home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Элис и Пирс жили в лесной деревне уже шесть дней, и все это время мела метель. За всю свою долгую жизнь Айра не видел столько снега. Пирс быстро поправлялся. Создавалось впечатление, что в этом ему помогает белоснежный покров, лежавший на земле, ветках деревьев и домах. Если деревню и раньше было нелегко заметить, то теперь она стала совсем невидимой, если, конечно, точно не знаешь, где искать. Деревья казались беременными — они стояли с огромными, словно ватными животами, а дым от жаровен, без которых невозможно было обойтись, смешивался с влажным морозным туманом.

Элис порой думала, что место, куда они попали, действительно волшебное и населено сказочными людьми. Только так можно было объяснить перемены, происходившие с Пирсом, — и физические, и духовные. После встречи со старым Айрой он позвал ее, как и обещал. Пирс почти ничего ей не рассказал, но долго держал ее руку, пока они молча сидели рядом. Элис решила, что произошел перелом в их отношениях, после которого она превратилась из нежелательной обузы в союзника. Она не могла точно сказать, в какой момент и по какой причине это случилось, но это было реальностью, которая не могла не радовать.

Что касается отношения Айры к ней, но он больше не пытался вышвырнуть ее из деревни, что было, несомненно, приятно, хотя относился к ней даже с большим недоверием, чем раньше. Старик проводил много часов с Пирсом наедине в доме на дереве и напрямую к Элис никогда не обращался. Иногда девушка замечала, что он издалека наблюдает за ней. Он рассматривал ее с напряженным вниманием и враждебностью, которая казалась физически ощутимой.

Элис выбросила из головы мысли о злобном старике и сосредоточилась на тесте, которое месила. Справа и слева от нее усердно трудились Элла и Тайни, и воздух в маленьком домике на земле был насыщен мускусным запахом закваски и специй. Лайла сидела на высокой полке. Ее внимание было занято клубком веревок, который Тайни завязала в старую тряпку. Сегодня намечался праздник — Пирс должен был присоединиться к Элис и остальным жителям деревни для участия в торжестве. Элис знала, что он хочет проверить, достаточно ли окреп, чтобы отправиться в Лондон. Но на этот раз у них будут припасы и теплая одежда. Пообщавшись с Айрой, Пирс узнал, что они могут добраться до города за два дня.

Словно прочитав мысли Элис, Элла спросила:

— Вы завтра нас покинете?

Она кивнула и усмехнулась при виде грустного личика Тайни.

— Я буду скучать! Мне кажется, вы жили здесь всю мою жизнь! — Понурившись, девочка сказала: — Вам совершенно не обязательно уходить. Можете остаться с нами. Здесь вас никто не найдет, и вам не придется выходить замуж за этого ужасного лорда.

Элис потянулась и тыльной стороной ладони погладила девочку по щеке — только эта небольшая часть ее руки не была испачкана тестом и мукой.

— Не могу, малышка. У Пирса важное дело в Лондоне, а потом я должна вернуться домой, хотя бы ненадолго. Боюсь, моя семья сильно тревожится из-за моего бегства. Конечно, мне хотелось бы думать, что я ни с кем не помолвлена, но моя старшая сестра дала слово, и я обязана помочь ей найти решение, которое устроит всех. Очень надеюсь, что оно не обойдется ей слишком дорого.

— Ты выйдешь замуж за Пирса? — с проказливой улыбкой поинтересовалась Тайни.

— Нам не дано предугадать… — неопределенно ответила Элис, пряча улыбку.

— Возможно, — фыркнула Элла, — если только не знать, что вы уже практически женаты.

Элис разинула рот. Тайни захихикала.

— А что? — Элла округлила глаза. — Твой парень рассказал историю вашей встречи Айре, а Линии подслушала. Уже на второй день вашего пребывания здесь ее все знали.

Элис была потрясена.

— Пирс и вправду пришел в кольцо Фоксов, когда ты там спала? — затаив дыхание от восторга, спросила Тайни. — И разбудил тебя поцелуем?

Элис рассмеялась:

— Не совсем так. Я и в самом деле спала, но меня разбудили громкие вопли и ругательства. Это орал Пирс, потому что Лайла его укусила.

Все от души засмеялись. Обезьяна присоединилась к общему веселью и громко заверещала. Потом наступила тишина, которую нарушила Элла.

— Ты сможешь заявить о своих правах на него перед королем.

Элис потребовалось время, чтобы обдумать ответ. Она медленно собрала тесто в большой ком, положила в горшок и накрыла чистой тканью.

— Нет, — наконец проговорила она. — Я люблю Пирса, это правда. Не думаю, что это тайна для тех, кто видел нас вместе. Но я не буду настаивать. Если я нужна Пирсу и он чтит традиции кольца Фоксов, я с радостью выйду за своего суженого.

Маленькое личико Тайни стало встревоженным.

— А если нет?

— Тайни! — упрекнула дочку Элла.

— Все в порядке, Элла, — мягко сказала Элис и с улыбкой взглянула на девочку, высыпавшую новую порцию муки на стол: — Если нет? Что ж, нельзя заставить человека полюбить.

— Он никогда так не поступит, — отрезала Элла, укладывая свое тесто в горшок, — тем более после всего, что вам пришлось пережить! Ты так преданно за ним ухаживала. Кроме того, надо быть слепым, чтобы не увидеть огня любви в его глазах, когда он на тебя смотрит.

Элис очень хотелось схватить женщину за руки и закричать во весь голос: «Как? Скажи, как он на меня смотрит? Объясни мне! Наверное, я слепа!»

Вместо этого она пожала плечами и равнодушным тоном сообщила:

— Мы очень разные.

— Два кувшина воды весьма полезны для очень многих вещей, — загадочно проговорила Элла. — Но что, если есть кувшин воды и огонь? Именно вместе они и нужны, чтобы жить. Если есть вода и огонь, вы можете приготовить пищу, обиходить дом. А с двумя кувшинами воды можно разве что…

— Можно как следует напиться, — радостно добавила Тайни.

— Или вымыться, — улыбнулась Элис.

Тайни рассмеялась:

— Я бы выменяла один кувшин на цыпленка.

— Но как ты приготовишь его, если нет огня?

— А я его не собираюсь есть, — не задумываясь заявила Тайни. — Мы вместе будем играть.

— А еще кувшины можно использовать как оружие.

— Или устроить между ними состязание — скатить с холма и посмотреть, какой окажется быстрее.

— Ну ладно вам, дети, — засмеялась Элла. — Хватит болтать. Нам еще надо испечь много хлеба, если мы хотим накормить всех досыта.

Элис легонько подтолкнула Тайни локтем, они обменялись заговорщическими взглядами и улыбками. Элис понимала, что будет очень скучать по маленькой очаровательной проказнице, и погрустнела от мысли, что скоро покинет ее и всех остальных жителей деревни, ведущих такую суровую, полную лишений жизнь.

Внезапно руки ее замерли над тестом.

— Элла, а почему бы тебе, Тайни и мальчикам не вернуться в Фолстоу вместе со мной? — повинуясь неожиданному порыву, спросила она.

— О! — У Тайни даже дыхание перехватило от восторга. — Правда, леди Элис? Мы отправимся туда, мама?

Элла настороженно покосилась на Элис:

— Зачем нам это?

— Я уверена, Сибилла найдет для вас хорошее место в благодарность за все, что вы для меня сделали. — Чем больше Элис обдумывала неожиданно пришедшую ей в голову идею, тем более удачной она ей казалась. — Тайни тяжело забираться на дерево. У вас будет настоящий дом, да и прокормиться станет легче.

Тон Эллы стал заметно прохладнее.

— Спасибо за предложение, Элис, но мы уже жили в обычной деревне. Там каждый живет лучше или, наоборот, хуже соседа. А здесь мы все равны. Надеюсь, ты не обидишься, но мы считаем этот лес своим настоящим домом, хотя не уверена, что он отвечает твоим высоким требованиям.

— Что ты говоришь, Элла? — Элис была ошеломлена. — Я же только хотела…

— Не думай об этом, — прервала ее Элла и взмахнула рукой. — Спасибо, конечно, за щедрое предложение, но мой ответ — нет. Айра много лет употребил на то, чтобы создать для нас место, где мы могли, бы жить в мире и покое. И мы не бросим его только ради лучших условий.

— Мне очень жаль, если я тебя оскорбила, — тихо сказала Элис, залившись краской. Она злилась на себя за то, что поторопилась и, судя по всему, неудачно выбрала слова. — Я не собиралась никого обижать. Просто мне хотелось как-то отблагодарить вас за доброту.

— Ты можешь сделать это, если не расскажешь другим чужакам о нашем существовании, — сказала Элла, продолжая сосредоточенно месить тесто.

«Другим чужакам». Это звучало как напоминание: «Ты здесь не своя». Элис поняла, что совершила грубую ошибку, но понятия не имела, как ее исправить.

— Никогда, Элла, понимаешь, никогда в жизни я… — торжественно начала Элис, но Элла ее перебила:

— Почему ты не идешь готовиться к празднику? Возможно, Пирсу что-либо нужно. Тайни и я здесь все закончим сами. Осталось совсем немного.

— Мама, — неожиданно заговорила Тайни, — я поеду в Фолстоу. Обязательно поеду. Леди Элис, с вами я поеду куда угодно.

— Замолчи, Тайни, — поморщилась Элла, — и не досаждай леди своими глупыми просьбами. У нее есть друг, о котором она должна заботиться, а у нас с тобой здесь полно обязанностей.

Руки Элис снова застыли над шаром теста.

— Ты уверена, Элла? Я рада буду помочь и…

— Я абсолютно уверена, — решительно ответила Элла. — А сейчас иди, Элис.

Тайни грустно улыбнулась:

— Увидимся на празднике, леди Элис. Можно, я сяду с вами?

— Конечно, милая. — Элис с трудом проглотила застрявший в горле комок, увидев, как Элла ущипнула девочку. — Мне будет очень приятно.

Тайни кивнула и нехотя вернулась к стряпне.

— Все в порядке, Элис, — сказала Элла, глядя на нее поверх головы девочки. — Я знаю, ты хочешь нам добра и привыкла получать то, что пожелаешь. Но ты не можешь наладить все. Даже не пытайся.

Элис почувствовала, как к глазам подступили злые слезы. Слова Эллы звучали так, словно она, Элис, назойливая, вмешивающаяся не в свои дела девчонка. А она всего лишь искренне намеревалась помочь!

А может быть, это действительно не ее дело?

— Извини, — еще раз пробормотала она, вытирая руки тряпкой.

— Не думай об этом, — сказала Элла, целиком поглощенная работой. — Праздник получится отличным. Мы еще долгие годы будем помнить, как провожали вас.

Пригнувшись, Элис выбралась из хижины. Нахмурившись, она почувствовала, что лишилась остатка уверенности в себе. «Что же ты за женщина, леди Элис Фокс? Или, что еще важнее, какой женщиной ты хочешь стать?»

Пирс довольно быстро облачился в свою одежду, которую Линии вычистила для него. Он чувствовал себя почти как раньше.

Хотя, пожалуй, Мэллори больше не понимал, кто он на самом деле. За прошедший месяц он успел побывать не имеющим матери незаконнорожденным отпрыском знатного лорда, сиротой и женатым человеком. А теперь вдобавок выяснилось, что у него есть дед, настоящий живой дед, который все время казался ему разным: то придирчивым и недоброжелательным, то умным и благородным.

То, что Элис, отправившись за помощью, столкнулась с Айрой, не могло быть просто совпадением, спасшим Пирсу жизнь. Он получил еще один шанс отобрать Гилвик у Джудит Экгвед и Бевана. И вместе с тем у Мэллори появилось то, чего он не имел долгие годы: близкий человек. Айра был его дедом, единственным кровным родственником. Слушая рассказы старика, Пирс начал по-новому узнавать мать, которой он так давно лишился.

Семья. То, что Элис считала само собой разумеющимся и от чего Пирс не позволил ей отречься. Ни ради него, ни во имя того, что она к нему чувствовала. Элис нуждалась в семье, и она не должна противиться желанию старшей сестры выдать ее замуж. Возможности, которые брачные узы Элис предоставляли ей самой и ее будущим детям, были не таковы, чтобы Пирс позволил ей отказаться от них ради сомнительной чести стать женой работника фермы. Она заслуживает большего.

Сегодня он все скажет Элис. Он поведает ей об Айре, матери и отце и не станет скрывать, что хотя он все еще намерен идти в Лондон и попытаться добиться справедливости, но не будет использовать Элис или ее имя для того, чтобы склонить Эдуарда на свою сторону. Он убедит ее вернуться к сестрам в Фолстоу. Это лучшее, что он может для нее сделать.

Пирс не собирался причинить ей боль. Честно говоря, он не хотел, чтобы она возвращалась в Фолстоу, и уж точно не мыслил ее будущей женой Клемента Кобба. Было в Элис Фокс что-то особенное, проникшее в его душу и смущавшее мысли. Девчонка была непредсказуемой, импульсивной и бесстрашной. Кроме того, страстной, сильной и храброй. Он гордился ее любовью, считая, что, раз его полюбила такая девушка, он, наверное, этого достоин.

Мэллори мог лишь надеяться на то, что она примет во внимание его желание отправить ее домой к семье. За время их совместного путешествия Элис сильно изменилась.

Пирс это видел совершенно отчетливо. Может быть, она прислушается к его словам.

Он услышал слабый ритмичный звук — внизу били в барабан. Жителей деревни созывали к праздничному столу. Почти сразу раздался голос Айры:

— Парень, ты спускаешься или нет?

Пирс подошел к стене из шкур и высунул голову в отверстие. Старик стоял прямо под ним. Его белые волосы и окладистая борода словно вбирали в себя голубоватое сумеречное свечение снега между длинными тенями деревьев. Немного дальше горел большой костер, и, присмотревшись, Пирс увидел темные силуэты жителей деревни, уже начавших веселиться. Где-то там ждала его Элис.

Девушка, которая могла стать его женой. Хотела этого.

Девушка, принадлежавшая к совсем другому кругу. Девушка из другой жизни.

— Через пару минут спущусь! — крикнул Пирс Айре.

— Что случилось? Не подходит одежда?

Пирс улыбнулся:

— Все в порядке. Просто я должен взять подарок для Элис.

— Я не стану ждать из-за такой ерунды!

Пирс поднял руку, показывая, что все понял, и вернулся в дом. Он нашел свой мешок, раскрыл его и принялся шарить внутри, чувствуя холодок где-то в животе. Обнаружив искомый предмет, он достал его и стиснул в руке. Он знал, что не успел сделать все как следует — не хватило времени. Но даже если бы время было, он все же не был профессиональным резчиком по дереву. Пирс только надеялся, что Элис догадается, что он пытался изобразить, и ей это понравится.

Пирс Мэллори никогда в жизни никому не дарил подарков.

Спрятав сделанную им вещицу, он направился к лестнице и медленно спустился вниз, проверяя свою силу и умение держать равновесие. Все было нормально. Когда до земли, оставалось три ступеньки, он спрыгнул на землю. Что ж, никаких неприятных ощущений.

— Не рано ли тебе, парень, так скакать? — поинтересовался Айра, все же ожидавший Пирса, несмотря на угрозу.

— Я должен точно знать, на что способен, прежде чем отправиться в путь.

Они неторопливо пошли к центру деревни. Вокруг резвились дети. Их громкие крики приглушал рыхлый глубокий снег. Деревня оказалась в пушистом коконе, обезопасившем ее от любых вторжений.

— Может быть, тебе стоит еще пару дней подождать? — осведомился Айра. — Ты еще не окреп. Делу не поможет, если ты, добравшись до Лондона, опять свалишься в лихорадке. Твоя благородная девица не сумеет о тебе позаботиться, ежу понятно.

«Разве она моя?» — подумал Пирс, а вслух сказал:

— Она сделала все, что могла.

Дед и внук подошли к костру. Это был очень большой костер — в обхвате как наземная хижина. Пламя поднималось на высоту в два человеческих роста.

— И я больше не заболею. Я прекрасно себя чувствую и хорошо отдохнул. — Он сделал паузу, не зная, что именно сказать старику перед уходом, но потом решил признаться во всем. — Когда мы доберемся до Лондона, я намерен отослать Элис домой.

Даже не поворачиваясь, Пирс уголком глаза видел, что старик изумленно воззрился на него. Он явно не ожидал услышать столь шокирующее признание.

— А как же кольцо Фоксов?

— Это не закон.

— Конечно, нет, — согласился Айра с большой, по мнению Пирса, готовностью. — Думаешь, она подчинится твоим желаниям?

Пирс пожал плечами:

— Для нее же лучше жить привычной жизнью в своем кругу. Да и, возможно, когда все кончится, она не захочет меня больше знать.

— Пожалуй. А может, и нет, — задумчиво проговорил Айра. — Как бы то ни было, это самая умная вещь, сказанная тобой, с тех пор как ты появился здесь.

— Ей необходимо быть со своей семьей, — повторил Пирс. — Тебе тоже. — Он остановился и повернулся к Айре. Старик сделал то же самое. — Я решил, закончив дела в Лондоне, вернуться за тобой. Я хочу, чтобы ты отправился вместе со мной в Гилвик.

Он взглянул на костер и увидел Элис, сидящую рядом с Тайни.

— Поверь, парень, я тоже этого хочу, — спокойно ответил Айра. — Но не могу их оставить. Мы все здесь — одна семья.

Мэллори взглянул в глаза старика:

— Я знаю. Поэтому предлагаю вернуться всем. Места хватит. Если ты скажешь им правду — что я твой родной внук, — они пойдут за тобой.

Айра некоторое время задумчиво разглядывал Пирса, потом отвернулся и устремил взгляд на танцующие языки пламени, отбрасывающие на его морщинистое лицо разноцветные блики.

— Человеку очень трудно возвратиться туда, где ему пришлось пережить так много боли. Да и, возможно, король откажет тебе, поскольку ты не знаешь, кто настоящий отец Бевана. А это родимое пятно — всего лишь слух. Речь идет о твоем слове против слова той мерзкой стервы. Еще неизвестно, кому поверит Эдуард.

Пирс кивнул. Он заметил, что Элис радостно машет ему, и поднял руку в ответном приветствии.

— Правда, у меня нет никаких доказательств истинного происхождения Бевана. Я сам видел отметину на его груди, так что это вовсе не слух. Если король не решит дело, в мою пользу, полагаю, я смогу жить здесь с вами. Надеюсь, местные обитатели меня не отвергнут.

Старик еще раз всмотрелся в лицо Мэллори и снова отвел глаза.

— Как пожелаешь, парень. Если удача от тебя отвернется, помни: здесь тебя всегда ждут. Если решишь поселиться здесь, я буду только рад.

— Я тоже, — улыбнулся Пирс. — Но надеюсь, что ты все же обдумаешь мое предложение. Поговори с людьми. Подумайте.

Айра кивнул:

— Обещаю.

Пирс похлопал старика по костлявому плечу и через толпу жителей деревни направился к Элис. Она, улыбаясь, встала ему навстречу, и Пирса словно окутало теплой волной.

Она снова была в синем платье и подбитом собольим мехом плаще. Девушка аккуратно подшила обтрепавшийся подол, и, даже лишенное изрядного куска ткани, который Пирс отрезал для мытья, платье все еще доходило до носков ее изящных туфелек. Золотистые волосы Элис были зачесаны назад, уложены изящным венцом и украшены на затылке побегами омелы. В руках Элис держала большой сверток. Девушка улыбалась. Ее губы были пухлыми и розовыми, и Пирсу как-то сразу пришло в голову, что она и в самом деле уже не ребенок.

Он направился к ней, но подойти не успел, потому что жители деревни начали кричать «ура», заставив его и Элис, не сводящих глаз друг с друга, вздрогнуть от неожиданности.

— Ур-р-р-ра! Он выжил!

Люди смеялись и хлопали в ладоши.

Элис тоже радостно засмеялась, потом переложила сверток, который держала в руках, под мышку и тоже зааплодировала.

У Пирса от волнения перехватило дыхание. Он опустил глаза и после небольшой паузы низко поклонился собравшимся.

— Спасибо вам, — сказал он, — большое спасибо за доброту.

Наступила тишина, и все взгляды обратились к Элис. Люди явно чего-то ждали. Пирс, недоумевая, тоже посмотрел на нее.

Она засуетилась и покраснела, а потом взяла сверток и прижала к груди.

— Знаю, еще рано, — пробормотала она, — но ведь мы точно не знаем, что будет, когда мы доберемся до Лондона… — Она сбилась, смутилась и зарделась еще сильнее. Потом решительно протянула сверток Пирсу: — С Рождеством, Пирс.

Он взял его — почти нехотя. Пирс не только никогда в жизни не дарил подарков. Он и не получал их никогда в жизни.

Тонкая веревка была обмотана вокруг богатой ткани темно-красного цвета и завязана бантиком. Пирс потянул за один конец, развязал его и развернул ткань. Почувствовав, как сжалось горло и защемило сердце, он поднял глаза на Элис.

— Я подумала, что тебе, наверное, понадобится другая одежда, более соответствующая случаю — я имею в виду аудиенцию у короля, — сказала она, и Пирс увидел в ее глазах сомнение. — Тебе нравится?

Пирс еще раз взглянул на тунику. Толстый стеганый бархат, отделанный золотой тесьмой. Черный кожаный ремень и крепкие, тоже черные, шерстяные рейтузы. Он никогда не видел одежды красивее, даже у отца.

— Где ты это взяла? — спросил он, отлично понимая, что вопрос звучит нескромно.

Но сдержаться не смог. Он был потрясен сверх всякой меры заботой Элис и роскошью подарка.

— Купила у одного из местных, — призналась она.

— Краденое?

Элис ухмыльнулась и кивнула.

Пирс перевел глаза на роскошную тунику, провел по ней пальцем, чувствуя, как его грубая кожа цепляет дорогую ткань. Он вспомнил о приготовленном для нее примитивном подарке и почувствовал стыд. Теперь он никак не мог подарить ей самодельную вещицу.

«Но ведь так будет всегда, — сказал ему внутренний голос. — На ее богатство можно скупить всю одежду в Лондоне. Ты никогда не сможешь дать ей ничего равноценного. Как же ты сможешь доставить ей удовольствие?»

— У меня тоже есть кое-что для тебя, — тихо сказал он. — Но ты можешь это выбросить, если не понравится. Это просто так… безделица…

— Ты приготовил для меня подарок? — спросила Элис, и ее удивление не было наигранным. — Пирс, я не ожидала. Ты же был так болен…

Он прервал ее, засунув руку в карман и вытащив подарок. Затем, не глядя на девушку, протянул ей.

— Вот, возьми, — буркнул он, с неудовольствием взирая на столпившихся вокруг людей, — С Рождеством, Элис!

Она посмотрела на лежащую в ладони небольшую горсть деревянных бусинок. Сдержав смешок, она рассматривала подарок.

Тайни вытянула шею, чтобы увидеть все своими глазами. Несколько жителей деревни последовали ее примеру.

— Что это?

— Браслет!

— Это луковицы?

— Нет. Я хотел сделать лилии.

— А это маленькие птички?

Лицо Пирса окаменело. Ему не следовало дарить ей этот кошмар.

Элис подняла глаза, и он увидел в них слезы.

— Это гранаты?


Глава 16 | Не целуй незнакомца | Глава 18