home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Пирсу не спалось.

Он был благодарен Джулиану Гриффину. Если бы не его зоркий глаз, а вероятнее всего — острая интуиция, Пирс был бы вынужден слоняться по дворцу в поисках пристанища. Предоставленные ему апартаменты оказались роскошными — ничего подобного Пирсу не приходилось видеть за всю его жизнь. Он боялся к чему-то прикоснуться — а вдруг сломаешь. Он понимал, что никогда не сможет возместить стоимость даже одной-единственной нитки в богато расшитом покрывале, тем более что теперь не увидит ни фартинга из денег отца.

Поэтому Мэллори провел ночь на полу, прижавшись спиной к запертой двери. Он не зажег ни одной свечи и долго сидел в полной темноте, думая об Элис. Он молился о ее безопасности. Просил у Господа прощения за то, что невольно подверг жизнь девушки опасности. Пирсу это очень было нужно, поскольку он точно знал, что сам себя простить не сможет.

Мэллори молился и о собственной душе. Он был уверен, что Бог услышит его, знает его сердце. Для Всевышнего не является тайной его желание убить Бевана, а теперь и Джудит Энгвед, причем независимо от решения Эдуарда. Они причинили зло Пирсу, украли то, на что имеет право только он один, опорочили его, прокляли, избили, попытались убить, Но все же до сегодняшнего дня он мог даровать им жизнь.

Но не теперь. Нет, не теперь, когда они подняли руку на Элис. Эта милая девочка будет счастлива! Ей больше никогда не придется ничего опасаться. Где бы она ни находилась, где бы ни преклонила свою прелестную головку на ночь, ей не нужно будет бояться, что те, кто ее похитил, удерживал — из-за Пирса — и угрожал, могут оказаться рядом.

Элис рисковала собой, чтобы спасти его. Только благодаря ее отважному сердцу у него появился Айра. Она поклялась быть рядом с ним, даже если это вызовет гнев короля. Пирс не верил ни во что и никому. Элис предложила ему всю себя, а он постоянно отталкивал ее. После того как собственный отец отказался от него, пусть даже по настоянию Джудит Энгвед, Пирс не пользовался привилегиями, связанными с его рождением. Тяжелый труд в Гилвике наложил отпечаток не только на его тело — в виде шрамов, мозолей и накачанных мускулов, но и на его душу. Он навсегда останется простолюдином. Пирс Мэллори никогда не был известен своими землями или титулом — только своими кулаками. Он был никем. А Элис, несмотря ни на что, его любила.

Поэтому теперь он пожертвует всем, что мог иметь, ради нее. Она, понятно, вряд ли простит его предательство, его самонадеянное упрямство, подвергшее ее риску. Но по крайней мере Пирса будет согревать уверенность, что теперь он сделал все, что возможно, ради Элис.

Когда за окнами — Мэллори не потрудился задернуть тяжелые портьеры — чернота сменилась серыми предрассветными сумерками, он был уже спокоен. Он встал и стал разминать тело, нывшее от неудобной позы на твердом полу.

Пирс умылся, прополоскал рот и поморщился, заметив, что его губы мелко дрожат. Затем он аккуратно почистил влажной тряпкой тунику, смахнул пыль с башмаков.

Вымыв руки и вычистив грязь из-под ногтей, он тщательно отполировал кольцо.

После этого Пирс подошел к окну и стал смотреть на улицу. Во внутреннем дворе королевского замка никого не было. Еще слишком рано и слишком холодно. Пирс попытался вызвать в памяти лицо матери, но не преуспел в этом. У него остались лишь смутные ощущения нежности, добродушия и аромат сена.

Затем, словно откликнувшись на чей-то зов, Пирс резко повернулся и быстро вышел из комнаты.

Он устремился вниз по широкой лестнице, мимо слуг, снующих взад-вперед с подносами, щипцами для снятия свечного нагара и стопками чистого белья. Он всем желал доброго утра. Большинство из них окидывали Пирса недоуменным взглядом, прежде чем ответить на приветствие, неизменно добавляя обязательное «милорд».

Никто из занимающих более или менее значительное положение людей никогда не заговаривал с Пирсом. Он выслушивал только отрывистые приказы, всегда являясь частью невидимого механизма, обеспечивавшего процветание поместья отца. В точности так же эти слуга обеспечивали существование королевского двора, и Пирсу неожиданно захотелось выразить им: признательность, которой он сам никогда не удостаивался.

Он вошел в приемную и с удивлением увидел толпу, уже собравшуюся перед закрытой дверью, которую накануне охранял лорд Гриффин. Неожиданно возник какой-то шум, и Пирс услышал громкий мужской голос, прокричавший:

— Я много лет мечтал о дне, когда ты наконец понесешь заслуженное наказание! Слава Всевышнему, этот день настал!

Пирс замедлил шаги, услышав в ответ на слова мужчины визгливый женский смех. Похолодев, Пирс рванулся вперед. Преодолев расстояние, отделявшее его от плотно сгрудившейся массы людей, он стал протискиваться к говорившим. А мужчина, судя по всему, весьма преклонных лет, продолжил:

— Смейся, пока можешь, потаскуха! Недолго осталось.

— Айра? — ошеломленно пробормотал Пирс, остановившись в двух шагах от деда и на таком же расстоянии от Джудит Энгвед и Бевана. — Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал?

— Пирс! — воскликнул Айра, бросился к внуку и схватил его за плечо своей костлявой рукой.

Старик продолжал что-то ворчать, но Пирс ничего не слышал. Он был целиком поглощен созерцанием своего смертельного врага — Бевана.

Красная, кипящая, яростная ненависть разлилась по жилам Пирса. Она сжигала его плоть под кожей, заставляла кулаки сжиматься, а зубы скрипеть. На физиономии Бевана играла самодовольная глупая ухмылка. Маленькие поросячьи глазки бегали, под ними залегли темные круги. Пирс поедал взглядом толстую шею мерзавца, испещренный синеватыми прожилками нос, выпяченное вперед адамово яблоко. Он представил, как хрустнет это самое яблоко под его мощным ударом, и улыбнулся.

— Элис, — тихо сказал Мэллори.

— Это кто, приятель? — хмыкнул Беван. — Я такой не знаю.

— Где она? — спросил Пирс несколько громче.

— Да кто она, эта Элис? — вмешалась Джудит и скрипуче хихикнула. — Понятия не имею, о ком ты говоришь. Наверное, симпатичная служанка, которую ты поймал в темном коридоре?

Пирс услышал бешеное рычание и не сразу понял, что этот звук исходит из его собственного горла. Он не сводил глаз с Бевана. Его мускулы напряглись, кулаки сжались. Он больше не мог ждать.

— Пирс, Пирс! — Айра бесцеремонно потряс внука за плечи. — Ее у них нет. Послушай меня! Элис в безопасности.

Слова деда очень медленно, но все же проникли сквозь окутавшую Пирса пелену ярости и дошли до его сознания. Он повернул голову и прислушался.

— Я и… — Айра взглянул на превратившуюся в слух Джудит Энгвед, — и мой друг вчера ее освободили. Она уехала домой, Пирс. Она спасена.

Теперь все внимание Пирса было приковано к Айре.

— Ты уверен?

Айра кивнул и, подавшись к внуку, быстро зашептал ему на ухо:

— Они хотят, чтобы ты набросился на них. Не делай этого. Сохраняй спокойствие. Скоро вы все предстанете перед королем.

Пирс ничего не ответил, понимая, что старик дает мудрый совет. Главное, что Элис свободна. Теперь он может приложить все усилия, чтобы вырвать Гилвик из рук врагов. А уж потом…

Беван громко фыркнул:

— Хорошие у вас башмаки, лорд Пирс.

Пирс перевел глаза на Бевана, от всей души надеясь, что даже этот тупой рыжий мерзавец увидит огонь полыхавшей в них ненависти. Когда же Мэллори заговорил, его голос звучал ровно и глухо.

— Наслаждайся воздухом, которым дышишь, Беван. Пей его, ешь его. Следующего рассвета ты не увидишь.

— Ах вот ты как! — взвизгнула Джудит, схватила Бевана за руку и подтолкнула к двери, — Надеюсь, все это слышали? Он посмел угрожать жизни моего сына! Ты! Ты преступник! Вор! Лжец!

Все еще вопя, она проскользнула в дверь зала суда.

Беван шел за матерью, словно телок на веревочке, и тоже не сводил глаз с Пирса.

— А у Элис неплохая задница, — сообщил негодяй и показал врагу толстый, покрытый налетом язык.

Пирс рванулся к нему, но Айра бросился к внуку и сумел удержать его.

— Нет, не надо, парень! Он врет!

Представители знати — их число после прихода Пирса утроилось — осторожно входили мимо них в помещение, в то время как Айра удерживал Пирса на месте.

— Леди Элис была в полном порядке, когда мы ее нашли. Сейчас она уехала в Фолстоу с леди Сибиллой. С ней все нормально, Пирс. А теперь, ради Бога, сосредоточься и сделай то, зачем пришел.

Пирс взглянул на Айру и неуверенно кивнул:

— Элис… она, должно быть, ненавидит меня за то, что я сделал, Она спрашивала обо мне?

Айра нахмурился и вымученно улыбнулся:

— Она желает тебе всего хорошего, мальчик мой. В ней нет злобы.

Пирс сглотнул и еще раз кивнул, на этот раз решительнее.

— Хорошо, — сказал он и посмотрел на открытые двери, словно они вели туда, где вершится божественное правосудие. В какой-то степени так оно и было. — Пошли.

До появления его величества оставалось около часа, и все это время Пирс позволял Айре занимать его ничего не значащей болтовней. Оба они стояли в одном конце узкой комнаты, леди Энгвед и ее сын — в другом. Аристократы, собравшиеся здесь, чтобы решить свои наболевшие вопросы, не подходили ни к тем, ни к другим, лишь изредка бросая на них любопытные взгляды. Такое положение вещей устраивало Пирса, поскольку он точно знал у что оно раздражает Джудит Энгвед.

Потом все присутствующие в комнате неожиданно низко склонились. Пирс почувствовал, что Айра сильно дернул его за рукав, и понял, что появился король. Пирс последовал общему примеру и не выпрямился до тех пор, пока этого не сделали все остальные. Его удивила и позабавила манерность знати.

Эдуард был высоким мужчиной с бледным лицом, состоящим, казалось, из одних углов. Одежда плотно облегала его фигуру. Опустившись на красивый мраморный трон, он оперся на подлокотник и вытянул вперед одну ногу, как будто она у него плохо гнулась.

Вперед выступил богато одетый человек со свитком в руке.

— Перед судом его величества короля Эдуарда сегодня предстанут: леди Джудит Энгвед Мэллори из Гилвик-Мэнора и ее сын, лорд Беван Мэллори из Гилвик-Мэнора. Рассматривается дело о поместье и наследстве последнего лорда Уорина Мэллори из Гилвик-Мэнора. Их права оспаривает Пирс Мэллори, простолюдин, неизвестный Короне. — Человек обвел глазами собравшихся и проговорил: — Названных лиц попрошу выйти вперед.

Пирс сделал несколько шагов и остановился у возвышения, на котором был установлен королевский трон, — теперь от Джудит Энгвед его отделяло не более шести футов. Только тогда он заметил секретаря, сидевшего подле Эдуарда за маленьким столом и что-то писавшего гусиным пером.

Человек со свитком снова заговорил:

— Да будет известно, что дело, с которым вы обратились к королю, решится окончательно и бесповоротно, а ваши показания являются торжественной клятвой. Лжесвидетели будут наказаны по всей строгости закона.

Он свернул свиток и отошел назад. Эдуард кивнул Джудит Энгвед:

— Вы.

Рыжая фурия вышла вперед и присела в таком подобострастном реверансе, что Пирс невольно прислушался, не раздастся ли звук от удара ее лба об пол. Потом она выпрямилась и начала свою проникновенную речь:

— Ваше величество, мой супруг, упокой Господь его душу, был хорошим человеком. Он всегда хотел, чтобы наш сын Беван со временем занял его место. Этот простолюдин… — она покосилась в направлении Пирса, словно плюнула в него, — незаконный сын моего супруга от деревенской шлюхи. Он украл фамильную драгоценность из рук моего супруга, прежде чем тело несчастного успело остыть. Его претензии не имеют никакого основания, и я прошу вас покарать его не только за воровство, но и за унижение, которому мы подверглись из-за его обвинений.

Брови Эдуарда приподнялись.

— Это все?

Джудит Энгвед еще раз низко поклонилась:

— Правда всегда проста, ваше величество.

После этого глаза короля устремились на Пирса.

— Драгоценность, о которой идет речь, с тобой?

Пирс кивнул:

— Да, ваше величество.

Он снял кольцо с пальца и направился к королю, чтобы передать его.

Но путь ему немедленно преградила не замеченная им ранее охрана. Человек со свитком смерил Пирса осуждающим взглядом, подошел и протянул руку. Положив кольцо на его ладонь, Пирс услышал, как Беван громко фыркнул. Когда Пирс отступил на свое место, стражники отошли.

Король покрутил кольцо в пальцах и снова взглянул на Пирса:

— Ты утверждаешь, что тоже являешься сыном Уорина Мэллори?

— Да, ваше величество, — сказал Пирс и нерешительно отвесил полупоклон королю. Он не знал, как нужно себя вести. — Но я должен сказать, что моя мать вовсе не была шлюхой. Она была крестьянкой, это правда, дочерью работника фермы. — Пирс, скосив глаза, увидел, что Айра воинственно расправил плечи. — Мой дед присутствует здесь, ваше величество.

Эдуард некоторое время молчал, переводя взгляд с Пирса на Бевана и обратно. Потом он спросил, обращаясь к Пирсу:

— Кто старше?

— Беван, сэр, — ответил Пирс. — Он старше меня меньше чем на год.

Эдуард снова поднял брови. На этот раз он был искренне удивлен.

— Тогда твоя просьба отклоняется. Имущество отца наследует его старший сын. Было бы странно заставлять человека покинуть свой дом ради незаконнорожденного потомка, если имеется старший сын — законный владелец поместья. Впрочем, даже если бы законнорожденный сын был младше, все равно…

Джудит Энгвед издала победный вопль и захлопала в ладоши:

— Большое спасибо, ваше величество! Вы мудры и…

— Тихо! — воскликнул Эдуард, недовольно покосившись на торжествующую женщину. — Скажи, — обратился он к Пирсу, — почему ты явился с таким странным делом в мой суд, зная, что закон не на твоей стороне?

— Потому что об этом просил меня отец, ваше величество, когда лежал на смертном одре. Беван родился раньше меня, это правда, но не от моего отца. — В зале все ахнули. — Беван Мэллори не является сыном моего отца!

Эдуард бросил раздраженный взгляд на судебного чиновника.

— Король требует тишины в зале! — рявкнул тот.

— Откуда тебе это известно? — поинтересовался Эдуард, снова обратившись к Пирсу.

На его лице явственно отразилось любопытство.

— Он лжец и вор, ваше величество! — выкрикнула Джудит Энгвед. — Он только что, никого не стесняясь, угрожал жизни моего дорогого Бевана. Тому свидетели все присутствующие. Спросите сами.

— Я не лгу, ваше величество, — сказал Пирс и до боли сжал кулаки. — Эта женщина и ее сын покушались на мою жизнь после смерти отца. Они искали кольцо, которое вы держите в руках, подозревая, что отец успел предупредить меня об их двуличности, и зная, что ценность вещи заключается не только в стоимости драгоценного металла. Мне удалось спастись после их нападения благодаря милосердию монахов из аббатства Элсестер. Один из них вытащил меня из реки.

— Тогда ты и получил эти раны на лице и на левой руке? — задумчиво спросил Эдуард.

— На лице — да, ваше величество.

— А на руке?

— Нет, сэр, — явно колеблясь, пробормотал Пирс. — За руку меня укусили.

— Леди Мэллори травила тебя собаками? — предположил Эдуард.

— Нет, сэр, — вздохнул Пирс. — Меня укусила обезьяна.

В толпе возбужденно зашептались. Эдуард нахмурился:

— Продолжай.

— Я только могу повторить еще раз: я не лгу. Джудит Энгвед сама подошла ко мне вчера, как раз когда я беседовал с вашим распорядителем — Джулианом Гриффином. Она и Беван зашли так далеко, что похитили мою… мою спутницу в путешествии и удерживали ее, чтобы заставить меня отказаться от притязаний на Гилвик-Мэнор.

— Это ложь! — во весь голос закричала Джудит.

— Прошу вас, спросите лорда Гриффина, ваше величество. А я поблагодарю его за щедрость.

Пирс достал из туники ключ от апартаментов, в которых провел ночь. Теперь он знал, что не следует подходить к возвышению, поэтому протянул ключ судебному чиновнику. Тот взял его.

— Лорд Гриффин был так добр, что позволил мне переночевать в его комнатах. Он видел доказательство похищения моей спутницы — нитку деревянных бус, которые я сделал собственными руками. Их мне передала Джудит Энгвед.

И Пирс показал браслет.

— Грязный лжец!

Физиономия Джудит стала ярко-пунцовой. Казалось, ее вот-вот хватит удар.

— Еще один выкрик, леди Мэллори, и вы покинете зал суда, — сказал Эдуард.

Джудит, моментально присмирев, поклонилась:

— Прошу простить меня, ваше величество.

Эдуард обратил пристальный взор на Пирса.

— К сожалению, лорд Гриффин сегодня немного занят. В противном случае, не сомневаюсь, он с готовностью подтвердил бы или опроверг ваше свидетельство. — По лицу Эдуарда проскользнула тень, но он справился с собой и вернулся к рассмотрению дела. — Эта таинственная спутница в путешествии, очевидно, не столь ценна для тебя, как потенциальные владения. Кстати, где она сейчас? Должен ли я приказать, чтобы обыскали комнаты Мэллори в поисках похищенной?

— Мой дед освободил ее сегодня ночью, — сказал Пирс. — А Гилвик значит для меня вовсе не больше, чем ее безопасность. Я пришел сюда с намерением отказаться от всех своих претензий, чтобы ее спасти.

— Интересно, — протянул Эдуард. — Но я должен знать, кто эта спутница, так много для тебя значащая.

Пирс сделал паузу. Неожиданно ему показалось, что весь зал затаил дыхание в ожидании ответа.

— Элис Фокс, ваше величество.

В зале раздались оживленные комментарии. А король еще больше нахмурился:

— Как ты сказал? Элис Фокс? Леди Элис Фокс из замка Фолстоу?

— Да, ваше величество.

— Ну, с меня хватит, — возвысил голос Эдуард, и все присутствующие в зале моментально замолчали. Он взглянул на Пирса и указал на него длинным холеным пальцем: — Я хотел верить тебе и все время был на твоей стороне. Во всяком случае, до последнего возмутительного заявления. Но теперь ты стоишь передо мной и имеешь наглость заявлять, что совершил долгое путешествие с севера с женщиной из семьи, которая не подчиняется даже мне. При этом твои раны объясняются укусом обезьяны и ты требуешь наследство умершего человека. И не имеешь никаких доказательств, кроме кольца, которое скорее всего было украдено и, стало быть, свидетельствует против тебя.

— Мой отец поклялся, что это правда, ваше величество, — тихо сказал Пирс, — которая принесла ему много боли.

— Твой отец поклялся, — повторил Эдуард. — Твой мертвый отец, который, понятно, не может подтвердить твои слова.

Пирс кивнул:

— Да, ваше величество.

Эдуард вздохнул:

— Уже довольно поздно, и мое терпение истощилось. Пожалуй, я должен отправить тебя в тюрьму. Не имея никаких доказательств…

— У меня есть доказательство, ваше величество, — раздался громкий женский голос.

Все обернулись. Стражник сопровождал молодую особу, величаво шествующую по центральному проходу между креслами. Точнее, он почти бежал за ней, придерживая болтающийся меч. Девушка была одета в синее платье, на ее плече восседала обезьяна, и она не обращала на стражника ни малейшего внимания. Ее волосы были цвета соломы, походка — царской, взгляд — уверенным.

Пирс почувствовал, что у него подогнулись колени. Еще мгновение, и он рухнет перед ней на пол и вознесет молитву.

Стоявший на возвышении судебный чиновник громко проговорил:

— Немедленно назовите себя, мисс, и сообщите, с какой целью вы явились к королю.

Особа остановилась рядом с Пирсом и, даже не взглянув на него, присела перед Эдуардом в глубоком реверансе. Лайла прижалась к ее плечу. Потом девушка выпрямилась и гордо вздернула подбородок.

— Ваше величество, я леди Элис Фокс и супруга этого человека.


Глава 22 | Не целуй незнакомца | Глава 24