home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



45

Адамат продирался сквозь плотную толпу, собравшуюся на площади Лафлина в северной части города.

Стоял прекрасный осенний день, почти безоблачный, хотя и довольно ветреный. Перед самым большим публичным выступлением лорда Кларемонте с момента прибытия в Адопест его Избранные создали над площадью магический зонтик. Больше пяти тысяч горожан собрались послушать речь Кларемонте – а также узнать о его новой и, как утверждалось, весьма внушительной поддержке.

К моменту появления Адамата Кларемонте говорил уже почти час. По вниманию толпы и частым приветственным выкрикам инспектор сделал вывод, что выступление главы Гурло-Бруданской торговой компании проходит успешно.

Кларемонте стоял на деревянном помосте, возведенном на южной стороне площади. Следовало признать, что он производил благоприятное впечатление. Энергичный, безукоризненно одетый, он выразительно жестикулировал, рассказывая о реформе налога на наследство, расширении сферы услуг и учреждении национального музея в Воздушном дворце.

После двадцати минут усилий, получив не один десяток толчков локтями по ребрам, инспектор прекратил попытки пробиться ближе к помосту. Он отступил к другому удобному месту – аллее, проходившей по небольшой возвышенности вдоль восточной стороны площади. Здесь собрались в основном школьники и случайные прохожие, позабывшие о том, что направлялись за покупками, и завороженно слушавшие речь Кларемонте.

Отсюда Адамату открывался прекрасный обзор на помост, а также палатку позади него, которая интересовала инспектора намного больше. Несомненно, именно там, вместе с другими ораторами, скрывался и новый сторонник Кларемонте.

Инспектор подумал было, не пробраться ли с тыла и не заглянуть ли в палатку, но почти сразу отказался от этой затеи. Кларемонте надежно охраняли: во всех проходах стояли бруданские солдаты.

Один уже отругал мальчишку, подкравшегося к палатке, вероятно, с той же самой целью, что была на уме у Адамата.

Горожане уже много дней бурно обсуждали сообщение об этой таинственной поддержке.

Сами речи мало занимали Адамата. Он лишь вполуха прислушивался к объявлениям, разглядывая толпу и пытаясь составить представление о том, кто поддерживает Кларемонте. Самые пылкие его приверженцы собрались возле помоста, встречая одобрительными возгласами каждую фразу. В равной степени они могли оказаться и нанятыми актерами, и настоящими сторонниками Кларемонте.

составляли рабочие и женщины.

Адамат понял, что Кларемонте имеет сторонников во всех слоях общества, но с заметным перевесом – простых людей. Это открытие огорчило инспектора. Значит, влияние Рикарда на рядовых членов союза куда слабее, чем ему самому кажется.

В толпе инспектор заметил немало знакомых лиц. Чиновники, военные, мелкие дворяне, избежавшие гонений со стороны Тамаса. Адамат продолжал рассматривать собравшихся, пока его взгляд не остановился на особенно любопытной фигуре.

Это была черноволосая женщина с узким лицом, одетая в черные брюки и такого же цвета сюртук. Она стоически выносила все толчки и упорно держала руки сложенными за спиной, когда все вокруг восторженно рукоплескали ораторам. Ее звали Риплас, и несколько месяцев назад, после смерти Евнуха, она стала первым помощником Владетеля. Однако прошел слух, что ее положение довольно неустойчиво.

У Адамата не было времени задуматься над тем, почему она оказалась здесь. Успокоив толпу после особенно долгого всплеска аплодисментов, Кларемонте объявил:

– А сейчас, дамы и господа, я рад – нет, я счастлив – услышать слова поддержки от одного из видных граждан Адро, одного из создателей нового правительства – городского ревизора Ондрауса!

Часть собравшейся публики удивленно охнула. У Адамата тоже отвисла челюсть, когда из палатки и в самом деле появился Ондраус. Он нарядился в лучший свой костюм, из нагрудного кармана свисала золотая цепочка. Ревизор подошел к помосту, а Кларемонте поднял руки, призывая к тишине.

Ондраус достал из кармана очки, вытащил из-под мышки нечто похожее на бухгалтерскую книгу и разложил ее на трибуне. Несколько мгновений он молча разглядывал толпу.

Мысли Адамата смешались. Зачем Ондраус сюда пришел? Он был одним из двух оставшихся в городе членов комитета. Неужели он не понимал, что Тамас свернет ему шею, как только узнает об этом? Инспектор снова окинул взглядом толпу и отыскал Риплас. Адамат знал – в числе очень немногих в Девятиземье, – что Ондраус и Владетель – одно и то же лицо, но все равно не мог найти объяснения происходящему.

А оно, вне всякого сомнения, должно быть.

Ондраус прочистил горло, и магия Избранных разнесла его голос по всей площади.

– Мои друзья и соседи! Я пришел сюда сегодня, дабы сказать вам, что поддерживаю кандидатуру лорда Кларемонте на пост премьер-министра Адро. Как вы все знаете, я не публичная персона. Но я считаю эти выборы достаточно важной причиной, чтобы не только показаться на людях, но и отдать свой голос за лорда Кларемонте.

Адамат был поражен до глубины души. Когда Ондраус назвал себя непубличной персоной, он еще поскромничал. Его портреты никогда не появлялись в газетах, притом что он был из числа самых богатых и влиятельных людей в стране. Адамат знал, что это объясняется двойной жизнью Ондрауса, тайного главаря всего преступного мира Адро. Но большинство горожан считало его обыкновенным затворником. Если что-то в предвыборной кампании Кларемонте и могло вызвать всеобщий интерес, так это именно появление Ондрауса.

Рикард будет в ярости.

– Я работаю с цифрами, – продолжал Ондраус. – Я забочусь о финансовом благополучии Адро и считаю, что законы и реформы, предлагаемые лордом Кларемонте, – это наилучший курс для нашей страны. Можете мне поверить, я не понаслышке знаком с приливами и отливами в государственной казне.

Кларемонте, с сияющим видом стоявший за спиной у Ондрауса, высоко поднял руки и зааплодировал.

«Какую игру он ведет? – спрашивал сам себя Адамат. – Неужели Ондраус действительно перешел на сторону Кларемонте?»

В толпе поднялся какой-то переполох, и Адамат попытался определить причину волнения, но в этот момент новый взрыв аплодисментов заглушил слова Ондрауса.

– Если лорда Кларемонте изберут премьер-министром, даю вам слово…

Ревизор внезапно замолчал, увидев, что на помост взобрался какой-то человек. К нему бросились охранники, а неизвестный выхватил пистолет. Над толпой пронесся многоголосый вздох.

Три события произошли одновременно. Пистолет выстрелил, и пуля, пролетев над головами Ондрауса и Кларемонте, ударилась в стену соседнего дома. Какой-то бруданский Избранный выскочил вперед, его пальцы заплясали с удивительной скоростью, и магия разорвала стрелявшего в окровавленные клочья. А где-то за спиной у Адамата раздался еще один выстрел.

Обливаясь кровью, лорд Кларемонте рухнул на доски помоста. Послышался жуткий крик. Магический удар обрушил крышу дома позади Адамата. Инспектор спрыгнул с возвышения, спасаясь от града каменных и деревянных обломков.

Пригнувшись как можно ниже и продолжая поглядывать на небо, он бросился навстречу перепуганной толпе. Началось паническое бегство. Адамата толкали со всех сторон. Он остановился, чтобы помочь подняться упавшей пожилой женщине, а затем продолжил пробиваться сквозь толпу.

Со всех сторон что-то кричали, начался настоящий хаос. Адамат расслышал новые выстрелы и ощутил, как земля задрожала от еще одной магической атаки. Однако он не мог сказать наверняка, чья это работа – нападавших или людей Кларемонте.

Отчаянно ругаясь и расталкивая встречных, инспектор добрался до того места, где в последний раз видел Риплас. Где же она? Убежала? А если так, то куда? У Адамата возникло ощущение, что все это подстроено Владетелем. Если Риплас побежала вместе со всей толпой, она должна быть сейчас где-то впереди.

Адамат выбрался с площади и сразу же свернул в ближайший переулок, подальше от творившегося вокруг светопреставления. Отдышавшись, он двинулся дальше по тротуару и наконец увидел впереди знакомый черный сюртук. Перейти на другую сторону улицы было просто, но вскоре инспектор догнал Риплас, неторопливо идущую навстречу людскому потоку.

Адамат схватил ее за локоть, и тут же оказался прижатым к витрине магазина. При этом локоть Риплас сильно надавил ему на горло, а что-то острое кольнуло под ребра.

Женщина изучающе взглянула на него.

– Риплас, это я, инспектор Адамат.

– Я узнала вас, инспектор. – Она медленно опустила руки.

Адамат расправил свой сюртук. Риплас зашагала дальше, и инспектору пришлось чуть ли не бежать, чтобы не отстать от нее.

– Мне нужно срочно увидеть его, – сказал Адамат.

– Его? – с невинным видом переспросила Риплас.

– Да, его, – подтвердил он.

– Что ж, – она поскребла подбородок, – это трудней устроить, чем вам кажется. Мой хозяин очень занят в последнее время.

– Немедленно, Риплас! Речь идет о государственных интересах! Или мне лучше навестить его дома?

Риплас резко остановилась и повернулась к нему:

– Будьте осторожней, инспектор.

– Я очень осторожен. Он наверняка захотел бы услышать то, что я должен ему рассказать. Вы ведь хорошо меня знаете и понимаете, что я не стал бы вас обманывать.

– Надеюсь, вы не пожалеете о своем решении. Идите за мной.


Почти два часа двое громил возили Адамата по городу, не позволяя снять с глаз повязку, но вот наконец он оказался в вестибюле штаб-квартиры Владетеля.

Как только его перестали держать за руку, инспектор избавился от повязки и швырнул ее охраннику.

– Так дела не делаются.

– Простите, инспектор. Это приказ Риплас.

– Завязывать всем глаза? – недоверчиво спросил Адамат. – Бездна, как же тогда вы сами сюда попали?

– Не всем, – ответил охранник. – Но ведь вы же инспектор, инспектор. Скажите спасибо, что мы не дали вам понюхать эфира.

– Непременно. Огромное вам спасибо. В прошлый раз именно так и случилось. А теперь мне нужно увидеться с вашим хозяином.

Один громила кивнул другому, и тот скрылся в коридорах огромного здания. Как и в прошлый визит, оно вовсе не производило впечатления разбойничьего вертепа, как можно было ожидать от логова главаря преступного мира, а больше напоминало контору делового человека. Мраморные полы были натерты до блеска, на свежеокрашенных стенах сверкали бронзовые подсвечники. По коридорам взад и вперед сновали клерки, на каждом углу с исключительно серьезным видом стояли охранники.

Адамат уже в третий раз взглянул на часы, когда наконец появился второй громила и сделал приглашающий жест. Адамат прошел вслед за ним к неприметной двери справа от вестибюля. Открывая дверь, охранник повернулся к ней спиной и отвел взгляд, а затем резко захлопнул ее за спиной у Адамата.

Это был тот же обшитый деревом кабинет, который Адамат видел во время первого визита, с той же скромной обстановкой. Только ковер поменяли на другой, и инспектор с интересом отметил этот факт. Рабочий стол по-прежнему закрывала ширма, но стул, на котором прежде сидела переводчица, на этот раз оказался свободным.

Ревизор Ондраус вышел из-за ширмы, сел на место переводчицы и указал Адамату на стул напротив.

– Полагаю, мы можем обойтись без обычной процедуры, не так ли, инспектор?

– Думаю, что да.

– Прекрасно. Разумеется, соблюдение тайны – необходимая часть этой игры, но должен признаться, что гораздо приятнее беседовать с человеком, который видит, с кем говорит. После смерти бедняги Евнуха таких людей осталось всего трое, включая вас.

– Насколько я понимаю, одна из них – Риплас.

– Да. Она и моя переводчица. И все.

В его словах не прозвучало угрозы, но Адамат подумал, что если Ондраус вдруг решит отказаться от своей тайной жизни главаря преступного мира Адро, ему нужно будет избавиться всего лишь от пары свидетелей.

– Итак, – продолжил Ондраус. – Что за неотложное дело привело вас ко мне?

– Я был сегодня на выступлении Кларемонте.

– Значит, были? – Ондраус наклонился вперед и подпер ладонями голову. – И что вы подумали?

– Я подумал, что это смелое решение, учитывая слухи о скором возвращении Тамаса.

– Вы считаете меня настолько глупым? – Ондраус закатил глаза. – Ради этого вы и пришли сюда? Вам просто захотелось узнать, почему я решил поддержать покойного лорда Кларемонте? Не злоупотребляйте моим расположением к вам, Адамат. В особенности после того, как из-за вас погиб мой Евнух.

Слово «покойный» он произнес с ноткой самодовольства, и это натолкнуло Адамата на мысль.

– Вы сказали – «покойный»? Значит, он умер?

– Разве вы не видели, как его застрелили?

– Вы не выглядите сильно огорченным, хотя намеревались поддержать его на выборах.

– Разумеется, ведь это я приказал убить его.

Адамат сдержанно рассмеялся:

– Так это ваша работа? Зачем же было тогда утруждать себя этой речью?

– Мой дорогой инспектор, вы ужасно наивны. Я не просто поддерживал его. Кларемонте выдвинул меня кандидатом на пост вице-премьера. Боюсь, об этом не успели объявить. Возможно, мои парни немного поторопились. Тем не менее необходимые документы уже оформлены. Все происходило законным путем.

– И теперь, устранив Кларемонте, вы сможете занять его место.

– Полагаю, сообщение появится в газетах завтра утром.

– А что скажет на это фельдмаршал Тамас? Говорят, он приезжает в город уже завтра.

– Это правда, приезжает. Думаю, он только обрадуется, узнав, что на выборах будем соперничать мы с Рикардом, а не Рикард с Кларемонте.

– Я тоже так думаю. Но вы же сами назвали себя непубличным человеком. Почему вы решили стать премьер-министром? Почему именно сейчас?

– Мои взгляды изменились. Вы ведь знаете, как это бывает. Положение премьер-министра принесет Владетелю немалую выгоду. А может быть, я решу, что наслаждался этой ролью слишком долго, и Владетель канет в небытие. – Ондраус пожал плечами. – Как знать?

Инспектор вытащил из кармана книгу.

– Боюсь, у вас могут возникнуть проблемы.

– Что это?

Инспектор приподнял книгу повыше:

– «Краткое описание богов и святых». Очень древняя книга. Ученые предполагают, что она написана в Сумеречную эпоху, сразу после того, как Кресимир покинул наш мир. Мне сказали, что это по большей части чепуха и суеверия, но одно место в ней меня весьма заинтересовало. – Он откашлялся и прочитал вслух: – «Лорд Бруде, бог и святой покровитель Брудании, выделяется среди своих братьев и сестер одной удивительной особенностью – у него нет тени. Говорят, что тень – его второе лицо. С помощью непостижимой магии он одновременно живет в двух разных телах, что позволяет считать его не одним, а сразу двумя божествами».

Адамат замолчал и закрыл книгу.

– И какое отношение все это имеет ко мне? – раздраженно спросил Ондраус.

– У лорда Кларемонте не было тени.

– Ха! Так вы утверждаете, что он и есть Бруде?

– Именно так.

– Мне известно, что мы живем в странное время, когда невозможное становится возможным. Но мне кажется, вы зашли слишком далеко, инспектор.

– Нет, не слишком. Мне рассказал об этом сам бог.

– Вот как? – удивленно произнес Ондраус.

– Да, бог Адом.

Похоже, его слова не убедили ревизора.

– Разве он не погиб? Я слышал, что Кресимир убил его.

– И все же он жив и невредим. – Адамат подался всем телом вперед. – Думаю, убить бога не так-то просто.

– Если бы все так и было, то и Кларемонте тоже остался бы в живых, – усмехнулся Ондраус. – Я послал своего человека в больницу. Полагаю, скоро мы узнаем правду.

В дверь постучали, затем еще раз, уже громче, и снова тише.

– Войдите, – сказал Ондраус.

Адамат сразу узнал переводчицу Владетеля. Это была женщина со строгим взглядом и невыразительным лицом. Под мышкой она зажала свое вязание. Женщина вошла и тут же закрыла за собой дверь.

– В чем дело?

– Вам нужно бежать.

– Что, простите?

– Возле дома стоит Избранный, – с невозмутимым видом сообщила она. – С ним бруданские солдаты. У вас в запасе не больше тридцати секунд.

Ондраус вскочил с резвостью человека вдвое моложе его настоящего возраста.

– Уходите отсюда! Скорее!

Женщина выбежала из комнаты, оставив Адамата вдвоем с Ондраусом.

– Идите за мной, инспектор.

Ондраус шагнул к камину позади стола и повернул подсвечник, затем приподнял за угол казавшуюся с виду очень тяжелой каминную доску. Раздался щелчок, и деревянная панель рядом с камином отъехала в сторону.

– Залезайте.

Адамат выполнил приказ и нырнул в низкий, но достаточно широкий потайной ход. Как только Ондраус поставил панель на место, все вокруг погрузилось в абсолютную темноту.

– Быстрей! – прикрикнул Ондраус. – Избранный может увидеть нас. Если мы задержимся здесь, нас найдут. Только идите осторожно.

Несмотря на предупреждение, Адамат едва не упал в лестничный пролет. Он насчитал тридцать ступенек. Воздух внизу оказался холодным, сырым и спертым. Адамат побежал дальше, шлепая по лужам и отчетливо различая крики над головой. Там что-то затрещало и с грохотом упало на каменный пол, затем снова послышались крики и звуки выстрелов.

– Быстрее!

Ондраус больно толкнул Адамата в спину, заставив инспектора пробежать в полуприседе больше ста ярдов. Пол был на целый дюйм залит водой, под ногами то и дело попадались обломки камней. В темноте Адамат никак не мог определить, где заканчивается тоннель.

– Наверх! – внезапно остановил его Ондраус.

Адамат нащупал ногой ступеньки, поднялся по лестнице и наконец заметил проблеск света.

– Нагнитесь! – рявкнул Ондраус.

– Что?.. Ой!

Адамат ударился головой об косяк двери, затем открыл ее и очутился в подвале, где пахло сеном и конским навозом. Они поднялись по еще одной деревянной лестнице и вышли в конюшню.

– К моей карете, – распорядился Ондраус. – Эй, кучер!

Через мгновение карета Ондрауса пулей вылетела на яркий солнечный свет и понеслась по оживленным улицам Адопеста.

Адамат прислонился к стенке салона и облегченно вздохнул. Тяжелые толчки сердца отдавались у него в ушах.

– Поворачивай! – крикнул Ондраус.

Карета повернула и проехала мимо переулка, упиравшегося в трехэтажное кирпичное здание с небольшим, но ухоженным внутренним двориком. Двор был заполнен солдатами, а фасад дома треснул от магического удара. Языки пламени поднимались до самой крыши. Из здания выносили трупы: среди них попадались и бруданские солдаты, но в основном это были громилы Владетеля.

– Вы всегда держите карету наготове? – поинтересовался Адамат, когда они проехали по безымянной улочке мимо штаб-квартиры Владетеля.

– На самом деле не одну, а три, – ответил Ондраус, не отводивший взгляда от окна и яростно скрипевший зубами. – Столько лет работы пошло прахом. Должно быть, они поймали кого-то из моих помощников.

– Мы в банковском квартале, – удивленно заметил Адамат, узнав улицу, которую только что пересекла карета.

– Разумеется. Я, то есть ревизор Ондраус, здесь работаю. Не стану же я разъезжать по всему городу.

Он дважды постучал по крыше кареты, и она прижалась к обочине. Кучер спустился с козел и открыл дверь.

– Комитет встретится с фельдмаршалом Тамасом завтра в четыре часа. Приходите и будьте готовы к тому, что придется еще раз повторить для Тамаса вашу теорию насчет Кларемонте. Попытайтесь найти более убедительные доводы, чем те, что услышал я.

Адамат вышел из кареты, и дверца тут же захлопнулась у него за спиной. Он обернулся, чтобы задать еще один вопрос, но карета уже умчалась прочь.

Инспектор выждал несколько минут, а потом остановил проезжавший мимо экипаж. Он не сомневался, что Тамас отнесется к его словам с куда большим доверием, чем Ондраус.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава