home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Нила сидела на вершине холма, где-то на северо-западе от адроанского лагеря. Ее платье намокло от росы. Звезды спрятались за облаками, и Нила, несмотря на тысячи огней в лагере и теплую спину Бо, чувствовала себя затерянной в бескрайней пустыне.

Равнина Южного Адро тянулась до величественного Смоляного леса, что огибал Горелую гряду с запада. К востоку от него лежало Адроанское озеро, а к югу – Адроанские горы, отделявшие страну от Кеза.

Однажды ей рассказали, что так их называют только в Адро, а в Кезе именуют Горами Кресимира. Она потерла ладони друг о друга, чтобы согреться, и задумалась о том, каким именем обозначены эти горы на картах, изготовленных за пределами Адро и Кеза. Близились первые осенние холода, и с деревьев уже начала облетать листва. Вся теплая одежда Нилы лежала в багажном сундуке на крыше кареты, оставшейся в лагере генерала Хилански.

А рядом с каретой валялся труп убийцы с обгоревшим лицом.

– Вы все-таки поможете Адамату найти его сына? – спросила она, но тут же поняла, что не стоило задавать этот вопрос.

Если Бо солгал инспектору, то без колебаний скроет правду и от нее.

Избранный пошевелился у нее за спиной. С помощью магии Бо они без особых приключений выбрались из лагеря, пройдя мимо солдатских палаток и караулов так, словно были невидимыми. С тех пор он почти все время молчал.

– Я сдержу обещание, – ответил Бо после недолгой паузы.

В его голосе слышалось сожаление. Ему явно этого не хотелось.

– А вам не кажется, что не нужно было брать с собой Адамата и Олдрича? – продолжила спрашивать Нила.

Бо фыркнул, но ничего не сказал.

– Так что?

– Конечно кажется. Я ничего толком не узнал и совсем запутался. Несомненно, они помогли нам встретиться с Хиланской, но я только навлек опасность на наших друзей и осложнил себе задачу. Действуя в одиночку, я бы просто пробрался в лагерь, пытками выбил правду из тех, кто ее знает, и вернулся.

Было странно слышать, как Бо сожалеет о том, что навлек опасность на друзей, и тут же не моргнув глазом признается, что готов был пытать ни в чем не повинных людей. На взгляд Нилы, это были взаимоисключающие вещи, и она до сих пор считала Бо добрым человеком. Может быть, она ошибалась, или просто все сложней, чем ей кажется?

Бо махнул рукой, словно отметая ее мысленные возражения:

– Они сейчас в безопасности.

– Почему вы так уверены?

– Сбежавших пленников обычно быстро находят. Если бы Хиланска озаботился этим, поисковые отряды уже должны бы прочесывать окрестности. Возможно, всадники погнались бы и за каретой полковника Этана. Нет, Хиланска решил замести мусор под ковер. Возможно, ему просто не хватает времени и людей, чтобы организовать поиски. – Бо наклонился к Ниле, и ей показалось, будто на его лице мелькнула улыбка. – Возможно, труп убийцы с обгоревшим лицом отбил у них охоту продолжать поиски.

Нила вздрогнула и закашлялась. Ей не хотелось говорить об этом. Бездна, ей не хотелось даже вспоминать. Ощущение обугливающегося под ее руками человеческого черепа еще долго будет преследовать ее во сне.

– Что мы ищем здесь?

– Шпионов.

– Шпионов? – Она поневоле усмехнулась. – Здесь, в кромешной темноте?

– Не смотрите на огни лагеря. Даже с такого расстояния они повредят вашему ночному зрению.

Нила отвернулась, мечтая лишь о том, чтобы заночевать сегодня в тепле. От холода у нее начали стучать зубы, и она подвинулась ближе к Бо.

– Зачем шпионам забираться в такую глушь?

– Чтобы обойти караулы. Там, – качнулась в темноте рука Бо, – лагерь Хилански. А там, на юге, – он показал в другую сторону, – приблизительно в семи милях от нас – лагерь Кеть. За ними – кезанские войска. А вон там, на северо-востоке, – еще один взмах рукой, – наемная армия «Крыльев Адома», сражающаяся за Адро.

– Они держатся на расстоянии, чтобы не вмешиваться в распри нанимателей?

– Именно так. – В голосе Избранного послышалось одобрение. – Теперь из-за всех этих раздоров Хиланска, вероятно, не доверяет даже собственным солдатам. Поэтому шпион не пойдет с юга, а скорее отправится на север, притворяясь посланным в Адопест курьером. За несколько миль от лагеря он свернет с дороги в нашу сторону, чтобы попасть туда, куда его на самом деле отправили, – к кезанцам, адроанцам или наемникам.

– Откуда вам это известно?

– Я вырос на улице, – рассмеялся Бо. – А затем жил в доме фельдмаршала Тамаса. В итоге я получил такое стратегическое образование, каким не может похвастаться большинство Избранных. А теперь хватит вопросов, откройте третий глаз.

Люди, имеющие магические способности, пользуются третьим глазом, чтобы заглянуть в Иное. Он позволяет различать следы магии, а также других людей, обладающих магическими способностями. Это было первое, чему Бо научил Нилу: видеть не только те вещи, что происходят в обычном мире, но и их отражение в Ином.

Нила несколько раз вздохнула и опустила веки, напрягая глазные мышцы. Почти так же, как делаешь, когда прищуриваешь один глаз. Тут же накатила волна тошноты, захотелось сжаться в комок, но Нила пересилила себя, снова открыла глаза и посмотрела в Иное.

Теперь она словно бы глядела на мир сквозь плотную завесу. Даже в темноте смутно различались детали пейзажа, но он напоминал этюд, который художник набросал небрежными мазками пастельных красок.

Девушка повернулась к лагерю, и на мгновение ей почудилось, будто походных костров стало вдвое больше. Это сияли в Ином ауры Одаренных. Весь лагерь казался одним светлым пятном.

– Меня сейчас вырвет, – пожаловалась она.

– Не сдавайтесь, – ободряюще прошептал ей на ухо Бо. – Тошнота со временем пройдет.

– Значит, вот так мы и собираемся искать шпиона в темноте?

– Да.

– Как вы думаете, он будет Избранным или Одаренным?

– Вряд ли Избранным. Скорее, Одаренным, как и большинство шпионов. Их Дар дает им преимущество перед другими людьми. Но даже если это будет обычный человек – никакой разницы.

– Почему?

– Пороховые маги не могут видеть в Ином обычных людей. И Одаренные тоже.

– А Избранные могут?

– Да, но очень смутно. Если ауру Избранного сравнить с костром, то у Одаренного она напоминает фонарь, а у обычного человека – светлячка. Огонек будет таким слабым, что вы можете решить, будто вам просто померещилось.

С непривычки у Нилы начали болеть глаза и закололо в висках.

– Как же тогда я их разгляжу?

– Здесь нужен острый глаз. И постоянные упражнения.

– Если это было упражнение, то мне больше не хочется его повторять.

– Я тоже никогда не любил упражнений, – прошептал ей на ухо Бо, и Нила почувствовала его теплое дыхание. – Но только так можно стать сильнее. Только так можно стать умнее и крепче своих недоброжелателей. А если вы Избранная… все будут пытаться навредить вам.

Нила по-прежнему ощущала слабость. Неужели кто-то способен долго находиться в таком состоянии? От одной мысли об этом ее снова едва не стошнило.

– Помните, как вы ненавидели лорда Ветаса?

На мгновение Нила перестала видеть Иное. Она не нашла в себе сил, чтобы ответить.

– Помните, какой беспомощной вы тогда себя чувствовали? – шептал Бо. – Соберите всю эту ненависть, все возмущение и отбросьте в сторону. Не нужно пережевывать эти ощущения снова и снова – они не принесут ничего, кроме горечи. Отбросьте их и пользуйтесь только для того, что напомнить себе, почему вы больше не хотите быть беспомощной. Превратите свою слабость в силу. Вы станете очень сильной Избранной, Нила. Сильнее всех, кого я знал. Сильнее меня. Но для этого нужно трудиться.

Нила рассмеялась и снова едва не потеряла из виду Иное. Сильнее всех? Сильнее Бо? Это похоже на глупую шутку.

– А насколько вы сильны?

– Достаточно. У меня есть слабые стороны, но я беру хитростью.

– По-моему, это нечестно.

– Ложь и мошенничество – вот и вся честная игра, которая возможна, когда ваша жизнь висит на волоске. А в Королевском совете всегда бывает только так. Когда-нибудь я мог бы стать главой совета. Особенно после того, как раскрыл кое-какие… секреты.

– Что за секреты?

– Магию древних. Например, как завернуться в Иное, чтобы другие Избранные и Одаренные вас не увидели.

– А кто вас этому научил?

– Одна очень старая женщина, – с веселой ноткой в голосе ответил Бо. – Она рассказала мне о многих хитростях, хотя, наверное, не должна была. В конце концов это обернулось против нее. – Он помолчал, а затем продолжил: – Есть еще одна вещь, которую вам нужно знать об Избранных.

– Всего одна?

– Она, скорее… личного характера.

У Нилы замерло сердце. Она знала, что когда-нибудь этот разговор должен состояться.

– Да?

Девушка продолжала смотреть третьим глазом в темноту вокруг адроанского лагеря, пытаясь что-нибудь там разглядеть, и благодарила небо за то, что Бо не видит, как покраснели ее щеки.

– У вас возникнет влечение.

– Какое влечение?

Это был глупый вопрос. Нила прекрасно поняла, что он имел в виду.

– Желание переспать со всеми подряд, – деловым тоном пояснил Бо. – От постоянного контакта с Иным Избранные становятся похожими на оленей в период гона. Все Избранные – и мужчины, и женщины, хотя женщины справляются с этим лучше.

– А если я не захочу?

– Захотите.

– У вас нет воды?

– Вот. – Бо протянул ей флягу. – Закройте третий глаз. Не хватало еще, чтобы вы упали в обморок.

Нила почувствовала, что вся дрожит от усталости. Она закрыла третий глаз и с благодарностью приняла флягу. Утолив жажду, девушка обернулась к Бо:

– У вас было много женщин?

– Всего несколько.

– Я слышала рассказы об Избранных…

ть.

Она обрадовалась смене темы разговора, но лишь на мгновение.

– Пытать?

– Мне нужно знать правду.

– А вы не можете просто применить магию?

– Увы, обстоятельства не позволяют.

– И нет никакой другой возможности?

– Я не очень хороший человек. Как и все Избранные.

Ниле совсем не понравился смысл его слов.

– Я ведь тоже стану Избранной.

– Вы уже ею стали. Несмотря на то что только начали обучение.

– И мне придется делать все эти неприятные вещи, чтобы выжить?

– Вы уже делали. И будете делать впредь.

Она вспомнила липкую кровь на своих пальцах, вспомнила, как череп убийцы плавился под ее рукой, словно нагретый воск.

Она почувствовала легкое, как перышко, прикосновение перчатки к своей щеке, а затем Бо отдернул руку.

Какое-то время они сидели молча, прислушиваясь к завываниям ветра. Где-то неподалеку в темноте гукнула сова. Бо встал, снял сюртук и набросил его на плечи Нилы.

– Мне не холодно, – сказала она.

– Я слышу, как вы стучите зубами.

Бо спустился с холма. Нила различила в темноте его белые перчатки. Наверное, он собирался коснуться Иного. Борясь с тошнотой, она снова открыла третий глаз.

Бо светился в Ином с ошеломляющей яркостью. Избранный развел руки в стороны, и Нила с интересом ждала, что будет дальше. Но он просто стоял, подставив лицо ночному ветру.

– Бо! – шепотом позвала она.

Он снова поднялся на вершину холма.

– Да?

– Я что-то видела. Какое-то движение.

– Где?

– На юго-востоке. Вон там, между холмами. Во всяком случае, мне показалось, что я вижу. Но может быть…

– Нет, – мрачным голосом перебил ее Бо и хрустнул костяшками пальцев. – Я тоже видел. Оставайтесь здесь.

Он пошел в ту сторону, где она заметила тусклый огонек, двигаясь в темноте с такой уверенностью, будто дело происходило днем. Нила беспокойно вздохнула, почувствовав себя совсем одинокой под порывами ночного ветра, и посмотрела на тлеющие огни адроанского лагеря. Ей снова захотелось очутиться в безопасном месте, в теплой постели.

Бо наверняка возразил бы ей, что для Избранных не существует по-настоящему безопасных мест.

Почему он велел ей остаться? Хотел избавить от ужасного зрелища, когда начнет пытать несчастного пленника, или просто решил, что она еще слишком слаба?

Скорее всего, и то и другое сразу.

Но он ведь сам сказал, что Нила уже стала Избранной. И она не может позволить себе слабость, если хочет выжить в этом мире. Вместе с силой магии появятся и надежды окружающих. От нее будут ожидать, что она воспользуется своими способностями – для блага страны или короля или для собственного обогащения. Люди захотят использовать ее. Нила задумалась, сможет ли она справиться со своими страстями. Не только с влечением, о котором говорил Бо, но и с жаждой власти, славы, богатства.

Ее пугало такое будущее. Но что она могла сделать? Убежать в дальние края и надеяться, что никто ее не найдет? Или научиться управлять магией и той властью, которую она дает? Нила не хотела превращаться в могущественное чудовище, но по словам Бо выходило, что у Избранных просто нет выбора. Нила чувствовала, что уже начала бороться с неизбежностью, и от исхода этой борьбы зависит, кем она станет.

А еще она поняла, что и сам Бо ведет такую же изнурительную войну с самим собой.

Нила поднялась с земли. Бо уже забрался на соседний холм. Она опять открыла третий глаз, но на этот раз не смогла уловить движущуюся тень в сиянии Иного. Бо тоже пропал из виду, воспользовавшись той хитростью, о которой недавно рассказывал.

Нила закрыла третий глаз и пошла за ним следом, нащупывая дорогу в темноте.

Она прошагала четверть мили и успела подвернуть лодыжку, прежде чем увидела Бо, сидевшего в высокой траве. Он пристально вглядывался в темноту, словно пещерный лев, выслеживающий добычу.

– Что случилось? – прошептал он, не поворачивая головы.

– Я должна быть рядом с вами.

– Вы уверены? – с сомнением спросил Бо.

– Да.

– Хорошо. Кто бы ни крался там, в темноте, он идет прямо на нас. Не прикасайтесь к Иному – я собираюсь поймать его силой земли и связать силой воздуха, но мою магию не сможет заметить ни один Одаренный. Вы этого пока не умеете, так что ничего не делайте, пока я не схвачу его.

Нила присела на корточки рядом с Бо, ее колени быстро намокли от влажной травы. Судя по тому, куда смотрел Бо, шпион крался по ложбине между двумя холмами. Однако она ничего не видела и просто ждала, когда Бо начнет действовать.

Долго ждать не пришлось. Бо резко вскинул руки, и Нила заметила искру, пробежавшую между его шевелящимися пальцами. В ложбине кто-то испуганно вскрикнул, но крик тут же оборвался. Бо вскочил на ноги:

– Идемте.

Они спустились с холма, и Бо бросился вперед, в темноту.

– Лежи смирно, кому говорят. Тебе не сбежать от меня.

Послышалось приглушенное ворчание, а затем в ложбине вспыхнул свет, словно от ручного фонаря, и Нила увидела Бо, схватившегося с невысоким человеком.

– Это же просто мальчик! – невольно воскликнула она.

Неужели они ошиблись и вместо шпиона поймали другого? Обыкновенного, ни в чем не повинного курьера или, может быть, барабанщика, сбежавшего из лагеря.

Бо неодобрительно посмотрел на Нилу и перевернул мальчишку на спину. Тот лежал на земле, как выброшенная на берег рыба, связанный невидимыми путами. На вид ему было не больше двенадцати. Тонкий нос, длинные каштановые волосы, собранные в узел на затылке. Одет он был в черную куртку, башмаки и гетры такого же цвета.

Бо поднялся и вытянул палец в сторону мальчишки, словно прикалывал муху к земле. Похоже, ему доставляли удовольствие мучения бедняги.

Нила шагнула к Бо.

– Это же просто мальчик, – шепнула она ему на ухо.

– Вижу.

– Вы собираетесь пытать его?

– Если понадобится.

– Когда-то вы сами были таким же мальчиком.

– И мне пришлось многому научиться, чтобы стать взрослым.

Нилу поразила прозвучавшая в его голосе жестокость.

– Позвольте мне сначала поговорить с ним.

Бо, прищурившись, посмотрел на нее, а затем с великодушным видом показал на мальчика:

– Как вам будет угодно.

– Дайте мне запасную пару перчаток.

Нила надела перчатки и опустилась на колени рядом с мальчиком.

– Ты знаешь, что это такое?

Тот испуганно кивнул.

– Тебе ужасно не повезло, ты попал в руки двух Избранных. Если ты правдиво ответишь на наши вопросы, мы тебя отпустим. Если попытаешься обмануть, мы живьем сдерем с тебя кожу, и к утру здесь останется только кучка обугленных костей. Можешь мне поверить, твоих криков никто не услышит. – Она наклонилась к самому лицу мальчика. – И никто не поможет тебе. Ты все понял?

В ответ бедняга лишь беззвучно зашевелил губами.

Нила оглянулась на Бо.

– Что ж, очень жаль, – пробормотал тот и пошевелил пальцем.

– Давай попробуем еще раз, – упрямо сказала Нила. – Ты все понял?

– Да! – задыхаясь от ужаса, прокричал мальчик. – Я понял!

– Хорошо. Как тебя зовут?

– Гнил.

– Не повезло тебе с именем, – громко заметил Бо, и Ниле пришлось крепко сжать губы, чтобы сдержать улыбку.

– Что ты здесь делаешь?

– Я сбежал из своей части.

Гнил не успел договорить, как Бо уже щелкнул пальцами, и мальчишка завизжал от боли.

– Простите, я хотел сказать, что меня послали с сообщением.

Нила старалась сохранять хладнокровие. Возможно, Бо действительно почувствовал ложь или просто решил проверить слова мальчика.

– Для кого?

– Для генерала Хилански.

– Откуда ты его принес?

– Из кезанского лагеря. Утром я должен вернуться назад.

– И что это за сообщение?

– Не знаю! Письмо запечатано. Мне запретили открывать его.

Гнил снова взвизгнул и скорчился от невидимого магического удара.

– Клянусь вам, что это правда!

Нила похлопала по ноге Бо, и мальчик тут же перестал дергаться.

– Где это письмо?

– У меня под рубашкой.

Нила наклонилась и стащила с мальчика куртку, а затем расстегнула рубашку. К белому животу прямо под ребрами был примотан кожаный мешок. Девушка взяла его и передала Бо.

Избранный отошел в сторону, вскрыл письмо и несколько минут молча разглядывал, прежде чем позвать Нилу.

– Проклятье, письмо зашифровано, – сказал Бо. – Оно нам ничем не поможет.

Он обошел вокруг мальчика и внезапно остановился.

– У «Крыльев Адома» должны быть свои шифровальщики. Они воевали в разных странах и знают разные шифры. Их лагерь недалеко отсюда. Если идти всю ночь, к утру доберемся.

Ниле эта идея совсем не понравилась. Она промокла, испачкалась и к тому же подвернула лодыжку. Страшно было даже подумать, как она сможет пройти семь миль в полной темноте.

– А что делать с мальчиком?

– Придется убить.

– Нет!

– У нас нет выбора. Мы не можем его отпустить. Он сразу побежит к Хиланске и расскажет, что мы перехватили письмо. Не волнуйтесь, я быстро управлюсь.

– Кровожадное животное! Я не дам вам этого сделать.

– И как вы собираетесь мне помешать? – с вызовом спросил он.

Нила сжала кулаки и подумала о синем пламени, пляшущем у нее на пальцах. Кого она обманывает? Она не сможет применить магию против Бо. Он просто сдует ее, как пылинку.

– Он ни в чем не виноват. Сначала вам придется убить меня.

Бо с кислым выражением посмотрел сначала на нее, потом на мальчика, словно раздумывая, как проще убрать Нилу с дороги.

– Мы можем взять его с собой в лагерь «Крыльев», – предложила девушка. – Тогда и нам не придется его убивать, и он никому про нас не расскажет.

– Мне не нужна обуза.

– Но вы ведь разрешили мне взять с собой Жакоба.

– Ничего я не разрешал. Мы оставили его в доме Адамата как раз для того, чтобы он не вертелся у нас под ногами.

– Но мы просто отведем мальчика в лагерь «Крыльев». Зачем вам лишняя кровь на руках?

Бо взглянул на свои перчатки и коротко кивнул:

– Хорошо, возьмем его с собой. Но только до лагеря.


предыдущая глава | Кровавая осень | cледующая глава