пустит в ход магию.

Внезапно Ка-Поэль поднялась, оставив короб с Кресимиром на земле, и, прежде чем Таниэль успел остановить ее, шагнула к Бо.

– Не стой здесь, сестренка.

Ка-Поэль требовательно протянула к нему руку, раскрытой ладонью вверх.

– Бо, отдай ей перчатки, – сказал Таниэль. – Я не позволю им убить тебя.

И он не позволил бы. Он готов был сразиться хоть с сотней соотечественников, если те попытаются напасть на Бо. Если это означало бы смерть, он умер бы, защищая друга. Таниэль строго смотрел на Бо до тех пор, пока Избранный не кивнул, признавая его правоту.

Бо опустил руки, сердито оглядел ущелье, стащил с пальцев перчатки и положил их на ладонь Ка-Поэль. Девушка направилась к солдатам. Один внимательно осмотрел перчатки и резко кивнул, разрешая ей пройти.

Почти сразу она вернулась, и не одна.

Тяжелыми шагами к Таниэлю подошел фельдмаршал Тамас. Казалось, за те несколько месяцев, что они не виделись, он постарел на десять лет. Таниэль и представить себе не мог, что отец может выглядеть таким слабым. Похоже, он пытается скрыть, что ранен. Тяжело ранен.

– Отец, ты словно из бездны вернулся, – проговорил Таниэль.

– Ты на вид не лучше.

Тамас выпрямил спину, искоса взглянул на Бо, как посмотрел бы на пещерного льва, разлегшегося на пороге его дома, и снова повернулся к сыну. Таниэль глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Последнее, что он слышал об отце, – это сообщение о гибели Тамаса. И хотя сохранялись надежды на то, что фельдмаршал остался в живых, все это время Таниэль был слишком занят, чтобы по-настоящему горевать или надеяться. Только сейчас его наконец захлестнули эмоции, но он изо всех сил старался сдержать их, придав лицу непроницаемое выражение.

– Рад видеть тебя живым, отец.

Лицо старого фельдмаршала оставалось бесстрастным. Образец самообладания и воинской дисциплины.

Однако Таниэль, в первый раз с того дня, как пришло сообщение о смерти его матери, увидел в глазах отца слезы.

– И я тебя тоже, капитан.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава