home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



48

Выборы закончились лишь под утро последнего дня осени.

Адамат стоял возле окна кабинета Рикарда в гостинице Киннена и невольно всплескивал в изумлении руками, наблюдая за непрерывным людским потоком на улицах. Этот день объявили вторым национальным праздником Адро. Избирательные участки открылись накануне в шесть утра и работали до полуночи. Делегация из Нови до утра сортировала избирательные бюллетени и подсчитывала голоса. В полдень должны были объявить результаты.

И тогда станет ясно, сдержит ли бог свое обещание.

Многие вопросы все еще оставались без ответов. Адамат ужасно не любил, когда концы не сходятся с концами. Инспектор по-прежнему не мог объяснить, почему леди Черис так легко позволила арестовать себя, какое отношение Кларемонте имеет к войне между Кезом и Адро и зачем ему понадобилось участвовать в выборах.

От всех этих загадок сердце инспектора стучало как бешеное.

Дверь в кабинет приоткрылась, из коридора послышались голоса избирательной команды Рикарда. Инспектор обернулся. В комнату вошел Избранный Борбадор со своей обычной, наполовину покровительственной, наполовину хищной улыбкой. Адамат не встречался с ним с того момента, как Бо вернулся в Адопест. Он двигался довольно уверенно, лишь слегка опираясь на трость. Его наряд заставил бы покраснеть от зависти любого банкира. Бо был в перчатках Избранного, несмотря на столпившихся в коридоре людей Рикарда. Или, возможно, как раз именно из-за этого.

Бо встретился взглядом с инспектором и нахмурился:

– Я выполнил наш договор.

Адамат с трудом проглотил комок в горле:

– Вы уверены?

– В Убежище Бруде Нила убила Черного Стража, у которого не было безымянного пальца на правой руке. Судя по всему, до превращения в монстра это был юноша приблизительно пятнадцати лет. Здесь не может быть никаких сомнений.

– Вы сами видели его?

– Я был рядом, когда это случилось.

– И?..

– Он умер мгновенно.

– Спасибо.

Бо кивнул и вышел из комнаты. Инспектор глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. Жосеп наконец-то обрел покой. Теперь и сам Адамат может успокоиться. Или хотя бы попытаться.

Он не успел обдумать горькие новости. В коридоре Бо перекинулся с кем-то парой слов, и голос его собеседницы показался Адамату знакомым. Через мгновение дверь снова открылась, и в проеме показалась Фель. Она мельком взглянула на Адамата и шагнула назад.

– Он здесь! – донеся из коридора ее крик.

Рикард зашел в кабинет, утирая лоб носовым платком.

– Бездна, ужасно дрожат руки. Адамат, что ты здесь делаешь? Жена тебя повсюду ищет. Астрит сбежала от няньки и поставила на уши всю прислугу.

Инспектор очнулся от мрачных мыслей.

– Извини, Рикард, я уже ухожу.

– Да шучу я, шучу! Твои дети – сущие ангелы. За исключением этого сироты… как его зовут?

– Жакоб.

– Этот Жакоб продолжает тайком забираться в подвал, чтобы поиграть с тем, что осталось от моей коллекции вин.

– Он хороший мальчик.

– Очень даже может быть. Только не подпускай его к моему вину.

– Мне казалось, ты нанял несколько нянек.

– Так и есть. Но их все равно не хватает. У тебя и так слишком много детей. Зачем тебе понадобилось брать с улицы еще одного?

– Фей хочет усыновить его, – с задумчивым видом произнес Адамат.

Инспектор сам не знал, действительно ли Фей так привязалась к сыну Элдаминса, или он просто помогает ей отвлечься от мыслей о Жосепе. Они с женой договорились пока не обсуждать это. Лишь несколько человек знали, что это за мальчик, но Адамат не мог не беспокоиться о том, чем обернется решение усыновить наследника адроанского престола.

– Как держится Фей? – спросил Адамат.

– Она долго болтала с новой главой союза текстильщиков. Опять позабыл, как ее имя? Магри?

– Марги. Я рад, что ее выбрали на эту должность.

– Не могу разделить твою радость. Она меня на дух не переносит.

– Оппозиция – это тоже неплохо, – возразил Адамат. – Но я уверен, что она скоро изменит свое мнение.

– Ты слишком оптимистичен. Ладно, не в этом дело. Хорошо, что я застал тебя одного. Нам нужно поговорить.

– О чем?

– Как насчет новой работы?

У Адамата чуть не подкосились ноги.

– Рикард, ты же знаешь, для тебя я сделаю что угодно. Но сейчас я выдохся. Уже не те годы, чтобы бегать вприпрыжку по всему городу. На те деньги, что я получил от тебя и Избранного Борбадора, можно сносно прожить какое-то время. Фей с меня шкуру спустит, если узнает, что я взялся за новое расследование.

– Расследование? Бездна, Адамат, я хочу взять тебя в свою команду.

Инспектор почувствовал какой-то подвох.

– При условии, что ты победишь на выборах?

– Да, разумеется.

– Понятно. – Адамат задумался. – Мне нужно посоветоваться с Фей.

– Было бы странно, если бы она сказала «нет».

– Почему это?

– Я уже предложил работу ей самой, и она согласилась. По условиям контракта, за детьми будут присматривать няньки, потому что ей придется часто ездить за границу. Если ты примешь мое предложение, вы сможете путешествовать вместе.

Адамат все еще пытался справиться с усталостью.

– Она согласилась? Я… Что ж, пожалуй, я тоже.

– Пожалуй? – Рикард хлопнул его по спине. – Не слышу в твоем голосе энтузиазма. И я бы все равно не дал тебе возможности отказаться.

– Ты настолько уверен в своей победе?

– О бездна, нет. Думаю, я проиграю, Адамат. Даже уверен, что проиграю. Я сейчас немного пьян, но ведь я сделал все, что было в моих силах. Теперь уже нет смысла волноваться. Ты спустишься вниз?

Адамат криво улыбнулся другу, и тот нетвердой походкой направился к двери. Фель на мгновение задержалась.

– Фель! – окликнул ее Адамат.

– Да, сэр?

– Спасибо, что заботитесь о нем.

– Это моя работа, сэр.

– И помогите ему немного протрезветь.

– Займусь этим в первую очередь. Я больше верю в победу, чем он сам.

Несколько минут инспектор оставался в одиночестве, затем снова скрипнула дверь. Адамат с улыбкой обернулся, решив, что это пришла Фей, но увидел Таниэля Два Выстрела. Пороховой маг прислонился спиной к дверному косяку, и в глазах у него застыл ужас.

Адамат нахмурился, прислушиваясь к шуму внизу. Наконец он понял, в чем дело.

– Вы не привыкли к таким вещам, да?

– Я готов убить первого же, кто захочет пожать мне руку.

– У вас очень усталый вид.

Таниэль был в новом мундире с шевронами полковника на отворотах, шляпу он держал в руке.

– Да. Я не спал почти неделю.

– Это достаточная причина, чтобы убить человека.

Адамат подошел ближе. Возможно, ему стоило позвать Фель. Меньше чем через час Таниэль, вероятно, станет вице-премьером Адро, но сейчас он находился в таком возбуждении, что мог в любой момент или отправиться на поиски своей возлюбленной, или упасть в обморок.

Таниэль отмахнулся:

– Со мной ничего не случится. Я просто не могу больше улыбаться и трясти руки разным подхалимам, когда напряжение нарастает с каждой минутой. Возможно, по окончании выборов нас ожидает новая война, но никого это, похоже, не беспокоит. На этот раз нам придется обойтись без помощи бога. И Ка-Поэль все еще в руках Кларемонте.

– Никто не знает о Бруде, – объяснил Адамат. – За исключением нас.

– Рикард тоже знает. Как ему удается продолжать это представление?

– Может быть, привычка?

Таниэль резко обернулся к Адамату:

– Думаете, все уже закончилось, вся эта история с Кларемонте? По-вашему, он способен просто уйти?

– Не знаю.

В дверь постучали. Таниэль отпрыгнул в сторону, приложил палец к губам и замотал головой.

Адамат удивленно посмотрел на него, затем приоткрыл дверь. В коридоре стояла Фель.

– Скоро начнется, – объявила она. – Рикард ищет Таниэля Два Выстрела.

Инспектор кивнул и закрыл дверь. Затем подошел к Таниэлю и взял его под локоть:

– Идемте.


Таниэль почти не сопротивлялся, пока инспектор тащил его в вестибюль гостиницы.

Он хотел было вырваться и спрятаться в каком-нибудь шкафу, но передумал, прекрасно понимая, что взрослый человек так поступать не должен. Вместо этого он последовал советам Бо и нацепил на лицо приветливую улыбку.

Но мысли его продолжали лихорадочно метаться. Ка-Поэль все еще в плену. Оставит ли Кларемонте ее в живых, если проиграет выборы? Этот вопрос сводил Таниэля с ума. Что-то должно было произойти.

Адамат направился в обеденный зал, где расположился Рикард, а Таниэлю снова пришлось отвечать на приветствия бесконечного потока своих сторонников. Никого из них он не знал по имени, а потому ограничился рукопожатиями и несколькими брошенными сквозь зубы словами, чего, впрочем, оказалось достаточно.

– Мне приходилось прежде видеть такое выражение лица, – послышалось у него за спиной. – Ты похож на зайца, загнанного в угол сворой гончих псов.

– Рад видеть, что тебе лучше, – ответил Таниэль.

К нему подошла Влора и натянуто улыбнулась:

– Я тоже. К твоему сведению, я считаю, что Тамас не должен был соглашаться на эту сделку.

Она взяла Таниэля за руку, он на мгновение напрягся, но все-таки позволил отвести себя в гостиную, где спасались от непрерывно гудящей толпы лидеры ремесленного союза, негромко переговариваясь и потягивая прохладительные напитки.

– А я считаю, что должен был.

– Значит, вы оба идиоты.

– С тобой там хорошо обращались?

Влора бесстрастно взглянула на Таниэля:

– Не пытайся сменить тему.

Таниэль пожал плечами:

– Не я решал судьбу Кресимира. Тамас настоял на том, чтобы его передали бруданцам. Я не мог ничего изменить.

– Знаю. – Влора вздохнула и долго молча смотрела ему в глаза, а затем произнесла: – Мне не хватает тебя.

– Мне тебя тоже, – ответил Таниэль после секундного замешательства.

– Может быть, все еще можно вернуть?

Таниэлю пришлось признаться себе, что его тоже время от времени мучает этот вопрос. Он не забыл, как они вместе росли и учились, как сбегали с занятий, чтобы провести время вместе. Но та тонкая нить, что связывала их, оборвалась, и теперь уже ничего нельзя исправить.

– Нет, не думаю. Я и Ка-Поэль… Мы…

– Ну да.

А если Ка-Поэль погибнет? Таниэль понимал, что Влоре пришел в голову тот же вопрос, хотя вслух она ничего и не сказала. Сам он не хотел даже думать об этом.

– Я видела твою дикарку, – сообщила Влора.

Таниэль обернулся:

– С ней все в порядке?

Он с трудом справился с нахлынувшей паникой. Тамас объяснил ему, как важно продолжать рискованную игру с Кларемонте, и только прямой приказ фельдмаршала удерживал Таниэля от немедленных попыток спасти Ка-Поэль.

– Да, насколько мне известно, – печально улыбнулась Влора. – Как только появится возможность, я помогу тебе вернуть ее.

– Спасибо. – Таниэль положил руку ей на плечо. В глубине души ему хотелось обнять Влору, и он знал, что она не станет возражать. Он покачал головой, чтобы отогнать эту мысль. – Влора, я…

Она подняла руку и наклонила голову набок. Таниэль нахмурился и замолчал, не сразу сообразив, в чем дело. Из коридора больше не доносился шум.

– Итоги выборов? – предположила Влора.

Они вышли из гостиной. Вся собравшаяся в вестибюле толпа теперь сгрудилась возле входа в обеденный зал, и Таниэлю пришлось пробивать себе дорогу. Рядом с Рикардом и Фель стоял посыльный в напудренном парике, белом сюртуке и черных сапогах. Таниэль попытался раствориться в толпе, но Рикард уже отыскал его взглядом и нетерпеливо подозвал к себе. Таниэля вытолкнули в центр зала.

Лоб Рикарда блестел от пота, глаза выдавали усталость. Он схватил Таниэля за руку и поставил справа от себя.

Из кухни притащили деревянный ящик, посыльный взобрался на него. В стакане Фель звякнула чайная ложка.

– Дамы и господа! – объявил посыльный. – Мне, как представителю счетной комиссии, выпала большая честь назвать имя премьер-министра Адро.

Он взял паузу, достал из кармана конверт и вскрыл печать.

Таниэль вытер потные ладони о брюки и облизнул пересохшие губы, жалея, что не догадался взять в гостиной бокал с чем-нибудь.

– И я рад сообщить, что премьер-министром Адро избран… достопочтенный Рикард Тумблар!

Над толпой пронесся радостный рев, оглушительный, словно пушечный выстрел. Рикард бросился к Таниэлю с объятиями и едва не сбил с ног. Десятки людей пожимали и трясли Таниэлю руку, и он уже начал опасаться, как бы ее вовсе не оторвали. Хлопнула пробка, вылетая из бутылки, и ему вручили бокал вина, но тут же забрали, чтобы он смог обменяться рукопожатием с кем-то еще. Все выкрикивали ему в ухо поздравления и таскали по всему залу, пока он не почувствовал, что готов зарычать на этих людей.

Внезапно наступившая тишина поразила Таниэля, словно удар в живот. Раздался чей-то неловкий смешок, но сразу затих. Толпа разошлась в стороны, и радостный туман в голове Таниэля мгновенно рассеялся, когда в обеденный зал вступил лорд Кларемонте.

Он был одет в парадный черный фрак и держал в руке шляпу-цилиндр. Окинув небрежным взглядом собравшихся гостей, он негромко зааплодировал.

– Как я вижу, ко мне посыльный добрался быстрее, чем к вам.

Рикард настороженно посмотрел на Кларемонте. Таниэль стиснул зубы и положил руку на эфес шпаги. В голове промелькнул строгий приказ Тамаса держать рот на замке.

– Вы уже знаете итоги выборов? – поинтересовался Рикард.

– Даже если бы и не знал, то обо всем догадался бы, когда еще с улицы услышал ликующие крики.

Таниэль слышал только удары собственного сердца. Над залом повисла мертвая тишина. Хотя гости и не знали об истинной сущности лорда Кларемонте, от него так и веяло опасностью. Таниэль краем глаза заметил, как Влора осторожно вытаскивает из-за пояса пистолет.

– И следует признать, что вы полностью заслужили эту победу, – продолжил Кларемонте и поклонился, изящно отставив ногу назад. – Мои поздравления, господин премьер-министр. И вам тоже, господин вице-премьер. Желаю вам всяческих успехов!

Кларемонте шагнул вперед и пожал руку Рикарда, словно не замечая ошеломленного выражения на его лице.

– Теперь вы покинете город? – низким голосом спросил Таниэль.

Кларемонте спокойно выдержал его взгляд, лишь слегка приподняв в усмешке уголки губ:

– Как я и обещал. Мне осталось закончить кое-какие дела в Адопесте, а потом я уеду. Браво, господин Два Выстрела. Наслаждайтесь своей победой!

Прежде чем Таниэль успел что-то сказать в ответ, Кларемонте уже вышел, поздравив по дороге помощников Рикарда и грациозно помахав рукой на прощание. Постепенно разговоры возобновились, а Таниэль выбрался из зала и отыскал Влору. Но в этот момент за спиной у него опять хлопнула пробка. Он оглянулся и увидел Рикарда с пенящейся бутылкой в руке.

– Фель! – крикнул Рикард. – Скажите Тамасу, пусть начинает парад.

Таниэль схватился за эфес шпаги и снова повернулся к Влоре:

– Займи свой пост.


Тамас успокаивающе похлопал по шее лошадь, нервно переступавшую на месте во главе длинной колонны адроанских солдат в парадных мундирах. Тротуары улицы, ведущей к воротам Адопеста, были битком забиты зрителями.

Хотя солдаты стояли по стойке вольно, расставив ноги и опустив ружья, фельдмаршал чувствовал волнение своих людей, ощущал бурлившую в них энергию. Радостные горожане приветствовали их, а дети бегали вдоль строя с гирляндами свежих цветов, пытаясь забросить их прямо на штык кому-нибудь из солдат.

– Фельдмаршал Тамас! – донесся сквозь гул толпы чей-то голос.

Тамас оглянулся. Олем показал рукой на всадника, приближавшегося к ним по бульвару. Это был посыльный от Рикарда. Всадник что-то кричал, но в таком шуме его слова невозможно было расслышать.

– Повторите громче! – проревел в ответ Олем.

Посыльный остановился в десяти шагах от Тамаса.

– Победа! Рикард Тумблар стал премьер-министром Адро! Лорд Кларемонте проиграл.

Новость быстро разошлась по толпе, послышались радостные крики и проклятия, начались яростные споры. Неподалеку вспыхнула драка, тут же прекращенная самими горожанами.

Тамас переглянулся с Олемом и увидел на лице телохранителя ту же надежду пополам с тревогой, какую испытывал и сам.

– Ну вот и все.

– Будем надеяться, что так, – ответил Олем.

– Будем надеяться, – повторил Тамас. – Начинай, полковник.

Олем подал знак стоявшему рядом барабанщику, и долгая, размеренная дробь пробилась сквозь шум ликующей толпы.

– Генерал Арбор, командуйте парадом.

Арбор повернулся лицом к колонне.

– Парад, смирно! – проревел он, и пять тысяч солдат одновременно стукнули сапогами по мостовой, вытягиваясь в струнку. – Шагом марш!

Барабанщик четырежды щелкнул палочками по корпусу барабана; заиграли марш, и колонна тронулась с места.

Тамас выпрямился в седле и поднял шпагу к правому плечу. Толпа, заполнившая улицы города, расступалась перед ним. Отовсюду доносились радостные возгласы, из окон домов на головы солдат бросали гирлянды цветов.

Парад петлял по улицам Фабричного района и Нового города. Женщины протягивали руки, чтобы коснуться проходящих солдат, мужчины радостно кричали. Тамас несколько раз заметил, как владельцы трактиров бежали вдоль строя, обещая солдатам бесплатную выпивку вечером.

Фельдмаршал сохранял царственное спокойствие и гордую осанку, но сам с тревогой присматривался к витринам магазинов и крышам домов. Стоило ему немного расслабиться, и он тут же ощущал, как кто-то бросает ему вслед враждебный взгляд. Он пытался успокоить себя тем, что в нем просто проснулись старые привычки бывалого вояки. Пытался поверить, что на самом деле все плохое уже позади.

Когда колонна подошла к мосту через Адру, Тамас внезапно поднял сжатый кулак.

– Парад, стой! – прогремел голос генерала Арбора.

Бригада остановилась. Тамас посмотрел на оставленный посреди улицы фургон, и рука сама потянулась к пистолету. Олем выдвинул шпагу из ножен.

– Какие будут приказания, сэр? – спросил телохранитель.

– Подожди.

Тамас осмотрел близлежащие здания. Никаких признаков засады, ни в одном окне не промелькнул бруданский мундир.

С десяток горожан вдруг выбежали на мостовую и окружили фургон. Им не без труда удалось убрать повозку с дороги, а какая-то девушка взобралась на крышу фургона и принялась размахивать адроанским флагом, словно над взятым укреплением врага.

– Парад, шагом марш! – скомандовал Арбор.

Колонна двинулась через мост и дальше к площади Выбора, где собралась самая большая толпа. С балкона кабинета Тамаса – теперь ставшего кабинетом премьер-министра – свисало красно-синее полотнище флага со слезинкой Адроанского озера посередине.

Солдаты вышли на площадь и выстроились перед Гражданским судом. Толпа отхлынула назад. Тамас поднял голову и увидел на балконе Рикарда Тумблара в роскошном костюме, а рядом с ним – мрачного Таниэля в мундире адроанской армии.

На каменном лице фельдмаршала появилась улыбка.

– Сэр? – забеспокоился Олем.

– Мой сын – вице-премьер Адро. Какой странный поворот судьбы!

– Не похоже, что он очень счастлив.

– Он совсем не счастлив. Но сдержит свое обещание.

«Пусть только попробует не сдержать», – мысленно добавил фельдмаршал.

Солдаты замерли в строю, и на площади установилась такая тишина, какой не было даже в тот день, когда Тамас с этого же самого балкона объявил о свержении Манхоуча. Тамас медленно выдохнул и с удивлением осознал, что круг замкнулся. То, что он задумал много лет назад, наконец-то осуществилось.

– Олем, ну теперь-то все? – спросил фельдмаршал, чувствуя, как дрожит его голос. – Неужели все наконец-то закончилось?

Олем не ответил.

Рикард на балконе поднял руки над головой:

– Жители Адро! Друзья! Братья и сестры! Я смиренно стою сейчас перед вами в роли вашего нового премьер-министра.

Приветственные крики улеглись лишь несколько минут спустя, и Рикард смог наконец продолжить:

– Друзья мои, с тиранией королей покончено навеки. Тревоги и сомнения последних восьми месяцев, а также ужасы войны ушли в прошлое. Сегодня, в последний день осени, Адро стал республикой. И я горжусь тем, что стою здесь как первый среди равных. Но ничего этого не случилось бы, друзья мои, без титанических усилий защитника Адро, фельдмаршала Тамаса, его пороховых магов и солдат. Это им вы обязаны своей свободой, своей жизнью и счастьем.

Поднялся оглушительный рев, и Тамас почувствовал, как по его щеке скатилась слеза, но даже не пошевелился, чтобы вытереть ее. Он не спускал глаз с Рикарда.

– Друзья мои, я…

Странный звук прокатился над площадью, оборвав Рикарда на полуслове, и толпа беспокойно зашевелилась.

– Друзья мои! – повторил Рикард.

Пронзительный скрип послышался снова. Собравшиеся встревоженно зашушукались. Набежавшие облака заслонили солнце, и вся площадь погрузилась в тень. Тамас снял шляпу и огляделся. Откуда шел этот звук?

Протяжный, похожий на стон, он становился все громче. Тамас уловил какое-то движение, и в тот же момент скрип сменился скрежетом камня о камень.

– Бегите! – проревел фельдмаршал.

Мощная Вороненая башня, тюрьма Железного Короля, накренилась и зашаталась, словно дерево под порывом ветра, а затем тяжело рухнула на площадь. Время словно замедлилось, и Тамас, приоткрыв рот, в непонятном оцепенении наблюдал, как башня падает прямо на него. Лошадь резко рванулась с места, и Тамас увидел перед собой Олема, сжимавшего в руке поводья лошади фельдмаршала.

Тамас оглянулся. От удара башня раскололась на части, и глыбы черного базальта, каждая размером с вола, разлетелись по всей площади. Острие шпиля рухнуло на балкон Гражданского суда и прорезало стену здания.

Тамас вырвал у Олема поводья и попытался развернуть лошадь.

– Таниэль!

Облако пыли окутало его, и фельдмаршал прикрыл лицо руками.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава