home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая. Учебное плавание

Капитан Дромунс, куратор учебного плавания, немного раскачиваясь, шёл по палубе стоящего на внешнем рейде линкора «Тигр». Внешний рейд – это не закрытая гавань, и набегающие волны ощутимо качали корабль. Капитан шёл вдоль строя ещё не слушателей, только кандидатов в слушатели Морской академии, пусть они все и сдали вступительные экзамены, но это первое плавание окончательно выявит, кто будет учиться в стенах самого престижного учебного заведения Альбиона. Учебное плавание отсеет тех, кто не способен стать морским офицером, и капитан Дромунс собирался начать этот отсев прямо сейчас, пока не отошли баркасы, что привезли этих кандидатов, вот пусть они и увезут обратно первых непригодных к морской службе. Капитан остановился напротив стоящего последним в шеренге невысокого, щуплого паренька, почти мальчика, и укоризненно качнул головой – совсем господа адмиралы в приёмной комиссии не думают своей головой – ну куда это годится принимать таких детей. Капитан ещё раз взглянул на этого мальчика, даже с жалостью, вот он точно поедет на берег, так и не увидев моря по-настоящему.

– Джентльмены, – обратился капитан к стоящим перед ним юношам, – морской офицер должен уметь делать все, что умеют делать матросы, не просто делать, а делать лучше их и быстрее. Первое задание, что я хочу вам предложить, будет очень простым. За минуту вы должны по вантам левого борта, они у вас за спиной, подняться на марс фок-мачты и спуститься по вантам правого борта. Боцман, покажите джентльменам, как это надо сделать.

Ещё довольно молодой матрос, в берете с помпоном и серебристой дудкой на груди, ухмыльнувшись, как обезьяна полез вверх по вантам и так же быстро спустился вниз, проделав умело и ловко. Капитан Дромунс одобрительно кивнул и спросил у стоящего перед ним строя:

– Итак, кто хочет первым?

Таиса сделала движение вперёд, но увидев, что остальные остались стоять, качнулась назад и замерла. Дромунс, увидев этот порыв, чуть заметно усмехнулся – похоже, этот мальчик хотел показать свою храбрость и испугался. Капитан прошёл в начало строя и указал на стоящего перед ним высокого юношу, тот быстро полез вверх по вантам, но чем выше он поднимался, тем медленнее двигался, по марсу он прошёл осторожно, стараясь не глядеть вниз, спускался он дольше, чем поднимался, но в отведенное время уложился. Остальные это проделывали примерно так же. Седьмой не смог забраться и до половины, его пришлось снимать, что сделали два дюжих матроса. Ещё трое не смогли выполнить это задание. Последней полезла по вантам Таиса. Перед ней лез тоже худощавый паренёк, но на голову выше её. Видно, Дромунс хотел закончить это испытание как можно быстрее или по какой-то другой причине, но он скомандовал Таисе начать подъём, когда тот парень преодолел три четверти пути до марса. Таиса легко двинулась вверх по вантам, если боцман напоминал обезьяну, то девушка была похожа на грациозную кошку, она догнала своего предшественника, едва тот ступил на площадку марса. Видно было, что парень если не испугался, то очень растерялся.

– Не бойся, не смотри вниз, делай шаг, ещё один, хватайся руками и опускай ноги, – тихо скороговоркой произнесла девушка, помогая парню. Снизу казалось, будто она хотела его обогнать, но в последний момент передумала и пропустила вперёд. Так казалось будущим морским офицерам, а вот капитан Дромунс и боцман заметили, что сделал этот маленький и щуплый паренёк, и переглянулись. Боцман слегка оттопырил большой палец правой руки, многозначительно качнув головой. Он и капитан видели, как взбирался по вантам этот юноша, и видели, что он может легко опередить идущего перед ним, но не делает этого, а движется почти рядом, словно страхуя того. Когда этот щупленький паренёк снова встал в строй, Дромунс спросил:

– Ваше имя?

– Талиас Ланик! Сэр!

– Очень хорошо, – неизвестно чему улыбнулся капитан и, повернувшись к тем четверым, так и не сумевшим подняться на мачту, произнёс: – Очень сожалею, джентльмены, но вам придётся вернуться на берег. Остальные отправятся с боцманом Рэгли получать койки. Он укажет ваши спальные места. У вас есть время до шести склянок, затем, джентльмены, я жду вас на этом же месте. Что такое склянки вам объяснит боцман Рэгли. Время пошло, джентльмены!

Боцман двинулся бегом куда-то вниз, внутрь корабля, ловко спускаясь по трапам и ныряя в узкие люки. За ним, стукаясь обо всё выступающее, побежали будущие морские офицеры. Выдавая койки, оказавшиеся матерчатыми гамаками с пробковой основой, боцман заметил, что синяков нет только у того щуплого паренька, кошкой взбиравшегося по вантам.

– Джентльмены, здесь вы будете спать, – Рэгли привёл будущих слушателей Морской академии на одну из орудийных палуб, – вот тут будете закреплять свои койки на ночь, днём они должны быть убраны. А сейчас я вам покажу, как это делается, потом вы повторите.

Учёба по оборудованию своих спальных мест, хотя казалось – что в этом сложного, продлилась всё отведенное капитаном Дромунсом время до сбора на палубе. Когда корабельный колокол отбил шесть ударов, молодые джентльмены уже стояли в строю на привычном месте.


«Тигр» вышел в море на рассвете следующего дня, и для будущих слушателей академии начался настоящий ад, если, конечно, ад может быть в море. Они как простые матросы драили палубу, поднимали, опускали и рифили паруса, чистили якорные цепи и пушки, заряжать их будущим офицерам пока не доверили. Спали в подвесных койках, в кубриках на пять человек, сооружаемых на ночь на той же пушечной палубе с помощью парусиновых штор. Но и это ещё не всё, джентльменам, будущим слушателем Морской академии, пришлось пользоваться общим гальюном. Если юноши смущались только первое время, то это решётчатое, открытое всем ветрам сооружение на носу сильно озадачило Таису. Чтоб не вызывать подозрений, она таки уменьшила себе грудь, а вот сменить пол ей не удалось. Раньше она об этом как-то не думала, меняя свою внешность, она всегда оставалась женщиной, а тут… Вообще-то её физиология позволяла сжигать все получаемые организмом продукты полностью, и даже длительное время вообще обходиться без них, но человек, за месяц ничего не съевший и ни разу не сходивший в туалет, вызвал бы подозрение. Тем более что даже такое интимное дело юноши почему-то делали сообща, называя это – сходить за компанию. Но Таиса нашла выход, она забиралась под самый бушприт, прикрываясь иллюзией.

В этот раз группа будущих морских офицеров направилась в гальюн как раз в тот момент, когда там были матросы команды «Тигра». Места хватило бы всем, но расположиться пришлось бы очень близко друг от друга, и как хороша бы не была иллюзия, касание может развеять её. Можно, конечно, сделать иллюзию, которую можно и пощупать, но на этом надо сосредоточиться, выпустив из внимания остальное. Таиса забралась как можно дальше, здесь уже не было ограждающей сетки и можно было немного расслабиться, нет не снять иллюзию, а не бояться, что кто-то развеет её, ненароком коснувшись. Но рядом расположился ещё один такой смельчак, или любитель уединения, оказавшийся боцманом Рэгли.

– Что, парень, тоже вони не любишь? – спросил боцман, к будущему офицеру и без пяти минут гардемарину следовало обращаться на «вы», но гальюн не то место, где обязательно надо соблюдать субординацию.

– Да вот, – изобразила улыбку Таиса, – здесь и свежим воздухом подышать можно.

– Ты, парень, шутник! – хохотнул боцман. – В гальюне – свежим воздухом! Хотя да, здесь можно, сюда мало кто забирается, видишь, сетки нет? Если сорвёшься, то… Вряд ли достанут – под днище затянет.

– А я и не боюсь, – улыбнулась девушка и, сделав вид, что завершила то, за чем сюда пришла, подтянулась и, легко перебирая руками и ногами, полезла по фока-штагу.

– Выпендривается! – заметил один из будущих гардемаринов.

– Выпендриваться тоже надо уметь! – усмехнулся Рэгли и последовал за Таисой.


Учебное плавание близилось к концу, когда «Тигр» подошёл к Фокаудским островам.

– Что ж, джентльмены, сегодня мы немного постреляем, – начал капитан Дромунс, оглядев замерший строй. – Сегодня вы увидите, как это делается, вам я уже показывал, как наводить пушку. И сейчас у вас будет возможность сделать это самим. Выстрелить и увидеть, что у вас получилось.

С наветренной стороны из воды торчали скалы Фокаудской гряды. На одной из скал матросами «Тигра» была установлена большая мишень – решётка из досок, обтянутая парусиной. Юноши быстро зарядили восемь пушек, стоящих по левому борту на верхней палубе, чем вызвали одобрение адмирала Халькдора, ему было поручено руководить этим плаванием, но он свои обязанности с радостью переложил на капитана Дромунса, оставив за собой роль наблюдателя. Первый выстрел сделал Дромунс, лично наведя пушку. Расстояние было невелико, да и стрелять по неподвижной мишени со стоящего на якоре корабля не представляло труда. Ядро попало точно в центр мишени. Конечно, каждому из молодых джентльменов наводить пушку не позволили, их разбили на пятёрки, и уже каждая такая пятёрка наводила пушку. Таиса была в одной пятёрке с Джейком Лоренсом, парнем, которому она помогла в первый день. К тому же их койки оказались рядом, так что они уже успели сдружиться.

– Таль, почему ты винт вертикальной наводки выкрутил на пять делений? Ведь по тому, как нам объясняли – надо всего на два, да и кэп Дромунс тоже всего на два… – спросил Лоренс, с недоумением наблюдая за действиями Таисы..

В каждой пятёрке пушку наводил самый бойкий, остальные ему помогали или мешали, в меру своих способностей. В этой пятёрке заводилой стала Таиса. Она произвела горизонтальную наводку и теперь крутила винт вертикальной.

– Таль, так почему же ты так выкрутил? – поддержал Лоренса ещё один член пятёрки Таисы.

– Потому что у кэпа был полный заряд, а нам выдали ослабленные, – усмехнулась девушка.

– Так картузы же вроде одинаковые, – удивился третий парень.

– Одинаковые, но у нас он был не тугой, – Таиса закончила свои манипуляции и под одобрительный кивок Халькдора первой подняла руку, показывая, что пушка готова к стрельбе. Но Дромунс приказал стрелять другой пятёрке, закончившей прицеливание последней. Грохот выстрела – и всплеск не долетевшего до цели ядра.

– Недолёт полкабельтова, но если бы ядро и долетело, то всё равно в мишень не попало бы, – прокомментировал выстрел боцман Рэгли. Остальные выстрелы были такими же, смущённые юноши переминались с ноги на ногу, глядя на невозмутимых Халькдора и Дромунса.

– Ну-с, джентльмены, ваш черёд. – Капитан Дромунс был по-прежнему невозмутим, хотя Таиса видела, что он улыбается самыми краешками губ, результаты стрельбы были ему известны заранее, для чего это было подстроено, девушка даже не пыталась догадаться. Выстрел – и ядро попало в мишень, не в центр, как у капитана Дромунса, немного выше. Адмирал и капитан переглянулись и подошли к пушке, осмотрев её и ещё раз переглянувшись, уставились на Таису.

– Мистер Ланик, вы наводила пушку?

– Так точно, сэр! – вытянувшись, ответила адмиралу Таиса.

– Почему вы выкрутили винт вертикальной наводки на пять делений? – поинтересовался Халькдор, после того как Дромунс, привлекая внимание адмирала, постучал пальцем по винту горизонтальной наводки. Таиса пояснила причину своих действий, на этот раз и капитан, и адмирал уже улыбались.

Корабль остался стоять на якоре и ночью. А утром капитан Дромунс решил устроить гонки на шлюпках. От корабля надо было дойти до скалы с мишенью, обойти её и вернуться назад. Спустили четыре шлюпки.

– Джентльмены, вас сядет по десять человек в шлюпку на вёсла, и по команде вы начинаете грести, понятно? – проинструктировал Дромунс, никто не стал уточнять задание, потому как что ж тут сложного – садишься на скамью, берёшь в руки весло и гребёшь. Четыре шлюпки выстроились в ряд, гребцы заняли свои места, а в каждую на руль сели: капитан Дромунс, адмирал Халькдор, боцман Рэгли и ещё один офицер с «Тигра». Адмирал подал команду, и гребцы опустили вёсла в воду. Это только кажется, что грести просто, это надо уметь, а уж грести в команде… От столкновения две лодки спасло только искусство рулевых. Третья шлюпка вертелась на месте, даже рулевой сделать ничего не мог – гребцы усердно работали вёслами, но их несогласованные усилия вращали шлюпку, не двигая её вперёд. А вот четвёртая даже не сдвинулась после команды адмирала. Таиса вскочила со скамьи, называемой моряками банкой, и закричала:

– Не опускать вёсла! Смотрите на меня!

Девушка села и аккуратно опустила весло в воду, затем сделала гребок, но не руками двигая весло, как делало большинство гребцов в другой лодке, а откинулась назад всем телом. Лодку повело в сторону, сидевший на руле капитан Дромунс ничего не сказал, только усмехнулся.

– Таль, мы и так знаем, как это делается, – послышались голоса.

– Знаете, так почему не сказали тем, кто не знает? – ответила Таиса и скомандовала: – Теперь потихоньку опускаем вёсла, только опускаем! Не гребём! А вот теперь делаем гребок! Поднимаем, опускаем, гребок!

Сначала медленно, неумело юноши повторяли движение за Таисой. Большинство находящихся в этой шлюпке умело грести, но до сих пор не делало это в команде. Повинуясь указаниям девушки, шлюпка неуверенно, а потом всё быстрее пошла вперёд, оставив за собой те две, что так и не смогли тронуться с места, и догоняя далеко ушедшую вперёд четвёртую, там грести всё же умели, хоть сразу и крутились на месте. Только две команды сумели выполнить задание, шлюпка Таисы пришла второй, так и не сумев догнать ушедшую вперёд четвёртую. Гордые юноши поднимались на борт линкора, с усмешкой глядя на экипажи тех двух шлюпок, что так и не выполнили задание. Они поднялись на борт корабля гораздо раньше, когда стало ясно, что им до скалы не добраться. Хоть экипаж шлюпки Таисы и занял второе место, но они сумели выполнить поставленную задачу.


– А вы обратили внимание, что у Ланик не было на руках волдырей? – задумчиво произнёс Дромунс, обращаясь к Халькдору, они сидели в кают-компании со стаканами грога в руках.

– Так не только у него, – усмехнулся адмирал, – не было у всех, кто умеет грести.

– Да, но вы обратили внимание, адмирал, какие у него нежные руки? Как у девушки! Маленькие и нежные!

– Так он и сам маленький, странно было бы, чтоб у него с его-то комплекцией были руки великана! Ты, Дромунс, к нему предвзято относишься, я понимаю, он сорвал тебе розыгрыш с пушками, но это говорит только в его пользу. Ты бы слышал, как он отвечал на вступительном экзамене! Хотя это не удивительно, зная кто его отец.

– И кто же? – поднял бровь капитан Дромунс.

– Ну-те, я тебе, право, удивляюсь! Разве фамилия Ланик ничего не говорит?

– Паренёк из восточного графства, там каждый пятый носит такую фамилию, насколько я помню, там ещё остались кланы, а клан Ланик один из многочисленных.

– Адмирал Томас Ланик отец этого юноши! Тот самый, о котором говорят, что его несправедливо уволили! – усмехнулся адмирал, но сказал он это с какой-то горечью, видно тоже считал несправедливым то, как обошлись с адмиралом Ланик. Кивнув капитану, Хальдкор чуть склонил голову: – Теперь тебе ясно, откуда у него знания и умения.

– Ого! – теперь поднял обе брови Дромунс. – Что ж вы сразу не предупредили!

– Не одному же тебе розыгрыши устраивать! – усмехнулся в усы адмирал, а капитан задумчиво произнёс:

– Я не знал лично адмирала Ланик, но много слышал о нём. Говорят, это был толковый капитан, но очень строгий и требовательный. Его корабль был одним из лучших. А когда он принял отряд, то… До сих пор офицеры вспоминают, как он их муштровал! А его эскадра была одна из лучших!

– А потом он вышел в отставку… Говорят его вынудили это сделать, чтоб прикрыть просчёты… Но это только слухи, тогда поступок молодого адмирала многих удивил.

– Вышел в отставку и стал муштровать своего сына… – задумчиво проговорил капитан Дромунс.

– Ну, не только. Он многому мальчика научил. Не просто научил, а привил любовь к морю! Видишь, даже далеко от моря сумел показать, как правильно грести.

– Для этого моря не надо, достаточно пруда, – усмехнулся Дромунс, – хотя… Хоть и не большие, но волны были, а правильно грести при волнении – надо уметь. Этому на пруду не научишься. А Талиас Ланик вполне с этим справился, но было видно, что сразу у него это не получается…

– Вот видишь, мальчик знал, как это делается, теоретически, то есть ему рассказал об этом отец. А вот практических навыков у него не было!

Адмирал поднял свой высокий стакан, капитан повторил его движение, и они оба сделали по большому глотку. Если бы их разговор слышала Таиса, она вполне могла бы собой гордиться. Первый раз она увидела, как надо грести при волнах, пусть и небольших, когда её везли на линкор.


«Тигр» остался стоять на якоре и на ночь, утром тоже ничего не изменилось, корабль продолжал, слабо покачиваясь, стоять на месте. Перед строем выстроившихся будущих слушателей Морской академии не спеша вышагивал капитан Дромунс. Откашлявшись, он начал:

– Джентльмены, наше плавание подходит к концу. Вас, наверное, удивляет, почему мы не возвращаемся в Норлум? Перед тем как войти в порт, мы должны сделать большую приборку. Я понимаю, джентльмены, что офицеры не драят палубу, а вы уже почти слушатели морской академии, будущие офицеры, но и они должны это уметь для того, чтоб хотя бы знать, как это делается. Для чего, спросите вы? А для того, чтоб проконтролировать матросов! Вот поэтому вы, джентльмены, и драили палубу во время плавания, сегодня вы будете драить палубу и выполнять другие хозяйственные работы как матросы – последний раз, надеюсь. Покажете своё рвение! Боцман Рэгли, выдайте джентльменам инвентарь!

Улыбающийся Рэгли раздал вёдра и швабры и показал каждому участок его работ. Джейк Лоренс с недоумением держал орудия труда простого матроса – ему, аристократу в неизвестно каком поколении приходится как простому матросу мыть палубу? Он надеялся, что в конце плавания будущих офицеров от этого освободят, но, видно, их кураторы решили напоследок поиздеваться – вместо того чтоб приготовиться к заходу в порт, привести свое обмундирование в порядок, без пяти минут гардемарины будут драить палубу! Таиса поняла возмущение друга и, намотав тряпку на швабру, так как это делали матросы, тихонько шепнула Лоренсу:

– Делай как я, вряд ли нам сегодня удастся помыть палубу, скорее, это проверка. Только вот не знаю какая.

Она обратила внимание на сети, натянутые с одного борта корабля, и чувствовала какие-то изменения в погоде, но еще не могла сказать, что должно произойти. Посмотрев на чистое голубое небо, подошла к борту и набрала ведро воды. Не к тому борту, где были сети, там стояли адмирал Хальдкор и капитан Дромунс, к другому. Потом помогла набрать воды Джейку, и друзья, едва ли не первые из всей группы гардемаринов, принялись усердно тереть палубу. Таиса тёрла и краем уха слушала, о чём переговариваются Дромунс и Хальдкор.

– Барометр упал, погода у Фокаудских островов весьма переменчива, вот-вот шквал налетит. Посмотрим, как наши будущие гардемарины пройдут это испытание, – говорил Дромунс, Хальдкор только кивал, посасывая трубку. Таиса напряглась – так вот оно что – она чувствовала изменения в природе, но теперь зная, что произойдёт, именно на этом и сосредоточилась: шквал, ожидаемый капитаном и адмиралом, должен был обрушиться на корабль с минуты на минуту. Судя по всему, такое природное явление здесь не редкость и направление ветра давно известно – расположение островов, да и то, как поставили корабль (вряд ли его будут подвергать риску), ясно указывало, откуда ждать удар стихии. Да и матросы старались заранее укрыться или закрепиться, привязавшись к чему-нибудь. Стало понятно и назначение сети – если кого из гардемаринов и сдует за борт, то он не утонет. Испугается, это да! Но и только. Жестокое испытание, но будет видно, как поведут себя в критической ситуации будущие офицеры, от самообладания которых зависит не только судьба кораблей, но и целых флотов!

Таиса осмотрелась – на гладкой палубе вряд ли удастся закрепиться и укрыться не получится – не ведром же прикрываться. Можно зацепиться когтями, но вряд ли адмирал Хальдкор и капитан Дромунс это оценят, к тому же наличие когтей у одного из кандидатов в слушатели Морской академии вызовет ненужные вопросы, если кому будет их задавать, ведь могут и разбежаться. В общем – не поймут! Таиса прикинула направление будущего ветра, ведь недаром же так развернули корабль, да и сетку повесили так, чтоб поймать всех, кто упадёт за борт, значит, понести должно в ту сторону, а если встать вот так, то ветер ударит в лицо… Таиса, делая вид, что усердно трёт палубу, развернулась сама и развернула Лоренса. Шквал налетел внезапно, но Таиса была готова к этому – её обострённые чувства заранее предупредили об ударе стихии. Как девушка и предполагала – будущие гардемарины не сумели закрепиться на мокрой палубе и их понесло к борту, где накануне под видом ремонта была убрана часть фальшборта, а именно перила и половина стоек.

Таиса скользила по палубе не одна, ухватив за шиворот упавшего на палубу Лоренса, девушка использовала его подобно тому, как корабли во время шторма применяют плавучий якорь. Таиса и сама упала на палубу, вернее, сделала вид, что это случилось и теперь, тормозя своим товарищем, медленно двигалась к борту, не сама двигалась – её сносило. Вообще-то, такие удары ветра не длятся долго, и шквал должен был вот-вот прекратиться. Бросив швабру так, чтоб она застряла между оставшихся стоек убранного фальшборта, Таиса упёрлась в неё ногами – швабра прогнулась, но выдержала (всё же пришлось пустить в ход когти, чтоб зацепиться за палубу, но сделать это незаметно, спрятавшись за спиной Лоренса). Как и ожидала Таиса, ветер прекратился так же внезапно, как и начался. Швабра с треском сломалась, но Лоренс, за которого ухватилась девушка, изогнулся, упираясь в стойку, во вторую стойку упёрлась сама Таиса, так они и застыли в нелепой позе, но за борт не упали. Однако в любой момент это могло произойти, так как зависли они на самом краю неограждённой палубы.

– Таль, можешь меня отпустить, ветер утих, – произнёс Лоренс, Таиса ответила:

– Если я тебя отпущу, то сам упаду за борт, поэтому будьте добры, сэр, отползи от этих стоек, только аккуратно!

– Аналогично, сэр! – выдохнул парень и посмотрел на Таису, та хихикнула и предложила:

– Тогда давайте разом, сэр!

Так хихикая и подкалывая друг друга, будущие гардемарины, осторожно двигаясь, отползли от опасного места и поднялись на ноги, Лоренс заглянул за борт и задумчиво сказал:

– Таль, а тебе не кажется, что это всё было подстроено?

– Что подстроено, Джейк? Неужели ты думаешь, что наши отцы-командиры могут повелевать стихией?

– Да нет, скорее всего, они ожидали шквала, я слышал, что в районе Фокаудских островов это не редкость. Вот они и приготовили нам такое развлечение, – Лоренс показал на разобранный фальшборт и барахтающихся в сетке товарищей. Таиса усмехнулась и ответила:

– Очень может быть, радует только одно – нам теперь не придётся драить палубу!

Лоренс засмеялся, Таиса его поддержала. Разговаривая с товарищем, она слушала Хальдкора и Дромунса, стоящих на противоположном конце палубы:

– Что скажешь? – просил адмирал капитана Дромунса, задумчиво глядевшего на двух будущих гардемаринов, единственных, кто не вывалился за борт. Тот, не отрывая взгляда от засмеявшихся юношей, сказал:

– Самообладание у этого парня… Вы заметили, он и на мгновенье не растерялся. К тому же вёл себя так, будто знал, что будет.

– Ну, это не мудрено, тем более что он будто ожидал чего-то подобного. Возможно, он слышал о шквалах у Фокаудов. Ты видел, он-то и палубу тёр без особого усердия, – произнося последние слова, Хардкор усмехнулся. Усмехнулся и Дромунс:

– Они все тёрли палубу без особого усердия. Кстати, в сеть не все упали, пятеро смогли уцепиться за борт, прикрывшись им от ветра, так что не один Ланик проявил смекалку и упорство. Думаю, что эти семеро испытание учебным плаваньем выдержали на отлично.

– Согласен, – кивнул Хардкор и добавил: – Посмотрим ещё, благосклонна ли к нашим будущим гардемаринам леди Удача. Рэгли нам вечером доложит…

– Ну, это чисто формальность, леди Удача ветреная особа и, оказывая благосклонность в одном, совсем отказывает в другом. Так что эта поверка – даже не испытание на благосклонность фортуны, скорее, просто возможность посмотреть, как себя поведёт будущий офицер, когда ему не везёт, – вроде как возразил адмиралу капитан Дромунс, не считая последнюю проверку чем-то серьёзным. Посмотрев на беседующих о чём-то парней, Дромунс счёл нужным добавить: – Кстати, Рэгли говорил, что Ланик совсем не боится высоты и передвигается по фока-штагу, словно опытный матрос.

– Научиться лазить по толстым канатам не так уже и трудно, это можно сделать и на суше, тем более что делал он это не в шторм, – усмехнулся адмирал. Дромунс тихо хмыкнул – Хальдкору, бывшему старшему канониру корабля, больше понравилось то, как Ланик стрелял из пушки, а не его умение передвигаться по вантам.


Вечер выдался свободным, никто не пытался загрузить будущих гардемаринов какой-нибудь работой или придумать другое, не менее интересное занятие. Было и понятно почему, завтра «Тигр» возвращался в Норлум. Но было ещё не поздно, потому койки были ещё свёрнуты, как и ширмы, разграничивающие палубу на кубрики. Общее внимание привлёк боцман Рэгли, расположившийся немного в стороне с кожаным стаканчиком и лениво метавшим игральные кости. Увидев, что завладел общим вниманием, боцман предложил:

– А не сыграть ли нам в матросский покер, джентльмены? Игра простая, но очень интересная.

Альбионцы при всей своей внешней чопорности и даже холодности – народ весьма азартный, и джентльмены, будущие гардемарины, не являлись исключением, Вокруг Рэгли собрались почти все юноши, а тот, встряхивая стаканчиком, просвещал заинтересовавшихся парней:

– Как? Вы не знаете, как играть в матросский покер? Игра довольно простая, играть в неё можно вдвоём, втроём, да хоть всем вам сразу. Вот смотрите, – Рэгли достал грифельную доску и расчертив её стал объяснять: – Игра ведётся пятью костями… Вот этими кубиками с точками на их гранях – от одной до шести. Выбрасывая игральные кости, вы должны получить определённую комбинацию и набрать определённое количество очков. Вот смотрите – сначала идёт так называемая «школа», это комбинации, состоящие из трёх единиц, трёх двоек, троек и так далее. Затем фигуры, первая «пара» это две любых парных комбинации, к примеру – две двойки и две шестёрки, две тройки и две пятёрки. Ну вы поняли. Далее – малый и большой стрит. Малый: единица, двойка, тройка, четвёрка, пятёрка. Большой…

– Двойка, тройка, четвёрка, пятёрка, шестёрка, – подсказал кто-то, догадавшись, а возможно, знал эту игру раньше. Рэгли кивнул и продолжил объяснять:

– Следующая фигура – каре, это…

– Четыре одинаковых, – сказал тот же голос, Рэгли снова кивнул:

– Верно, потом идёт флеш, это две и три одинаковых и, наконец, самая сложная фигура – покер, пять одинаковых. Очки фигур, как и школа, набираются следующим образом – игрок выбрасывает кости и заказывает комбинацию, затем бросает ещё два раза, бросает только те кости, на которых не выпали нужные очки. Например, вы выбросили две тройки, одну шестёрку и заказали две пары. Оставляете тройки и шестёрку и бросаете оставшиеся две кости, стремясь добрать недостающую шестёрку. Так в любой другой фигуре. Менять заказ после первого броска нельзя. Если у вас во втором броске выпало к двум тройкам и шестёрке, ещё две шестёрки, это флеш, более старшая фигура, но заказали-то вы пару, так что будет у вас только пара. Если фигура выброшена с первого раза, без дополнительных бросков, то очки удваиваются. Как считают очки? Ну, это просто, они суммируются. Ну, джентльмены, кто желает попробовать? Для начала будем играть не по строгим правилам, то есть и школу можно тоже заказывать, а не проходить в первую очередь.

Сыграть в такую увлекательную игру захотели все, имена желающих едва уместились на грифельной доске Рэгли. Игра началась, каждый бросок сопровождался восторженными криками или вздохами разочарования, в зависимости от того, что у игрока выпадало. Дошла очередь и до Таисы, чуть усмехнувшись, она с первого раза выбросила пять шестёрок. Вздох всеобщего восхищения стал реакцией на этот бросок.

– Новичкам, играющим первый раз, всегда везёт, – заметил один из парней, завистливо глядя на Таису. У него самого заказанной фигуры не получилось и в результате своих бросков, он не получил ни единого очка. Вздохнув, он хмуро добавил: – Но потом удача отворачивается и долгое время не обращает внимание на того счастливчика, которому сначала была благосклонна.

– Не надо слишком часто испытывать её терпение, – улыбнувшись, ответила Таиса, её бросок не был результатом везения, она просто повернула кубики, заставив выпасть нужную ей комбинацию. Подобные игры были ей не интересны, как своей примитивностью, так и тем, что она могла без труда заставить кубики сложиться в нужное ей сочетание. А игра продолжалась, девушка заподозрила, что Рэгли затеял это неспроста, и когда он, вместо того чтоб стереть записи, спрятал исписанную доску и достал чистую, её подозрения только укрепились. Первую игру, она без труда выиграла, затем была второй, третью игру, закончила четвёртой по количеству очков. Когда же Рэгли ушёл и унёс свои записи, кто-то из будущих гардемаринов достал такую же доску и предложил сыграть не на интерес, а делая ставки. Таиса усмехнулась – для многих парней игра, показанная боцманом, не была неизвестной. Глядя, как её товарищи азартно играют, девушка только улыбалась. У неё возникла мысль, что таким образом можно неплохо пополнить свои денежные запасы. Но ещё немного понаблюдав, Таиса пришла к выводу, что именно таким способом это сделать не получится – ставки были маленькие, а сама игра была довольно длительной. Да и постоянно играя, можно прослыть слишком азартным человеком, а это могло очень подорвать репутацию. Азарт может быть у любого джентльмена, в том числе и у морского офицера, но настоящий офицер должен уметь себя контролировать. Таиса заметила на противоположном конце орудийной палубы, где располагались кубрики будущих гардемаринов, Хальдкора и Дромунса, вроде как занятых беседой, но при этом внимательно наблюдавших за своими подопечными. Её слух позволял услышать, о чём те говорили.

– Пожалуй, фортуна благосклонна к Ланик, – говорил Дромунс, рассматривая расчерченные доски, переданные ему боцманом Рэгли.

– Ничего феноменального, хотя… Три подобных результата о чём-то говорят, – заметил Хальдкор, – но… Ты посмотри, парень словно почувствовал, что удача может отвернуться от него и вышел из игры. Видишь, он почти не смотрит в сторону игроков, его это уже не интересует, хотя другие… Если не играют, то активно болеют. Можно сказать, что Ланик чувствует, когда леди Удача к нему благосклонна, а когда нет.

Капитан Дромунс только кивнул и ничего не ответил, он смотрел на Таису, та как раз в этот момент, словно утратив всякий интерес к играющим, а на самом деле – слушая, что о ней говорят офицеры, рассматривала прицельную систему длинной пушки. Дромунс и Хальдкор многозначительно переглянулись.


В кабинете с плотными шторами, закрывающими окна, сидели те же. Сидящий за столом с письменным прибором в виде парусного корабля после недолгого молчания сказал:

– Нападение не удалось. Эти недотёпы вместо того, чтоб сделать всё тихо, начали стрелять. Выстрелы привлекли патруль, и те быстро расправились с бандитами. Как мне удалось выяснить, девица была ранена, неопасно ранена. Она вместе со всеми доехала до института благородных девиц, а потом оттуда ушла и пропала. Словно, выйдя за ворота, исчезла.

– Как пропала? Куда же она могла деться? – удивился второй собеседник и сделал предположение: – Может она была смертельно ранена и, выйдя за ворота, умерла?

– Я бы на это не надеялся, – покачал головой первый. После небольшой паузы, этот человек продолжил: – Девица исчезла. В академию поступил юноша с той же фамилией и назвавший Томаса своим отцом.

– Это она! – воскликнул второй собеседник. – Решила всех обхитрить!

– Это невозможно, – усмехнулся первый, – девушка и в академии? Даже если она переоделась, то учебное плаванье сразу же выявит, что она не мужчина. Подумайте сами – удастся ли женщине скрыть свой пол на корабле? А этот юноша вернулся вместе со всеми, кто там был, и ни у кого не возникло даже тени подозрения, мало того, мой человек побеседовал с матросами и боцманом «Тигра», они и мысли не допускают, что среди будущих гардемаринов была девушка. Ведь будущие гардемарины жили не в отдельных каютах, а на орудийной палубе в импровизированных кубриках. И все они ходили в матросский гальюн на общих основаниях, а там… Сами понимаете, девушку сразу бы распознали. Мой человек, беседовавший с матросами «Тигра», об этом особо расспросил, настолько подробно, насколько это было возможно, совсем уж обстоятельно расспрашивать он не стал, чтоб не вызвать подозрения.

– А вы не допускаете, что это изначально был юноша, переодетый девушкой? Он специально переоделся, чтоб замести следы?

– Какие следы, о чём вы? К тому же юноша в коллективе института благородных девиц?.. Пусть даже и провинциального? А эта девушка провела несколько лет в том закрытом учебном заведении, её наставница, прибывшая в Норлум вместе с воспитанницами, утверждает, что Ланик – девушка. Она её знала, когда та была ещё маленькой девочкой! Да и сами девушки отзываются о подруге… Да, да, именно как о подруге! Неужели они бы, проживая с ней в одной комнате более года, не распознали бы юношу. Это тоже мой человек выяснял, – хозяин кабинета даже привстал и при этом развёл руками, как бы показывая, что подобные варианты – переодевания юноши в девушку, абсолютно исключаются. Его собеседник озабоченно спросил:

– А ваш, этот человек, который наводил справки? Надёжен ли он? У него самого не возникнут ли подозрения, относительно вашего интереса к этим девице и юноше?

– Абсолютно надёжен и предан мне. Кроме того, он тоже… Ну, вы поняли.

Гость кабинета кивнул, но было видно, что хозяин кабинета его не успокоил, так как он задал следующий вопрос:

– Если этой девице удалось так замести следы, то почему она не дала ход документам? Ведь…

– Друг мой, – улыбнулся первый мужчина, – возможно, мы переоценили старину Томаса и у него ни чего не было? Ведь он столько лет молчал, так почему же вы думаете, что его дочь подымет то дело? Да и поверят ли ей сейчас? Столько лет прошло.

– Это-то и пугает, возможно, понимая это, она передала те документы лорду Галариксу, и он начал непонятные для нас игры? Исчезновение девицы, появление этого молодого человека, назвавшегося её фамилией… Всё это более чем странно! Не стало ли нападение на обоз, перевозивший девиц из Зеристчестера в Норлум, той ниточкой, которая выведет к нам?

– Не беспокойтесь, та ниточка надёжно обрублена. Кроме того, мой человек взялся организовать нападение бандитов на этого юношу. Нападение с целью ограбления, а бандиты есть бандиты, если они убили того, кого ограбили… Ну что ж, не повезло молодому человеку. – Хозяин кабинета развёл руками и, достав из бара два бокала, плеснул на дно тёмно-коричневой жидкости, подняв свой бокал, произнёс:

– Да будет к нам благосклонна леди Удача!


Глава первая. Исполнение мечты | Попутный ветер в парусах | Глава третья. Невинные развлечения гардемаринов и скучные бытовые мелочи