home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

Тамас приказал расположиться на ночлег в каньоне.

Обустройство лагеря он поручил Олему, но и сам не спеша обошел палатки, отвечая на приветствия и напоминая солдатам, что завтра им предстоит тяжелый переход и поэтому сейчас нужно хорошенько отдохнуть. Закончив обход, фельдмаршал проверил пленных и поговорил с часовыми.

– Вам тоже не мешало бы отдохнуть, сэр.

Тамас вздрогнул. Таниэль стоял у него за спиной, на берегу протекавшего по каньону ручья.

– Со мной все в порядке.

– С того момента, как мы остановились, ты занимаешься пустяками. Мы не пойдем завтра быстрее оттого, что ты не будешь спать.

Тамас посмотрел на сына. Таниэль выглядел старше своих лет. Хотя его щеки ввалились от недоедания, он все же умудрялся сохранять бодрый вид. Мышцы Таниэля окрепли с тех пор, как Тамас послал его к Южному пику, чтобы убить Бо. Казалось, целая жизнь прошла с того времени. Когда это было? Полгода назад? Или даже меньше?

– Было бы лучше, если бы мы скакали всю ночь, – сказал Тамас, сдерживая зевоту. – Я уехал в самый неподходящий момент.

Таниэль переступил с ноги на ногу:

– Мне очень жаль, что я доставил тебе столько неудобств.

– Я не… – Фельдмаршал раздраженно вздохнул и повернулся к сыну. – Я совсем не это имел в виду. Просто я пошел на ужасный риск, оставив судьбу сражения в чужих руках.

– Тебе необязательно было приезжать за мной.

– Да, я уже понял, – рассмеялся Тамас, но даже ему самому этот смех показался натянутым. – Нужно было доверить это дело Бо, а самому остаться с армией.

– Нерешительность тебе не идет.

Таниэль носком ноги столкнул в ручей камень.

Тамас не знал, что ответить. Он прекрасно понимал, что никогда не был образцовым отцом. Фельдмаршал заметил, что Таниэль изменился, но не мог определить, в чем именно. Даже не открывая третий глаз, он ощущал магию, окружавшую сына. Вероятно, это работа маленькой ведьмы, с которой Таниэль никогда не расстается. У Тамаса накопилось порядочно вопросов к этой девушке.

– Теперь Бо уже не представляет для тебя угрозы, – напомнил Таниэль. – Незачем держать его связанным под охраной. Верни ему перчатки.

Тамас потер виски.

– Это все временно, пока мы не вернемся.

– Если мы вернемся, нам понадобится его помощь в войне против Кеза. И мы ее получим, если ты будешь чуть больше доверять ему.

– Мне сейчас трудно кому-либо доверять, – признался Тамас.

Он потер рану под плащом. Только непрерывное воздействие порохового транса помогало ему сдерживать боль. И то лишь отчасти.

– Хиланска, – догадался Таниэль.

Тамас закашлялся, чтобы скрыть удивление.

– Откуда ты знаешь?

– Когда я попал в плен, Кресимир послал за Хиланской, чтобы тот опознал меня. И я уверен, что именно он направил сюда этих ублюдков. – Он дернул подбородком в сторону наскоро поставленного частокола, за который согнали примерно полторы сотни солдат генерала Хилански.

Тамас ненадолго задумался, а затем расстегнул мундир и задрал сорочку, подставив тело холодному ночному воздуху.

– Он ударил меня ножом между ребрами.

Таниэль изучил рану с почтительного расстояния, понимая, что означает для отца такая уязвимость.

– Выглядит ужасно.

– Мне повезло: рана оказалась чистой и ни одного важного органа не задето.

Фельдмаршал опустил сорочку и застегнул мундир.

– Нужно показать ее Избранному.

– В армии деливского короля есть несколько целителей. Они займутся раной, как только деливцы прибудут сюда. Я не успею умереть до этого времени. А вот Хиланска… Проклятый ублюдок! Мы с ним дружили не один десяток лет. Он был шафером на моей свадьбе и знал о планах переворота.

– Такая рана никогда не заживет, – тихо произнес Таниэль.

Тамас не решился ответить, а только кивнул.

Несколько минут прошли в молчании.

– Мне мог бы помочь Михали, – вздохнул фельдмаршал. – Этот сумасшедший бог-повар. Вот уж не думал, что когда-нибудь это скажу. Проклятье, я совершенно не представляю, как теперь буду без него обходиться.

У Тамаса заслезились глаза. Должно быть, от холодного ветра.

– Михали, – начал было Таниэль, – он…

– Ты был с ним знаком?

Тамас решил, что этому не стоит удивляться. Михали имел привычку заглядывать в каждую кастрюлю.

– Да, и он сказал, что я изменился. Отчасти благодаря магии Ка-Поэль, отчасти – из-за столкновения с Кресимиром.

Тамас промолчал. Если Таниэль хочет что-то рассказать, то сделает это сам. Но насильно из него ничего не вытянешь.

Прошло еще несколько секунд, и Таниэль продолжил:

– Он сказал, что я теперь похож на Жулен. По крайней мере, стал равным Предвечным по силе.

Услышав имя Жулен, Тамас скрипнул зубами. Еще одна предательница. Вокруг сплошная измена. Как может Таниэль быть в чем-то похожим на нее?

– Не стоит принимать всерьез все, что говорил Михали.

– Думаю, он все-таки был прав, – возразил Таниэль. – Я почти ничего не ел, пока прятался в этих горах, но я не очень голоден. У меня не было пороха, но я мог рассмотреть любую мелочь в ста ярдах от себя. Не настолько хорошо, как в пороховом трансе, но и ночное зрение, и слух, и обоняние стали лучше. – Он поднял на Тамаса внезапно покрасневшие глаза. – Я голыми руками вырвал челюсть у одного солдата. Без всякого пороха! Я выломал Стражу ребро и проткнул им же. Правда, в тот раз я все-таки был в трансе.

– Бездна, – шумно выдохнул Тамас.

– Я знаю, – хмыкнул Таниэль. – Меня теперь очень трудно убить. Кровь из меня по-прежнему течет, но я стал сильнее, быстрее. Кресимир приказал солдатам сломать мне руку, но они не смогли. Я изменился, отец, и это меня пугает. Михали погиб, а Ка-Поэль не может говорить, и мне не у кого узнать, что со мной происходит.

Голос Таниэля сорвался, он опустил голову.

– Таниэль, послушай меня. Что бы с тобой ни происходило, ты с этим справишься. Ты настоящий борец.

«И ты мой сын», – мысленно добавил фельдмаршал.

– А стоит ли с этим бороться?

На мгновение Тамас снова увидел перед собой того испуганного мальчишку, которого утешал после смерти Эрики. Он взял Таниэля за плечи и крепко прижал к груди:

– Бороться всегда стоит, сынок.

Так они простояли несколько минут. Наконец Таниэль отстранился и вытер нос рукавом. Тамас негромко вздохнул, надеясь, что Таниэль не видит его слез.

– Отец.

– Да?

– Я выстрелил Кресимиру в глаз. А потом, когда он поймал меня в старом замке, ударил его кулаком в нос.

Тамас уставился на сына, пораженный нелепостью услышанного. Вдруг его живот мелко затрясся, фельдмаршал запрокинул голову и расхохотался. Через мгновение Таниэль подхватил его смех. Они смеялись до тех пор, пока из глаз не потекли слезы, а у Тамаса ужасно разболелась рана. Потом они долго молча смотрели друг на друга.

– Прости за то, каким я был, – сказал Тамас.

Эти слова дались ему нелегко, но он тут же почувствовал, как с плеч упал тяжелый груз. Он краем глаза следил за лицом сына, надеясь увидеть там хоть какой-то отклик. Но Таниэль внезапно отвернулся, и Тамас испугался, что он сейчас уйдет.

– У тебя много детей. – Таниэль показал рукой на лагерь. – Все твои солдаты.

– Но только один важен для меня.

– Они все важны. Отец, ты можешь сделать для меня кое-что?

– Конечно.

– Прости Влору.

Тамас удивленно вскинул брови. Он ожидал чего угодно, только не этого. Фельдмаршал провел рукой по волосам и нащупал шрам от пули, полученной в сражении возле Пальцев Кресимира.

– Мне понадобится время.

– Просто попробуй.

– Хорошо, попробую.

– Спасибо. И вот еще что, отец. В коробе, который Ка-Поэль носит на спине, лежит амулет, связывающий Кресимира. Только она не дает богу погубить нас всех.

– Что ты сказал?

– Но это еще не все. – Таниэль шумно вздохнул. – Я люблю ее.


На следующее утро Тамас тайком пробрался в лагерь адроанской армии, словно человек, потерявший ключи от собственного дома.

«Не похоже на парадный вход», – подумал фельдмаршал, надвинув шляпу на глаза и закутавшись в плащ, пока Олем предъявлял документы женщине-караульной. Впрочем, парадный вход Тамасу и не был нужен. Скорее, наоборот.

Караульная щурилась, пытаясь разобрать в тусклом утреннем свете, что написано в бумагах Олема, и медленно шевелила губами. Это был приказ, подписанный накануне самим Тамасом. Женщина вернула документ Олему, подозрительно покосилась на его спутника и махнула рукой:

– Вроде бы все в порядке.

Тамас облегченно вздохнул, когда они прошли в лагерь и затерялись среди палаток, опасаясь, что недоверчивые охранники могут проследить за ними. Фельдмаршал предпочел бы, чтобы его солдаты просто тщательнее осматривали незнакомцев, а не устраивали дурацких игр в рыцарей плаща и кинжала, которые так нравятся офицерам из аристократов. С другой стороны, он был доволен тем, что обошлось без лишних вопросов.

Лагерь начинал просыпаться. Солдаты вылезали из палаток и разогревали кофе на углях костра, прачки разносили выстиранные мундиры. Тамас с Олемом сняли плащи и благополучно проскочили последнюю сотню ярдов до штабной палатки. Лишь несколько человек узнали их и, мигом избавившись от сонливости, четко отсалютовали Тамасу.

– Доброе утро, сэр!

– Доброе.

– Это было великолепно, сэр. Я хотел поздравить вас сразу после сражения, но все никак не выдавалось случая.

– Спасибо. Продолжайте. – Тамас указал на завтрак лейтенанта, а сам наклонился к уху Олема и прошептал: – Полагаю, мы одержали победу, раз армия до сих пор цела.

Проходившая мимо женщина-капитан не дала Тамасу договорить.

– Поздравляю с победой, сэр, – сказала она, отсалютовав. – Это был впечатляющий ход – послать в контратаку Сто первый батальон.

Фельдмаршал вежливо кивнул.

Как только капитан отошла, он продолжил:

– Похоже, никто ни о чем не догадался.

– Отличная работа, сэр, – выдавил из себя улыбку Олем. Он чуть не впал в истерику, когда Тамас собрался выручать Таниэля, и, возможно, фельдмаршал так и не решился бы на это, если бы Влора не переспорила телохранителя. – Думаю, теперь уже можно сказать, что все вышло так, как вы задумали.

– Подождем рапорта о потерях.

Фельдмаршал остановился пожать руки двум рядовым, раздувавшим угли костра, чтобы приготовить завтрак. Наконец Тамас с Олемом добрались до штаба. Охранники взяли ружья на караул, а один придержал полог палатки.

Матерчатые стены пропускали достаточно света, и Тамас сумел разглядеть собравшихся внутри. Присутствие Влоры его не удивило. Она лежала на составленных вместе стульях и слегка похрапывала. Ее сапоги стояли рядом. Остальных фельдмаршал никак не ожидал здесь встретить. Бригадир Абракс дремала на стуле у входа, надвинув шляпу на глаза и опустив голову на грудь. Инспектор Адамат спал прямо на земле и что-то бормотал во сне. В углу свернулась калачиком какая-то женщина, разбросав по одеялу темно-рыжие вьющиеся волосы.

– Капитан! – позвал Тамас.

Влора не отозвалась.

Олем наклонился над спящей:

– Влора!

Он слегка подтолкнул ее в колено, затем мягко коснулся ладонью щеки.

Она тут же проснулась и растерянно заморгала, поочередно глядя то на Олема, то на Тамаса.

– Сэр.

Влора поднялась и немного заторможенно отдала салют.

– Вольно, капитан. – Тамас посмотрел на Абракс. Возможно, было бы лучше выйти из палатки. Фельдмаршал не хотел будить ее. Да и свидетели ему сейчас ни к чему. – Как прошло сражение?

Влора сонно протерла глаза:

– Вполне успешно, сэр. Кезанцы клюнули на нашу приманку. «Крылья» сдержали первый натиск, а наша атака застала их врасплох. Безоговорочная победа. Все было почти так, как вы планировали.

– Почти?

– Пару раз мне пришлось импровизировать. Я все написала в рапорте. Он лежит на вашем столе.

– Я посмотрю.

«И как можно скорее, – мысленно добавил Тамас. – Если мы хотим и дальше делать вид, будто бы я все время находился здесь и сам отдавал приказы».

– Потери?

– Пятнадцать тысяч сто семьдесят четыре человека.

Фельдмаршал был потрясен. Так много? Это почти четверть его армии, если не считать вспомогательные войска.

– Бездна, – только и смог произнести он.

– Раскладка потерь по подразделениям у вас на столе.

– А что кезанцы?

– Отступили к Фендалю.

– Какие потери у них?

– Мы пока не можем сказать точно, но приблизительно оцениваем их в девяносто тысяч. И еще двадцать пять тысяч захвачены в плен.

Напряжение понемногу начало оставлять Тамаса.

– Это существенно.

– Да, сэр. Примите мои поздравления.

Тамас позволил себе облегченно вздохнуть и почувствовать надежду на благополучный исход войны.

– Спасибо, что заменила меня.

Влора опустила глаза:

– Я должна была это сделать, чтобы вы смогли помочь Таниэлю. И я старалась как могла.

– Считаю, ты справилась достойно.

– Я просто выполняла ваши приказы, сэр.

– У меня все тоже прошло удачно, если ты это хотела спросить.

Влора вздохнула с нескрываемым облегчением. Но как она воспримет признание Таниэля в любви к своей дикарке – Ка-Поэль? Тамас посоветовал сыну держать пока эту новость при себе. По правде говоря, фельдмаршал и сам не знал, как к ней относиться. Было бы непозволительной роскошью отвлекаться сейчас на это. Он оглянулся на пачку бумаг на столе. Нужно их просмотреть, чтобы изучить ход сражения во всех подробностях. Если Влора где-то допустила ошибку, значит он сам виноват, оставив ее одну.

– Самодовольный глупец! – ворвался в мысли Тамаса чей-то разгневанный голос.

Фельдмаршал обернулся и увидел, что Абракс уже проснулась. Она подошла на расстояние вытянутой руки и обвиняюще указала на него пальцем. Тамас внутренне сжался. Абракс не была крупной женщиной, но в гневе выглядела устрашающе.

– Тамас, что за дурацкая идея пришла вам в голову? – Она ткнула пальцем ему в грудь. – Как вы могли так поступить с нами? Со мной? Со всей вашей армией?

– Как поступить? – с невинным видом спросил он.

– Вы бросили нас перед решающим сражением, – прошипела Абракс. – Вы переложили ответственность за всю армию на капитана, а сами сбежали с ротой своих лучших солдат. Зачем?

– Чтобы спасти своего сына.

– Спасти одного человека. Я считала вас настоящим полководцем, Тамас.

– Я отвечаю не только за эту страну, – огрызнулся фельдмаршал.

Его первоначальное замешательство постепенно переходило в ярость. В глубине души он понимал недовольство Абракс, но отчитывать фельдмаршала на глазах у его подчиненных? Порицать за попытку хоть раз в жизни оказаться хорошим отцом?

– Нет, Тамас, только за страну. Вы не можете позволить себе просто быть отцом. Вы сами отказалась от этого права несколько лет назад, когда задумали свергнуть короля.

Тамас скрежетал зубами от ярости, руки его дрожали. Все, кто находился в палатке, не спускали глаз с фельдмаршала и бригадира «Крыльев». Влору потрясла неожиданная вспышка Абракс, а Олем нерешительно стоял рядом, положив руку на эфес шпаги.

– Я ни от чего не отказывался, – проворчал Тамас.

– Нет, отказались, – презрительно фыркнула Абракс.

– Мы выиграли сражение. Может быть, вы этим недовольны?

– Я недовольна тем, что вы рискнули всеми нами. Как только началось сражение, я объявила, что вы вернулись. Сама сказала своим офицерам, что вы поведете нас к победе. Они верили, что вы с нами, что это вы отдаете приказы. Из-за вас я стала обманщицей.

– Целые королевства строились на куда больших обманах и рушились из-за них, – возразил Тамас. – И это действительно были мои приказы. Я действительно вернулся и принес нам победу.

– Пустые слова!

– Я все продумал еще до начала битвы. – Фельдмаршал показал пальцем на заваленный картами и бумагами стол. – И мы в конце концов победили. – По спине Тамаса стекла струйка пота. Он надеялся, что Влора не кривила душой, когда говорила, что его расчеты оказались правильными. – Я сделал все это за один день. Я прошел через половину проклятого Кеза, через предательство и смерть, чтобы вернуться сюда. – Фельдмаршал едва не задохнулся, вспомнив ту ночную скачку по плато возле Альватона, когда он решил, что потерял Гэврила. – Я давно бы уже выиграл эту войну, если бы не был окружен изменниками.

– Раз вы такой гений, – скривила губы в презрительной усмешке Абракс, – так и выигрывайте войну в одиночку. Я порекомендую леди Винсеслав разорвать контракт и увести наши войска. Точнее говоря, то, что от них осталось.

Она промчалась мимо Тамаса и вылетела из палатки, прежде чем он успел что-либо ответить.

Фельдмаршал потрясенно молчал, пока Олем не дотронулся до его плеча:

– Сэр?

– Со мной все в порядке.

Тамас тяжело опустился на стул. Тревоги и отчаяние последних месяцев, изнурительное напряжение и кровавые схватки – все это внезапно снова навалилось на него и лишило сил. Веки налились свинцовой тяжестью. Что он наделал? Если «Крылья» уйдут, как он сможет воевать дальше?

Кто-то кашлянул рядом с фельдмаршалом.

Тамас поднял голову. Перед ним со шляпой в руках стоял инспектор Адамат, по виду немного смущенный тем, что оказался свидетелем перепалки между фельдмаршалом и бригадиром Абракс.

– Одну минуту, инспектор. Влора, какие потери у «Крыльев Адома»?

Влора переминалась с ноги не ногу. Тамас обратил внимание, что она так и не успела надеть сапоги.

– Чуть меньше двадцати тысяч.

– Кровавая бездна. Неудивительно, что Абракс так рассвирепела. Почти каждый второй в их армии погиб или получил ранение.

– Они приняли на себя основной удар, сэр. Как вы и планировали.

– Как я и планировал. Верно.

Он хотел, чтобы наемники отработали свою плату. Похоже, они перекрыли ее в несколько раз. Это были не его люди, а люди Абракс. И она имела полное право негодовать, что фельдмаршал бросил их под жернова.

– Инспектор, как продвигается дело с лордом Ветасом? Надеюсь, ваша семья теперь в безопасности?

– Лорд Ветас мертв. И спасибо за беспокойство, сэр. Нам удалось спасти всех, кроме… – Он откашлялся и продолжил: – Кроме старшего сына.

Адамат выглядел таким же обессиленным, как и сам Тамас. Черные круги залегли под глазами, редкие волосы спутались после сна на земле.

– Сожалею о вашей потере.

– Спасибо, сэр. Наша операция против лорда Ветаса прошла успешно. Мы захватили также его бумаги и всех помощников, но боюсь, все это оказалось напрасным. Вам уже сообщили, что лорд Кларемонте захватил Адопест?

– Я слышал. Но об этом потом. Сначала мы должны прогнать кезанцев с нашей земли. Составьте мне рапорт…

– Уже готово.

– Превосходно. Я прочитаю его, и мы все обсудим еще до вечера. Вы можете погулять по лагерю, но я был бы весьма признателен, если бы вы оставались поблизости, пока я не выясню все необходимое относительно Кларемонте.

– Боюсь, я мало чем смогу вам здесь помочь, сэр.

– Любая помощь будет кстати. Теперь я хотел бы… – Тамас осекся. – Не могли бы вы подойти ко мне, госпожа?

Из угла палатки навстречу ему шагнула девушка с вьющимися каштановыми волосами. На первый взгляд она казалась смущенной, но, присмотревшись, Тамас распознал в ней настороженность дикого животного, почуявшего близость друга или врага.

– Нила? – изумленно воскликнул Олем.

– Привет, капитан.

Девушка едва заметно улыбнулась.

– Что вы здесь делаете?

– Так вы прачка! – вырвалось у Тамаса, внезапно захваченного волной воспоминаний. – Та самая, что сбежала вместе с сыном Элдаминса. – Он подозрительно прищурился. – В какой бездне вы прятались? И как очутились здесь?

Нила почтительно присела и сложила руки за спиной.

– Я не сбежала с сыном Элдаминса, фельдмаршал. Не совсем так. Нас похитил лорд Ветас, а уже от него мы сбежали, когда Адамат напал на людей Ветаса. Инспектор может подтвердить мои слова.

– Это правда, инспектор?

Адамат кивнул, хотя и не очень уверенно:

– Я не знаю всех подробностей, сэр. Но она честная девушка.

Тамас откинулся на стуле. Казалось, каждая вена в его голове пульсировала от боли, не проходящей даже в пороховом трансе. Там много всего нужно сделать. Разве он мог позволить себе отдых? Фельдмаршал краем глаза наблюдал за Влорой и Олемом. Телохранитель поморщился, увидев, что Влору смутила вся эта история. Знала ли она, что Олем всего несколько месяцев назад ухаживал за этой девушкой? Впрочем, похоже, что и между ними тоже все кончено.

– Значит, она с вами? – обратился Тамас к Адамату.

– Нет, сэр. – Инспектор кашлянул в кулак.

– Как же тогда? – Тамас вопросительно приподнял брови.

– Я ученица Избранного Борбадора, сэр. – Нила снова присела.

– Вы Избранная? – не сдержал удивления Олем.

– Да. Могу я задать вам один вопрос, фельдмаршал? Что с Борбадором?

– Ох, – вздохнул Тамас и заставил себя подняться. – Это еще одно важное дело. Адамат, насколько я понял, вы были свидетелем того, как Избранный Борбадор избавился от Уз, заставлявших его убить меня?

– Именно так. Я собственными глазами видел, как он снял с себя этот амулет.

Тамас облегченно вздохнул – еще одна тяжесть свалилась с его плеч.

– Хорошо. Спасибо, инспектор. Олем, проводи Нилу к ее наставнику и выпусти Бо из-под замка. Я разрешаю им покинуть лагерь, но буду благодарен, если Избранный Борбадор зайдет ко мне перед отъездом.

Олем вывел Нилу из палатки, и Адамат, дождавшись кивка Тамаса, последовал за ними. Фельдмаршал снова со вздохом опустился на стул.

– Вам нужно отдохнуть, сэр, – сказала Влора.

Тамас прижал ладонь к ране на груди и прикрыл глаза:

– У меня много неотложных дел.

– С вашего позволения, сэр, вы заслужили этот отдых.

– Еще не совсем.

– Что вы собираетесь делать?

Тамас приоткрыл один глаз. Влора зашнуровывала сапоги.

– Я должен раз и навсегда прогнать кезанцев из моей страны. Я должен уничтожить их армию, уничтожить их короля. А затем мы займемся той армией, что захватила Адопест.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава