home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

— Помогите! — закричала Элис, стараясь не шевелится.

Она только что перестала раскачиваться и очень боялась, что если этот процесс скова начнется, ее вывернет наизнанку — она висела вниз головой.

Хотя не двигаться было очень трудно. Судя по ощущениям, ее левая нога вот-вот оторвется. Девушка подтянула к ней правую ногу и зацепилась одной щиколоткой за другую. Юбки свесились вниз. Или вверх? Они скрыли ее грудь и лицо, открыв ноги и бедра на обозрение зимней ночи. Живот избежал этой участи, потому что Элис прижимала платье руками к бокам. Край плаща касался земли под ее головой.

— Помогите!

Все было очень-очень плохо. Очевидно, она угодила в поставленную охотником ловушку, хотя что он рассчитывал поймать в петлю такого размера, было выше понимания Элис. Может быть, дракона? Кто знает, когда этот человек удосужится прийти в эту часть леса, чтобы проверить, не попалась ли добыча? Зимой любая дичь будет спокойно дожидаться его в замороженном виде. А Элис необходимо вернуться к Пирсу. Хотя она не нашла никакой помощи, все равно его нельзя бросить одного.

Неожиданно Элис пришло в голову, что она тоже может замерзнуть насмерть, повиснув вот так на дереве вверх ногами. Девушка нахмурилась.

— Ну уж нет, ни за что! — фыркнула она, выпустив изо рта белое облачко пара.

Надо как-то освободиться.

Элис изогнула шею — головокружение моментально стократ усилилось — и посмотрела на землю. Примерно в трех футах от ее головы лежало два небольших камня. Элис отпустила подол и изо всех сил потянулась. Бесполезно. Их оказалось невозможно достать даже кончиками пальцев — она была слишком высоко. Да и камни не были острыми, Ими ничего нельзя было сделать — разве что постучать себя по глупой голове. Но не вечность же ей здесь болтаться!

Она старалась справиться с паникой, способной лишить ее остатков разума. Левая нога онемела, а боль начала подниматься (или опускаться, это как посмотреть) от щиколотки к бедру. Ягодицы свело от напряжения. Она с большим трудом собрала юбки с одной стороны и завязала их сбоку большим неаккуратным узлом. Ветер обжигал обнаженную кожу. Элис закашлялась, прочистила горло и сплюнула. Потом глубоко вздохнула и снова попыталась рассмотреть дерево, на котором висела. Ствол высился футах в десяти от нее. Но даже если бы ей удалось раскачаться и ухватиться за него, было совершенно непонятно, что делать дальше. Попробовать удержаться на нем, чтобы потом как-нибудь освободиться, вися вниз головой привязанной за ногу. Глупо даже пытаться. Ствол такой ширины она и обхватить не сможет.

Элис выгнула спину — голова сразу же закружилась, и все вокруг поплыло, — напряглась и сделала отчаянную попытку подтянуть колени к животу. Если бы только она могла ухватиться за лодыжки, потом за веревку, и…

— Черт! — вырвалось у нее, когда попытка оказалась неудачной.

Она вытянула руки над головой и сделала еще одну, раскачиваясь и стараясь ухватиться руками за щиколотки.

Боль от веревки была настолько сильная, что Элис не смогла даже закричать. Она опять повисла неподвижно и, чуть передохнув, стала собирать и увязывать юбки, снова упавшие вокруг головы.

Когда обзору опять ничего не мешало — разве что небольшое головокружение, — Элис заметила другое дерево, росшее неподалеку. Оно было намного моложе — ствол, казалось, был не толще ее бедра, — а его длинные тонкие ветки росли примерно в шести футах от земли. Если она раскачается и ухватится за одну из этих ветвей…

«Ну и что будет? — спросила она себя. — Все равно ты останешься висеть, разве что не вниз головой. Что это тебе даст?»

Но если она сумеет перенести большую часть своего веса на руки… может быть, ей удастся ослабить затянувшуюся петлю и сбросить ее свободной ногой. Даже если после этого она рухнет на землю, падение с такой высоты скорее всего ее не убьет. Во всяком случае, Элис так полагала.

— Ну и ладно, — буркнула она, не сводя глаз с молодого дерева.

Как следует закрепив юбки, девушка снова вытянула руки над головой, выгнулась и начала раскачиваться.

— Ох! — только и сумела выдохнуть она, набирая скорость.

Кровь пульсировала в голове, давила на глаза, шумела в ушах. Ветер трепал волосы и бросал их ей в лицо. Элис оставалось только поминутно стряхивать их.

— Ох!

До вожделенных веток оставалось совсем немного. Девушка изо всех сил тянулась к ним.

Неожиданно чьи-то теплые ладони схватили Элис и остановили движение. Она испуганно закричала. Привязанная нога болела так, что хотелось выть. Перед глазами возникло перевернутое мужское лицо.

— Катаетесь? — любезно осведомился незнакомец.

У Элис едва не остановилось сердце, когда она всмотрелась в державшего ее пожилого мужчину. В ее затуманенных глазах он то двоился, то троился. К горлу подступила тошнота.

— Отпустите меня, — выдавила Элис.

— Как вам будет угодно, — усмехнулся тот и разжал руки.

Девушка тут же начала раскачиваться.

— Помоги-и-ите! — взвизгнула она, когда ее голова оказалась всего лишь в нескольких дюймах от ствола дерева.

— Ну, вы решите что-нибудь одно, — опять усмехнулся мужчина.

Он остановился прямо под веткой, на которой висела Элис, и, когда она в очередной раз пролетала мимо, поймал ее и остановил. Потом он выпустил ее и заглянул в лицо.

— Что вы делаете в моей ловушке? — полюбопытствовал он.

— О! — с трудом выдохнула Элис и судорожно сглотнула, поскольку содержимое ее желудка стремилось наружу. — Я тут повисла и качаюсь. Это так весело! Никак не могу понять, зачем вы прятали такую замечательную вещь.

Старик фыркнул:

— У вас дерзкий язык, мисси. Вы уже достаточно покачались, или мне уйти, предоставив вам развлекаться дальше?

— А вы как считаете? — холодно поинтересовалась Эллис.

Он выпрямился и скрестил руки на груди.

— Полагаю, вам уже хватит, и, кроме того, думаю, что, несмотря на вашу грязную одежду, в мою ловушку попалась знатная особа.

— Да, вы правы, так и есть, — поспешила заверить его Элис.

Наверное, ему нужны деньги, подумала девушка. Что ж, она с радостью и благодарностью заплатит ему несколько монет за спасение.

— Я леди Элис Фокс из замка Фолстоу, и моя семья щедро вознаградит вас за помощь.

— Вот как? — негромко спросил старик. — Ну, тогда, — он с подчеркнутой вежливостью поклонился, — я буду рад распрощаться и оставить вас здесь, миледи.

Потом он повернулся и пошел прочь.

— Постойте! — закричала Элис.

Веревка начала медленно скручиваться, и ей пришлось резко вертеть головой из стороны в сторону, чтобы не упустить старика из виду.

— Подождите! Куда вы идете?

— К себе домой. В тепло и уют, — ответил тот не останавливаясь.

— Нет! Вернитесь! Вы должны помочь мне выбраться!

— Да пошла ты… ничего я тебе не должен.

— Пожалуйста! — не унималась Элис, — Я ходила по лесу в поисках помощи, когда угодила в ваш капкан. Мой спутник тяжело болен и погибнет, если никто не придет к нему.

Элис никак не могла понять, чем так сильно оскорбила старика. Он казался сердитым, но вполне вменяемым, пока она не упомянула о своей принадлежности к одному из самых знатных семейств Англии. Конечно! В этом все и дело!

— Он всего лишь простолюдин и очень беден! — изо всех сил выкрикнула она, поскольку старик уже скрылся из виду. — Обычный работник на молочной ферме. Прошу вас, помогите нам! — Рыдания душили ее, и она крепко зажмурилась. — Пожалуйста, вернитесь!

Через несколько мгновений она решила, что странный человек действительно ушел, оставив ее — и Пирса — умирать. И ярость вытеснила страх.

— Сукин сын! — закричала девушка, хотя в горле сильно першило и скребло от холода, напряжения и жажды. В бессильном гневе она несколько раз ударила кулачками воздух. — Я достану эту ветку и сломаю о твою дряхлую шею! Черт! Черт! Черт побери!

Элис судорожно вздохнула и постаралась сдержать рвущуюся из желудка жгучую желчь. Немного успокоившись, она снова выгнула спину и начала раскачиваться.

Боль была адской. Из глаз текли слезы, но это были слезы негодования. Холодный ветер осушал их. Девушка старалась освободиться от веревки, и злость придавала ей сил.

Выше, еще выше. Почти достала! Кончики пальцев Элис скользнули по коре. Она качнулась обратно, приготовившись к следующему рывку. Девушка тянулась вперед так сильно, что заныла спина.

Наконец пальцы Элис сомкнулись вокруг тонкой ветки, но импульс потянул девушку назад, и ветка начала выскальзывать из ее рук.

— Нет! — в отчаянии закричала Элис.

За гладкий прутик невозможно было уцепиться. Скольжение прекратилось, лишь когда ее руки оказались в своеобразной рогатке — в месте, где от ветки отходило два боковых побега. Теперь девушка повисла между двух деревьев. Руки Элис были вытянуты над головой, причем казалось, что еще немного, и они попросту оторвутся от туловища, одна нога все еще оставалась в петле, другая дрыгалась в воздухе, тщетно стараясь достать до земли, которая теперь оказалась еще дальше, чем раньше.

Элис сделала попытку сбросить петлю, но веревка слишком туго затянулась.

А тут еще тонкие побеги, которые помогали ей удерживать ветку, начали гнуться. Еще немного, и она выпустит их. Так и случилось.

— Нет! — отчаянно вскрикнула Элис и полетела к земле, уверенная, что снова начинается тошнотворное раскачивание.

Но только на этот раз она упала, причем первыми земли коснулись ее ноги. Ветка выскользнула из рук мгновением позже, и девушка ничком рухнула на заснеженную лесную подстилку. Листья, которых касались ее ладони и лицо, были удивительно приятными и источали восхитительный аромат. Мир снова стал на ноги, пусть даже голова еще кружилась, да и в животе не все было в порядке.

Элис слегка приподнялась, чтобы оглядеться, и увидела большой каменный топор, воткнутый в землю. Посмотрев в другую сторону, она обнаружила старика в компании двух мужчин помоложе. Все трое стояли и молча смотрели на нее, скрестив руки на груди.

Элис поползла к стволу дерева, на ходу расправляя юбки, чтобы прикрыть ноги. Ей это уже почти удалось, когда у нее началась сильнейшая рвота.

Элис не возвращалась.

Даже в бреду — а только это могло быть объяснением того, что он видел и слышал, — Пирс понял, насколько уязвима Элис. Она ничего не знала о правилах выживания, не имела никаких припасов, не понимала, что каждый шаг в южном направлении уводит ее все дальше и дальше от дороги, которую она искала. Должно быть, Элис замерзла, поскольку постоянно шел снег. Было темно, стало быть, еще продолжалась ночь.

Наверное, его спутница уже мертва.

Пирс с трудом открыл глаза, чтобы посмотреть на костер. Он едва успел заметить крошечные язычки пламени, лижущие угли, как его голова бессильно поникла. Огонь тоже умирал. Так и должно быть. По крайней мере его отец все еще здесь. В компании с сыном.

Уорин Мэллори сидел у гаснущего костра, притянув одно колено к груди. Седые волосы не были завязаны и свободно падали на лоб и плечи, борода и усы аккуратно подстрижены. Его взгляд был на удивление веселым, как будто смерть оказалась настолько ярким событием, что ему это понравилось. Он был одет в повседневную темно-зеленую тунику и руками чистил что-то, похожее на лесные орехи, скармливая их Лайле.

Обезьяна сидела на коленях Уорина, беспокойно сжимая и разжимая маленькие лапки и внимательно следя, как ореховая скорлупа падает на землю, где уже скопилась немаленькая куча. Лорд Мэллори ничего не говорил, но на его губах играла слабая улыбка. Он изредка смотрел на Пирса и ободряюще кивал или протягивал ему очищенный орех.

Пирс всякий раз отказывался. А теперь просто отвернулся. Он попытался заговорить с отцом, когда тот появился из метели и подошел к костру, но понял, что не может внятно выразить свои мысли.

«Почему ты преследуешь меня? Ты хочешь увидеть, как я умру? Разве тебе не достаточно того, что ты всю жизнь мучил меня своим безразличием? Не мог бы ты просто подождать моей смерти, такой же одинокой, как была жизнь?»

Но его вопросы не облекались в слова, вырываясь наружу лишь сдавленными рыданиями, поэтому Пирс предпочел из гордости молчать. Если Уорин бодрствовал у его смертного одра, Джудит Энгвед и Беван ему больше не опасны. Одно это уже можно было считать благоволением небес.

Пирс очень сожалел, что повстречал Элис Фокс и невольно обрек ее на страдания. Если бы он ее покинул, она, безусловно, рано или поздно вернулась бы в Фолстоу и сейчас не бродила бы в полном одиночестве в чаще леса в поисках маловероятной помощи. Она заслуживала того, чтобы прожить счастливую жизнь. Этого каждый заслуживает. По крайней мере так считал Пирс. Хотя его детство было несчастливым.

Ему показалось, что он слышит шорох. Скорее всего это какой-то мелкий ночной хищник вышел на охоту. Поэтому Пирс проигнорировал странные звуки, предпочтя наблюдать за своим отцом. За всю свою жизнь он не находился так долго в обществе отца, как этой ночью. Уорин обернулся на звук, потом взглянул на Пирса, кивнул в сторону, откуда доносилось шуршание, и улыбнулся еще шире.

Пирс тоже кивнул. Ему показалось, что отец именно этого от него ждал. Похоже, после смерти Уорин Мэллори находил большое удовольствие в таких простых вещах, как куница, пробирающаяся по опавшей листве в одиноком мире — темном, холодном и спокойном. И еще ему явно нравилось делиться любимым лакомством — лесными орехами — с маленьким чужеземным зверьком.

— Я нашел его!

Ночную тишину прорезал резкий мужской голос. А Пирс позволил своим усталым глазам закрыться, понимая, что Беван все же выследил его и теперь конец уже близок. Последние минуты, жизни были словно легкие снежинки, опускающиеся на его щеки, маленькие исчезающие чудеса.

— Да, я вижу костер!

Теперь говорила женщина. И хотя ее голос был резким и хриплым, он мог поклясться, что это не Джудит Энгвед.

Неужели это Элис?

Пирс попытался поднять веки, но они внезапно стали тяжелыми и жесткими, словно выдубленная кожа, и не желали слушаться. Шум становился сильнее. Неожиданно ему на грудь обрушилось что-то тяжелое. Чуть-чуть приоткрыв глаза, он увидел Лайлу, которая покинула Уорина и вернулась к нему. Обезьяна начала что-то возбужденно верещать, и больной решил, что животное пытается защитить его от незнакомца, чей голос он только что слышал. Вес маленького зверька показался ему слишком большим, даже неподъемным, и не давал дышать.

От такой защиты и задохнуться недолго. Пирс моргнул и повернул голову к костру. Уорин отряхивал с ладоней кусочки ореховой скорлупы. Его улыбка была мудрой, веселой и… вечной. Он пристально уставился на Пирса, а тот, глядя на отца, делал отчаянные попытки вдохнуть в легкие воздух, поднять руку и столкнуть с груди Лайлу. Сознание мутилось, образ Уорина дрожал и расплывался.

Уорин оперся ладонью о землю и начал вставать. Обезьянка жалобно заверещала и подпрыгнула, и Пирсу показалось, что ему на грудь рухнула гора. Но тут тяжесть исчезла и-холодный воздух наконец проник в легкие.

На Пирса повеяло ветерком, и Элис — чудная, импульсивная, непредсказуемая Элис — бросилась рядом с ним на колени, одной рукой прижимая к груди обезьянку. Она склонилась над Пирсом и свободной рукой пощупала его лоб и щеки.

— Пирс, ты меня слышишь? Господи, ты весь горишь! Я нашла людей, которые нам помогут. Они отнесут тебя в свое селение.

Он скосил глаза в сторону костра и увидел четверых мужчин, но трое из них были ему незнакомы. На них была одежда из кожи и грубой шерсти, и все имели при себе различные инструменты и оружие. Уорин Мэллори оглядел каждого с ног до головы, потом взглянул на Пирса и кивнул. Его улыбка стала немного насмешливой, словно он хотел дать понять, что мужчины выглядят весьма живописно.

— Элис, — еле слышно прохрипел Пирс.

Но она услышала, склонилась к его лицу и с тревогой спросила:

— Я здесь. Чем тебе помочь?

— Я бы хотел… — Он сделал попытку поднять руку, но сумел лишь слегка шевельнуть одним пальцем. — Познакомить тебя с моим отцом.

Несколько мгновений Элис молчала. За это время веселая улыбка Уорина стала горделивой. Потом девушка почти упала рядом с Пирсом, прижавшись щекой к его щеке, а ее губы оказались возле его уха. Пирс услышал резкий запах ее вспотевших волос, почувствовал ее страх. Влажное дыхание Элис щекотало его кожу, но Пирс не сводил глаз с отца, губы которого двигались, произнося слова голосом Элис.

— Жаль, что мне понадобилось так много времени, Пирс.

Он почувствовал странное теснение в груди, глаза защипало, словно он собирался расплакаться. Несколько раз моргнув, чтобы избавиться от неприятных ощущений, которых ему на сегодня хватило с лихвой, Пирс закрыл глаза.

Когда Пирс их снова открыл, отца не было.

— Снег усиливается, — сказал один из мужчин. — Нам надо торопиться, иначе мы не поднимем его по лестнице.

«Лестницы?» — молча удивился Пирс.

Элис отстранилась от него.

— Лестницы?

— Да, — ответил один из мужчин. Он быстро направился к тому месту, где лежал Пирс, сноровисто распутывая веревки, которыми было обмотано его туловище. — У меня здесь достаточно веревок и одеяло, поэтому мы можем… черт! — прошипел мужчина, споткнувшись.

Он посмотрел себе под ноги, потом на верхушку дерева, под которым стоял, и наконец на своих спутников.

— Мы стоим на лесных орехах, точнее, на скорлупе, — сообщил он. — Здесь ее великое множество.

— Ну и что, — проворчал старик, — смотри под ноги.

— Лесные орехи, — повторил мужчина помоложе и показал на землю: — Откуда здесь такая прорва скорлупок?

Пирс мысленно засмеялся и наконец позволил себе провалиться в забытье.

Элис казалось, что они идут уже много часов, хотя старик, Айра, тот самый, который ненавидел аристократов и умел ставить отличные ловушки, сообщил ей, что их деревня расположена неподалеку от того места, где Элис висела на дереве, словно пойманная дичь.

Двое более молодых парней несли Пирса на некоем подобии носилок — он был укутан в грубое одеяло, виднелось только его лицо. Когда Элис спросила у старика, что могло случиться с Пирсом, Айра ответил:

— Сдается мне, у него лихорадка, женщина. Но волноваться нечего. У Линии он живо встанет на ноги.

Элис не знала, кто такой или такая эта самая Линии, но искренне понадеялась, что все будет в порядке.

Скользя и спотыкаясь, девушка вскарабкалась по склону неожиданно возникшей на пути возвышенности. На спине она несла свои вещи, а мешок Пирса прижимала к груди. Лайла сидела на плече хозяйки, и когда та совершала резкие телодвижения, хваталась за ее волосы, чтобы не свалиться. Наконец группа остановилась. Громкий и пугающе близкий крик совы заставил Элис подпрыгнуть, но стоящий рядом с ней Айра поднес руки ко рту и тоже издал крик, настолько похожий на крик птицы, которой подражал, что Элис немедленно исполнилась уверенности в близком родстве этого человека и крылатого ночного хищника.

Она подпрыгнула еще раз, когда раздался резкий свистящий звук и перед стариком развернулся моток веревки.

Айра дернул за веревку, кивнул своим мыслям и, запрокинув голову, крикнул:

— Бросьте еще одну — мы нашли больного человека, который едва ли поднимется самостоятельно!

Элис тоже задрала голову и от изумления разинула рот, поспешно прикрыв его руками.

Деревья, казалось, были освещены многочисленными свечами — над ее головой и впереди в кронах горели огни: одни были заключены в некое подобие фонарей, другие были обычными факелами. Она теперь видела не менее дюжины огоньков, горевших около того, что можно было назвать плетеными хижинами и шалашами, сделанными из толстых изогнутых веток. Из темноты появились тени и стали наползать на Элис и ее спутников, словно внезапно ожившие деревья. И Элис вспомнила свой разговор с женщиной из деревни Пилингс.

«Ты из лесных людей?»

Сверху сбросили еще одну длинную веревку, и двое парней, все еще державших Пирса, бесцеремонно оттеснили Элис в сторону, чтобы стать прямо под лестницами. Затем они посмотрели друг на друга.

— Можно использовать подъемник, — сказал тот, что был, как считала Элис, младше.

У него были волнистые светлые волосы и тонкое лицо.

— Нести его? — Другой парень, тоже блондин, покачал головой. Он был очень похож на первого, но выглядел старше. Элис решила, что они, наверное, братья. — Слишком большой. Возьмем прямо так?

— Нет, положи его. Пощади наши спины.

— Скатится. Надо привязать.

— Тянуть быстро?

Старший брат, казалось, мгновение раздумывал.

— Нет, медленно.

Младший, пожав плечами, кивнул. Они осторожно опустили Пирса на землю, после чего их руки начали двигаться так быстро и умело, что Элис не могла за ними уследить. Они связали концы веревки так, чтобы получились две длинные петли, потом каждый надел свою петлю на плечо, привязал их к Пирсу, и они начали подниматься — непозволительно быстро, по мнению Элис. Пирс болтался между ними, словно мешок, плывущий вверх над землей.

Айра молча стоял рядом с Элис, скрестив руки на груди и внимательно следя за процессом. Элис нервно переводила глаза с лица старика на теряющуюся в темноте вершину дерева, не слишком уверенная в том, все ли идет как надо и что будет дальше, Последуют ли они за братьями и Пирсом в какое-нибудь гнездо, расположенное в ветвях? Элис очень хотелось как можно скорее оказаться рядом с Пирсом — очень уж он плохо выглядел, когда она вернулась. И как-то странно говорил о своем умершем отце — как будто Уорин Мэллори стоял рядом с ним. Вспомнив об этом, Элис нервно вздрогнула. Айра повернулся к ней, скривившись, словно съел что-то очень горькое.

— Я не хочу, чтобы ты осталась здесь, — сказал он без всякого сожаления в голосе. — Это из-за тебя и таких, как ты, мы вынуждены так жить, Я лучше дал бы отрубить себе руку, чем позволил тебе лезть наверх.

— Айра, я…

— Но если я прогоню тебя, — сказал он, игнорируя ее слабые возражения, — ты скорее всего выдашь наше, место.

— Я не сделаю этого, — сказала Элис. — В любом случае я никогда не смогла бы найти это селение самостоятельно. Я понятия не имею, где мы находимся, где река и дорога, Я совершенно заблудилась.

— Ты и вправду думаешь, что я поверю твоей лжи, леди? — с отвращением скривился он. — Уж не знаю, почему ты оказалась здесь вместе с этим парнем, но не сомневаюсь, что ты преследуешь свои корыстные цели.

— Я люблю его, — тихо проговорила Элис.

Она вовсе не собиралась этого говорить, но слова вырвались сами и были правдой. Она хотела сказать Айре, что Пирс — ее муж, но если Айра решит проверить это сообщение у Пирса, тот наверняка станет все отрицать. Причем и сейчас, находясь в бреду, и позже, когда поправится.

— Я старалась терпеть ваши нападки, поскольку вы нам помогли. Но, поверьте, вы ко мне несправедливы. Вы думаете обо мне ужасные вещи, и только из-за того, что я знатного рода. Но почему? Вы же меня не знаете.

— Зато я знаю таких, как ты. — Он смотрел на девушку с явным омерзением и даже отодвинулся, словно боялся заразиться. — Когда молодая женщина убегает из богатой семьи, это не может означать ничего хорошего. — Он окинул Элис с ног до головы таким взглядом, что ей захотелось стать меньше ростом. — У тебя в животе уже растет его ребенок?

— Нет! — в ужасе воскликнула девушка и залилась краской.

Айра прищурился и тихо засмеялся:

— Нет? Что ж, возможно, ты не врешь. Но поскольку ты была окружена слабаками лордами, скорее всего то, что тебе нравится в нем больше всего, находится у него в штанах. Ты потаскуха благородных кровей.

И тогда Элис ударила его. Как следует размахнувшись, она влепила ему оглушительную пощечину, вложив в это все свои силы. Голова старика резко качнулась в сторону, но, когда она вернулась на место, в движение пришли остальные части его тела. Он схватил девушку выше локтей — его скрюченные пальцы больно впились в плоть — и сильно тряхнул. Лайла, отчаянно заверещав, соскочила на землю. Айра быстрыми шагами двинулся прочь от дерева, по-прежнему держа Элис и заставляя ее пятиться впереди себя. Она упиралась и вырывалась, стараясь не уронить вещи Пирса.

— Отпустите меня!

Айра подошел к краю пригорка, на котором ютилась лесная деревенька — дальше начинался пологий склон, — и сильно толкнул Элис, в последний момент выхватив у нее из рук мешок. Девушка замахала руками, пытаясь удержаться на ногах, но все же упала и покатилась вниз. Лайла, громко шурша листвой, бежала за ней.

Элис скатилась с горы и некоторое время лежала без движения. Ноги и спина и без того ужасно болели после встречи с ловушкой старика, теперь же боль усилилась. Лайла прыгала вокруг неподвижно лежащего тела, потом прижалась к груди хозяйки и затихла. Элис взглянула вверх, где стоял Айра и еще несколько человек из деревни. Все они молча смотрели на нее. Их лица ничего не выражали. Похоже, поступок старика никого не удивил.

— Прочь! — рыкнул Айра и махнул рукой, словно отгоняя назойливую собаку. Мешок Пирса уже висел на его костлявом плече. — Убирайся отсюда, шлюха! И не смей возвращаться. Иначе мне придется нарушить клятву, которую я дал отцу, и убить женщину.

Старик повернулся и исчез из поля зрения Элис, но остальные не двинулись с места и молча сверлили ее взглядами.

— И вы так и будете стоять? — изумленно спросила Элис.

Ответить ей никто не удосужился.

Элис захотелось уткнуться лицом в замерзшую землю и расплакаться. Ее жизнь превратилась в сплошной кошмар. Голодная и измученная, она заблудилась в опасном лесу, и ее окружают только странные грубые люди, не желающие ей помочь. Хуже того, у них теперь больной беспомощный Пирс и его драгоценное кольцо.

Она нахмурилась.

Помогая себе красными от холода, ободранными руками, Элис с трудом поднялась. Окинув неприязненным взглядом все еще глазевших на нее мужчин, она щелкнула пальцами, призывая обезьяну вернуться на плечо хозяйки. Потом девушка начала карабкаться вверх — неуверенными шажками, для равновесия вытянув в сторону одну руку. Лайла вцепилась в нее, как клещ.

Когда Элис преодолела подъем, лесные люди расступились и пропустили ее. Она огляделась, убрала упавшие на лицо волосы. Девушка была исполнена решимости не показать своего страха, хотя у нее внутри все сжималось.

— Куда делся старик? — спросила она.

Мужчина средних лет указал на дерево, на которое забрались братья вместе с Пирсом. Элис взглянула на свисавшие веревки, потом на людей, которые все еще не разошлись. Видимо, у них было не много развлечений.

— Никто из вас не станет останавливать меня?

— Зачем нам это? — удивился тот же мужчина. — Если ты хочешь свалиться… — Он скрестил руки на груди — похоже, все они были приверженцами этой позы — и пожал плечами: — В конце концов, это твоя шея.

Элис расправила плечи и сделала глубокий вдох.

— Ну что ж, и на этом спасибо, — сказала она и направилась к лестнице, словно на поле боя.

— Она действительно собирается туда залезть, — сказал мужчина своему соседу, словно не мог поверить своим глазам.

— Подожди, дитя! — окликнула ее какая-то женщина, но Элис продолжала идти.

Она ни за что не откажется от того единственного, что было для нее важно, что значило для нее больше, чем все остальное на свете. Она должна быть рядом с Пирсом. И если для этого ей придется драться со старым Айрой, она это сделает.

— Постой!

Женщина лет на десять старше Элис схватила ее за локоть. У незнакомки были роскошные каштановые волосы, частично скрытые капюшоном, и добрые понимающие глаза. Покосившись на насторожившуюся Лайлу, женщина убрала руку.

— Не ходи туда. Когда Айра в приступе ярости, он склонен делать и говорить то, о чем искренне сожалеет на следующий день.

— Мой…

Элис хотела сказать «муж», но не знала, как присутствующие отнесутся к ее заявлению. Может быть, тогда они посчитают, что Пирс тоже принадлежит к ненавистным им аристократам и не станут помогать?

— Мой друг очень болен. Он там, наверху, один, в окружении незнакомых людей, включая этого злобного старика, укравшего чужой мешок.

— Не беспокойся за своего друга. В округе нет никого лучше Линии, — уверенно сказала женщина. — Айра не плохой человек, и если он поручил твоего друга Линии, никто из живущих здесь не причинит ему зла. Его имущество тоже в безопасности. — Помедлив, женщина спросила: — Что случилось с твоим другом? Он неудачно упал?

— Нет. У него лихорадка.

— Господь милосерден. Он поранился? Его кто-то укусил?

— Он был ранен около двух недель назад, — сказала Элис и вздрогнула, вспомнив о бинтах на руке Пирса и об их первой встрече в кольце Фоксов. Ее снова охватил страх. — И еще его укусила, — она показала на смирно сидящую на ее плече обезьянку, — Лайла. Это произошло случайно… несколько дней назад.

Женщина нахмурилась и отошла от Элис.

— Сегодня ты все равно ничего не сможешь для него сделать. Насколько я могу видеть, ты измучена, замерзла и голодна, не так ли?

Элис почувствовала, как ее глаза наполнились слезами.

— Да. Вы не бойтесь, Лайла вас не укусит, клянусь вам. В ту ночь Пирс испугал ее, и она бросилась на него скорее от неожиданности, чем от злости. Ну и конечно, она защищала меня.

— Понимаю. Для животного это нормально. — Женщина обняла Элис за талию и повела к центру деревни. — Меня зовут Элла. Ты и Лайла, конечно, можете провести эту ночь с моей семьей, а утром кто-нибудь поговорит с Айрой о тебе.

— Нет. — Элис энергично тряхнула головой. — Я сама буду разговаривать с этим старым уродом.

— Ладно, — усмехнулась Элла. — Но сейчас-то ты пойдешь со мной? Чтобы поесть и отдохнуть.

— Большое спасибо, — улыбнулась девушка. — Кстати, меня зовут Элис.

— Рада познакомиться, леди Элис.

— Да какая здесь может быть леди! Просто Элис.

Элла широко улыбнулась:

— Ну тогда пошли, просто Элис. Я помогу тебе забраться на дерево.

Элис резко остановилась.

— На дерево? — простонала она.


Глава 13 | Не целуй незнакомца | Глава 15