home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



49

Внутрь, все внутрь! – закричал Таниэль, выталкивая гостей и помощников Рикарда с балкона в кабинет. – Быстрее!

– Рикард! – послышался испуганный женский голос.

Таниэль обернулся. Премьер-министр Адро завороженно смотрел, как черный шпиль башни стремительно падает прямо на него. Таниэль промчался через весь балкон, схватил Рикарда за плечи, приподнял и вместе с ним нырнул в кабинет через застекленное окно. Они упали на пол среди осколков стекла. Таниэль откатился подальше от окна и поднял голову как раз в тот момент, когда черная глыба врезалась в балкон, на котором они с Рикардом только что стояли. Куски штукатурки разлетелись во все стороны.

Таниэль ощутил волну магии так близко от себя, что у него закололо в затылке. Он оттолкнул Рикарда и вскочил на ноги, выхватывая из ножен шпагу. Возле камина стоял Бо, опираясь на протез и вытянув перед собой руки.

– Таниэль, уходите оттуда! – крикнула ему Нила.

Он огляделся по сторонам, затем посмотрел вверх. Острый конец шпиля разрубил крышу, и огромная черная глыба повисла у него над головой. Таниэль отпихнул в сторону успевшего подняться на ноги Рикарда.

Бо пробормотал что-то и пошевелил пальцами в перчатках. Базальтовая глыба поднялась в воздух и упала посреди площади.

Рикард вырвался из рук Таниэля.

– Там же люди!

– Здесь тоже люди, и я бы не смог долго удерживать этот камень, – ответил Бо.

Рикард, вероятно, решил не спорить с Избранным и подозвал к себе Фель.

– Никто не пострадал?

– Думаю, нет, – донесся из темного облака пыли голос Адамата.

– Скорее вниз, – распорядился Рикард. – Кто-то мог попасть под завал. Милостивый Адом, что это было? Несчастный случай?

Таниэль вышел вслед за Рикардом в коридор, где пыль уже начала оседать. Адамат был бледен, как привидение.

– Нет, это не похоже на несчастный случай, – сказал инспектор. – В Вороненой башне находилась вторая половина Бруде.

Таниэль замер, не закончив шага.

– Фель, найдите мне ружье. Скорее!

Он помчался к лестнице, забыв обо всем остальном. Если Бруде – не важно, какая из его половин, – сейчас там, никто не сможет его остановить. Таниэль сомневался, что у него что-то получится, но он еще не забыл про кровь Кресимира на костяшках своих пальцев. Если он и в самом деле убийца бога, то лишь он один может сделать хоть что-нибудь.

Кто-то налетел на него сзади, вышибив воздух из легких, и Таниэль врезался в стену коридора. Он освободился из объятий, вскочил на ноги и увидел Нилу, сидевшую на корточках рядом с ним. Ее обнаженные руки обвивало синее пламя.

Магическая атака ударила в то место, где только что стоял Таниэль, пробив в полу и потолке отверстия размером с пушечное ядро. Где-то внизу прогремел взрыв, и Таниэль ощутил присутствие сразу нескольких Избранных. Он отполз в сторону на четвереньках и крикнул:

– Назад, в кабинет!

Бо, неловко скорчившись из-за своего протеза, ухватил Таниэля за рукав:

– Возьми ружье и выйди через черный ход. Они не ждут тебя с той стороны. Я отвлеку их.

– Ты уверен?

– Не сомневайся.

Бо похлопал его по плечу, и Таниэль побежал назад по коридору. Он на ходу забрал у Фель штуцер, примкнул штык, проскочил одну за другой две двери и добрался до лестницы для прислуги.

Он слетел вниз, преодолевая целый пролет за один безумный прыжок. Пробежал по короткому коридору, ударом ноги распахнул боковую дверь и выскочил прямо в облако пыли, сквозь которое с трудом пробивался солнечный свет. Таниэль остановился, чтобы дать глазам привыкнуть к полутьме, но новый чудовищный взрыв отбросил его обратно в здание.


– Нила, она там. Та стерва, из-за которой я потерял ногу.

Нила хотела спросить, откуда Бо это взял, но ей хватило и собственных скудных знаний о магии, чтобы во всем разобраться. Избранные находились в самой гостинице, двумя этажами ниже. Их ауры в Ином были приглушены, словно они старались скрыть свое присутствие, но Нила все-таки различила их. И судя по тому, что рассказывал Бо о нравах Королевских советов, с ними пришли не меньше роты бруданских солдат.

– Кто-нибудь охраняет здание суда? – спросила Нила.

– Две роты адроанской пехоты.

– Трое Избранных порвут их в клочья.

– Согласен. Только не трое Избранных, а пятеро.

Нила задумалась о том, кто может им помочь, и у нее все сжалось внутри. Она сама и Бо – это и был весь адроанский совет. А пороховые маги Тамаса заняты сейчас той силой, которая только что обрушила Вороненую башню. Удары сердца гулко отдавались в ушах Нилы. Она сидела, прижимаясь спиной к мраморным перилам, в пяти этажах над землей. Нила вспомнила, как шпиль Вороненой башни вдребезги разнес балкон и едва не расплющил Таниэля, и теперь чувствовала себя так, будто оказалась на улице голой.

– Что нам теперь делать? – прошептала она. – Выйти через черный ход, вслед за Таниэлем?

– Хорошая мысль. Выведите всех отсюда как можно скорее, пока бруданские солдаты не окружили нас. Это моя война.

– Это наша война, – поправила его Нила. – Фель! Выводите всех через черный ход. Очистите весь этаж, если сможете. С этой стороны никто не пройдет.

Секретарь Рикарда кивнула и принялась выгонять людей в коридор.

– Вы точно хотите остаться со мной? – спросил Бо.

– Конечно, глупый вы человек. Теперь я отвечаю за вас. Бездна, кто еще объяснит мне, как стать самой сильной Избранной?

– Это вам не две-три тысячи кезанских пехотинцев. Это Избранные из Королевского совета.

Нила проглотила комок в горле.

– Я понимаю.

– Хорошо. Тогда начнем. – Бо поднялся на ноги, протез зашатался под его весом. – Лоури! Эй, Лоури!

– Борбадор! – донеслось снизу. – Почему ты еще не убежал? Последний удар я готовила для тебя, но потом решила дать тебе шанс. Твой приятель пороховой маг уже мертв?

– Нет, ты промахнулась.

– Какая жалость, – ответила Избранная после небольшой паузы.

– Лоури, какой твой глаз тебе больше нравится?

– Что?

– Просто ответь на вопрос!

– Зачем?

– Я решил сохранить его в бутылке, после того как выпущу тебе кишки.

– Что вы делаете? – зашипела Нила.

– Просто разговариваем, – ответил Бо. – А на что еще это похоже?

– Брось, Борбадор, – снова раздался голос Лоури. – Тебе не так уж и нужна была эта нога.

– Тебе тоже не очень нужен этот глаз.

– Бездна, Бо, что вообще здесь происходит? – удивилась Нила. – Почему они не пытаются убить нас?

– Выбирают удобные позиции. Стоит кому-нибудь выдать себя, и он тут же умрет. Они хотят убедиться, что им самим это не грозит.

Бо оперся локтем о мраморные перила и прикрыл глаза. Его пальцы непрерывно шевелились, выписывая крохотные узоры в воздухе.

– Что вы делаете?

– Устанавливаю кое-какую защиту, – объяснил он. – А заодно пытаюсь определить, где они находятся.

Нила почувствовала, как он вытягивает что-то из Иного. Когда она сама пыталась использовать магию, то просто высвобождала весь поток энергии. А Бо, насколько она поняла, тщательно перебирал каждую струйку магической силы. Нила не смогла определить, какую защиту устанавливает Бо и как он вообще это делает, но поневоле восхитилась быстротой и легкостью его движений.

– Борбадор! – снова заговорила Лоури. – Почему бы тебе не присоединиться к бруданскому совету? Давай вместе убьем этого жалкого министра. Ты тратишь свои силы впустую, Борбадор. Сражаться с богом бесполезно. Зачем мне…

Бо шевельнул пальцами, и внизу раздался ужасающий вопль. Затем снова наступила тишина, и Бо шепнул Ниле:

– А еще я пытался выяснить, где сама Лоури.

– Я так поняла, что ты сказал «нет»! – крикнула бруданская Избранная.

– Проклятье, я ошибся, – проворчал Бо. – Бежим!


Тамас поднялся на ноги, надрывно кашляя и отмахиваясь от висевшей в воздухе пыли. Краем глаза он заметил свою лошадь среди бегущих прочь от места падения башни горожан. Затем ощупал себя, желая убедиться, что ничего не сломал, когда вылетел из седла. Чувствовал он себя сносно, только ужасно гудела голова, а левый локоть ни в какую не хотел сгибаться.

Сколько людей задавила рухнувшая башня? Сколько задохнулись, засыпанные обломками?

Вороненая башня начала крениться много месяцев назад, сразу после землетрясения. Была ли сегодняшняя катастрофа случайной? Он надеялся – он молил небо, чтобы так и оказалось. Но интуиция подсказывала, что крушение подстроил Кларемонте и одним этим дело не ограничится. Сейчас Тамас мог только собрать силы и подготовиться к худшему.

Он достал из кармана платок и сделал из него повязку, прикрывающую рот от пыли.

– Олем! Бездна, Олем, где ты?

– Сэр, с вами все в порядке?

Из-за груды обломков показался Арбор. Генерал поддерживал хромающего солдата, который был вчетверо моложе его.

– Лучше некуда. Сколько людей пострадало?

– Думаю, большинство успело убежать, хотя трудно сказать наверняка. Проклятье, я где-то потерял свои зубы!

– Радуйтесь, что больше ничего не потеряли. Вы не видели Олема?

– Нет.

Внезапно Тамас снова упал. Только что он говорил с Арбором, а через мгновение уже лежал в пыли. В ушах звенело, и он с трудом расслышал собственный крик. Фельдмаршал замотал головой, пытаясь понять, что произошло. Казалось, целый склад боеприпасов взорвался у него под ногами.

Все расплывалось перед глазами, голова гудела так, словно мир превратился в огромный колокол. Тамас заткнул уши и втянул голову в плечи, стараясь поскорее прийти в себя. Затем с большим трудом поднялся.

Генерал Арбор уже стоял рядом. Солдата, которому он помогал идти, раздавила базальтовая глыба. Лицо генерала побагровело, он взял Тамаса под локоть и что-то прокричал, брызгая слюной, но фельдмаршал не расслышал ни слова и показал на свои уши. Арбор понимающе кивнул.

– Сэр, – услышал вдруг Тамас далекий и слабый голос. Рядом с ним откуда-то появился Олем. Телохранитель был с ног до головы покрыт пылью и измазан кровью, но, вероятно, не своей. – Нужно уходить, сэр! На нас напали!

– Кто?

Прежде чем Олем успел ответить, Арбор поднял руку и указал на руины Вороненой башни. Тамас вздрогнул от ослепительной вспышки и попытался, прикрыв глаза рукой, рассмотреть, что там происходит. Свет потускнел и превратился в огненную фигуру, парившую над развалинами башни на высоте в десятки футов. Белые магические молнии вились вокруг нее, одежда женщины истлела от жара вырвавшейся на свободу силы.

Фельдмаршал смотрел на нее, раскрыв рот. Никогда еще он не видел ничего подобного. На такое не были способны ни Адом, ни Жулен, ни весь Королевский совет. Лица женщины Тамас не разглядел, но и так догадывался, кто она такая. Черис, вторая половина Кларемонте, двуликого бога Бруде.

– Постройте солдат! – крикнул Тамас. – Арбор, подготовьте людей к бою. Соберите все, что сможете найти: ружья, артиллерию – все!

– Сэр, нам лучше отступить, – попытался возразить Олем.

– Провались ты в бездну со своим отступлением. Я буду сражаться здесь и умру здесь. Скачи в наш лагерь возле города. Прикажи нашим бригадам атаковать Воздушный дворец. Пусть убивают всех, кто носит бруданский мундир. Но только не связывайтесь с самим Кларемонте!

– Сэр, вы не должны…

– Это приказ, солдат. Иди!

Как только Олем скрылся из виду, Тамас достал пистолет и выстрелил в голову богини. Пуля исчезла в магическом вихре, не причинив никакого вреда. Тамас бросил в рот целый патрон, раскусил его и тут же почувствовал, как разливается по венам мощь порохового транса.

Невозмутимое лицо богини повернулось к нему. Тамас выхватил второй пистолет, прицелился ей в глаз и взвел курок.

Она исчезла в мгновение ока. Не опуская пистолета, фельдмаршал напряженно всматривался туда, где только что стояла богиня.

– Где же она?

– Здесь, – прозвучало прямо у него над ухом.

Тамас обернулся, но слишком медленно. Ее пальцы железными тисками сомкнулись вокруг его шеи. У фельдмаршала перехватило дыхание, он повис в воздухе, глядя прямо в глаза богини.

– Я дала вам шанс. – Ее мягкий, женственный голос звучал так, будто отражался от сводов огромного собора, и к этому эху примешивался также и голос Кларемонте. – Я не хотела этого.

Она подняла Тамаса еще выше. Фельдмаршал вцепился в ее пальцы, но с тем же успехом он мог бы отталкивать от себя руки мраморной статуи. Сила, текущая по его венам, позволила бы Тамасу справиться с десятком крепких мужчин, но против бога она ровным счетом ничего не значила.

Черис трясла его, словно куклу.

– Я не хотела этого, – повторила она. – Все могло быть по-другому. Я привела бы Адро к небывалому величию. Снова объединила бы все Девятиземье, свергла остальных монархов и положила начало эре единства и процветания. Я стерла бы даже память о прежних богах и создала бы идеальное государство, о котором Кресимир не мог даже мечтать. Я могла бы обойтись без кровопролития. Я убедила себя, что люди способны сделать правильный выбор. Что у них хватит мудрости сплотиться вокруг такого человека, как Кларемонте. Но они не сделали этого и заставили меня перейти к решительным мерам. Я все равно объединю Девятиземье, объединю весь мир. Даже если для этого мне придется убить половину его обитателей.

Глаза Тамаса едва не выскочили из орбит, мозг отчаянно молил о глотке свежего воздуха. Силы его постепенно слабели. Пуля ударилась о щеку Черис и, не причинив никакого вреда, отскочила свинцовой лепешкой в плечо Тамаса.

– Упрямый идиот! – воскликнула Черис. – Вы могли бы командовать моими армиями. Как глупо все вышло!

Ее пальцы сжались еще сильней, грозя оторвать голову Тамаса от плеч, словно цветок одуванчика от стебля. Продолжая кричать и вырываться, он краем глаза заметил занесенный для удара приклад.

Черис ничего не видела.

Приклад врезался ей в скулу с такой силой, что разлетелся в щепки. Но Черис лишь слегка дернула головой и с брезгливым видом обернулась к Влоре, выпустив Тамаса. Фельдмаршал успел судорожно глотнуть воздуха, а потом упал на Влору и вместе ней покатился по мостовой.

Он закашлялся. Воздух резал его поврежденное горло как ножом. Влора вскочила на ноги.

– Неужели вам не понятно, как вы ничтожны рядом со мной? – удивилась Черис. – Вы для меня просто игрушки!

На нее тут же бросился со штыком наперевес Андрийя, измазанный с ног до головы кровью и пылью, орущий, словно демон из бездны. Его удар мог бы насквозь пронзить быка, но штык просто согнулся, угодив в живот богине. Черис шевельнула пальцем, и голова Андрийи взорвалась изнутри, залив кровью Тамаса и Влору. Обезглавленное тело пошатнулось и упало, а из шеи все еще била багровая струя.

– Огонь! – проревел генерал Арбор.

Две сотни мушкетов прогрохотали разом, и Черис повернулась к строю адроанских солдат, стоя под пулями с такой невозмутимостью, словно это был всего лишь мелкий дождь. Она вскинула руки, и в ту же секунду Тамас открыл рот, чтобы предупредить Арбора об опасности.


Таниэль мчался к богине со всей скоростью, какую только мог из себя выжать. Черис повернулась к Арбору и его солдатам. Было ясно, что она, не моргнув глазом, уничтожит их точно так же, как Андрийю.

Изо всех сил Таниэль врезал кулаком в подбородок Черис и услышал отчетливый хруст. Богиню развернуло от удара, который, вероятно, уложил бы и слона. Она упала на колени, но через мгновение уже снова была на ногах, глядя на Таниэля с удивлением и яростью.

И тогда он ударил снова.

Голова богини дернулась в сторону. Она подняла руку, и Таниэлю внезапно сдавило виски. Он отбросил руку Черис и засадил ей кулаком в живот. Она согнулась пополам. Таниэль огрел ее локтем по шее, заставив опуститься на колени, и снова замахнулся, готовясь пробить ребра до самого позвоночника.

Но тут же сам получил кулаком в живот. Удар был таким сокрушительным, словно Таниэля протаранил бруданский боевой корабль. На губах у него выступила кровь, он пошатнулся, но все-таки сохранил бы равновесие, если бы Черис не атаковала снова. Таниэля подбросило в воздух; приземлившись в сорока футах от того места, где стоял, он с удивлением понял, что все еще жив. Вскочив на ноги, он хотел было снова броситься на Черис, но теперь уже богиня внимательно следила за каждым его шагом.

Она согнула руку, и Таниэль замер, словно его заковали в кандалы. Он едва мог пошевелить руками, ноги перестали слушаться. Магия обволокла его со всех сторон, сдавливая кости и мышцы. Таниэлю пришлось напрячь все свои силы, чтобы просто сделать шаг вперед.

Пот заливал ему глаза. Что происходит? Даже магия Кресимира была бессильна против заклинания, сотканного Ка-Поэль. Неужели Бруде и в самом деле сильнее своего брата? Неужели защита Ка-Поэль не способна устоять перед могуществом этого бога?

Таниэль сделал еще шаг, и крик боли сорвался с его губ. В глазах потемнело. Магия навалилась на него, словно гора, но он должен был довести дело до конца. Только так он мог спасти Ка-Поэль.

Внезапно богиня оказалась прямо перед ним. Он махнул кулаком, но Черис отпрыгнула в сторону, перехватила его руку и ткнула пальцем в плечо. Таниэль застонал, а она вцепилась ему в лицо и с яростным ревом отшвырнула от себя.

Черис подняла руки и высоко подпрыгнула. Таниэль ожидал, что она обрушится на него, словно пушечное ядро, но богиня зависла над его головой.

– Ваши жизни ничего не значат для меня. Прекратите сопротивление, или я подниму весь этот город в воздух, на высоту в сотни миль, а затем сброшу вниз. Все, кого вы знаете и любите, погибнут, и вы никак не сможете остановить меня. Сдавайтесь!

Таниэль оскалил зубы и взглянул на отца, которого поддерживала Влора.

– Почему же вы до сих пор этого не сделали? – спросил Тамас. – Если мы так ничтожны, почему вы не решаетесь убить нас? Ступайте в бездну.

Богиня рассмеялась и раскинула руки в стороны. Воздух замерцал. Таниэль почувствовал тошноту, тело его сделалось невесомым. Булыжники мостовой начали подниматься. У Таниэля екнуло сердце. С протяжным мучительным стоном задрожала земля под ногами. Испуганно заржали лошади, чьи копыта оторвались от мостовой. Тяжелая пушка приподнялась над площадью на целых шесть футов.

Внезапно богиня рухнула с высоты. Приземлившись на четвереньки, она растерянно смотрела, как оседают на прежнее место камни и пыль. Солдаты тоже попадали на землю, кто со вздохом облегчения, а кто – вскрикнув от боли.

– Что случилось? – изумленно воскликнула Черис.

Из облака пыли появился человек, и богиня обернулась к нему. Таниэль прищурился, пытаясь разглядеть, кто это такой.

– Ты же умер, – сказала богиня.

Высокий полный мужчина с темными волосами напоминал то Черлемунда, то Михали, то обоих сразу. Черты одного и другого переплелись в нем, образовав нечто среднее. Он был одет в белый фартук и поварской цилиндр.

– Ты ошибаешься, – заявил он, уперев руки в бока.


К Адому подошел Тамас, все еще нетвердо стоявший на ногах после нападения Черис.

– Рад, что вы решили больше не прятаться, – хрипло произнес фельдмаршал.

Адом не ответил. Он вскинул голову и посмотрел на Черис. Та усмехнулась в ответ.

– Убирайся, пока я не передумала, – прошипела она. – Я никогда не испытывала к тебе такой симпатии, как моя вторая половина.

– Вы убили всех, – печально сказал Адом. – Я отыскал их. Всех наших братьев и сестер. Нови, Иштари, Делива и остальных. Вы уговорили их вернуться сюда и убили. Прямо у меня под носом. Остались только я и Кресимир. И вы.

– Кресимир не проживет и суток, – фыркнула богиня. – Ты разделишь его участь, если не уйдешь с моей дороги.

Адом помолчал, словно обдумывая ее угрозу, затем обратился к Тамасу:

– Вам нужно спешить.

– Куда?

– Во дворец. Кларемонте, то есть Бруде, собирается убить Кресимира. Вы должны помешать ему.

– А как же…

– Здесь вы ничего не сможете сделать. Только Таниэль способен причинить ей вред, а Ка-Поэль ждет вашей помощи. Если Бруде убьет Кресимира, то проделает с ним ту же ужасную вещь, что и с другими моими братьями и сестрами – и завладеет частью его силы. Помешайте ему.

Тамас развернулся и побежал. Но тут же остановился: стена Гражданского суда внезапно рухнула, засыпав площадь камнями и кусками штукатурки, а в глубине здания вспыхнул магический огонь.

– Влора, проберись внутрь и выведи нового премьер-министра в безопасное место. Таниэль, ты пойдешь со мной. Генерал Арбор, эвакуируйте всех из центра города! Вы остаетесь здесь за старшего.

Добравшись до края площади, фельдмаршал оглянулся на двух богов, по-прежнему стоявших лицом к лицу.

Адом отвязал от лямки фартука поварешку и направил ее на богиню:

– Вон из моего города!


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава