home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



32

После нескольких часов верховой езды ноги Нилы начало сводить судорогой, а ягодицы болели как никогда в жизни. Была ли у нее возможность отказаться?

Вероятно, Тамас и принял бы ее отказ, хотя Нила сильно сомневалась в этом. Вряд ли фельдмаршалу часто говорили «нет». Этот человек перебил весь адроанский Королевский совет, а затем приказал отрубить голову своему королю. Мало кто отважился бы ему возражать. Вместо этого она попросила передать Избранному Борбадору наскоро набросанную записку. Тамас был явно недоволен этой просьбой, но Нила не знала, к кому еще можно с ней обратиться, и в конце концов фельдмаршал согласился.

С каждой минутой она все отчетливей понимала, что совершила ужасную ошибку, отправившись в этот рейд, и все закончится тем, что ее бездыханный труп останется лежать в чистом поле. Темнота, от одного вида которой у нее все сжималось внутри и через которую не могло пробиться никакое колдовство, была работой Убийцы Магии. И теперь Нила должна сразиться с ним.

– Бездна, чем я вообще могу помочь в этом деле? – вздохнула она, стараясь не показать, как ей больно.

«Выпрями спину, покажи, что ты настоящая Избранная».

Олем держался в седле с раздражающей непринужденностью. Он приподнялся в стременах и посмотрел вдаль:

– Наш план состоит в том, чтобы самим забраться в пасть врагу. Мы найдем и уничтожим Убийцу Магии, а затем вы спалите огнем кезанскую кавалерию.

Позади скакали, поднимая облако пыли, тысяча триста адроанских всадников. Они производили ошеломляющее впечатление. Мундиры драгун были потрепаны и испачканы грязью после долгой дороги, но в руках они сжимали палаши, а поперек седла у каждого лежал карабин. Доспехи кирасиров сверкали в лучах заходящего солнца. Нила теперь носила такой же, как у драгун, синий мундир с серебряными галунами и брюки, более подходящие для верховой езды, чем платье.

– Неужели деливцы не пытались сделать то же самое?

– Вероятно, пытались, – ответил Олем.

– И у них ничего не вышло.

– Нам остается только добиться успеха там, где они не смогли.

– Вы тоже хотите, чтобы я погибла?

Олем пригладил бороду и опустился в седло. Как изменилась бы жизнь Нилы, если бы она приняла его ухаживания и отказалась от навязчивой идеи спасти маленького Жакоба Элдаминса? Возможно, она осталась бы любовницей кого-нибудь из солдат, стирающей белье вместе с женщинами из лагерного обоза. Или, как и многие другие, попала бы в плен при взятии Будвила и стала бы кезанской рабыней.

– Я постараюсь сделать так, чтобы этого не произошло, – пообещал Олем, скручивая сигарету. – Когда мы найдем этих ублюдков – если найдем, – держитесь в середине колонны. Это самое безопасное место. – Он облизнул свернутую бумагу, чтобы склеить ее края. – Честно говоря, в кавалерийском бою не бывает безопасных мест, но лучше поступить так, как я сказал. Убийца Магии наверняка слышал о сражении возле ручья Нейда, но, надеюсь, он так и не узнает, что с нами Избранная.

«И не увидит моей ауры, потому что у меня еще слишком мало опыта», – мысленно прибавила Нила.

– А если я не смогу вызвать огонь?

– Тогда постарайтесь не высовываться.

– Вам легко говорить, у вас есть шпага.

– А еще пистолет и карабин.

– Спасибо, вы умеете утешить.

– Как ни странно, Тамас говорит то же самое.

– Тамас? Вы так запросто называете фельдмаршала?

– Виноват, – проворчал Олем. – Я не должен был так говорить. Просто немного нервничаю. Мне приходилось служить в кавалерии и даже участвовать в боях, но я никогда раньше не командовал ею.

– О, это тоже звучит успокаивающе.

Олем вздрогнул, и Нила тут же пожалела о своих словах.

– Уверена, вы справитесь.

– Спасибо, матушка, – усмехнулся он. – Не волнуйтесь, я переложу всю работу на своих офицеров. Если я что-то и умею, так это выбирать надежных людей. Даже если я сам не справлюсь, они все сделают за меня.

– Вам следует больше верить в себя.

– Мне?

Олем сунул сигарету в рот, затем проверил карабин и убрал его в седельную кобуру.

– Да.

– Но вы сами в меня не поверили.

Нила отшатнулась. Что могли значить эти слова?

– Так, подождите.

– Это давняя история. – Он махнул рукой. – Забудьте, что я сказал.

Нила хмуро взглянула на Олема. Тем временем он подозвал офицера и приказал разбить лагерь для ночлега. Дождавшись, когда офицер ускачет прочь, Олем стряхнул пепел с сигареты.

– Я не хотела причинить вам боль, – произнесла Нила.

– Да?

– У меня были причины отказать вам, – продолжила она.

Жакоб не мог обойтись без ее защиты. В то время Нила не доверяла Тамасу. Потом она оказалась в плену у лорда Ветаса и встретила Бо. Нила хотела рассказать Олему обо всем этом, но не знала, с чего начать.

– На самом деле вы мне очень нравились, – добавила она.

– Что ж, это утешает.

– Не будьте таким ослом, – повысила голос Нила. – Я хотела остаться с вами, но сказала «нет», потому что должна была позаботиться о Жакобе.

Она резко закрыла рот и растерянно посмотрела на него, не в силах поверить, что произнесла это вслух.

– О-о, – протянул Олем, удивленно приподняв брови и наклонив голову.

– Просто… Жаль, что так вышло. Возможно, было бы лучше, если бы я сказала «да», но, как вы справедливо заметили, это давняя история.

Несколько минут Олем молчал, наблюдая, как его люди спешиваются, привязывают лошадей и готовят площадку для лагеря. Когда тишина начала сводить Нилу с ума, он затушил сигарету о луку седла и щелчком отбросил окурок в высокую траву.

– Я прикажу парням найти подходящий камень и нагреть его на огне. Это хорошо помогает от боли в ягодицах.

– Что, простите?

– Горячий камень, завернутый в кожу. Положите его на ночь между ног, и утром у вас там уже не будет так сильно болеть.

Нила решила, что прежний, застенчивый Олем ей нравился больше. Нынешний казался ей слишком… понятливым.

– Спасибо.

Олем лишь кивнул в ответ, приглядываясь к чему-то на горизонте.

– Что там? – спросила Нила.

Он вытащил из седельной сумки подзорную трубу и поднес к глазам. Нила прищурилась и увидела на фоне заходящего солнца силуэт всадника. Олем вздохнул и опустил трубу.

– Собирайтесь, парни! – бросил он через плечо. – Кезанцы на западе.


Все завертелось с головокружительной быстротой. Через пять минут полк уже был готов к выступлению. Грохот копыт зазвучал в ушах Нилы, азарт преследования заглушил боль после целого дня, проведенного в седле.

Олем выслал вперед десяток разведчиков и построил полк с ядром из кирасиров в центре и драгунами по флангам. Они поднялись на холм, и Нила увидела вдалеке силуэт всадника, скачущего по равнине.

– Вы можете с ним что-нибудь сделать? – спросил Олем.

– Что? То есть нет, я ничего не могу. Он слишком далеко, чтобы достать его магией Избранных, даже если бы я была уверена, что сумею это сделать.

Олем резко кивнул и приказал двигаться дальше, внимательно следя за разведчиками, что разлетелись во все стороны по равнине. В его взгляде читалось сомнение. Что это было – благоприятная возможность для атаки или ловушка?

Они продолжали двигаться по следу кезанского всадника. Левый фланг развернулся на четверть мили по пшеничному полю, а драгуны на правом фланге поднялись на холм и скрылись за его гребнем. У Нилы похолодело внутри, когда сразу пятьсот всадников исчезли из виду. Если это и в самом деле ловушка, успеют ли они вернуться?

Солнце уже почти село, когда кирасиры взобрались на пригорок и увидели, что дальше поле перерезает широкая лощина. Примерно в миле впереди Нила разглядела мерцание походных костров и множество лошадей.

– Мы нашли их лагерь, – запыхавшись от быстрой скачки, доложил разведчик.

– Вижу. – Олем посмотрел на лагерь в подзорную трубу.

Вид у него был встревоженный.

– Может быть, это ловушка? – предположила Нила.

– Они засуетились, как муравьи в потревоженном муравейнике, – сказал Олем. – Возможно, это и вправду ловушка… Но может быть, нам просто улыбнулась удача. Разворачивайте строй! – проревел он. – В три линии!

Кирасиры построились тремя уступами. Одна часть двинулась вдоль северного склона лощины, другая – прямо вперед. Третья вместе с Олемом и Нилой направилась к южному склону. Когда они приблизились, кезанцы волной хлынули прочь из лагеря. Это было больше похоже на организованное отступление, чем на отчаянное бегство.

– Проклятье, быстрее! – закричал Олем и повернул голову к ветру. – Они увидели нас, не дайте этим ублюдкам уйти!

С севера и с юга донеслись отдаленные сигналы горнов.

Лошадь несла Нилу вперед, не давая отстать от бешено мчавшихся всадников. Девушка пыталась подавить страх. В центре кирасиры уже ворвались во вражеский лагерь.

Лощина оказалась не очень длинной. В полумиле впереди она оканчивалась крутым подъемом, за которым открывался выход на равнину. Нила думала, что обрыв замедлит движение кезанцев, и с удивлением увидела, как целый полк мгновенно забрался на кручу.

Кирасиры Олема скакали в четверти мили позади врага, и даже Ниле было понятно, что они не смогут догнать кезанцев. Тяжелые нагрудники и оружие замедляли их движение, а кезанцы, похоже, не носили никакой защиты и к тому же вынуждены были бросить в лагере все свои припасы.

Равнина впереди начала бугриться, поля пшеницы исчезали за множеством холмов, с заходом солнца погрузившихся в сумрак. Кезанцы уже почти добрались до них, и что-то в этой темноте заставило Нилу вздрогнуть.

Олем на скаку сыпал проклятиями во всю мощь своих легких. Он наклонился к шее лошади, подгоняя ее. В такой толчее стоило споткнуться одному животному, и все остальные повалились бы вслед за ним. Что-то мелькнуло впереди, и Нила не смогла сдержать ликующий крик, когда с севера на равнину выскочили адроанские драгуны.

Они мчались наперерез отступающим кезанцам. Раздались хлопки пистолетных выстрелов. Нила ожидала, что кезанцы и адроанцы вот-вот сойдутся в кровавой схватке, но драгуны так и не смогли перерезать дорогу отступающему врагу. Они резко развернулись и помчались дальше в погоню.

Олем внезапно схватился за поводья Нилы и потащил ее лошадь за собой, в передний ряд кирасиров.

– Огонь! – закричал он. – Скорее!

«Огонь»? Он говорит о магии! Все, чему учил Нилу Бо, внезапно вылетело у нее из головы, пальцы словно онемели. Кезанцы были слишком далеко. Как ей дотянуться до них?

Нила прикрыла глаза и сосредоточила внимание на Ином. Затем подняла руки и щелкнула пальцами, посылая огонь вслед отступающей коннице. К ее удивлению, колеблющиеся языки пламени вспыхнули в небе, в нескольких сотнях ярдов выше голов кезанцев. Она слишком резко махнула левой рукой, и огонь внезапно врезался в землю, обдав все вокруг искрами. Руки Нилы ужасно дрожали, она никак не могла собраться с силами.

Постепенно ей удалось подчинить себе огонь и послать его вперед. Драгуны Олема разъехались в стороны, чтобы освободить дорогу ее магии. Сердце гулко забилось в груди Нилы, когда волна пламени, словно поднявшаяся из бездны, подлетела к цели. Она сделала это! Она может своей властью остановить и уничтожить врага. Нила подтолкнула пламя вперед, изо всех сил стараясь удержать его под контролем.

Чернильная темнота всплыла из-за холмов, и огонь тут же погас. От неожиданности Нила чуть не вылетела из седла. Чья-то холодная рука коснулась края ее сознания, а затем все кончилось.

– Сигнальте отступление! – крикнул Олем.

За спиной отчаянно прозвенел горн, и драгуны один за другим остановились. Ниле никак не удавалось успокоить свою разгоряченную лошадь, но Олем вырвал поводья из рук девушки и заставил животное подчиниться.

– Почему вы приказали отступать? – спросила Нила, пытаясь избавиться от страха перед этой темнотой.

– Потому что я не полезу ночью за Гурланским Волком в Убежище Бруде.

– Мой огонь…

– Это работа Убийцы Магии. Я видел его след в Ином.

Нила неуверенно вздохнула:

– Что такое Убежище Бруде?

– Запутанный лабиринт холмов и лощин, который тянется по западному лесу до самой Горелой гряды. – Олем наклонился в седле и сплюнул. – Проклятье, все складывалось так удачно: они заметили нас лишь в последний момент, но мы упустили свой шанс.

Нила посмотрела на него, рассеянно слушая ворчание других кирасиров, тоже недовольных таким поворотом дела.

– Но мы все-таки пойдем туда?

– Да, – кивнул Олем. – Но только при солнечном свете.

Нила хотела сказать ему, что это ужасная затея. Она слышала, что говорил об этом Гурланском Волке Беон-же-Ипилл, а потом сам Олем рассказал о разговоре Тамаса с деливским куратором. Отправиться в эти холмы за Убийцей Магии – верная смерть.

Она вспомнила наставления Бо о том, как подобает вести себя Избранной, и вслух не произнесла ни слова. Но тут же в голове мелькнула картина, как Бо целовался с той деливской Избранной, и Нила ощутила укол ревности.

– Значит, мы выступаем с первыми лучами солнца, – решительно заявила она.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава