home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая. Возвращение и всё с этим связанное

У носовых пушек «Неустрашимого» собрался почти весь офицерский состав команды – ветер был попутным, так как корабль шёл на юг и управлять парусами, нужды не было. Как сказал капитан второго ранга Джавис, так будет до самого Каранска, а уж после него, когда повернут на север, придётся побегать – ветра будут встречные. Ну а пока команда, в том числе и офицеры, пользовалась относительным затишьем, Таиса в который раз рассказывала о своих приключениях в горах загадочной страны Хунду, да и не только в горах. Бой с линкорами Лютеции вызывал не меньше вопросов. Особое любопытство офицеров вызвала поездка капитана Глантэна и лейтенанта Ланика в храм новой богини-дракона. По приезду оттуда капитан приказал в одной из маленьких кают, расположенных под самой палубой, оборудовать нечто вроде, даже не храма, часовенки этой туземной богини. Особые возражения эти действия вызвали лишь у штатного капеллана корабля, падре Иглоссона. Вообще-то альбионцы и так не были особо набожны и чтили Единого постольку поскольку, но тут капитан преступил всякие приличия, открыто отдав предпочтение какой-то местной богине, да ещё имевшей такой жуткий облик. Из храма капитан и лейтенант привезли статуэтку этой страшной богини, хотя почему страшной? Все офицеры совершили паломничество в эту маленькую каюту-храм, именно с целью полюбоваться прекрасно выполненной статуэткой из какого-то пепельного камня и четырьмя прозрачными шарами-светильниками, излучающими мягкий белый свет. Излучающими постоянно и не требующими ни доливки туда масла, ни каких-либо других действий по поддержанию в них белого холодного огня. Джавис даже высказал опасения, что эти постоянно горящие светильники, оставленные без присмотра, могут стать источником пожара, но ощупав их и убедившись, что светильники совершено холодные, сменил своё мнение. Ну а крылатая богиня-зверь понравился всем, причём те, кто видел дракона в верховьях реки Лэмис, как один заявляли о необычайном сходстве того зверя и изображения богини.

– Талиас, а ведь этот зверь на тебя похож! – заявил Лоренс.

– И чем же, Джейк? – с улыбкой поинтересовалась Таиса.

– Цветом волос! – серьёзно ответил гардемарин, товарищ Таисы, та, продолжая улыбаться, покачала головой:

– Как видишь, у этого зверя нет волосяного покрова, у него чешуя. Если бы я был покрыт чешуёй… Да и зубы с когтями… Нет, конечно, сходство есть! Если бы мне такой хвост, то отличить нельзя бы было! – под общий смех закончила Таиса. Капитан второго ранга Джавис, поулыбавшись вместе со всеми, спросил у Глантэна:

– Лимси, ты вот эту часовню серьёзно собрался тут оборудовать? Неужели ты решил поклоняться этой туземной богине? Я слышал о твоём обещании… Но мне кажется, что всерьёз подобное…

– Видишь ли, Эндрю, я дал обещание. А произнесено ли оно было в запале или под влиянием момента… Слово джентльмена, если оно произнесено, должно быть выполнено, потому что это слово джентльмена! Независимо от того, слышал ли его ещё кто-то или нет! Если то, что пообещал, не выполняется, то джентльмен перестаёт быть таковым. Прежде всего, в своих собственных глазах!

Офицеры, слышавшие ответ своего капитана, согласно закивали, только падре Иглоссон неодобрительно поджал губы, но и он не возразил.

Когда «Неустрашимый» сменил курс, повернув на запад, огибая Южный континент, шары в каюте-храме богини-дракона вспыхнули очень ярко. Это событие, о котором им сообщил матрос, заставило офицеров, по привычке собравшихся у носовых пушек, начать высказывать свои предположения. Таиса, не участвовавшая в обсуждении, привлекла внимание остальных, указав на белую дымку, появившуюся впереди:

– Смотрите! Очень мне не нравится это!

– Меняем курс! – закричал капитан Глантэн. – Поворот! Срочно!

Корабль накренился, выполняя поворот, уходя от столкновения с этим необычным, неизвестно как появившимся туманом. А края этого туманного облака, казалось, лежащего на поверхности океана, разошлись, открывая то, что за ним скрывалось. Там тоже был океан, странного зелёного цвета, да и небо было не голубое, а зеленоватое, скорее, нежно-салатовое. Никто из невольных зрителей этого явления не успел высказаться по поводу увиденного, как из зелёного моря в гигантском окне взметнулись чёрные щупальца. Они были такого размера, что удар даже одного из них мог бы перевернуть фрегат, а все они, обхватив корабль, вполне могли утащить его в морские глубины. И словно собираясь именно это сделать, щупальца устремились к кораблю! Люди в ужасе замерли, но едва первая извивающаяся конечность пересекла границу между синей и зелёной водной поверхностью, как загустевшая туманная пелена, словно гигантскими ножницами, отрезала это щупальце и пропала. Гигантский обрубок, фонтанирующий тёмной, почти чёрной кровью, упал рядом с кораблём и, едва не задев «Неустрашимый», задёргался в конвульсиях.

– Что это было?! – выдохнул лейтенант Доугберри.

– Никто не знает, – ответил капитан Глантэн, стараясь сохранить видимость самообладания, но его выдавали дрожащие руки. Впрочем, другие члены команды фрегата пребывали не в лучшем состоянии. Капитан продолжил слегка дрожащим голосом: – Я вижу такое в первый раз, хотя читал рапорты о подобном явлении. Их писали вполне заслуженные капитаны, которых трудно было заподозрить в попытке мистификации. Честно говоря, я не совсем верил, но то, что увидел сейчас…

– Они описывали что-то подобное, – указал на погружающуюся в морскую пучину огромную конечность лейтенант Франо, при этом его рука тоже дрожала.

– Нет, упоминания о таком не было, – покачал головой капитан, – но само это окно хорошо описано. Мало того, вот так погиб один из экспедиционных кораблей адмирала Бальтора, капитан направил его в это окно, стараясь пройти сквозь аномалию, но с ним случилось нечто подобное.

Глантэн, в свою очередь, указал на чёрное пятно крови неизвестного чудовища, оставшееся на поверхности океана, отрезанное или оторванное щупальце уже утонуло. Капитан, вздохнув, продолжил:

– Корабль был раздавлен, никто не спасся. Обломки втянуло туда… В это открывшееся гигантское окно – и оно сразу же пропало, словно ничего и не было!

В наступившей тишине раздался испуганный крик матроса, остававшегося в каюте со статуэткой богини-дракона:

– Они снова ярко светятся! Свечение усиливается!

Капитан среагировал мгновенно:

– Поворот!

Фрегат снова накренился, уходя от внезапно появившегося огромного, светящегося окна, только на этот раз свет был каким-то зловещим, бордовым, да и волнующаяся водная поверхность была цвета крови. Таиса пошатнулась, схватившись за пушку, чтоб не упасть, а корабль медленно поворачивал, явно не успевая уйти от надвигающегося бордового облака. Внезапно гигантское окно стянулось в точку и пропало, Таиса со стоном опустилась на палубу, магический удар, заставивший схлопнуться межмировой портал, отнял у неё все силы. Она ударила по блуждающему переходу, нарушая его устойчивость, так как увидела, что «Неустрашимый» не успевает уклониться от встречи с зоной нестабильности. Девушка могла бы рассказать своим товарищам, что в их мире все временные межмировые переходы не очень устойчивы, а те, что постоянны – трудно проходимы.

Капитан вытер пот. Да и все находящиеся на палубе вздохнули с облегчением, если первый раз в этом непонятном гигантском окне ничего опасного не было, кроме огромного чудовища, чьё оторванное щупальце утонуло, то сейчас всё за зыбкой, колеблющейся гранью излучало угрозу.

– Похоже, нам очень повезло, мы стали свидетелями этого непонятного и неизвестного явления дважды, – хрипло произнёс Джавис и тем же хриплым срывающимся голосом добавил: – Но я не хотел бы увидеть это третий раз!

– Богиня предупредила! Нам повезло, что один из матросов в этот момент решил полюбопытствовать. Первый раз шары тоже светились! Они разгорелись и во второй раз, если бы не это, мы не сменили бы курс и попали… Не знаю, что это было. Но мне туда не хочется! – хрипло высказался капитан.

– Лимси, я думаю, что надо там поставить постоянный пост, – произнёс помощник капитана, – по крайней мере, пока мы не выйдем из этих вод.

– Ты прав, Эндрю, так и поступим, – ответил Глантэн и задумчиво посмотрел на спокойное море и на Таису, сидевшую прислонившись к лафету пушки, добавил: – Именно так и поступим, я не знаю как, но нас предупредили об опасности, надеюсь, эта богиня и впредь не оставит нас своими милостями.

Таиса чуточку улыбнулась, конечно, пока она на «Неустрашимом», богиня предупредит его команду о подобной опасности. Ведь это не магические светильники почувствовали опасность, а она. Почувствовала и заставила светильники увеличить свою яркость! Но и того, что откроются сразу два портала один за другим, Таиса не ожидала. Если первый был блуждающей аномалией, то второй кто-то пытался открыть и открывал очень настойчиво, Таиса ударила изо всей силы, стараясь не позволить это сделать. Теперь же, немного успокоившись, она поняла, что этого можно было и не делать – открывавшийся портал был настолько неустойчив, что схлопнулся бы, если этот кто-то, открывающий проход, попытался через него пройти. Но сама-то она прошла сюда в этот мир, не встретив никакого сопротивления! Мало того, она уже дважды без помех уходила из этого мира и возвращалась! Оба раза создавая порталы, хоть и не сравнимые с теми, что только что видела команда «Неустрашимого», но одинаковые с ними по своей природе, но при этом Таиса не чувствовала никакого сопротивления.

– Что, Талиас, страшно? В море всякое бывает, тем более в малоизученных районах, а мы сейчас находимся именно в таком. Не передумали становиться морским офицером? – Джавис испугался, как и остальные члены команды, но изо всех сил старался, чтоб это не было заметно, и теперь с улыбкой смотрел на сидящую у пушки Таису, вернее, пытался это делать, так как улыбка у помощника капитана была уж очень кривая.

– Я уже морской офицер, – ответила Таиса, поднимаясь, – так что мне не может быть страшно. Просто немного удручает, что ничего сделать нельзя…

– Да, Талиас, тут ваши пушки бессильны, хотя… Вы могли бы попытаться подстрелить то чудовище со щупальцами, – подал голос лейтенант Доугберри, он хоть и был таким же бледным, как остальные, но как и помощник капитана старался не показывать вида, что испугался.

– Вряд ли Ланик смог бы как-то навредить тому морскому зверю, даже если бы накрыл его бортовым залпом, вы же, Доугберри, видели, что щупальце было больше «Неустрашимого», своими конвульсиями оно бы могло перевернуть наш корабль! – покачал головой капитан Глантэн.

– Но всё же, интересно, что это было? – спросил Лоренс. Его вопрос остался без ответа, Таиса, конечно, могла бы рассказать об этом явлении, но не стала этого делать.


Лорд Солсбэр-младший стоял и рассматривал статуэтку пепельной богини-дракона. Он возвращался в Альбион на «Неустрашимом». Харни Солсбэр так и не вступил в должность генерал-губернатора новой колонии Лэмистэра, его отозвали в распоряжение министра, чиновники в Каранске поговаривали, что Солсбэр-младший займёт должность товарища министра. Воспользовавшись тем, что «Неустрашимый» возвращался на родину, лорд Солсбэр-младший выбрал именно его в качестве транспортного средства, хотя фрегат на этот раз шёл не один, а в составе мощного конвоя.

– Вы знаете, Талиас, – задумчиво произнёс Харни Солсбэр, – эта богиня похожа как две капли воды на того зверя, кажется, его называют – дракон, что похитил туземного вождя в верховьях Лэмиса.

– Не знаю, не видел, о том драконе я знаю только из вашего рассказа, – ответила Таиса.

– Но вы видели дракона в Хунду! Видели не только во время боя с флотом Лютеции!

– Как раз тогда дракона не было, – усмехнулась Таиса, – он появился раньше, а ещё я его видел в Сикрашате, вам об этом должны были сообщить, и тот дракон был бронзовый, а не пепельный, как рассказывали вы, да и размером, насколько я уяснил из вашего рассказа, дракон с берегов Лэмиса был гораздо меньше.

– Но этот дракон пепельный! – воскликнул Солсбэр.

– Видите ли, Харни, – как можно более мягче сказала Таиса, – цвет камня, из которого изготовили эту статуэтку, ещё ни о чём не говорит. И как я понял, вы считаете, что это один и тот же дракон. Должен вам сказать, что если подобное допустить, то этот дракон меняет цвет и размеры… Хотя если он, вернее она – богиня, то это вполне возможно. Тем более что перелететь через горы, разделяющие Южный континент на западную и восточную части, этому крылатому существу не представит труда.

– Вы назвали, – Солсбэр указал на статуэтку, – не зверем, а существом, почему?

– Можно назвать ещё драконом, как её называют жители Сикравашти, – усмехнулась Таиса, – называть зверем существо, которое разговаривает, и которому поклоняются как богине… Согласитесь, Харни, это как-то не очень корректно. Богиня может обидеться.

– А вы? Как вы считаете? Это существо – богиня? – так же быстро, как задавал предыдущие вопросы, спросил лорд Солсбэр-младший.

– Я бы не стал утверждать это, – снова усмехнулась Таиса и показала на светящиеся шары, – но некоторые факты говорят сами за себя. Эти светильники горят уже больше месяца, светильник, заправляемый маслом или другой горючей жидкостью, так долго давать столь яркий свет не может, хотя… Я слышал, что в Хунду существуют светильники, заполненные морской водой, и там светятся мелкие организмы или водоросли, но они дают не такой яркий свет. Но даже если бы эти шары были наполнены светящимися водорослями или какой-то мелкой живностью, то за такой срок… Сами понимаете – замкнутое пространство, отсутствие пищи и кислорода, если бы там были живые существа, то они давно погибли бы. Ну и то, что свечение усиливалось при приближении к тем аномалиям, тоже говорит о необычном происхождении этих шариков. Вы же читали доклад капитана Глантэна?

Лорд ничего не ответил, только покивал, а Таиса, склонив голову, произнесла:

– Как мне ни приятно ваше общество, но я вынужден вас покинуть – на траверзе Карберийские халифаты, мы хоть и идём в составе конвоя, но пушки надо держать в готовности.

Таиса ушла, а Харни Солсбэр, задумчиво посмотрев ей вслед, снова начал внимательно рассматривать светящиеся шары и статуэтку дракона. Матрос, по приказу капитана Глантэна нёсший вахту в этой каюте, невозмутимо наблюдал за пассажиром «Неустрашимого».


Плавание прошло без происшествий, и в полдень одного из осенних дней прибыли в Норлум. Таможенные и другие процедуры заняли остаток дня, и в гостиницу, или как её называли – пансион матушки Гретты, Таиса и Лоренс прибыли ближе к полуночи, разбудив постояльцев, тех, кто спал, визгом Поли. Девушка повисла на шее у Таисы, хотя ей, чтоб проделать подобное, пришлось хорошенько постараться – её хозяйка была ниже и гораздо миниатюрней.

– Вот я всегда удивляюсь, что вы в друг друге нашли? – спросил, зевая, один из слушателей академии, вышедший на шум. Другой с удивлением рассматривал нашивки Таисы:

– Талиас, вы что, уже лейтенант? Нам же присвоили звание только уорент-офицера! Мичмана дадут только после окончания академии! Кстати, нарочный принёс сообщение из академии, через четыре дня большой сбор, видно ждали вас, остальные вернулись более месяца назад.

Поли обнимала Таису, но при этом многозначительно поглядывала на Джейка Лоренса. Таиса заметила это стреляние глазками, и когда они остались наедине, усмехнувшись, так что у Поли побежали мурашки по спине, сказала:

– В общем я не возражаю. Но если Джейк узнает, кто я такая, а вопросы у него возникнут, то мне придётся сделать то, о чём я тебя предупреждала. Понимаешь? Хотя ты можешь якобы сбежать от меня к нему… Но помни, что я тебе сказала.

Ночью Поли тихонько встала и вышла из комнаты, Таиса, усмехнувшись, покачала головой – Джейк упрекал своего товарища, что тот не собирается жениться на простой девушке, так как это поломает карьеру морского офицера, но неужели он сам решил испортить себе будущее или, несмотря на собственные упрёки Таисе, обманывает Поли. Решив завтра поговорить с Лоренсом на эту тему, Таиса уснула. На следующий день Лоренс первый подошёл к Таисе.

– Таль, я хочу тебе сказать… Признаться… – начал юноша, смущаясь, Таиса его прервала:

– Я знаю, что Поли сегодня ночью была у тебя. Не хочу тебя ни в чём обвинять, но мне её судьба не безразлична. И я хочу тебе напомнить то, что ты мне сказал в начале плавания, если у тебя с ней серьёзно, то ты можешь забыть о том, чтоб стать морским офицером. Ты понимаешь, что тебя не выгонят, но карьеры ты не сделаешь, так мичманом и останешься. В дальнее плавание тебя не выпустят, в лучшем случае – акватория порта или младший клерк в адмиралтействе. Если же ты хочешь обмануть девушку…

– Поли ещё девушка! Девственница! – выпалил Лоренс. – Как такое может быть?

– Вопрос очень интересный, – усмехнулась Таиса. – Как Поли стала девушкой? Ну, наверное, родилась девочкой. Сам понимаешь, если бы она родилась мальчиком…

– Таль, перестань, ты прекрасно понял, о чём я…

– Джейк, если ты помнишь, в том приличном заведении, откуда я забрал Поли, с меня запросили дополнительную плату, именно за это её качество. Так что в этом нет ничего удивительного…

– Таль! И ты ни разу… – начал Лоренс, глаза его округлились, и он с жалостью посмотрел на Таису, а она вздохнула и строго взглянула на своего товарища:

– Только вот этого не надо, не надо меня так активно жалеть. Когда-нибудь ты узнаешь почему. А сейчас ответь мне на мой вопрос.

– Я решил жениться на Поли, я её люблю! Не буду морским офицером, ну и пусть! Я не бедный человек, а то, что Поли из простых, так моей знатности хватит на двоих, имя герцогов Лоренсов, одним из первых записано в золотую книгу дворянских фамилий Альбиона! В общем, я решил – завтра подаю рапорт! Я думал, что она любит тебя, это меня останавливало. Но сегодня ночью Поли мне рассказала о себе, ты много для неё сделал, она очень благодарна тебе, и мне кажется, что она относится к тебе… Как к старшему брату, что ли, в общем, я женюсь на ней!

– Когда? – деловито поинтересовалась Таиса.

– Как только улажу свои дела в академии, женюсь и уеду к себе в замок! И Поли увезу! – пылко ответил Лоренс.

– Хорошо, я верю твоему слову, но если обидишь Поли…

– Никогда! – так же пылко заявил юноша и добавил: – Ты действительно заботишься о ней, как старший брат!

Таиса только усмехнулась.


В большом зале морской академии стояли три шеренги слушателей, если в первой шеренге были гардемарины, только вернувшиеся из первого учебного плавания. То в третьей стояли уже почти морские офицеры, как раз сегодня должны были торжественно зачитать королевский указ о присвоении им званий. Таиса стояла во второй шеренге, её сокурсники, все уже не просто гардемарины, а уорент-офицеры, с удивлением смотрели на её лейтенантские нашивки, да и не только они, старшекурсники тоже. Лоренс не рассказывал о том, как и почему Таиса носит эти нашивки, а остальные пребывали в недоумении – ведь даже после окончания академии присваивают звание мичмана, никак не лейтенанта, а тут второкурсник – и лейтенант. Но с другой стороны, никто из гардемаринов не посмел бы надеть знаки различия лейтенанта просто так. Вперёд вышел адмирал Вудберри и, откашлявшись, зачитал список гардемаринов, окончивших академию и получивших первое офицерское звание, затем последовали фамилии слушателей, переведенных на второй курс, Таисы и Лоренса в этом списке не было. Это вызвало удивление, ведь все знали, что они ходили в практическое плавание на одном корабле. А Вудберри зачитал рапорт Лоренса и приказ о его отчислении из академии, теперь все смотрели на Таису, гадая, что же произошло. Лоренса – отчислили, а Таиса – почему-то с лейтенантскими нашивками! А начальник Морской академии, сделав многозначительную паузу, торжественно произнёс:

– Особо хочется отметить нашего слушателя – Талиаса Ланик, за участие в боевых действиях он награждён орденом «Белого орла», ему также выдан патент лейтенанта вице-королём Южного континента.

– Колониальный лейтенант, – вполголоса, презрительно сказал гардемарин, вернее, уже мичман Саторн. Патент лейтенанта выдавался вице-королём обычно отличившимся нижним чинам и был вершиной их карьеры. Понятно, что офицеры из дворянства относились к таким лейтенантам с плохо скрываемым презрением. Таиса услышала это замечание и, улыбаясь, кивнула Саторну. Она не сомневалась, что Солсбэр-младший постарается сделать её патент полноценным, да он и сам об этом говорил во время плавания к Альбиону. Словно подтверждая, адмирал Вудберри ещё более торжественно провозгласил:

– Указом нашего короля Георга Восьмого звание эсквайра Талиаса Ланик подтверждено, а поскольку экзамен за первый курс им сдан на отлично, преподавательский совет академии счёл возможным разрешить Талиасу Ланик приступить к несению службы! После сдачи выпускного экзамена он направляется на фрегат «Неустрашимый» артиллерийским офицером. Поздравляю вас, лейтенант! Кстати, почему вы не надели орден? Награды надо носить!

– Я посчитал, что это будет нескромным! – ответила вытянувшаяся Таиса и, приложив руку к форменной треуголке, добавила: – Во славу Альбиона!

– Во славу короля! – ответил Вудберри, пожимая руку Таисе.

Когда была дана команда «разойтись», гардемарины обступили Таису, поздравляя её и просто требуя, чтоб она рассказала о том, за что ей дали лейтенантский патент.

– Джентльмены, завтра я приглашаю вас всех в ресторан «Морской конёк». Думаю, что там и рассказ будет более полным! – произнесла Таиса под смех своих товарищей и одобрительные выкрики. Таиса могла сделать такой широкий жест, так как нарочный принёс ей вчера довольно большую сумму денег – премиальные за операцию, проведенную в Хунду, и письмо от Солсбэра-младшего с извинениями за то, что ввиду секретности ей не могут дать орден, поэтому выплачивают только денежную премию. Вообще-то, такая премия полагалась к каждому ордену, так что за «Белого орла» Таиса получила тоже весьма приличную сумму.


Вернувшись в гостиницу друзья застали перепуганную Гретту и плачущую Поли. Долго выяснять, что произошло, не пришлось. Гретта рассказала, что к ней наведались какие-то люди и потребовали плату за охрану её гостиницы. Раньше о таком в её районе и не слышали, здесь было довольно тихое место и случаев подобного вымогательства не было. Джейк был возмущён ещё тем, что требуемую сумму главарь бандитов приказал Поли принести в таверну «Кривая ложка» и отдать там ему, видно, решив не только забрать деньги, а ещё и поразвлечься с девушкой.

– Он сказал, что если ему понравится, то, может, он меня отпустит, – захлёбываясь плачем, говорила девушка, – этот Хрипатый, как его называли остальные, очень страшный и злой!

– А если Поли не принесёт сегодня вечером деньги, то завтра ночью они придут и нам не поздоровится! – Гретта была близка к тому, чтоб зарыдать как Поли, ведь бандиты грозились сжечь её гостиницу! Джейк заявил, что он не позволит обидеть Поли и Гретту, к нему присоединились и остальные постояльцы, не видевшие визита бандитов, но полные решимости защитить от них свой пансионат и его хозяйку, на что та ответила:

– Их много и они могут поджечь мою гостиницу.

– Это всё выглядит очень странно, – в раздумье произнесла Таиса, единственная, кто остался спокойным, не рвущимся в бой немедленно. На неё с удивлением глянули как Гретта, так и её постояльцы, а девушка в мундире с лейтенантскими нашивками пояснила:

– Бандиты, а скорее всего, это именно бандиты, а не простые вымогатели, сегодня ночью не придут, а завтра… Там будет видно.

– Таль, а почему ты решил, что это бандиты? – поинтересовался Лоренс, Таиса ответила:

– Слишком нагло и самоуверенно действуют, не понимая, с кем связались. Вымогатели постарались бы всё выяснить об объекте, на который собираются наехать.

– Как наехать? Они, что, хотят ещё и наехать на нас? – ещё сильнее заплакала Поли.

– Это так говорят про тех, кто хочет кого-то обидеть, в данном случае – заняться вымогательством, – Таиса погладила девушку по голове, стараясь ту успокоить. Потом передала плачущую Поли Джейку и продолжила объяснения: – Здесь живут не простые постояльцы, а гардемарины, будущие морские офицеры, и пусть нас всего семь, мы можем за себя постоять, а следовательно, защитить гостиницу и её хозяйку. Кроме того, такое нападение не останется без последствий, академия, адмиралтейство, обратятся в полицию, потребуя разобраться с данным происшествием. Да и нам на помощь, в смысле для охраны, могут выделить подразделение морской пехоты. Думаю, здесь не простое вымогательство и не бандитский наезд.

– А что? – задал вопрос Лоренс.

– Мне кажется, что дело в тебе, Джейк, – ответила Таиса и пояснила: – Деньги требуют с Гретты, но хотят, чтоб принесла Поли. А твои намерения, Джейк, уже не секрет, ты об этом только и рассказываешь. Ты бросишься защищать свою будущую жену и побежишь в эту таверну сам, не так ли? Ведь именно это, ты хотел сделать? Мишень не гостиница и не Поли, а герцог Лоренс, мне так кажется.

Лоренс кивнул, прижимая к себе всхлипывающую Поли, и спросил:

– Так что же нам делать?

– Готовиться к обороне, мы предупреждены и знаем, что эти бандиты будут делать.

– Может, действительно обратиться за помощью в академию? – спросил у Таисы один из гардемаринов, та отрицательно покачала головой:

– Не стоит, а если бандиты не нападут, получится, что мы подняли ложную тревогу. Доказательств, кроме слов Гретты и Поли, у нас нет, мы им верим, а остальные? К тому же я уверен, что эта ночь пройдёт спокойно.

– А прочие? – спросил тот же гардемарин, что предлагал обратиться за помощью в морскую академию.

– Там будет видно, – повторила Таиса ранее сказанные слова, поднимаясь к себе в комнаты, поманив за собой Поли.

– Я думаю, что нам надо быть готовыми к ночному нападению, – высказался один из гардемаринов и, посмотрев вслед скрывшимся за дверью Таисой и Поли, спросил у Лоренса:

– Джейк, а вы не ревнуете? Поли без пяти минут ваша жена, а ушла с Талиасом.

– Нет, более того я уверен, что Таль сумеет её защитить. Вы же знаете, как он фехтует. А ещё я думаю, что он что-то придумал.

Поднявшись в свою комнату, Таиса послала Поли к Гретте за краской для волос, а сама забралась в ванну. Там всегда была вода, на случай если ей захочется принять водные процедуры. Вода была холодная, для подогрева требовалось разжечь небольшой очаг под фарфоровой ёмкостью, Таиса не стала этого делать, холодная вода её не смущала. Вернувшаяся Поли застала Таису, втирающую в кожу какую-то мазь, делающую её очень смуглой. Затем Таиса перекрасила свои пепельные волосы в чёрный цвет, надела скромное платье, взяла плащ из грубой ткани и вышла в окно.

Не выдержавшие ожидания неизвестно чего, гардемарины поднялись к Таисе, решив поинтересоваться, что же такое придумал их товарищ, раз он такой спокойный. Открывшая дверь Поли отсутствие Таисы пояснила тем, что та вышла погулять.

– Как погулять? Сейчас?! – удивился один из гардемаринов. – Он же не спускался, а другого выхода из этих комнат нет!

Поли указала на окно:

– Таль вышел туда.

– В окно?!

– Да, – спокойно ответила Поли. Гардемарины отметили, что девушка абсолютно спокойна и уже не волнуется. А та добавила: – Таль любит гулять ночью по крышам.

– Голым?! – ещё больше удивился один из вошедших в комнату, указывая на мундир, висевший на вешалке.

– Нет, он переоделся в другую одежду, более удобную, – пояснила Поли, а Лоренс обратил внимание на то, что абордажных сабель Таисы не было на привычном месте, их вообще в комнате не было! Джейк вспомнил ночной бой у форта Лэмис, как его друг один сдерживал толпу дикарей, штурмовавших корабль, и без слов привлёк Поли к себе, девушка прижалась к своему жениху и почему-то всхлипнула, а тот тихо спросил:

– Он ушёл туда один? Чтоб защитить тебя и уберечь от риска меня, так?

Поли не ответила, только теснее прижалась к Джейку и снова, не в силах сдержаться, всхлипнула.


В помещении с низким потолком, куда вошла Таиса, висел густой табачный дым, запах алкоголя, давно немытых тел и чего-то кислого и противного. На вошедшую девушку, скрывавшую свою фигурку под большим плащом из толстой ткани, мало кто обратил внимание. Подойдя к грязной стойке, девушка откинула капюшон и спросила у стоящего там небритого типа:

– Где Хрипатый?

– А ты, цыпочка, ничего, я бы с тобой покувырался, – ответил небритый, но видно не то, что хотела услышать поморщившаяся девушка. Она снова спросила:

– Где Хрипатый?

– Зачем он тебе, – ухмыльнулся небритый, демонстрируя гнилые зубы, – я могу его заменить и не только его, особенно в постели с такой красоткой!

– Должок за ним. Ну, если его нет, то начнём с пытающихся его заменить, – вздохнула девушка и, протянув руку, схватила небритого за шею. И тут же отпустила, брезгливо отдёрнув руку: – Фу, грязный и небритый, но помыться и побриться уже не сможет.

Девушка произнесла это ни к кому конкретно не обращаясь, несколько ухмыляющихся громил начав упражняться в остроумии, отпуская похабные шуточки, замолчали, глядя пустое место за стойкой – там уже никого не было.

– Эй! Ты где? Ты мне пиво так и не налил! – возмутился один из шутников, обращаясь в пустоту за стойкой.

– И не нальёт, – сообщила девушка.

– Это почему?! – возмутился шутник, в данный момент не налитое пиво его волновало больше, чем стоящая рядом красивая девушка. Его возмущение вызвало новый поток шуточек не только его товарищей, но ещё троих подошедших, жадно смотрящих на девушку.

– Трудно наливать пиво со сломанной шеей, – пояснила Таиса. Кто-то из компании шутников перебрался через стойку и, наклонившись, скрылся за ней. Выпрямившись, сообщил:

– Точно! Сам себе, зачем-то, сломал шею и когда он успел? Да и зачем это сделал?

– А как же моё пиво? Я ж ему дайлер дал! – возмутился громила, лишённый пива. – Кто мне нальёт или вернёт деньги?! Чтоб прикарманить чужие денежки и пива не дать, шеи себе ломают!

– Это не он, это я ему, – пояснила Таиса и предложила столь оригинально обманутому любителю пива: – Хочешь, я тебе налью, если ответишь на мой вопрос.

– Ты, шлюшка, если знаешь, кто это сделал… – начал другой громила, хватая Таису за верхнюю одежду, девушка отстранилась и плащ остался в руках крепко ухватившегося за него бандита. Тот опешил, хоть девушка была одета в платье, на её поясе висели две короткие абордажные сабли.

– Это зачем? – раздался голос за спиной девушки.

– На тот случай, если я с тобой не договорюсь, – не оборачиваясь ответила Таиса и добавила: – Хрипатый.

– Ты слишком много знаешь или чересчур догадлива, – проговорил Хрипатый уже обернувшейся к нему Таисе и, презрительно глянув на сабли, добавил: – Думаешь, эти ножики тебе помогут?

Таиса ничего не ответила, только улыбнулась. Видно, эта улыбка вызвала раздражение у главаря бандитов, и он сказал, указывая на девушку:

– Убейте её, сначала можете позабавиться, только ножики заберите, а то она ненароком порежется.

Бандит, презрительно улыбаясь, развернулся к Таисе спиной, но, услышав сзади шум многократного падения, быстро повернулся и отступил на шаг. Девушка продолжала стоять, а вокруг неё лежало шесть тел, сабли по-прежнему были в ножнах. Хрипатый понял, что здесь что-то не так, и закричал:

– Убейте её!

Ближайшие из бандитов кинулись выполнять приказ своего главаря, а он бросился к двери за стойкой и заскрёб по ней рукой, пытаясь открыть, чтоб убежать. Но сделать этого уже не смог – девушка метнула одну из своих сабель, и та пришпилила Хрипатого к деревянной поверхности. А девушка, выхватившая из ножен второй клинок, двигалась так, словно танцевала какой-то необычный танец. Смертельный танец, потому что каждое его па заканчивалось падением мёртвого тела. После потери десятка своих товарищей бандиты уже старались атаковать более организованно. Атаковали не все, некоторые попытались убежать, но девушка, стремительно перемещаясь по залу таверны, уклоняясь от тех, кто хотел вступить с ней в схватку, продолжала сеять смерть. Била она не только саблей, рукой тоже, но что было странным, эти удары наносили глубокие рваные раны. Когда в таверне осталось менее двух десятков человек, они, отступив в угол зала, образовали что-то вроде строя, ощетинившегося саблями. Несколько бандитов, достав пистолеты, направили их на девушку, та с улыбкой, от которой у людей побежали мурашки по спине, медленно двинулась в их сторону. Банлиты начали стрелять, делая это в разнобой, не залпом, но и в этом случае должны были гарантированно попасть в свою цель. Когда дым рассеялся, у людей вырвался крик ужаса – девушка была невредима, а ещё несколько бандитов лежали на полу с разорванным горлом, пользуясь дымом как прикрытием, девушка сумела выдернуть трёх человек из импровизированного строя. Остальные со страхом смотрели на лежащие тела и на рваные раны, именно ужасные рваные раны, а не резанные и не рубленные, что было бы естественно, если бы эта страшная девица била бы саблей, которую держала в руке. Ласково улыбнувшись, Таиса метнула саблю, пришпилив ещё одного бандита к стенке (у него был заряженный пистолет, так как он не успел выстрелить, но собирался это сделать).

– Не люблю, когда в меня стреляют, – произнесла девушка, после чего, вытянув перед собой руки, двинулась на оставшихся бандитов. Те закричали от ужаса, на пальчиках девушки появились внушительные когти. Мало того, она ещё и зарычала. Бандиты уже не пытались достать девушку своими саблями, а хаотично отмахивались, но и это им не помогло, несколько мгновений – и всё было окончено. Девушка забрала свои сабли и удручённо покачала головой, глядя на мёртвого главаря:

– Поспешила и перестаралась, теперь он ничего не скажет, можно конечно поднять. Но вряд ли его труп будет разговорчивым. Ну, да ладно, как говорится: нет человека, нет и проблемы.

Таиса удручённо посмотрела на свой плащ, во время драки по нему изрядно потоптались, покачала головой и, спрятав сабли в складки платья, вышла из таверны, столкнувшись с полицейским патрулём, видно, поспешившим на звуки выстрелов. Патруль был не маленький – шесть человек, видно, этот район пользовался дурной славой.

– Что там происходит? – грозно спросил один из полицейских.

– Ужас! Они все умерли, – тоненьким плаксивым голосом ответила Таиса и, всхлипнув, добавила: – Я хотела… Заглянула… А там… Уы-ы-ы!

– Посмотрите, – кивнул полицейский своим товарищам, не к кому конкретно не обращаясь. Видно, роли в патруле были распределены заранее, и трое полицейских скрылись в таверне и тут же выскочили, зажимая рты. Старший патруля, пытавшийся утешить рыдающую Таису, заглянул сам и сразу выскочил, зажимая рот, как и его подчинённые, при этом махнул Таисе – иди, мол, не до тебя. Придя в себя, один из полицейских произнёс:

– А желудок у девки крепкий! Такое увидеть…

– Да, настоящая бойня, их как будто рвали когтями. Интересно – кто это их так?


Двумя днями раньше сбора гардемаринов в морской академии в роскошном кабинете лорда Уайльдера кроме хозяина в креслах у стола совещаний сидели ещё лорд Галарикс – директор департамента безопасности, лорд Торуальд – министр иностранных дел и колоний, лорд Харни Солсбэр, только что закончивший свой доклад, остальные, слушавшие его, молчали, теперь обдумывая то, что он им рассказал.

– Ещё бы я хотел особо отметить вклад в реализацию наших планов гардемарина Талиаса Ланик, – нарушил молчание Харни Солсбэр, – он сделал очень много, даже больше, чем можно было ожидать от гардемарина-практиканта. Звание лейтенанта, присвоенное ему колониальной администрацией, я считаю вполне заслуженным, поэтому рекомендую, нет, даже настаиваю – его надо включить в список на присвоение звания королевским указом.

– Надеюсь, вы не будете предлагать сразу возвести вашего протеже в звание капитана второго ранга? – улыбнулся лорд Уайльдер и, кивнув в сторону директора департамента безопасности, продолжил: – Вот у лорда Галарикса были серьёзные сомнения по поводу этого юноши, только я так и не понял, в чём же сомневался наш друг.

Галарикс ничего не ответил, только криво улыбнулся. А канцлер королевства величественно кивнул:

– Что ж, думаю, адмиралтейство удовлетворит ходатайство министерства иностранных дел и включит этого молодого гардемарина в список на производство в очередные звания. Тем более что звание у него уже и так есть. Единственное, что смущает, что он не доучился, ещё не окончил академию.

– Он может сдать все экзамены досрочно, тем более что предыдущие оценки у него отличные, да и адмирал Халькдор считает его талантом, этого же мнения и капитан корабля, на котором Ланик был в практическом плавании. Кстати, из последнего разговора с ним я понял, что он не прочь, чтоб Ланик продолжил службу на «Неустрашимом».

Галарикс с той же кривой улыбкой выслушал Солсбэра-младшего, при этом ещё и покачивая головой, словно выражая то ли неодобрение, то ли сомнение в целесообразности предложенного будущим товарищем министра иностранных дел. Уайльдер, больше смотревший на Галарикса, чем слушавший Солсбэра, поинтересовался:

– Друг мой, что вам не нравится? По-моему, этот юноша доказал свою преданность короне и готовность ей служить. Если у вас есть возражения, слушаем вас.

– Вы же знаете, мой лорд, «Неустрашимый» выполняет особые миссии, очень деликатные миссии и сейчас… – начал директор департамента разведки и остальных спецслужб, секретных и не очень. Досказать ему не дал Солсбэр-младший:

– В последней такой секретной миссии Ланик выполнял ключевую роль и великолепно с ней справился.

– Но его действия, пусть и косвенно, закрыли путь нашей экспансии вглубь континента, – возразил Галарикс, на что молодой кандидат в товарищи министра в свою очередь возразил:

– Хунду не весь Южный континент, а обнаруженное Ланик, возможно, послужило бы потерей того, что мы уже имеем, продолжи мы движение вглубь континента в том регионе. Флот лютенцев был уничтожен…

– Не весь флот, – быстро вставил реплику лорд Галарикс.

– Пусть не весь, – согласился лорд Солсбэр, – несколько кораблей, но это были линкоры! И они непонятным образом взорвались, пусть линкоры погибли от взрыва собственных крюйт-камер, но что-то этому поспособствовало! Что-то перенесло туда огонь, приведший к взрыву! И это что-то сейчас нам дружественно, благодаря усилиям лейтенанта Ланик! На месте лютецких линкоров могли бы оказаться наши! Подумайте над этим, джентльмены.

Галарикс развёл руками, показывая, что он сдаётся, принимая аргументы Солсбэра-младшего, но при этом ещё и пожал плечами, продемонстрировав, что остался при своём мнении. А лорд Торуальд подытожил:

– Что ж, думаю, что к мнению лорда Солсбэра стоит прислушаться, тем более что для выполнения следующего задания «Неустрашимый» поступает в полное его распоряжение и то, что на корабле будет человек, которому он доверяет…

– Но всё же я посоветовал бы вам… – начал начальник департамента безопасности, но Уайльдер махнул рукой, показывая, что вопрос решён. Когда дипломаты, колониальные чиновники ушли, канцлер спросил у начальника департамента разведки:

– И всё же, мой друг, что вам не нравится в этом юноше? Уж очень вы предвзято к нему относитесь.

– Понимаете, этот молодой человек что-то скрывает, я просто чувствую это! У меня такое впечатление, да, да, можете назвать это паранойей, но этот молодой человек не тот, за кого себя выдаёт. Если бы это было в моих силах, то я задержал бы выход в море «Неустрашимого» до возвращения моего агента из Зеристчестэра.

– Вы знаете, Галарикс, что у нас нет времени, наши колонии на восточном континенте на грани бунта. А за этого юношу ручается молодой лорд Солсбэр, проявивший себя, несмотря на свою молодость, как опытный, осторожный и предусмотрительный политик.

– Будем надеяться, ему удастся предотвратить неблагоприятное для нас развитие событий. Подавление бунта колоний на Восточном континенте потребует значительного воинского контингента, а перебрасывать части из колоний Южного континента долго, да и опасно – ослаблением гарнизонов там сразу же воспользуются лютенцы, – покачал головой Галарикс, а Уайльдер снова улыбнулся:

– У меня такое впечатление, что Солсбэр надеется на этого гардемарина, вернее, лейтенанта. Потому так и защищает. Эта миссия для Солсбэра станет решающей – быть ли ему товарищем министра. А через несколько лет – министром. Поддержка отца многое значит, но Солсбэр-старший всего лишь лидер одной из фракций в парламенте, и Гаронс, его противник, постарается сделать все, чтоб это назначение не состоялось. Так что нашему юному другу надо будет очень постараться, чтоб вернуться с победой или результатами, могущими сойти за неё. Вот поэтому он и стремится взять того, кто уже принёс ему успех.

– Но он же не моряк, – усмехнулся Галарикс, выслушав речь канцлера, – это моряки народ суеверный, а он вроде как дипломат.

Лорд Уайльдер согласно кивнул и, улыбнувшись, добавил:

– Дипломаты тоже подвержены суевериям, а те из них, что выполняют особо деликатные миссии тем более.


После событий в таверне «Кривая ложка» в другом кабинете, где на столе стоял письменный прибор в виде парусного корабля, проходило другое совещание, вернее разговор, так как собеседников было всего двое.

– Я не мог не дать ход приказу, присваивающему колониальному лейтенанту Ланик звания полного лейтенанта. У него оказались влиятельные покровители в министерстве иностранных дел и колоний, мало того, этим молодым человеком заинтересовался сам канцлер. Повышенное внимание к этому юноше или какие-нибудь действия против него могут привлечь внимание к нам. Думаю, вы этого не хотите, – говорил хозяин кабинета, его гость, хоть и не возражал, но было видно, что он недоволен. А хозяин кабинета, сидевший за столом со стороны причудливого письменного прибора, заметив это недовольство, сказал с упрёком: – У вас были возможности повлиять на ход событий, но вы этого не сделали.

– Вы же знаете, «Неустрашимый» не подчинялся командованию каранской эскадры, фрегат выполнял секретную миссию, спланированную министерством иностранных дел и колоний. К тому же, как я узнал, Ланик было поручено задание, с которого он не должен был вернуться, поэтому я и не счел нужным вмешиваться. Да и моя заинтересованность судьбой простого гардемарина, пусть ему и присвоили звание лейтенанта, выглядела бы весьма подозрительной. К тому же, как вы знаете, у меня была другая задача… – попытался оправдаться гость, но хозяин жестом его остановил:

– С которой вы не справились, наши друзья очень недовольны. Мы не смогли их предупредить ни об операции, задуманной в министерстве иностранных дел, ни о её характере. Как вы знаете, задуманное там было осуществлено и не последнюю роль в этом сыграл Ланик, которого вы упустили из виду, а потом…

– Я сделал всё, чтоб лютецкая эскадра прошла мимо Каранска незамеченной, не моя вина, что она была разбита, вмешались силы, нам не подвластные, – в этот раз, гость перебил хозяина кабинета, тот покачал головой:

– Это не оправдание, не надо списывать свои неудачи на какие-то силы, неизвестные и не подвластные вам. У Тарбея были умело оборудованы артиллерийские позиции с несколькими замаскированными батареями, именно они, а не вмешательство неизвестных сил, на которые вы ссылаетесь, решили исход дела. Они не были указаны на плане оборонительных сооружений Тарбея, переданного вами нашим друзьям!

Гость вздохнул – возразить было нечего, и он попытался перевести разговор на другую тему:

– Вы говорили, что попытаетесь прощупать Ланик через хозяйку гостиницы, где он живёт, удалось ли это сделать?

– Более чем удалось, – криво усмехнулся хозяин кабинета, – мой человек, связанный людьми, скажем так, не совсем чтущими закон, попросил их узнать об этой гостинице и её постояльце. Они действовали в своём привычном стиле – занялись вымогательством.

– Бандиты, они и есть бандиты, – кивнул собеседник хозяина замысловатого письменного прибора, а тот продолжил:

– Да, бандиты, хотя им не откажешь в сообразительности, их главарь приказал принести ему деньги служанке, содержанке или любовнице, кто она там, нашего гардемарина, чтоб с ней детально побеседовать о её… Ну вы поняли.

– И… – поднял брови второй мужчина.

– Когда мой человек пришёл в таверну, там уже была полиция, а вся банда была перебита самым жестоким образом. Вы понимаете, что интересоваться подробностями этого происшествия моему человеку было не совсем удобно, даже опасно! Но он узнал одного из полицейских, занимавшихся расследованием: это человек лорда Галарикса!

– Вы думаете, лорд в этом замешан? – испуганно спросил гость.

– Всё может быть, Галарикс мог это и организовать, когда ему стало известно о попытке разузнать о своём агенте, а потом его же люди и занялись расследованием этого дела, окончательно заметая следы.

– Так вы думаете, Ланик – агент Галарикса?

– У меня пока нет оснований так думать, – качнул головой хозяин кабинета, – но нет оснований и не допускать такую возможность. Поэтому я больше и не предпринимал никаких попыток ещё что-либо узнать.

Хозяин кабинета замолчал, замолчал и его гость, возможное упоминание о том, что здесь какая-то игра начальника тайных служб, испугало обоих собеседников, но если хозяин кабинета сумел это скрыть, то его гость был очень напуган.


А лорд Галарикс сидел в своём более чем скромном кабинете и читал документы из папки перед ним, ещё три были отложены в сторону. О произошедшем в «Кривой ложке» ему доложили лично. Кто-то уничтожил всю банду одного из местных криминальных авторитетов. Хоть все убитые были бандиты, но слишком массовым было убийство, чтоб оставить его без внимания. То, что произошло в той таверне, было, похоже, даже не бандитскими разборками, а показательной расправой, намёк остальным, что Хрипатый и его люди сделали что-то такое, что никак нельзя было делать. А сделали они то, что делают обычно – занялись вымогательством. На этот раз их жертвой стала хозяйка гостиницы, где проживали гардемарины, что само по себе очень странно – обычно, бандиты стараются не связываться с офицерами армии и флота (пусть гардемарины и будущие офицеры, но нападение на них будет наказано и очень строго). Дальнейшее было ещё более странным, гардемарины не стали обращаться за помощью к своему командованию, а хозяйка – в полицию, они словно чего-то ждали, а потом успокоились (утром Таиса сказала своим товарищам, приготовившимся не только обороняться от нападений бандитов, но и хозяйке, собиравшейся идти в полицию, что всё уже улажено – с бандой разберутся без них) и занялись привычными делами, будто ничего и не случилось. Хотя, что произошло в «Кривой ложке», никто из них не знал. Это выяснили агенты Галарикса, побеседовавшие с Греттой и её постояльцами под видом зеленщика, цветочницы и молочницы.

Галарикс перевернул страницу и углубился в чтение рапорта своего сотрудника, допрашивавшего единственного уцелевшего бандита, сразу спрятавшегося под стол в начале драки. Показания этого счастливчика были более чем странными, по его словам перед той дракой или бойней, судя по её результатам, в таверну вошла девушка, невысокая, смуглая и черноволосая. Это обнаружилось, когда она сняла плащ, или его с неё сняли. А дальше… В таверну больше никто не заходил, а эта девушка и устроила ту бойню, причём рвала свои жертвы когтями, побольше чем у тигра (если судить по ранам убитых). В общем – уцелевший бандит бредил, не иначе как с перепугу.

Отложив эту папку, лорд Галарикс взял другую и углубился в чтение. Это было донесение его агента из Хунду. Там описывались вообще невероятные события. Но один момент заинтересовал начальника тайной службы – воины, обладающие особыми способностями. Они могли подкрасться к противнику так, что он их замечал только тогда, когда те наносили смертельный удар! Местные называли это искусством «вишуни», правда, этим словом обозначали не только определённые воинские умения, а ещё много чего. С жрицей одного из тамошних культов сдружился Талиас Ланик, жрицей, демонстрирующей именно эти фокусы (Галарикс не мог назвать это чудесами). И это давало не только пищу для размышлений, напрашивались определённые аналогии.

Начальник департамента безопасности, отложил папку с донесением агента из Хунду и снова открыл первую. Уничтоженная банда выбрала объектом вымогательства ту гостиницу, где Ланик проживал. Как удалось установить – в ту ночь этот гардемарин (уже лейтенант, однако, способный юноша и умеет обзаводиться покровителями – усмехнулся Галарикс) в гостинице не ночевал. То, что Ланик сам смог бы расправиться с целой бандой, начальник тайной службы даже не допускал. А вот если там была группа его туземных друзей, обладающих особыми способностями… Галарикс верил своим агентам в Хунду. Ланик вполне мог провезти на своем корабле группу таких воинов, тем более что капитан «Неустрашимого» приказал оборудовать на своём фрегате храм той богини, с жрицей которой… Галарикс отложил папку в сторону и задумался. Это более похоже на правду, чем девушка с когтями. Скорее всего, эта девушка – одна из той группы, что тайно прибыла на «Неустрашимом» в Норлум. Но выяснить, где они, эти туземцы – пассажиры «Неустрашимого», не удастся ни у Ланик, ни у капитана Глантэна, корабль уже как сутки вышел в море. Выяснить не удастся, а вот заняться поисками этих туземцев с особыми способностями, если они остались на берегу, обязательно надо. И найти их будет легко: внешность, отличающаяся от местных жителей, незнание законов и обычаев обязательно их выдадут. Не будут же они сидеть в убежище всё время – есть-пить им надо, а значит, и делать вылазки. А если их снабжением занимаются их сообщники? Их тоже можно вычислить. Да и убежище… Где мог их спрятать Ланик? Надо установить наблюдение за гостиницей этой Гретты. Рано или поздно они себя выдадут. Лорд Галарикс удовлетворённо потер руки, не подозревая, что именно этого добивалась Таиса, теперь за Греттой и её постояльцами (им-то скрывать нечего) будут наблюдать, а следовательно – охранять.


Глава четвёртая. Новая богиня и её милость | Попутный ветер в парусах | Глава шестая. Тонкости колониальной политики