home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая. Поединок соплеменников и немного о богах

К вечеру вышли к высокой скале, в которую упиралась долина, оканчивающая глухим тупиком.

– Вы говорили, что через это ущелье, пока оно не стало долиной смерти, ходили караваны? – хмыкнула Таиса. – Куда же они тут ходили? Или как?

Сикры растерянно оглядывались, действительно – мрачное ущелье закончилось тупиком с такими же высохшими мумиями, как на входе. Только было их здесь во много раз больше! Это зрелище заставляло бесстрашных воинов боязливо оглядываться – уж очень жутко выглядело это место. Таису эта внушающая ужас обстановка, казалось, ничуть не смущала, она подъехала к самой скале с большим трудом: мешало обилие тел, да и лошадь упиралась, не желая идти через страшное место.

– Интересно, а их-то сюда сбрасывали ещё живыми, видите, склон достаточно пологий, по нему невозможно забраться, но и упасть нельзя, только кубарем скатиться, – поделилась своими наблюдениями Таиса. Привлекая внимание своих спутников, она пошевелила одну, более свежую, чем остальные, мумию: – Видите? У этого бедолаги перерезаны жилы на руках и на ногах, вероятно, те, кто принёс его в жертву, сделали так, чтоб он не убежал. Хотя по этому склону не выбраться и здоровому человеку, это говорит о чём?

Вопрос Таиса адресовала своим спутникам. Те, бледные как мел, молча, смотрели на неё. Она улыбнулась и покачала головой:

– Зачем же так бояться, луввок уже уничтожен, а там сверху остались только те, кто приносил ему жертвы, думаю, там и есть тот тайный храм последователей Виджунны. Вот туда мы и нанесём визит и посмотрим, что можем сделать, чтоб так развлекаться неповадно было.

– Но как, о солнцели… – начал Нашавати, но натолкнувшись на строгий взгляд Таисы, поправился: – Сахи лейтенант, как же мы сможем выбраться отсюда? Придётся назад возвращаться, а это очень нежелательно! На выходе из ущелья нас караулят параватцы, не думаю, что они так быстро уйдут.

– А вот видите, здесь была тропа, даже не тропа – дорога, но потом её срубили. Скорее всего, по этой дороге и ходили караваны. Судя по следам, рубили камень люди, вероятно, их потом тоже скормили луввоку. – Таиса рассматривала остатки каменной дороги. Видно, приносившие жертвы боялись, что тот, кому предназначались несчастные, может выбраться, совсем не подозревая, что отсутствие дороги для чудовища не помеха. Лувокка в этом ущелье держало запирающее заклинание, Таиса его отлично чувствовала. Заклинание хоть и было очень старым, даже древним, но достаточно сильным. Да и подновлялось оно совсем недавно. Сейчас заклинание было бесполезно, так как сдерживаемый им луввок был уже убит. Но Таиса решила заклинание не разрушать, ведь на это тоже нужны силы. К тому же тот, кто наблюдает за этой долиной смерти, а Таиса была уверена, что делает это он не очень внимательно, будет уверен, что пока существует заклинание, луввок, которого оно держит, находится на месте. Ещё раз тщательно осмотрев скалу, Таиса протянула руку, словно указывая путь, и на месте срубленного каменного выступа старой дороги возник новый. Появившаяся дорога была сделана словно из стекла или тумана, так как её прозрачность менялась, но при этом дорога была хорошо видна. Таиса спешилась и, взяв под уздцы свою лошадь, пошла по призрачной тропе. Лошадка сначала заупрямилась, но после того, как девушка ей что-то сказала, послушно пошла за ней.

– Ну, чего стоите? – Обернулась Таиса к не решающимся ступить на эту зыбкую поверхность сикрам. Те тоже спешились и осторожно пошли за Ишвашаном, в том, что Таиса новое воплощение этого бога, они уже не сомневались. Лошади хоть и испуганно прядали ушами, но шли по призрачной тропе. Подъём занял больше часа, у выхода на остатки каменной дороги было особенно страшно – под ногами ведь была хорошо видимая глубокая пропасть! Казалось, прозрачная дорога может исчезнуть в любую секунду и путники упадут вниз с огромной высоты. Но вот подъём закончился, Таиса вывела отряд на сохранившийся участок древней дороги. Здесь идти было даже опасней, чем по призрачному участку пути – дорога была старая и в некоторых местах разрушилась, превратившись в узкую тропу. Дорога огибала скалу и, выглянув из-за угла, Таиса сделала знак остановиться, поманив к себе Нашавати, указала на необычную, даже для этих мест, постройку:

– Смотрите, шеек Гунит, вот этот храм!

Старая дорога выходила на широкое плато, упиравшееся в странное строение. Это был величественный храм, с половиной крыши и открытый с той стороны, что была обращена к обширному плато. В центре большого зала, на высоком постаменте, лежал невиданный крылатый зверь, злобно смотревший на людей, заполнявших почти всё пространство перед храмом.

– Третье полнолуние, – пошептал Нашавати, – сегодня ночью будет большое жертвоприношение! Эти люди – поклонники Виджунны!

– Похоже на это, – согласилась Таиса и, показав на сооружение у подножия постамента, добавила: – А вон и алтарь. Жертву кладут на тот камень и затем перерезают жилы на руках и ногах, так чтоб несчастный не мог не только ходить, но и ползти. Затем сбрасывают… Вон, видите? Отверстие за алтарём? Скорее всего, это тоннель, выводящий на тот склон в ущелье, что мы видели. Жертва не падает, а как бы съезжает прямо в пасть к голодному луввоку. Вообще-то, у него пасти нет, он свою добычу или жертву высасывает, забирая не только жизненную силу, но и саму сущность. Вы её называете душой.

– Он лишает их самой возможности перерождения! – с ужасом прошептал Нашавати. – Ужасная судьба! Это чудовище обрекает свои жертвы на конечную смерть!

– Луввока уже нет, так что те, кого принесут в жертву сегодня, имеют шанс на перерождение, – хмыкнула Таиса, сикр с ужасом глянул на девушку, спокойно смотревшую на приготовления поклонников Виджунны к кровавому действу, не мог Ишвашан так спокойно за этим наблюдать! А Таиса, словно угадав мысли своего спутника, так же спокойно продолжила, кивнув на воплощение Виджунны: – Хоть здесь собралось много последователей этого крылатого проходимца, но это не все. Даже если мы перебьём их всех и развалим этот храм, то другие отстроят это капище и продолжат свои кровавые развлечения.

– Но что же делать! Мы же не можем это просто так оставить!

– Вообще-то это было самым правильным, – криво усмехнулась Таиса, вступая в схватку с луввоком, она рисковала – если бы его хозяин, чьё скульптурное изображение возвышалось над алтарём, напал сразу после того, как Таиса разделалась с чудовищем, то шанса даже не победить – достойно противостоять у Таисы не было. Но она, кроме луввока, никого не чувствовала. Вообще-то Таиса ничем особенно и не рисковала – она всегда могла сбежать, но при этом пришлось бы бросить своих спутников, а так и пришлось бы поступить, если бы дракон напал. Поэтому, хоть и ничего подобного не произошло, Таиса чувствовала некоторую вину перед доверившимися ей сикрами. Нашавати хотел что-то сказать, но девушка ему этого не дала:

– Но мы этого так и не оставим, к утру этого храма не будет. А ещё надо сделать так, чтоб разбежавшиеся поклонники этого Виджунны-самозванца, из переживших эту ночь, даже не помышляли о восстановлении этого храма и о человеческих жертвах.

Сикр с надеждой посмотрел на Таису, та улыбнулась теперь уже не такой ухмылкой, как прежде:

– Именно это мы и сделаем, но для этого надо выбрать время удара, а это сделать лучше всего в момент жертвоприношения, да спасём мы несчастных, спасём. Не волнуйтесь, шеек Гунит! Спасём, а пока будем ждать и наблюдать.

Наблюдали до полной темноты, сикры менялись, а Таиса смотрела всё время, прикидывая план будущего сражения или, скорее, диверсии. Когда вместе с ней стоял Сумисшвати, Таиса спросила его:

– Шеек Рушид, не скажете ли мне, почему шеек Нашавати так стремится разрушить храм Виджунны и наказать служителей этого бога? Мне показалось, что в этом есть что-то личное.

– Вы совершенно правы, сахи Талиас, семья Нашавати была принесена в жертву Виджунне. Нет, нет, он тогда не был ещё женат. Это были его отец, мать и младшие сёстры. Он тогда как с ума сошёл – убивал всех раскрытых почитателей Виджунны, культ этого бога запрещён и его последователи…

Таиса жестом остановила сикра и кивнула, показывая, что она знает об этом, задав вопрос о самом Нашавати:

– А сейчас он не боится за свою семью? Ведь фанатики таких богов такие же мстительные, как и их боги.

– У шеека Гунита нет семьи, правда, в последнее время он оказывает знаки внимания младшей дочери нашего правителя, возможно, наш князь даст согласие на этот брак. Положение Нашавати и его чин позволяют жениться на красавице Исинали.

Таиса только кивнула, показав, что поняла. Глянув на большие звёзды, усеявшие небо, сказала:

– Пора, позовите шеека Гунита.

Когда Нашавати подошёл, она отвела его и Сумисшвати за угол скалы, так чтоб не видели остальные, и начала инструктировать:

– Вам надо подобраться как можно ближе к жертвенному камню, сделать это вы должны со стороны храма. Используйте свои способности вишуни, да, среди жрецов могут быть и, скорее всего, будут обладающие подобными способностями. Но ожидать нападения с той стороны они не будут. Всё их внимание будет направлено на толпу, а нападать вам надо будет тогда, когда Виджунна заговорит…

– А что он скажет? Ведь он не призовёт своих поклонников прекратить жертвоприношения, он же…

– Это моя задача, покаянное выступление Виджунны я обеспечу, а вы должны будете нейтрализовать жрецов, – при этих словах Нашавати криво усмехнулся, Таиса тоже усмехнулась, она понимала, как сикр будет «нейтрализовывать», затем девушка предупредила: – Только тех, кто будет вам мешать! Ваша главная задача – не устроить резню среди жрецов, а вывести тех, кто предназначен в жертву, понятно?

Сикр кивнул и спросил:

– А вы?

– Я же сказала – Виджунна заговорит. Но скажет совсем не то, что от него хотели бы услышать жрецы, вот этим я и займусь. Ещё раз повторяю – ваша основная задача спасти тех, кого хотят принести в жертву! Мне этим некогда будет заниматься. А теперь вы увидите кое-что. Но об этом вы должны молчать, даже под пыткой молчать, понятно?

Таиса начала раздеваться, она могла этого не делать, но в своём основном облике ей было проще совершить задуманное. Да и то, что эти двое увидят, кто она, уже не имело значения, она и так много показала. Когда Таиса сняла одежду, непонимающие её действий сикры увидели, что перед ними девушка, и в один голос благоговейно произнесли:

– Шави?

Таиса кивнула и поменяла ипостась, ухмыльнувшись зубастой пастью, дракон насмешливо произнёс:

– Рты закройте – муха залетит! Ладно, я пойду потолковать с вашим Виджунной, а вы не потеряйте мою одежду и выдвигайтесь к храму.

Оба сикра опустились на колени, и Нашавати спросил:

– Как вас звать, о шави-сахана?

– Тайша, и выполняйте то, что я вам повелела, – грозно произнесла Тайша, чуть склонив голову и изо всех сил сдерживаясь, чтоб не показать язык. Она могла прыгнуть к статуе Виджунны, или дракона, его изображавшего, и не меняя ипостась, но что-то Таисе там не нравилось, что-то настораживало, поэтому она решила быть максимально готовой к любым неожиданностям, а ипостась дракона намного лучше защищена. Ну а то, что сикры это увидели, уже не играло никакой роли – они и так уже считали её очередным воплощением бога Ишвашана и были близки к поклонению. А если Тайша развалит этот храм и уничтожит культ этого Виджунны, то это только прибавит ей авторитета, но уже как богине или существу, близкому к ней. В восточной части Южного континента или, как её называли местные, Хадараньяни богов было множество, так что одним больше, одним меньше…

Тайша дождалась, когда сикры вышли на исходные позиции, прыгнула к статуе Виджунны и, оставаясь невидимой, зависла рядом. Только подлетев так близко, Тайша поняла, что это такое. Это была иллюзия, очень качественная иллюзия, даже на ощупь не отличимая от настоящего камня. Если бы Тайша, как намеревалась, сразу разрушила бы эту статую и заняла её место с тем, чтоб как бы оживший Виджунна обратиться к своим последователям, то попала бы в ловушку, из которой даже ей выбраться было бы очень трудно, вернее невозможно. Максимально приблизившись к ловушке, Тайша ударила огнём, разрушая иллюзию. Со стороны казалось, что пепельный дракон ломает статую. Но поклонники злого бога при свете множества горящих факелов увидели только, как статуя, изображавшая Виджунну-дракона, стала разваливаться сама по себе. Тайшу увидел другой дракон, увидел так, словно она попала в ловушку и теперь бьётся, стремясь из неё вырваться, пепельная дракона тоже была мастером иллюзий. Серый дракон попался на эту уловку и атаковал её, ударив в спину. Ударил не Тайшу, а не менее реалистичную иллюзию, ею созданную. Удар был так силён, что этот дракон не смог затормозить и сам попал в свою же ловушку, но это была его ловушка и выбраться из неё для него было делом нескольких секунд. Но Тайша ему этих секунд не дала, стремительно ударив точно так же, как до этого пытался ударить её серый дракон. Пепельная дракона сломала ему хребет и добила огнём. Для людей это выглядело так, словно статуя их бога начала разваливаться, а потом на её месте возник огненный вихрь. Из этого вихря появился их бог, но только не серый каменный, а пепельный и живой. Увидев, что сикры у алтаря начали разбираться с жрецами, как быстро ни действовали воины Сикравашти, за драконами они угнаться не могли, Тайша удовлетворённо кивнула и проревела, заставив заколебаться огонь факелов, а людей пригнуться от испуга:

– Вы недостойные мои последователи! Ненужными жертвами вы переполнили чашу моего терпения и я отворачиваюсь от вас! А тех, кто исказил мою волю, покарали мои верные слуги!

Продолжая рычать на пятившуюся толпу, Тайша скосила глаза в сторону замерших сикров и тихо произнесла, при этом не переставая издавать устрашающий рёв:

– Всех сумели освободить?

– Да, о шави-сахана Тайша! – ответил попытавшийся упасть на колени Нашавати, впрочем, все остальные сикры и спасённые ими пленники попытались сделать то же самое. При этом одна из спасённых – молодая девушка – буквально висела на предводителе воинов Сикравашти.

– Стоять! – тихо выдохнула Тайша так, чтоб это слышали только сикры, для остальных она продолжала реветь, даже пыхнула огнём, пройдясь по первым пятящимся рядам людей, пришедших поклониться своему злобному богу. Скосив глаза на несколько лежащих фигур в серых балахонах, дракона прошипела: – Остальные жрецы где?

– О… – снова начал Нашавати, издав особенно громкий рык в сторону пятящейся толпы, Тайша, ещё больше зашипев, произнесла:

– Лейтенант Талиас Ланик! Жрецы где?

Нашавати молча указал в сторону храма, Тайша ткнула лапой в сторону скал:

– Быстро туда, спрячьтесь!

Сикры побежали в том направлении, подталкивая освобождённых пленников, некоторых они несли. А Тайша, скрывая их движение и привлекая внимание толпы к себе, сожгла ещё один ряд приверженцев Виджунны и заревела ещё громче:

– Чаша моего терпения переполнилась! Я покараю нечестивцев вместе с их храмом!

Сделав несколько шагов вперёд, заставляя толпу последователей злого бога, давя друг друга, броситься наутёк, Тайша развернулась и ударила огнём по храму, сдувая его в пропасть вместе со скалой, на которой он стоял. Удар был настолько силён, что пылающие обломки полетели почти горизонтально, исчезая где-то далеко в ущелье.

– Что-то я перестаралась и насчет храма не то сказала, хотя, храм тоже покарать можно, – пробормотала Тайша и, повернувшись к разбегающимся последователям Виджунны, выдохнула струю пламени, прошедшую над самыми их головами. Надо было бы сказать что-то соответствующее моменту, но ничего в голову не приходило. Тайша придала ускорение убегающей толпе, запустив не струю, а веер пламени, и усилила свой голос так, чтоб прогрохотал подобно грому:

– Любой, кто будет осквернять меня своим недостойным поклонением и жертвоприношениями, будет покаран! Страшно покаран! Идите и скажите это остальным, ибо мой гнев… Догонит вас!

Глядя на почитателей, улепётывающих во все лопатки от якобы своего разгневавшегося бога, Тайша хмыкнула:

– Что-то сегодня речи у меня не получаются, заносит куда-то. Хорошо ещё, что я не ляпнула – догонит и покарает, как ваш храм. Ладно, пора с этим балаганом заканчивать.

На этот раз Тайша ударила не огнём, а воздушным кулаком, сбивая с плато тех, кто ещё не успел убежать. Выждав ещё несколько мгновений, Тайша прыгнула к тому месту, где оставила одежду. Свои вещи на прежнем месте Таиса, сменившая ипостась, не нашла. Видно, исполнительные Нашавати и Сумисшвати унесли их с собой. Теперь, наверно, с благоговением сторожили всем своим отрядом, хотя там и должны быть ещё и спасённые пленники. Таиса, когда разорялась на развалинах храма, заметила, что это были девушки. Оглядевшись, Таиса осторожно двинулась вперёд, но за скалой тоже не обнаружила сикров. Таиса вспомнила, что, давая команду им прятаться, она ткнула лапой совсем в другую сторону и послушные её последователи побежали именно туда. Чтоб попасть к тем скалам, где укрылся отряд Нашавати вместе со спасёнными пленниками, надо было перейти пустое пространство, образовавшееся на месте храма Виджунны, вернее, обойти его, так как там зиял огромный провал. Вздохнул уже снова дракон, вздохнул и исчез.


Сумисшвати с беспокойством оглядывался, он и весь отряд сикров выполнил повеление шави-саханы и ушёл в эту сторону от храма, но на той стороне остались лошади и всё снаряжение отряда. Почему их повелительница Тайша приказала уходить именно сюда? В том, что Тайша – это новая, до сих пор неизвестная богиня, уже не сомневался никто. Она не была похожа ни на одно из воплощений известных богов, хотя пути богов неисповедимы и кто знает, какое воплощение им вздумается принять? Тайша приняла вид неотличимый от вида злого Виджунны, но тот был чёрный, а она пепельная, такая же, как волосы сахи лейтенанта. Хотя… Это был не мужчина, это была девушка с пепельными волосами, но она хочет, чтоб к ней обращались как к лейтенанту альбионской армии. Но при этом она девушка… Сумисшвати совсем запутался в своих рассуждениях и растерянно посмотрел на командира, но тому было не до высоких размышлений о возможностях воплощений богов. Он обнимал черноволосую девушку, забыв обо всём на свете, та испуганно прижималась к Нашавати. Остальные освобождённые пленники (а это были девушки) сбились в кучу и испуганно дрожали. Один из сикров, видя, что командиру не до своих командных обязанностей, обратился к его заместителю:

– Лошади и снаряжение остались с той стороны. Что будем делать, шеек?

– Подождёте, пока я искупаюсь, – раздался голос лейтенанта-альбионца из речки. Хотя какого лейтенанта – в речке купалась пепельноволосая девушка. Речка бурным потоком сбегала с одной из близлежащих гор и текла вдоль края плато. Видно, раньше она бежала по тому ущелью, по которому сикры сюда пришли. Но потом строители храма, а может, тот, кто поселил там луввока, повернул речку, заставив её бежать в другую сторону. Сикры и спасённые пленницы уставились на купающуюся девушку. Делала она это с видимым удовольствием, и это несмотря на то, что речка, берущая начало из горного ледника, была не намного теплее его льда.

– О шави-сахана!.. – начал Сумисшвати, прижав руки к сердцу, девушка его оборвала:

– Лейтенант! И альбионец! И попрошу не кланяться. Тем более не падать ниц! Это всех касается!

– Но какой же лейтенант и альбионец… – начала одна из спасенных, речка была прозрачна, а купающаяся совсем не скрывалась.

– Лейтенант, – сварливо повторила купающаяся девушка и не менее сварливо спросила у Сумисшвати: – Вы куда дели мою одежду?

– Мы оставили её во вьюке вашей лошади…

– А лошадь куда дели? Там никого нет!

– О шави-сахан… Сахи лейтенант, мы перед атакой на храм отвели их от дороги в скалы и спрятали там.

– Хорошо, хоть не закопали, – по-прежнему сварливо проговорила Таиса и, вылезая из речки, приказала: – Дайте мне что-нибудь надеть. Куртки хватит, она достаточно длинная, нет штанов не надо, можете любоваться моими ногами. Да не так же активно!

Последнее предложение Таиса выкрикнула, потому что все сикры: и мужчины, и девушки, тоже оказавшиеся жителями Сикравашти, уставились на её ноги. Люди отвели взгляды в сторону, а пепельноволосая девушка покачала головой, вполголоса произнеся:

– Тяжело с вами, простую шутку воспринимаете как руководство к действию. Это вы на меня так реагируете или по жизни такие? Надо было не только куртку попросить, но и сапоги.

Таиса замерла, слушая окрестности. После смены ипостаси, она снова закрылась и сейчас не отличалась от остальных людей. Но намереваясь провести людей к лошадям локальным порталом, так как увидела, где воины их спрятали, решила, что такой переход обнаружат по магическому всплеску, сопровождающему его открытие. Провести такое количество людей – это не самой прыгнуть! Кто-нибудь обладающий магическими умениями обязательно заметит, а такие в этой стране, полной чудес, точно следят, стараясь обнаружить подобные действия. Уже Таиса, а не Тайша на самой грани восприятия обнаружила такого соглядатая, вздохнула и распорядилась:

– Шеек Сумисшвати, распорядитесь привести лошадей сюда. Это займёт некоторое время, но так будет надёжней. Я за это время познакомлюсь со спасёнными девушками, узнаю, как они сюда попали… Вы уже знаете? Тогда пошлите воинов за лошадьми, а сами мне расскажите. И почему шеек Нашавати не выпускает из рук ту девушку, словно боится, что её у него заберут.

– Шави Исинали и её свита были похищены служителями Виджунны, их хотели принести этому кровожадному богу как особенную жертву, ведь шави – дочь князя! – начал рассказывать Сумисшвати, Таиса хмыкнула:

– Вообще-то луввоку всё равно – простой человек или дочь князя.

– Но судьбе было угодно, чтоб вы, сахи лейтенант, пришли сюда и спасли княжну и её приближённых!

– Не только я, но и все вы, ваш отряд выступил в роли доблестных спасателей, – снова хмыкнула Таиса и чуть слышно добавила: – А среди спасателей был и кандидат в мужья. Законы жанра соблюдены, насколько я помню – мелодрама вполне в духе местных традиций.

Сумисшвати не расслышал, но словно подтверждая предположение Таисы, с жаром воскликнул:

– Это событие будет воспето в балладах и показано в представлениях, что дают бродячие комедианты!

– Не пойму я местные традиции – здешние артисты называются комедианты, а показывают, в основном, трагедии. Хотя у этих трагедий всегда счастливый конец, может, в этом и есть комедия?

– Вы хорошо знаете наши… – начал сикр. Таиса остановила его:

– Да, произведения ваших комедийных драматургов добрались и до Альбиона. Теперь пьесы такой тематики составляют чуть ли не половину репертуара всех театров. Но оставим это, меня интересует этот конкретный случай – как вышло, что захватили дочь князя? Неужели её не охраняли?

– Охраняли, сахи лейтенант, но дворцовой охраны оказалось недостаточно – княжна была в загородном дворце, это непостоянная резиденция и там охрана…

– Понятно, разленилась. А может, не имела достаточной подготовки, – кивнула Таиса. Сумисшвати склонил голову в знак правоты его собеседницы.

– Они будут покараны! – вмешался Нашавати, он и княжна подошли к камню, на котором устроилась Таиса, сидевшая поджав колени и обхватив их руками. Княжна заступилась за солдат своего отца:

– Они дрались, как горные львы! Они все полегли, только тогда слуги Виджунны смогли захватить нас! Две мои телохранительницы тоже погибли, а Сишту сумели захватить, только набросив на неё сеть! Жрецы очень обрадовались, что сумели захватить ашулану живьём!

– Ашулану? – подняла брови Таиса.

– Ашуланы – женщины-воительницы, – пояснил Сумисшвати, – они не только обучаются искусству сражаться, они обучаются ещё и вишуни, но это их умение отличается от вишуни мужчин. Для этого подбираются девочки, обладающие даром, отличным от…

– Я поняла, – кивнула Таиса и с интересом посмотрела на девушку, скромнее всех одетую. Её аура очень отличалась от остальных. Настолько, что Таиса сразу выделила её, решив разобраться с этим феноменом позже. А сикр продолжил рассказывать о том, как княжна и её сопровождающие чуть не стали жертвами. Всё оказалось донельзя банально – в охране летнего дворца нашёлся предатель, он и провёл отряд поклонников Виджунны. Нападение было внезапным, князю о нём сообщили слишком поздно, тем более что значительная часть армии Сикравашти ушла к границе Халинара, и перекрыть все дороги было просто некем. И вот сегодня, вернее, вчера – уже светало, княжна и все захваченные должны были быть принесены в жертву. Сумисшвати закончил рассказывать, а Исинали теснее прижалась к Нашавати:

– О Гунит, ты бросил всё и примчался, чтоб меня спасти!

Сикр растерянно посмотрел на Таису, не зная, что ответить девушке. А пепельноволосая девушка переоделась в свою серую, как и у остальных сикров одежду, вежливо наклонила голову, обращаясь к Исинали:

– Конечно, княжна, ваш любимый бросил всё и кинулся вас спасать, меня тоже подрядил на этот поход.

Таиса поняла, что имел в виду Нашавати, когда говорил, что его ждёт бесчестье, в случае неудачи похода. Хоть Гунит и Исинали были неравнодушны друг к другу, более того – они любили друг друга, отец девушки, князь Шатуртарам Лиджаваши, был против этого брака – союза своей любимой дочери и отпрыска пусть когда-то знатного, но угасающего рода. Вот Нашавати и поставил всё на этот поход, в случае успеха он мог бы сделать девушке предложение, а в случае неудачи… Но как давно поняла Таиса, этот отряд сикров ждала гибель, им пожертвовали, назначив командиром стремящегося отличиться Гунита Нашавати. Никто из отряда не должен был выжить и рассказать, какая у него была задача.

– А вы?.. – княжна попыталась заглянуть Таисе в глаза, она видела, с каким почтением относятся к этой пепельноволосой девушке, одетой в мужскую одежду, её жених и остальные сикры. Да и то, что девушка непонятно как оказалась в речке, а остальные безропотно ждали, пока она выкупается, и ничего без её команды не предпринимали, тоже говорило о её непростом положении в отряде.

– Лейтенант флота его величества короля Альбиона Георга Восьмого, Талиас Ланик, – щёлкнув воображаемыми каблуками, по всем правилам представилась Таиса, улыбнувшись, добавила: – Не больше, но и не меньше!

– Вы хотите сказать… – начала Исинали, но Таиса покачала головой:

– Именно! Юноша, недавно получивший воинское звание, но уже умелый боец и хороший стрелок, поэтому я был прикомандирован к отряду шеека Нашавати, посланному для вашего спасения. И как видите, мы успели. Но это целиком заслуга вашего жениха, надеюсь, скоро он станет вашим мужем!

– Вы хотите сказать… – повторил слова своей невесты Нашавати, Таиса точно также его прервала:

– Мне кажется, что это вполне может быть причиной пребывания вашего отряда в этих горах. Важной причиной и она вполне достаточна, чтоб всё объяснить. Понятно?

Нашавати, на мгновение задумавшись, согласно кивнул. Остальные сикры тоже закивали. А Таиса, улыбнувшись, показала на воинов, посланных за лошадьми:

– Им тоже объясните цель нашего похода и давайте двигаться. Я понимаю, что ночь вы не спали, но желательно уйти от этого места подальше.


Отряд сикров заночевал в горах, отъехав на значительное расстояние от того места, где был храм Виджунны. Во время ночёвки Таису не оставляло чувство, что за ней наблюдают, вернее, не за ней, она сейчас была неотличима от своих спутников, следят за всем отрядом. Смотрят очень осторожно, можно сказать, на грани восприятия; конечно, Таиса могла бы обнаружить наблюдателя, но для этого ей пришлось бы раскрыться, а она этого не хотела. Решив не форсировать событий, а предоставить им развиваться как получится, Таиса спокойно ехала в колонне сикров и спасённых ими пленниц. Всех вьючных лошадей пришлось бросить у атакованной параватской крепости, уходить-то пришлось быстро, поэтому спасённые девушки ехали верхом вместе с сикрами, сидя позади воинов. А воительницу Сишту Таиса взяла к себе. Аура этой девушки была смутно знакома, нет, Таиса не видела Сишту раньше, знакома была именно аура. Что-то подобное Таиса видела раньше, теперь она пыталась вспомнить – где и при каких обстоятельствах?

Широкая дорога превратилась в узкую тропу, и всадники вытянулись в длинную колонну. Таиса ехала за Сумисшвати, возглавлявшим отряд. Сишта осторожно держалась за пояс Таисы, сначала она вообще боялась прикоснуться к этому лейтенату-богине. Пришлось на девушку шикнуть, чтоб та перестала проявлять повышенную почтительность, совсем сейчас неуместную.

Неизвестные наблюдатели надоели Таисе, и она решила с ними разобраться, но для этого надо было хоть немного, но приоткрыть ауру. Усмехнувшись, так как нашла способ, как это сделать, не раскрываясь, вернее прикрывшись, пепельноволосая всадница, не оборачиваясь, спросила у своей попутчицы:

– Сишта, ты первая из виденных мною девушек, кто владеет искусством вишуни. Я, правда, пока видела их только в свите Исинали. Скажи мне, для девушек такое умение – редкость? Или в свите принцессы, я правильно назвала титул Исинали, просто ты одна такая? Как я поняла, среди мужчин это довольно часто встречается.

– Да, сахи лейтенант Талиас, – непонятно что подтвердила девушка-воин, тщательно выговаривая то имя, которым богиня приказала себя называть. А богиня, за которую со страхом и благоговением держалась девушка, хмыкнула и попросила:

– Расскажи поподробнее, да не бойся ты! Держись крепче!

– Добрый бог Ишвашан увидел, что люди живут плохо и несчастливо, послал своих сыновей, чтоб они вошли к человеческим женщинам и те зачали от них детей, несущих божественную искру…

– Интересный способ сделать несчастных счастливыми, хотя вполне в духе богов, решивших проявить свою милость, – хмыкнула Таиса, – и как осчастливленные были все жители вашего края? Человеческие женщины, ещё может быть, а вот их мужья? Они-то как были осчастливлены этими действиями божественных отпрысков? Или сыновья Ишвашана гонялись только за незамужними?

– Нет, сахи лейтенант Талиас, осчастливлены были как незамужние, так и пребывавшие в браке. Но не все, только избранные, самые красивые! Все дети этих женщин несли божественную искру и могли ею пользоваться, они творили чудеса, облегчая жизнь остальным. Но это смогли только зачатые от сынов Ишвашана, остальные такого не могли делать. Потому что божественная искра постепенно угасала и становилась всё слабее и слабее… Теперь она осталась у очень немногих, но у мужчин она встречается гораздо чаще, чем у женщин. Но у мужчин она слабее. А злому богу Виджунне обладающие божественным даром были особенно приятны как жертвы!

Таиса снова хмыкнула – луввок ментальный хищник, обладающие магическим даром для него особо лакомая добыча, но сам он был заперт в долине, его подкармливал этот Виджунна. Для чего он это делал? Ведь не для того, чтоб доставить удовольствие луввоку, этот неуправляемый хищник всё равно не оценит подобной заботы. А Сишта продолжала рассказ:

– Увидев, что его усилия не увенчались успехом, добрый Ишвашан опечалился и удалился. Этим воспользовался злой Виджунна…

Таиса ухмыльнулась, скорее всего, добрый бог опечалился, увидев, как разнузданно ведут себя его детки, а может, спрятался, увидев появление дракона. Хотя…

– Постой, постой, – остановила Таиса вдохновенный рассказ Сишты, – вроде Ишвашан победил злого Виджунну, так мне Нашавати рассказывал. А получается, всё было наоборот? Жертвы Виджунне, вернее его зверушке, по-прежнему приносят, даже в большем объёме, чем раньше, это если судить по тому, что я видела в той долине смерти. А добрый бог, победивший злого, спрятался? Что-то здесь не сходится. Ладно, продолжим наш разговор позже, вон Сумисшвати привал объявлять собрался.


Привал сделали у горной речки, в очень живописном месте. Хотя остальные, особенно девушки, пугливо оглядывались, Таиса наслаждалась окружающей дикой красотой. Когда сикр хотел скомандовать – двигаться дальше, она его остановила, предложив в этом месте остаться на ночлег, заверив Сумисшвати, что здесь совершенно безопасно. Сикр согласился: спасённым девушкам, да и воинам, требовался отдых, не говоря уже про лошадей. Лошадки-то сами шли, в то время как люди на них ехали, да не по одному, а кое-где и по двое. Поэтому никто против длительного привала с последующей ночевкой не возражал. Нашавати, не отходивший от своей невесты, командование отрядом полностью передоверил своему заместителю, так что командовал отрядом теперь Сумисшвати. Пока он занимался командирскими хлопотами, неизбежными при таких остановках, Таиса, объявив, что хочет искупаться, поманила за собой Сишту и направилась к протекавшей недалеко речке. Там, с удовольствием немного поплескавшись в ледяной воде, к удивлению Таисы, девушка-воин к ней присоединилась, попросила Сишту продемонстрировать свои способности. Возможности ашуланы были действительно намного больше, чем у мужчин, владеющих вишуни. Если девушку как следует обучить, то она будет где-то на уровне среднего волшебника тех миров, где пользуются магией. Наблюдение за тем, что демонстрировала Сишта, не мешало Таисе, пользуясь магическими возмущениями, скрывшими её действия, отследить местоположение наблюдавших за отрядом. Таиса не обладала таким способностями, как одна из её подруг – девушка с огненно-рыжими волосами, но знания и опыт позволяли пепельноволосой многие вещи делать не хуже, если не лучше. Определившись с расположением подглядывающих, а это было где-то в районе центрального хребта континента, Таиса решила туда прыгнуть. Но только вот девушкой она этого сделать не могла.

– Присмотри за одеждой, – сказал пепельный дракон застывшей девушке-ашулане. Та, упав на колени, с мольбой протянула руки:

– Не бросайте меня, о шави-сахана!..

– Ладно, полетели, – сказал дракон, забрасывая девушку себе на спину и словно оправдываясь, тихо произнёс, обращаясь сам к себе: – А то будет здесь голосить, пока не вернусь. Остальные точно сюда сбегутся и начнут поклоняться, там, правда, кроме одежды ничего нет. Хм, будут бить поклоны моим штанам и рубашке.

Дракон, вопреки своим словам, что полетит, сразу ушёл в межпространство, едва взлетев. Вынырнув оттуда среди диких и величественных гор, опустился у пещеры, и уже пепельноволосая девушка предложила:

– Ну что? Пошли, посмотрим?

– К-куда? – спросила перепуганная Сишта, при этом смущённо пытаясь прикрыться руками.

Только сейчас Таиса обратила внимание, что прихватила девушку, не дав той времени одеться, а то, что она сама обнажена, её нисколько не смущало. Менять ипостаси одежда не то что помешает – просто порвётся на лоскутки.

– Да не переживай ты так, те, кто там спрятались, переживут, – ухмыльнулась Таиса. – И если это те, про кого я думаю, а ты рассказывала, то подобное они уже видели, и неоднократно. Пошли!

Таиса, поманив Сишту за собой, двинулась в пещеру.


Глава первая. Куда может завести высокая политика | Попутный ветер в парусах | Глава третья. Вполне ожидаемые неожиданные встречи и жрица новой богини