home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



24

Коралловое царство

Я проснулся утром с совершенно свежей головой. К моему удивлению, я лежал в постели в собственной каюте. Скорее всего, то же самое произошло и с моими спутниками, и не было никакой надежды когда-либо понять, что за таинственная история приключилась на борту «Наутилуса».

Дверь каюты была не заперта, и я прошел по коридору к главному трапу, чтобы подышать воздухом на палубе. Люк также оказался открытым.

Нед Ленд с Конселем уже поджидали меня там. Разумеется, оба ничего не помнили. Уснув вчера сразу после завтрака, они очнулись только сегодня утром в своих постелях.

«Наутилус» был по-прежнему нем и пустынен. Мы шли в открытом море с умеренной скоростью. На борту не чувствовалось никаких перемен.

Напрасно Нед Ленд обшаривал глазами горизонт – там не было ни паруса, ни клочка суши. Дул крепкий западный ветер, и судно мягко переваливалось с волны на волну.

Запасшись кислородом, «Наутилус» опять погрузился метров на пятнадцать. Капитан Немо не показывался. Из команды я видел в тот день одного лишь невозмутимого стюарда, который ловко и безмолвно прислуживал мне за столом.

Около двух часов пополудни в салон, где я приводил в порядок записи, вошел капитан Немо и поприветствовал меня коротким кивком. Я снова взялся за работу, втайне надеясь, что он заговорит о событиях прошедшей ночи, – но напрасно.

Вид у Немо был утомленный. Покрасневшие глаза свидетельствовали о том, что он провел бессонную ночь. На этом волевом лице сейчас, пожалуй, лежала тень глубокого горя. Капитан, казалось, не мог ни на чем сосредоточиться.

Наконец он обратился ко мне.

– Мсье Аронакс, мне известно, что многие ваши коллеги ученые имеют основательное медицинское образование. А вы, случаем, не врач? – спросил он.

Я был захвачен вопросом врасплох.

– Да, – ответил я. – Мне пришлось поработать врачом. Прежде чем стать сотрудником музея, я был ординатором в известной клинике и несколько лет занимался медицинской практикой.

Немо кивнул.

– Господин профессор, – сказал он, – один из моих матросов нуждается в помощи врача. Не могли бы вы осмотреть его?

– Я готов.

– Тогда следуйте за мной.

Мое воображение немедленно связало болезнь матроса с событиями минувшей ночи.

В кормовой части «Наутилуса» капитан Немо отворил дверь в каюту, располагавшуюся рядом с матросским кубриком. На койке лежал в беспамятстве крепкий мужчина лет сорока с энергичным лицом англосакского типа.

Это был, как я и подозревал, не больной, а раненый. Его голова, обмотанная окровавленными бинтами, покоилась на подушках, и когда я снял повязку, мужчина внезапно широко открыл глаза, но не издал ни единого стона.

Рана была ужасна. В черепной коробке, пробитой каким-то тупым предметом, зияло широкое отверстие. Сгустки запекшейся крови, обломки черепных костей, частично поврежденная мозговая ткань – контузия, воспаление и травма мозга одновременно. Дыхание раненого было прерывистым, лицо искажали судороги, что свидетельствовало о параличе двигательных центров.

Я едва нащупал пульс – сердце работало с перебоями. Конечности уже начинали холодеть: этот человек умирал, тут не помог бы и целый полк медиков. Я наложил на рану свежую повязку, оправил изголовье и повернулся к капитану Немо:

– Каким орудием нанесена рана?

– Не имеет значения, – уклонился от ответа капитан. – Каково, по-вашему, его состояние?

Я еще раз взглянул на раненого и произнес:

– Он умрет часа через два. Спасти его невозможно.

Рука капитана Немо сжалась в кулак. Слезы блеснули на глазах. Я представить не мог, что он способен плакать.

– Благодарю, мсье Аронакс, – наконец произнес он. – Вы свободны.

Я оставил капитана у постели умирающего и вернулся к себе, взволнованный этой сценой. Мрачные предчувствия тревожили меня весь день. Ночью я часто просыпался – мне чудилось похоронное пение.

На рассвете я вышел на палубу. Капитан Немо уже находился там.

– Господин профессор, – обратился он ко мне, – не угодно ли вам и вашим товарищам принять участие в подводной прогулке?

– Разумеется, капитан.

– В таком случае идите наденьте скафандры.

И ни слова об умершем!

Отыскав Неда Ленда и Конселя, я передал им предложение капитана. Консель обрадовался, канадец тоже охотно согласился принять участие в вылазке на морское дно.

В половине девятого, облачившись в скафандры, запасшись резервуарами с воздухом и фонарями, мы тронулись в путь. Двойная дверь шлюза распахнулась, и мы в сопровождении двенадцати матросов и с капитаном Немо во главе оказались на глубине десяти метров.

Легкий поначалу уклон дна завершился впадиной глубиной около тридцати метров. Дно Индийского океана резко отличалось от того, что мне довелось видеть в тихоокеанских водах во время первой подводной прогулки. Тут не было ни кораллового песка, ни подводных лугов и лесов. Это было царство сплошных кораллов, окаменевший лес, взращенный природой в глубинах океана!

Фонари были зажжены, и мы двинулись вдоль кораллового образования, которому в будущем предстояло стать барьерным рифом. Вокруг сплетались диковинные известковые «растения», усыпанные белыми шестилучевыми звездочками. Лучи фонарей скользили по ярко-алым ветвям коралловых деревьев, порождая неожиданные световые эффекты. Мимо, касаясь кораллов плавниками, проносились легкие, пестро окрашенные рыбы.

Вскоре коралловая чаща стала еще более густой. Перед нами возникли настоящие известковые чащобы и галереи самой фантастической архитектуры. Капитан Немо первым ступил под их мрачные своды. Дно по-прежнему шло под уклон, и постепенно мы достигли глубины около ста метров, а два часа спустя оказались на глубине трехсот метров.

Вокруг нас простирался дремучий коралловый лес, переплетенный гирляндами изящных плюмарий, а у наших ног цветастым ковром расстилались бесчисленные тубипориды, астреи, меандрины, фунгии и кариофиллеи. Непередаваемое зрелище!

Наконец капитан Немо остановился, и мы вслед за ним. Вскоре матросы выстроились полукругом позади своего начальника. Вглядевшись, я обнаружил ранее не замеченный мною продолговатый предмет, который несли позади нас на плечах четыре матроса.

Мы стояли посреди обширной поляны, окруженной подводным лесом, изваянным из камня. В неверном свете наших фонарей на землю ложились причудливые тени. Вокруг царили глубокая тьма и мертвенная тишина. Лишь иногда, попадая в полосу света, вспыхивали красноватые искорки на изломах кораллов.

Нед Ленд и Консель стояли рядом в ожидании. И вдруг я понял, при каком событии нам доведется присутствовать. Это подсказали мне видневшиеся на поляне невысокие холмики, расположенные в строгом порядке, что изобличало в них создание человеческих рук, и коралловый крест, раскинувший свои окровавленные руки на возвышении в центре.

По знаку капитана Немо один из матросов вышел вперед и, вынув из-за пояса кирку, принялся вырубать яму в каменистом дне в нескольких метрах от креста.

Это место было кладбищем, яма – новой могилой, а предмет, который несли матросы, – телом матроса, умершего ночью! Мы присутствовали при погребении одного из членов команды «Наутилуса» на братском кладбище, находившемся в океане на глубине трехсот метров.

Я испытывал глубокое волнение.

Работа шла медленно, но могила постепенно становилась все длиннее и шире, и вскоре стала достаточно глубокой, чтобы вместить человеческое тело.

Как только это произошло, к могиле приблизились четверо матросов и опустили в нее тело своего товарища, обернутое в белую виссоновую ткань.

Капитан Немо и матросы, сложив руки перед грудью, преклонили колени, мы же склонили головы.

Затем могилу засыпали обломками кораллов и извлеченным из ямы донным грунтом, и над ней образовался невысокий холм. Когда все было кончено, капитан и его товарищи вскинули руки в знак прощания…

И вот похоронная процессия тронулась в обратный путь. Мы снова миновали аркады и галереи подводного леса, коралловые рощицы и кустарники; теперь наш путь неуклонно шел в гору.

Наконец вдали мелькнул свет. Мы шли, ориентируясь на него, словно на огонь маяка, и через час были на борту «Наутилуса».

Сменив одежду, я поднялся на палубу и сел неподалеку от рулевой рубки. Мрачные мысли одолевали меня.

Вскоре из люка появился капитан Немо. Я поднялся ему навстречу.

– Итак, – сказал я, – этот человек умер сегодня ночью?

– Да, мсье Аронакс, – ответил капитан Немо. – Мы вырыли могилу, а полипы замуруют наших ушедших друзей в нерушимую гробницу!

Внезапно он закрыл лицо руками. Овладев собой, капитан проговорил:

– Там, на глубине, кладбище, тише которого нет на свете!

– Ваши мертвые спят там спокойно, капитан. Они недосягаемы даже для акул!

– Да, профессор, – вполголоса сказал капитан Немо. – Ни для акул, ни для людей…


23 Необъяснимая сонливость | 20 000 лье под водой | 1 Индийский океан