home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Далеко внизу небольшой отряд адроанских солдат прочесывал дно ущелья.

Таниэль следил за ними уже два дня, с тех пор как они отделились от своей роты в каньоне Вериди. Двенадцать человек, одетых в синие мундиры, с ранцами за спиной и ружьями на плечах, осторожно продвигались по ущелью, проверяя каждую оленью тропу и заглядывая в каждую трещину в скале. За день солдаты проходили не больше мили.

Такими темпами они доберутся до убежища Ка-Поэль через двое суток.

Таниэль подавил желание выпрямиться во весь рост и окликнуть их. Ему хотелось сбежать по склону, скользя по осыпающимся камням и размахивая руками, чтобы его скорее заметили. Он уже несколько недель не ел по-человечески и не спал на мягкой постели. Побои, полученные от солдат Кресимира, все еще напоминали о себе болью.

Кожа на руках Таниэля потрескалась, он давно уже перестал чувствовать собственный запах – верный признак того, что человек привык к грязи.

Только одно подозрение заставило Таниэля промолчать: вполне возможно, что эти люди как раз его и разыскивали. Горы на юго-западе Адро труднопроходимы, паутина каньонов и ущелий никуда не ведет. Зачем еще солдатам понадобилось бы забираться сюда? И самое важное: зачем они его ищут?

Сразу у нескольких адроанских военачальников были причины отправить эти две роты на его поиски. Этих солдат мог послать генерал Хиланска, который предал Таниэля, предал Тамаса, предал Адро. Но возможно, это сделал вернувшийся Тамас, тогда они не опасны.

Если так, то, конечно же, нужно их окликнуть. Таниэль остановился в нерешительности. С такого расстояния невозможно было никого узнать. Таниэль выругался себе под нос. Если бы у него осталось хоть немного пороха, он отчетливо увидел бы лица солдат даже за пять миль.

Несколько часов он спускался по склонам ущелья, стараясь не попадаться им на глаза. В сапоги набился песок, икры ныли от напряжения. Наконец, уже в сумерках, он притаился за большим валуном всего в полутора сотнях футов над отрядом. Пот заливал ему глаза. Таниэль снова выругался.

Издали можно было подумать, что у них обычные кремневые ружья с примкнутыми штыками. Но теперь Таниэль хорошо разглядел гладкие цилиндрические стволы и закругленные приклады. Это были не кремневые, а духовые ружья – пуля в них выталкивалась из ствола не пороховыми газами, а сжатым воздухом.

Очень капризное и ненадежное оружие. Им пользуются лишь в одном случае – когда нужно убить порохового мага.

Таниэль дождался темноты, наблюдая, как солдаты разбивают лагерь, а затем отправился назад по крутому склону горы.

По козьей тропе он перевалил через хребет и прошел еще почти милю на восток, до узкой расщелины между двумя большими плоскими валунами.

Ка-Поэль сидела в глубине пещеры, поджав ноги и прислонившись спиной к стене. Ее длинная черная накидка порвалась в нескольких местах, слой пыли скрывал пепельные веснушки, под глазами проступили темные круги. Она устало кивнула Таниэлю.

– Я видел отряд адроанских солдат, вооруженных духовыми ружьями, – сообщил он и опустился на землю рядом с ней, стараясь не смотреть на восковую куклу, которая лежала на земле. – Уверен, что это люди Хилански.

Кости ныли от переутомления, каждый мускул сводило от боли, а руки тряслись, как у пьяницы. Но это был уже прогресс. Несколько дней назад, когда Таниэль только начал выходить из пороховой зависимости, он вообще едва стоял на ногах.

– Они идут по ущелью, скоро доберутся до изгиба и повернут сюда. На это им потребуется не больше двух дней. И я не почуял у них ни унции пороха.

Он выдавил из себя улыбку. Ка-Поэль положила голову ему на плечо, и Таниэль постарался выпрямиться. Он не должен показывать слабость. Это будет нечестно по отношению к ней.

Это ведь она спасла его. Она своим колдовством придала ему силы.

Она держала в узде самого бога с помощью магии, подвластной только ей одной.

Таниэль наконец решился посмотреть на куклу. Он узнал того, кого она изображала, по острому подбородку, золотистым волосам и ужасной черной дыре в том месте, где должен быть глаз. В груди куклы виднелся камень размером с кулак Таниэля, а из головы торчала длинная игла.

Он осторожно высвободил плечо.

– Пора.

Ка-Поэль вопросительно посмотрела на него. Таниэль на мгновение задумался, какой бы у нее был голос, если бы она могла говорить. Он поцеловал ее в лоб и поднялся на ноги.

– Я иду убивать своих соотечественников.


Он карабкался по горам до самой полуночи. Небо было беззвездным, серп луны прятался за облаками. Таниэль напряженно вглядывался в темноту, так что заболели глаза. Он из всех сил старался идти осторожно, чтобы не спугнуть какое-нибудь мелкое животное и не устроить обвал.

У Таниэля не было другого оружия, кроме мушкета со штыком, прихваченного во время сумасшедшего побега из кезанского лагеря. Но без пороха и пуль он годился только для рукопашного боя. Мундир Таниэль оставил в пещере, опасаясь, что серебряные пуговицы могут блеснуть в лунном свете и выдать его, а пряжку на ремне обмотал кусочком кожи.

Он очень жалел, что остался без пороха. Всего одна щепотка обострила бы его чувства, и Таниэль мог бы прекрасно видеть в темноте. Порох притупил бы боль и усталость, придал силы и быстроты, так что схватка с десятком солдат превратилась бы для него…

Ну хорошо, пускай не в легкое дело, но не выходящее за пределы возможного.

Укрывшись за камнями, он наблюдал за своими жертвами.

Адроанские солдаты устроились на ночлег в небольшом углублении у подножия водопада, под отвесной скалой высотой в десять футов. На вершине ее стояла в карауле женщина. Лишь через несколько минут Таниэль разглядел и второго часового, что расположился в тридцати шагах от стоянки ниже по ущелью. Очень удобная для защиты позиция, которую практически невозможно обойти с флангов.

Но Таниэль вовсе не собирался их обходить. Только водопад мог помочь ему приблизиться незаметно.

Плохая видимость осложняла задачу, но Таниэль готовился к нападению целую неделю. Он изучил каждый камень в округе. Это было одно из немногих мест в ущелье, где преследователи могли устроить стоянку, и Таниэль правильно угадал возможное положение часовых.

Синие мундиры трудно было бы различить в темноте, если бы не серебряные пуговицы. Внезапно Таниэля охватили сомнения. Он вырос среди этих людей – может быть, не именно тех, кто сейчас разыскивал его, но их товарищей. Это были его братья и сестры.

Тогда почему же они охотятся за ним? Во всем Адро только Хиланска мог собрать такое количество духовых ружей. Только ему солдаты доверяли настолько, чтобы по его приказу застрелить порохового мага. «Мне уже приходилось убивать адроанских солдат, – напомнил себе Таниэль. – Тех подонков, которых генерал Кеть натравила на Ка-Поэль. И я смогу это сделать еще раз».

Когда он подкрадывался к водопаду, под его ногой посыпался гравий. Караульная вскинула голову и приподняла ствол ружья. Таниэль остановился, затаив дыхание. Прошла вечность, прежде чем она опустила ружье и повернулась на восток, всматриваясь в глубину ущелья.

Таниэль шагнул в поток, и холодная вода хлынула в его дырявые сапоги. Он подкрался ближе к караульной. Оставалось только примкнуть штык к мушкету.

Холодный пот пробежал по его шее. Штык не вставал на место. Таниэль надавил сильнее, но ничего не добился.

Он не поддался панике. С одним противником можно справиться и голыми руками, но без оружия получится не так надежно и ужасно неприятно.

Таниэль бережно опустил мушкет на берег ручья и сделал три шага вперед. Одной рукой он схватил караульную за шею, а другой уперся ей в поясницу, затем сдавил горло, перекрывая воздуху путь к легким, а крови – к голове.

Она сдавленно охнула, ружье с громким плеском упало в воду. Сердце Таниэля замерло, он оглянулся через плечо, проверяя, не услышал ли шум кто-нибудь внизу.

Таниэль медленно считал про себя. Двадцати секунд без воздуха достаточно, чтобы потерять сознание. Через четыре минуты наступит смерть.

Она отчаянно царапалась еще восемь секунд. Убедившись, что тревога не поднялась, Таниэль зажмурил глаза, продолжая считать.

Почему он должен щадить этих людей, охотящихся за ним? Если кто-то из них уцелеет этой ночью, то поднимет на ноги всю роту, оставшуюся в каньоне, и тогда за Таниэлем придут уже две сотни солдат. За ним и за Ка-Поэль.

Через восемнадцать секунд караульная перестала сопротивляться. Таниэль притянул ее ближе, не разжимая захвата. Тамас называл это «объятиями убийцы».

Таниэль почувствовал влагу на щеках.

Он вспомнил, как совсем недавно, в горах далеко на востоке отсюда, он смотрел поверх ствола на своего лучшего друга, приговоренного к смерти только за то, что был Избранным.

Через тридцать секунд Таниэль разжал руки: его гнев оказался не настолько сильным, чтобы довести дело до конца. Обмякшее тело повисло на его руке, и он осторожно уложил караульную на берегу.

Поднеся ладонь к губам женщины, он ощутил легкое дыхание. Затем, проклиная свою слабость, быстро спустился и обошел вокруг стоянки. Кто-то из солдат шевельнулся, и Таниэль замер, но спящий лишь пробормотал что-то невразумительное, повернулся на другой бок и снова затих.

Кровь тревожно билась в висках. Первоначальный план был незамысловат: расправиться с часовыми, а остальных убить спящими. Жестоко, но эффективно. А что ему делать теперь? Утром солдаты проснутся, увидят, что на часовую ночью напали, и поймут, что нашли его. И чего он в результате добьется? Ничего хорошего.

Таниэль потерял осторожность, торопливо подбираясь со спины ко второму часовому. Из-под ноги выскользнул камень и покатился по склону, увлекая за собой другие. Таниэль выругался.

Часовой обернулся с застывшим на губах вопросом.

Таниэль бросился к нему и врезал кулаком в челюсть, а затем толкнул в грудь. Солдат рухнул на землю, но Таниэль подхватил упавшее ружье.

Из-за облаков вышла луна. Он осмотрел лежавшего под ногами солдата. Юное, свежее лицо, на котором воинская служба не успела оставить никаких следов. На вид парню было не больше восемнадцати. Новобранец?

Таниэль провел рукой по его ружью. Длинный гладкий ствол, почти такой же, как у мушкета, со спусковым крючком на месте кремневого замка и с воздушным резервуаром позади приклада. Для любого порохового мага это ужасное оружие, только дороговизна и ненадежность мешали ему получить более широкое распространение в кезанской армии. В Адро Тамас совсем запретил его использовать.

Испортить механизм не представляло большой трудности, но Таниэлю необходимо было оставить предупреждение.

Он поднял руки к небу и посмотрел на луну сквозь пальцы. Вспомнил, как убил тех адроанских солдат-землерылов, как засунул руку в рот тому подонку, который грозился изнасиловать Ка-Поэль, ухватился за зубы и дернул. Вспомнил, как трещали сухожилия, когда он вырывал мерзавцу челюсть.

И все это без помощи пороха, его поддерживала только магия Ка-Поэль и собственная ярость.

Таниэль ухватился за ствол ружья обеими руками и надавил, пытаясь согнуть. Металл неохотно поддался. Мускулы Таниэля противились такому запредельному усилию, но он не успокоился, пока не повернул ствол под прямым углом к прикладу.

Он прокрался на стоянку, нашел холщовый мешок и сложил в него воздушные резервуары всех ружей, затем забрал у солдат все их оружие – ножи, шпаги, а также припасы. Ему и Ка-Поэль этого хватит на месяц.

Солдат Таниэль оставил спокойно спать, положив головы на скатки. Утром – или когда очнутся караульные – они увидят, что их ограбили.

А в центре стоянки, рядом с костром, будут сложены их ружья со стволами, изогнутыми кочергой.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава