home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Стража впустила его во дворец.

Пирс сомневался в этом до самого последнего момента. Его волосы намокли от пота, внутренности, казалось, завязались в один тугой узел, ноги дрожали. Он был уверен, что мнение стражи склонилось в его пользу только благодаря новому костюму, подаренному Элис. Солдаты оглядели его с ног до головы и, очевидно, поверили заявлению, что он лорд Гилвик-Мэнора. Пока его осматривали внимательные, не упускающие ни одной детали глаза, Пирс молча молился, чтобы они не заметили старых поношенных башмаков, которые никак не вязались с его титулом. Даже с очень дорогим кольцом на мизинце, а возможно, что именно из-за него, будь он в своей старой одежде, его, возможно, прогнали бы прочь, если вообще не схватили бы как вора.

Но теперь Мэллори шагал по королевской приемной, тщетно стараясь обуздать любопытство и потрясение из-за того, что он, работник с фермы, теперь находился там, где живет сам монарх. Он украдкой разглядывал роскошную мебель и украшения, снующих взад-вперед придворных, прихорашивающихся друг перед другом. Пирс надеялся получить аудиенцию немедленно, поскольку не имел представления, где проведет ночь. Он не был королевским гостем и не имел ни одной монеты, которую мог бы потратить на жилье. Он отдал свой мешок и все, что там осталось, городскому нищему, и теперь у него не было ничего, кроме одежды и кольца на пальце.

Быть может, ему удастся переночевать где-нибудь в конюшне, если Эдуард не примет его сегодня.

Всякий раз, когда кто-то громко смеялся или где-то хлопала дверь, Пирсу приходилось сдерживаться, чтобы не подпрыгивать от испуга и не стискивать кулаки. Его нервы были словно натянутые струны.

Он заметил человека, стоявшего у изысканно украшенных дверей, к которому по очереди подходили люди. Он перебрасывался с ними несколькими словами, потом записывал что-то на листе пергамента и отсылал просителей. Это был очень крупный человек, ростом даже выше, чем Пирс, больше походивший на солдата, чем на придворного. Его волосы были длиннее, чем диктовала мода, и чем-то напоминали львиную гриву. Пирс догадался, что это личный распорядитель Эдуарда и именно этого человека ему следовало убедить в первую очередь.

Пирс на минуту отвернулся, сделав вид, что рассматривает роскошный гобелен на стене. Стоило ему закрыть глаза, как перед ним появился образ Элис — сияющие карие глаза, задорная улыбка, румянец на щеках. Сердце заколотилось с удвоенной скоростью. Он признал, что был глупцом, отправившись в Лондон один, — сейчас ему, как никогда раньше, был нужен ее напор, ее дерзость и бесстрашие. Она всегда верила в осуществимость его мечтаний, в его возможности, даже когда этой веры не было у самого Пирса. И теперь Мэллори решил, что должен соответствовать ее высокому мнению о себе.

Он постарался отвлечься от мыслей об Элис, глубоко вздохнул и открыл глаза. Высоко подняв голову, Мэллори взглянул на личного слугу короля. Тот внимательно оглядел Пирса с ног до головы и только после этого заговорил с ним:

— Добрый день, милорд.

— Добрый день, — твердо ответил Пирс. — Я Пирс Мэллори из Гилвик-Мэнора. Мне необходимо срочно встретиться с королем. Сегодня. Желательно прямо сейчас.

Рыжевато-коричневые брови мужчины слегка приподнялись. Он посмотрел в пергамент, который держал в руках, потом поднял глаза на Пирса.

— Все аудиенции расписаны на несколько дней вперед. А потом приема вообще не будет до наступления нового года. Возможно, вы сумеете убедить вашу мать побеседовать с его величеством от вашего имени. Она прибыла сегодня утром вместе с сыном и будет принята королем завтра.

Пирс покачал головой. Значит, Джудит Энгвед уже здесь, и Беван тоже. Слава Богу, он, Пирс, не опоздал. Надеяться было не на кого. Он должен сражаться за себя, а не оглядываться по сторонам и гадать, что задумала ненавистная парочка.

— Нет. Простите, но мое дело не может ждать.

На лице секретаря появилось выражение терпеливого внимания.

Пирс, скрипнув зубами, заговорил отчетливо, но очень тихо, чтобы никто не мог подслушать.

— Женщина, которую вы назвали моей матерью, ею не является. Это вдова моего отца. Она прибыла к его величеству Эдуарду, чтобы получить Гилвик-Мэнор для своего сына Бевана. Но дело в том, что Беван не является потомком моего отца. Джудит Энгвед Мэллори пытается похитить земли, по праву принадлежащие мне, и готова лжесвидетельствовать перед королем ради этого. Я единственный законный наследник поместья и могу это доказать. — И Пирс показал свою правую руку с драгоценным кольцом на мизинце. Затем он опустил руку. — Если король выслушает Джудит Энгвед в мое отсутствие, он может совершить серьезную ошибку.

Брови секретаря медленно опустились. Выслушав Пирса, он нахмурился и сказал:

— Оставайтесь здесь.

Распорядитель трижды стукнул в дверь и скрылся за ней. Из зала донесся громкий смех, который тут же оборвался, лишь только двери захлопнулись.

Пирс с шумом выдохнул. Он даже не почувствовал, что до сих пор задерживал дыхание. Он отлично знал, что Гилвик-Мэнор по праву принадлежит ему, а Джудит Энгвед — не более чем гнусная и коварная ведьма. И все же чувствовал себя не в своей тарелке, попав в необычное для себя окружение и будучи вынужденным решать непривычные проблемы. Ему здорово не хватало тишины родных мест и величавого спокойствия леса, через который он так долго шел. Он хотел, чтобы рядом была Элис. Она была ему необходима. Господи, как же он любил ее! Когда эта мысль пришла ему в голову, он осознал, что борется за наследство не для себя и даже не ради того, чтобы дать покой давно ушедшей матери. Он делает это для Элис.

Возможно, вернувшись в Фолстоу, она не захочет вести бедную жизнь, которую он может ей предложить. Но Пирсу в это не верилось. Он любил ее, нуждался в ней и знал, что так будет всегда. Если существовал хотя бы один шанс, что она по-прежнему его любит, Пирс намеревался ухватиться за эту любовь обеими руками и больше никогда не отпускать ее от себя. Он даже готов терпеть чертову зверюгу, едва его не погубившую, если уж Элис так к ней привязана. В конце концов, Пирс же пригласил Айру, так что будет только справедливо, если и у Элис будет свое злобное и раздражительное существо в Гилвике.

Губы Мэллори дрогнули в слабом подобии улыбки, но всю его веселость как рукой сняло при звуках знакомого голоса прямо за спиной.

— Здравствуй, Пирс. Я смотрю, ты воруешь одежду с такой же легкостью, как земли?

Пирс медленно обернулся, не слишком уверенный, сумеет ли сохранить самообладание при встрече с женщиной, попытавшейся отобрать его жизнь.

Она широко улыбалась, охотно демонстрируя крупные длинные зубы.

— Игра окончена, — сказал Пирс, отказываясь вступать в очередную перепалку. — Я только что разговаривал с распорядителем. Аудиенция назначена на завтрашнее утро.

— Чудесно! — с преувеличенной радостью воскликнула Джудит Энгвед и дважды хлопнула в ладоши. — Все, как я запланировала.

Пирс насторожился. Хотя у Джудит всегда была склонность к излишнему драматизму, он не услышал в ее голосе сарказма.

— На твоем месте я бы так не радовался, — предупредил Пирс. — У меня есть доказательства твоего предательства, и когда король меня выслушает, ты потеряешь все.

Джудит покачала головой:

— Ну, не думаю, что все так плохо. Полагаю, ты сам откажешься от своих претензий на Гилвик.

— Ты не сможешь заставить меня пойти на это! — прорычал Пирс. — Ты лгунья и интриганка и получишь то, что заслуживаешь.

— Конечно, получу, — охотно согласилась Джудит. — И кстати, не скажу ни слова, чтобы убедить тебя уступить дорогу Бевану и мне. Я собираюсь кое-что тебе подарить, а потом ты сам решишь, как поступить дальше. Все зависит только от тебя. Лично я хочу вступить с тобой в переговоры, поэтому приготовила, — ее зубы сверкнули, как острые ножи цвета слоновой кости, — нечто вроде мирного соглашения.

— Ты имеешь в виду взятку? — насторожился Пирс.

— Что ж, можно сказать и так.

Пирс решительно покачал головой:

— Чтобы это ни было, оставь себе. Ничего, что ты могла бы дать или обещать мне, не заставит меня отдать тебе дом моего отца. Мой дом.

Улыбка Джудит осталась такой же широкой, правда, теперь больше напоминающей звериный оскал.

— Тем не менее думаю, тебе стоит взглянуть, о чем идет речь. Но прежде чем я отдам тебе мой подарок, прошу обратить внимание, что Бевана сейчас со мной нет. Ты очень скоро поймешь, с кем он. И все время помни об этом, прежде чем решишь сделать какую-нибудь глупость. Если ты попытаешься меня обмануть, мое предложение сразу утратит силу и Беван получит разрешение сделать то, что ему очень хочется. Ты сам знаешь, каким… горячим он может быть.

Джудит Энвгед протянула ему руку — пальцы согнуты, ладонь обращена вниз.

У Пирса не было ни малейшего желания иметь с Джудит какие-либо дела. Он взглянул на ее кулак — белый, с синими прожилками вен, холодный даже на вид, — и снова поднял глаза.

— Бери, — мягко сказала она. — Я не укушу тебя, глупый мальчишка.

И Джудит передала Пирсу что-то маленькое и легкое. Ее улыбка стала еще плотояднее.

— Подумай как следует, — посоветовала она. — Увидимся утром и оба послушаем, что ты скажешь королю. Я просто сгораю от нетерпения.

С этими словами Джудит удалилась, а Пирс еще долго смотрел ей вслед. Она ни разу не обернулась, лишь изредка приветственно махая рукой то одному, то другому гостю. Как заметил Пирс, ей никто не отвечал.

Когда Джудит скрылась из виду, Пирс наконец посмотрел, что же лежит на его ладони.

Это был браслет, деревянные бусинки которого были неумело вырезаны так, чтобы напоминали гранаты.

Браслет Элис. Жизнь, казалось, покинула Пирса. Он медленно поднял глаза, ожидая увидеть стоящую напротив Джудит Энгвед, лучащуюся торжеством. Но она ушла.

— Милорд! — раздался голос, но Пирс на него никак не отреагировал.

Во-первых, голос, казалось, шел откуда-то издалека, а во-вторых, Пирс не привык к такому обращению.

«…прошу обратить внимание, что Бевана сейчас со мной нет. Ты очень скоро поймешь, с кем он. И все время помни об этом, прежде чем решишь сделать какую-нибудь глупость. Если ты попытаешься меня обмануть, мое предложение сразу утратит силу и Беван получит разрешение сделать то, что ему очень хочется. Ты сам знаешь, каким… горячим он может быть».

— Лорд Мэллори, — снова повторил голос.

Пирс очнулся. Он едва владел собой. Чтобы успокоиться, он крепко стиснул пальцы.

— Прошу прошения.

— Его величество выслушает вас завтра вместе с вашей мачехой, — сказал человек с львиной гривой и нахмурился, заметив нитку простых деревянных бус, свисавшую с руки Пирса. — Но я обязан предупредить, что если ваши притязания необоснованны и вы ведете нечестную игру, то будете строго наказаны. Король не любит тратить время зря.

Пирс кивнул, не понимая, что ему говорят.

Элис у Бевана. Пирс вспомнил тучного мальчишку, с превеликой радостью мучившего брата после смерти его матери. Тогда Пирс, был слишком: маленьким и испуганным, чтобы дать сдачи. А теперь негодяй, однажды до смерти забивший собаку только за то, что та понюхала его башмаки, с необычайной легкостью насиловавший женщин, завладел Элис. Такого человека даже самый бессердечный отец никогда не принял бы в качестве, жениха своей дочери. Ни одно существо слабее Бевана не могло чувствовать себя в безопасности в его присутствии.

И во власти этого чудовища находится чистая невинная, девочка — Элис. Жена Пирса.

— Ясно, — непослушными губами проговорил Пирс и поклонился.

Правда, он не слишком четко осознал, что ему сказали, но предпочел не переспрашивать.

— Примите мою благодарность, — с трудом выговорил он и повернулся, чтобы уйти.

Ужас окутывал его, словно густой туман.

— Милорд, — снова окликнул его распорядитель.

Пирс оглянулся.

— Вы уже подыскали себе помещение для ночлега? — негромко спросил распорядитель.

Брови его сошлись на переносице, и если бы Пирс был в здравом рассудке, то непременно заметил бы в глазах мужчины тревогу и сочувствие.

— Что? А… Нет, боюсь, что нет. Я… — он кашлянул, чтобы прочистить горло, — я только что приехал в город.

Мужчина на мгновение задумался.

— Моя жена сейчас рожает. Полагаю, пройдет немало времени, прежде чем я вернусь в свои апартаменты при дворе и лягу в постель.

Он засунул руку в прорезь туники, достал ключ на ленточке и протянул его Пирсу.

Пирс взял его, словно во сне. Ах, если бы только он вернул себе способность соображать!

— Простите, но…

— Идите наверх. Покажите страже ключ и скажите, что лорд Джулиан Гриффин разрешил вам провести ночь в его покоях.

Пирс несколько мгновений в полном недоумении взирал на неожиданного благодетеля:

— Почему вы так расположены ко мне?

Джулиан Гриффин взглянул на Пирса в упор. В его глазах не было ничего потаенного. Не было и обмана. Только правда.

— Потому что я видел ваши башмаки, — тихо сказал он. — А маленькой ниточки бус, которую вы сжимаете в руке, всего лишь несколько минут назад у вас не было. Полагаю, вам предстоит нелегкая битва.

Пирс устало кивнул:

— Придет день, когда я отплачу вам за доброту, милорд.

— Всего вам хорошего, — сдержанно произнес лорд Гриффин и устремил свой взгляд на кого-то стоящего за спиной Пирса. — Добрый день, леди, чем могу помочь?

Обернувшись, Пирс увидел хмурую женщину, которой явно не терпелось завладеть вниманием лорда. Пирс сделал шаг в сторону, желая уступить ей дорогу, и, споткнувшись, едва не упал. Женщина проскользнула мимо него.

— Сегодня еще осталось свободное время, лорд Джулиан? Боюсь, моя бабушка…

С трудом волоча ноги, Пирс направился к широкой лестнице, которую видел, когда пришел.

Где-то совсем рядом Элис находится в руках негодяя. И вина за это лежит на нем, Пирсе. Сибилла Фокс была не единственной, кто шел за ними после ухода из деревни Айры. И попытки Пирса обратить внимание сестры Элис на мирно спящую девушку навели на след совсем других людей.

Он задрал голову и уставился на роскошно украшенный потолок, словно старался проникнуть сквозь него и определить местонахождение Элис в одной из комнат наверху. Но с чего он взял, что ее прячут в королевском дворце? Может быть, она в соседней гостинице или еще где-нибудь?

Но где? Этого он не знал. Как и не знал, с чего начинать поиски. Если он начнет разбирать дворец по камешку, чтобы найти любимую, или попросит подмоги у дворцовой стражи, даже у самого Джулиана Гриффина, Джудит Энгвед непременно узнает об этом. И тогда судьба Элис будет решена.

У него остался только один выход.

Он откажется от претензий на поместье. Гилвик выскользнул из его рук. Ну и ладно. Ему все равно нечего было предложить Элис. А теперь он должен вернуть ей хотя бы ее жизнь, которая оказалась в его руках. Пирс решил, что в течение следующих часов должен действовать очень осторожно, продумывая каждый свой шаг. Если кому-то и суждено умереть в Лондоне, он сделает все от него зависящее, чтобы это была не Элис.

Мэллори стал подниматься по ступеням. Изношенные подошвы его башмаков скользили по гладкому мраморному полу. Он толкал людей, мимо которых шел, но не обращал на это внимания. Он никого не видел.


Глава 20 | Не целуй незнакомца | Глава 22