home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Пирс помахал рукой Айре, который направился к выходу вместе с остальными, показывая, что присоединится к деду, как только сможет. В последний момент старик вернулся и взял Лайлу, которая пошла к нему на удивление охотно. Пирс мысленно дал себе клятву, что обезьяна получит все гранаты, которые он сможет позволить себе приобрести. Элис послала Айре и Лайле по воздушному поцелую. После этого Пирс сжал руку девушки, и оба повернулись к возвышению, где на троне сидел король.

Элис вернулась за ним! Она сумела спастись, оказавшись в плену у Джудит Энгвед и Бевана, обрела свободу и добровольно отказалась от нее, чтобы быть с ним. Пирс не знал, каковы ее планы и что она предпримет, когда они окажутся в безопасном удалении от короля. И лишь в одном он был абсолютно уверен: он любит ее так сильно, как только можно любить. И теперь, когда ей предстояло держать ответ перед Эдуардом, он будет рядом, как раньше она была рядом с ним.

Прелестное личико Элис было мертвенно-бледным. Пирс чувствовал, что ее бьет сильная дрожь. Но если не считать этих признаков, которые были заметны лишь с близкого расстояния, она казалась спокойной. Она была именно той Элис, которую он знал.

Эдуард откинулся на спинку трона, взял с подноса чашу и начал пить, не сводя с Элис внимательных глаз.

— Где ваша сестра, леди Элис, и почему она игнорирует мои неоднократные вызовы? — требовательно спросил он.

Пирс скорее почувствовал, чем услышал, как Элис судорожно вздохнула.

— Она очень занята делами Фолстоу, ваше величество. Смерть нашей матери явилась для нее тяжелым ударом. Они были очень близки.

— Люди умирают, леди Элис, но это не повод не подчиняться прямым приказам короля.

Элис кивнула и через несколько секунд ответила:

— Я понимаю.

Эдуард продолжал буравить ее глазами.

— Сестра благословила ваш сегодняшний подвиг? Она одобряет то, что вы сейчас здесь, рядом с этим человеком?

Элис улыбнулась:

— Нет, ваше величество. Если честно, я постоянно нарушаю волю старшей сестры. В этот самый момент я делаю именно то, что она велела мне не делать.

Эдуард улыбнулся в ответ:

— Тогда, возможно, вы не являетесь врагом, которым я вас ошибочно посчитал. Ведь вы идете наперекор персоне, которая бросает вызов мне при каждом удобном случае. — Король на мгновение задумался. — Она собирается взяться за оружие, чтобы выступить против меня?

Элис покачала головой:

— Конечно, нет, ваше величество.

Эдуард недоверчиво прищурился.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, — настаивала Элис.

Король поставил чашу на резной мраморный подлокотник.

— Я все знаю о вашей семье, леди Элис, и в первую очередь о вашей матери. Я знаю много такого, о чем вы, вероятнее всего, даже не подозреваете. Сибилла всячески противится моему расследованию.

— Заверяю вас, ваше величество, пусть мне известно немногое, но все это не имеет никакого отношения к благу государства и короля, — с улыбкой сказала Элис.

— Я верю, иначе вы не стали бы рисковать жизнью, появившись при моем дворе.

Глаза Элис удивленно расширились, а Эдуард кивнул:

— Да, да, дело настолько серьезно. — Он взял еще одну чашу и залпом выпил содержимое. — Вы сказали, что являетесь супругой лорда Пирса, но я не могу даже предположить, как это произошло.

Теперь слово взял Пирс.

— Мы встретились в кольце Фоксов, ваше величество. Это каменное кольцо…

— Я знаю эту легенду, — мягко прервал его Эдуард. — И вы оба признаете традицию?

Пирс взглянул на Элис и встретился с ней взглядом.

— Я признаю, — сказал он.

— Я тоже, — едва слышно пискнула Элис.

— И вам также, безусловно, известно, — продолжил Эдуард, вроде бы размышляя, хотя в его голосе слышались смешинки, — что леди Сибилла скорее всего будет недовольна женитьбой представительницы семьи Фокс и простого фермера, пусть даже теперь имеющего титул.

Элис тихо засмеялась:

— О, ваше величество! Мне хорошо известно, как сильно она недовольна. Недовольна — это еще мягко сказано. Она в ярости! Она устроила мою помолвку с лордом Клементом Коббом из Бладшира.

Король поморщился.

— Вот как? Его мать — ужасная женщина. — Король встал и лениво прошелся по возвышению. — Независимо от намерений вашей сестры королевством пока еще правлю я, и только я могу решить, законен брачный союз или нет. Так вот, передайте леди Сибилле, чтобы она выплатила Коббу ваше приданое. Впредь она не будет столь самонадеянна.

Сердце Пирса провалилось куда-то в область живота. А Эдуард небрежно помахал им рукой.

— Элис Фокс, леди Мэллори. — Он сделал знак сначала чиновнику: — Засвидетельствовано, — а потом писцу: — Засвидетельствовано. Да будет так. Благословляю вас обоих. Искренне надеюсь, что леди Сибиллу хватит удар.

Пирс услышал, как Элис жадно втянула ртом воздух, а потом присела в реверансе, и тоже поклонился.

Сидящий за маленьким столиком писец яростно строчил в своем пергаменте.

Король жестом подозвал к себе судебного чиновника, что-то тихо сказал ему, а потом снова повернулся к замершей перед возвышением паре:

— Вы можете остаться на две недели в качестве моих гостей, если хотите. Но, леди Мэллори…

Эдуард нахмурился, в воздухе повисло тяжелое молчание. А Пирс расплылся в глупой улыбке. Ему показалось, что он никогда не слышал ничего благозвучнее — «леди Мэллори».

— Да, ваше величество? — испуганно спросила Элис.

— Я еду в Фолстоу. Я еду, и обитатели замка больше не посмеют меня ослушаться.

— Я сообщу Сибилле, ваше величество.

Эдуард кивнул:

— Хорошо, можете идти.

Он неторопливо прошествовал по возвышению и исчез за ничем не примечательной панелью.

Писец начал поспешно собирать письменные принадлежности и пергаменты, разбросанные по столу. Слуги начали отмывать с пола кровь Бевана Мэллори.

Чиновник подошел к Пирсу и передал ключи от апартаментов Джулиана Гриффина.

— Его величество позволил вам занять комнаты лорда Гриффина. Они ему не понадобятся.

Пирс улыбнулся, глядя на кислую физиономию чиновника. Неужели его работа столь неприятна, что он всегда хмурится?

— Надо полагать, лорд Гриффин не отходит от своего новорожденного сына?

Чиновник нахмурился еще сильнее:

— У него родилась девочка. К сожалению, леди Гриффин не выжила.

— О нет, — прошептала Элис.

А Пирс неожиданно для самого себя ощутил сочувствие и симпатию к почти незнакомому человеку, понесшему столь тяжелую утрату.

— Мне очень жаль. Пожалуйста, передайте лорду Гриффину мои…

— Наши, — вмешалась Элис.

— Да, наши соболезнования, — сказал Пирс.

Что еще за «наши»? Раньше в жизни Пирса не было ничего «нашего».

Чиновник, прищурившись, взглянул на Элис.

— Полагаю, вы сможете выразить ему свои соболезнования лично, — сказал он и поклонился. — Всего хорошего, милорд, миледи, — сказал он и быстро ушел.

— Черт побери, — пробормотал Пирс.

— Как печально! — промолвила Элис. — Но интересно, что он имел в виду, говоря, что мы сможем лично выразить соболезнования лорду Гриффину? Он смотрел на меня, когда это говорил.

— Подозреваю, лорд Гриффин выполняет самые ответственные поручения Эдуарда, — предположил Пирс. — Мне кажется, именно его король отправит в Фолстоу.

— Ну, в любом случае это будет не скоро. Все же человек только что потерял жену.

Пирс пожал плечами, поскольку не знал, что сказать. Он повернулся к Элис, взглянул ей в глаза, и в тот же миг Джулиан Гриффин с его несчастьем, так же как и неопределенное будущее родного дома Элис, был позабыт. Он смотрел в глаза девушки, которую едва не потерял по собственной глупости. Теперь она его жена. Неужели это правда?

Элис тоже не сводила глаз с супруга. Она улыбалась.

— Я же говорила тебе, что мы женаты.

Пирс не знал, как реагировать. Ему хотелось сжать ее в объятиях, поцеловать, умолить поехать в Гилвик с ним и Айрой. Но, хотя ее улыбка была доброй и любящей, он понятия не имел, что она думает об их весьма поспешной официальной женитьбе.

— Уверен, еще можно все переменить, если захочешь, — сказал Пирс намного резче и неприветливее, чем намеревался.

Насупившись, Элис откинула голову, сжала кулак и ударила его, целясь между левой грудью и плечом. И хотя Пирс почти ничего не почувствовал, он понял, что она хотела причинить ему боль.

— Не могу поверить, что ты это предложил! — выкрикнула она, расплакалась и закрыла лицо руками.

Негромко выругавшись, Пирс крепко обнял Элис — об этом он мечтал с того самого момента, когда она появилась в зале королевского суда.

— Элис, милая моя Элис, прости. Я дурак, и с этим ничего не поделаешь, — бормотал он ей. Глубоко вздохнув, он снова начал говорить, и слова его шли от самого сердца. — Я так люблю тебя, моя дорогая маленькая женушка. Пожалуйста, скажи, что ты поедешь со мной в Гилвик и останешься там навсегда!

Рыдания сменились короткими всхлипываниями, и через несколько минут Элис подняла на Пирса заплаканные глаз, утирая мокрые щеки. Пирс поднял руку и нежно стер слезинку, скатившуюся на подбородок.

— Ты поедешь? — повторил он, не думая о том, что она может отказаться.

Он предложил ей себя, свой дом, все, чем он был и чем владел. Он никогда не будет так богат, как ее семья, и Гилвик никогда не станет равным Фолстоу.

Но она не была ребенком, и все это было ей известно. Возможно, она осознала свое положение значительно раньше, чем Пирс.

— Я уже говорила, что отправлюсь с тобой хоть на край света, — торжественно заявила Элис. — Так зачем же повторять очевидное? Я ведь дала клятву, Пирс. Не представляешь, как я горжусь своим новым именем, именем твоей жены. Мне еще не приходилось чувствовать ничего подобного, будучи просто Элис Фокс.

Пирс сдержал смешок. Она была великолепна! Неподражаема!

— Ну, положим, ты никогда не была «просто» Элис Фокс, — сказал он и нежно убрал волосы с ее заплаканного личика.

Неожиданно выпустив ее из объятий — Элис это чрезвычайно не понравилось, — он взял ее левую руку и надел на палец свое кольцо. Оно идеально подошло по размеру. Услышав тихий возглас Элис, Пирс поднес ее руку к губам и нежно, с благоговением прикоснулся губами к букве «М».

— Спасибо, — чуть слышно прошептала Элис и, сияя глазами, стиснула его пальцы. — Большое спасибо, Пирс.

— Ш-ш-ш, — улыбнулся он, жестом фокусника извлек откуда-то маленькую нитку с деревянными бусинами и надел Элис на запястье.

— Вот теперь я чувствую, что мы на самом деле женаты… — сказала Элис, — опять.

Пирс обнял жену и легонько коснулся губами ее губ. Она ответила на поцелуй.

— Скажи, какую причину ты придумала, чтобы Сибилла позволила тебе вернуться?

Элис помотала головой, провела рукой по мягкой бархатистой ткани краденой туники, которую купила для него.

— Ничего я не придумывала… Но, Пирс, давай поговорим об этом где-нибудь в другом месте. Здесь воздух…

— Не очень приятный, я с тобой согласен, — не стал спорить Пирс, думая об ужасной судьбе Джудит Энгвед и Бевана. Вспомнив о переданном ему ключе, он помахал им перед Элис: — Позволь мне проводить тебя в роскошные апартаменты.

Он рассмеялся, подумав, что уже провел ночь в королевском дворце, в то время как его облеченной многочисленными привилегиями супруге это еще только предстоит.

Глаза Элис заблестели.

— О, а кровать там такая удобная, как я думаю?

Пирс тихо засмеялся и возвел глаза к потолку. Его лицо залилось краской.

— Нам придется выяснить это вместе, любовь моя. Я спал на полу, опасаясь испачкать постельное белье.

Элис расхохоталась, притянула мужа к себе и требовательно поцеловала.

— Я люблю тебя, Пирс, — сказала она и повлекла его за собой.

— Но не так сильно, как я люблю тебя, — возразил Пирс и пошел за ней следом. — Сильнее любить просто невозможно.

Элис сморщила нос.

— Давай позаботимся о том, чтобы Лайла и Айра были тоже устроены с комфортом, а потом разберемся, кто любит сильнее и достаточно ли мягкая у лорда Гриффина кровать.

Комнаты были великолепны, этого Элис не могла не признать, но в отличие от Пирса она не была испугана вызывающей роскошью. И она решила не тратить драгоценное время на то, чтобы убрать с постели великолепное покрывало.

— Элис, ты хочешь меня? — спросил Пирс. Его голос звучал тихо и неуверенно. — Я имею в виду сейчас. Тебе пришлось многое пережить, и, может быть, ты бы предпочла…

— Хочу, — перебила она.

Подняв руку, она медленно расстегнула застежку плаща, но не сбросила его — плащ теперь свободно облегал ее.

— Я хотела тебя с тех самых пор, как ты пришел ко мне в кольцо Фоксов.

Она еще не успела договорить, как Пирс властно завладел ее ртом. Он обнял жену, крепко прижал к себе и даже слегка приподнял, словно хотел, чтобы их тела слились воедино.

Его рот был умелым, прохладным и влажным. Элис отвечала на его поцелуи с ничуть не меньшей страстью. Не выпуская из рук свою самую главную драгоценность, Пирс повернулся, и Элис оказалась стоящей спиной к кровати. Тогда он опустил ее на пол и даже немного отступил назад. Она недовольно застонала.

— Я не знаком с одеждой леди, так что для твоего наряда будет лучше, если ты снимешь его сама.

Элис осмотрела свое синее платье, с которым теперь было связано так много воспоминаний. Именно в нем она сделала главный шаг своей жизни — стала замужней женщиной.

— Ты имеешь в виду эту старую тряпку?

Пирс только улыбнулся и сделал еще шаг, чтобы у них обоих было достаточно места. Элис быстро справилась со шнуровкой, а когда стала спускать платье, заметила, что Пирс не сводит с нее глаз. Она на мгновение замерла, порозовев от смущения, но сразу рассердилась на себя и вздернула подбородок.

Глядя мужу прямо в глаза, она медленно, очень медленно правой рукой спустила платье с левого плеча. Потом левой рукой прикрыла грудь и позволила платью соскользнуть и с правого плеча.

Она сделала паузу, заметив, что его руки застыли, так и не добравшись до застежки пояса, и сказала:

— Я обогнала тебя.

Пирс не мог себя заставить отвести взгляд от молочно-белой кожи и восхитительной груди, едва прикрытой изящной рукой.

— Я никуда не спешу, — прохрипел он.

Ее брови поднялись, вслед за ними приподнялся уголок рта.

— Очень хорошо.

Еще медленнее она опустила руку, закрывавшую грудь — в результате Пирс забыл, что надо дышать, — а вслед за этим позволила платью соскользнуть с бедер и упасть на пол. Теперь она стояла перед Пирсом обнаженной.

— Элис… — хватая ртом воздух, прошептал он. — Ты прекрасна.

Она рассмеялась, чувствуя себя всесильной. Ее глаза остановились на одежде Пирса.

— Позвольте вашу тунику, милорд.

Руки Пирса пришли в движение. Он принялся торопливо расстегивать ремень, и через несколько мгновений тот с глухим стуком упал на пол. Его большие мозолистые пальцы нащупали шнуровку на вороте, и Элис с удивлением отметила, что он весьма ловко справился с тонкой работой по ее развязыванию. Пирс стянул тунику через голову, и первое, что бросилось в глаза Элис, — это его сморщившиеся, затвердевшие соски. Пирс, опустив глаза, заметил изрядную выпуклость внизу живота и снова взглянул на молодую жену. В его глазах было смятение.

Элис села на край кровати и поспешно освободилась от платья. Потом она стряхнула туфельки, скользнула под тяжелое покрывало и, подтянув его к груди, укрылась. Пока она укладывалась, в какой-то момент ее ноги оказались раздвинутыми, и. Пирса моментально бросило в дрожь. Он снял башмаки и принялся аккуратно развязывать и снимать дорогие шерстяные рейтузы. Раздевшись, он замер у постели, которую готовился разделить с Элис, — голый, неуверенный, дрожащий. Она внимательно рассмотрела его тело, уделив особое внимание мужскому естеству, потом устремила взгляд на лицо Пирса и убедилась, что его зрачки увеличились в размере не меньше чем в два раза. Сама Элис чувствовала, что ее бросило в жар. Она любила и была готова быть любимой.

Пирс все никак не ложился.

— Элис, ты когда-нибудь…

— Нет, — с готовностью сообщила она, избавив его от необходимости сформулировать деликатный вопрос до конца. — Ну, разве ты не счастливый мужчина? Сразу после, заключения брака заполучил в свою постель девственницу. Правда, надеюсь, таковой я останусь недолго. — И она откинула покрывало. — Ложись скорее!

Но Пирс все еще колебался.

— Ты боишься? — спросил он.

Ее улыбка погасла.

— Я никогда и ничего не буду бояться, когда ты рядом. Иди ко мне.

Наконец Пирс лег в постель. Лишь только Элис ощутила прикосновение его прохладной кожи, ей показалось, что ее тело пылает огнем. Она обхватила мужа руками за шею и прижалась к нему всем телом, ожидая ласки. Он почувствовал ее соски — маленькие твердые бутончики, мягкий пушок волос между ног и нежно прижал молодую жену к себе. Она застонала.

Пирс, опустив руку, погладил шелковистые ягодицы, потом раздвинул ноги Элис и коснулся кончиками пальцами нежнейшей плоти. Элис в ответ замурлыкала.

Затем Пирс оторвался от рта любимой и перевернул ее на спину.

— Можешь пока придерживать покрывало, — разрешил он и заскользил по телу Элис ниже, пока его плечи не оказались между ее ногами. И тогда он попробовал ее на вкус.

Элис закричала и выпустила покрывало из рук. Сейчас ей казалось намного более важным схватить обеими руками его голову и оторвать от себя, заставить прекратить то, что он с ней делал… или, наоборот, прижать к себе еще сильнее. Но сквозь покрывало сделать это оказалось не так просто. Он легонько покусывал, целовал, исследовал языком потаенные складки плоти, доведя Элис тем самым до полуобморочного состояния. Потом он нащупал кончиком пальца вожделенный бугорок, в котором, казалось, сосредоточились все нервные окончания, и начал теребить его.

— Пирс, — выдохнула Элис, уже почти ничего не соображая, — пожалуйста…

Она уже была близка к вершине и чувствовала это, хотя и не знала еще, что произойдет дальше. Он опять лег сверху, но его рука осталась между ним и Элис и палец продолжал терзать крошечный бугорок, спрятанный в глубине ее лона. Пирс провел языком по пересохшим губам Элис, втянул в рот ее язык и стал увлеченно сосать. Элис приподняла бедра ему навстречу, и он вошел в нее — немного, только головкой пениса. Почувствовав восхитительную тесноту, Пирс, вздохнув, продвинулся еще немного. Элис понимала, что по сравнению с мужем очень маленькая. Пока он стоял перед ней обнаженным, она успела как следует рассмотреть его восставшую плоть и теперь испугалась, что не сумеет вместить его целиком.

Элис всхлипнула и рванулась вперед, навстречу Пирсу. Желание оказалось сильнее, чем неприятные ощущения. Он тоже сделал рывок вперед и замер.

Элис вскрикнула. Он вышел из нее — не весь, конечно, только частично, — снова погрузился, затем последовал еще один осторожный толчок и еще один…

Молодая жена начала двигаться вместе с ним, инстинктивно уловив ритм. Ее налившаяся кровью, набухшая плоть пульсировала, тело вздрагивало, дыхание стало прерывистым. Элис снова закричала, на этот раз не от боли, а от желания. Еще два движения, и она приняла жезл Пирса целиком, еще несколько — и в ней что-то взорвалось, рассыпавшись мелкими цветными брызгами. Ее омыла волна блаженства. Она выгнулась вперед, чтобы ощутить всем своим существом, каждой клеточкой волшебство близости с любимым мужчиной. Еще миг, и Пирс хрипло закричал, излив свое семя.

Элис покрывала его лицо легкими поцелуями, когда он, едва отдышавшись, зашептал, словно в горячечном бреду:

— Я люблю тебя, Элис, люблю… люблю…

Потом они еще много раз любили друг друга. Радость узнавания, тепло дыхания, нежность поцелуя, волшебство прикосновения — все это было старо как мир и вместе с тем восхитительно ново. И всякий раз наградой были непередаваемые ощущения, и, в очередной раз достигнув вершины, любовники без сил вытягивались на супружеском ложе.

В дверь постучал слуга и предложил подкрепиться. Пирс принял предложение с таким восторженным энтузиазмом, что Элис весело захихикала. Он взял принесенный поднос, держа его в одной руке, поспешно запер замок, поставил еду на стол у очага и вернулся к Элис. Они отдыхали и смотрели в окно. В небе ярко светило послеобеденное солнце. Лежа в постели, больше ничего нельзя было увидеть — только голубое небо и оранжевое солнце.

— Ну, теперь-то ты мне расскажешь? — поинтересовался Пирс, разбудив Элис, пребывающую в полудреме.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Элис.

— То, о чем мы с тобой говорили раньше, — лениво объяснил Пирс, поглаживая ее спину и ягодицы. — Я хочу знать, что ты сказала Сибилле, чтобы заручиться ее согласием на возвращение во дворец.

Элис задумчиво улыбнулась. Даже не глядя на нее, Пирс почувствовал эту нежную улыбку.

— Я просто открыла ей правду о том, что случилось с нами в лесу. Я объяснила, что люблю тебя и ты нуждаешься во мне.

— И она отпустила тебя без возражений?

Поверить в такой поворот Пирс никак не мог.

— Ну, не совсем так, — призналась Элис. — После того как я все рассказала, Сибилла продолжала настаивать, чтобы я вернулась с ней в Фолстоу. И я согласилась. В конце концов, Сибилла рисковала своей жизнью, нашим общим домом, явившись к королю. Я была в долгу перед ней за это и за многое другое. Увы, я никогда не понимала ее отношения ко мне до того, как ты появился в моей жизни. И еще я думала, что ты меня не хочешь. Очень уж ты старался отделаться от меня. И я подумала, что, наверное, ты меня все-таки не любишь.

— Элис, я…

— Не надо ничего говорить, — усмехнулась она и погладила его по руке. — Я еще не закончила. Мы достигли городской ограды, никем не замеченные. И тут Сибилла вдруг остановилась и сказала мне, что хочет моего счастья, что я проявила мужество и изобретательность, оставаясь рядом с тобой. И еще добавила, что я уже не ребенок, а Клемент Кобб — кусок дерьма.

— Она назвала его куском дерьма? — рассмеялся Пирс.

— Да, хотя и не объяснила, что заставило ее изменить отношение к этому человеку. Она убедила меня, что не позволила бы мне выйти за него замуж, даже будь он последним титулованным женихом в королевстве. Заявила, что доверяет моему мнению, и если я нахожу тебя достойным человеком, то она тоже.

— Черт меня побери! — воскликнул Пирс.

— Тут еще надо учесть то, что Сибилла всегда держит свое слово, — признала Элис. — Помнишь, когда я покидала Фолстоу, она заверила меня, что если я встречу в кольце Фоксов мужчину, который возьмет меня замуж, она не будет возражать. Сестра придает большое значение тому, чтобы никогда не нарушать обещаний.

— Слава Богу.

— Я тоже так думаю. Короче, она обняла меня, поцеловала и заявила, что если нам не удастся добиться своего, двери Фолстоу всегда останутся для нас открытыми. После этого она ушла, оставив меня у ворот.

— Мне кажется, я уже люблю ее, — сказал Пирс, даже не пытаясь скрыть потрясение.

— А я знаю, что очень ее люблю, — мягко сказала Элис.

Последовало долгое молчание.

— После нашего возвращения я отправлюсь в деревню Айры, чтобы узнать, кто пожелает переехать к нам в Гилвик, — нарушил тишину Пирс.

— Прекрасная идея, — не стала спорить Элис.

— Только все не так просто, — возразил он, и Элис услышала в его голосе сомнение. — В деревне Айры живет много людей, а возможности Гилвика ограниченны. Даже не знаю, как их всех разместить и обеспечить. Боюсь, на это не хватит средств.

— Не беспокойся об этом, супруг мой, — ответила Элис, сладко зевнула и закрыла глаза. — По пути в Гилвик мы заедем к Сибилле.

— Зачем? — удивился Пирс.

— Ну во-первых, ты забыл, что я везу бумагу от короля, — сонно пробормотала Элис. — А во-вторых, ты должен потребовать мое приданое. Уверена, Сибилла его уже приготовит к нашему прибытию. Можешь не сомневаться, сумма будет весьма значительной.

Пирс ахнул и чмокнул жену в ухо.

— Я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь твоим родным, — твердо сказал он. — Своей семьи у меня, можно сказать, никогда не было. Я буду в Фолстоу, когда король пришлет своих людей.

— Я знаю, — спокойно сказала Элис. Открыв глаза, она взглянула в окно. — Не сомневаюсь, что так и будет, любовь моя.

Но было еще многое, о чем Элис никогда не спрашивала у сестры за все годы, что они жили без матери. Старшая дочь свято хранила секреты покойной. Но если глава семьи Фокс хочет пережить немилость короля, ей придется научиться доверять кому-либо, кроме самой себя.

Правда, Элис не была абсолютно уверена в том, что ей хочется узнать истину.

Эдуарду нужна была Сибилла. Но это означало, что Сесилия тоже подвергалась опасности. Чем раньше средняя сестра обретет спасительное пристанище в монастыре, тем лучше.

Элис снова закрыла глаза. Для нее все это уже не имело особого значения. У нее был муж, с которым она себя чувствовала совершенно спокойно. И еще ей очень хотелось спать.

— Я люблю тебя, Пирс, — прошептала она.

— И я тебя люблю, жена моя.

В ту ночь Элис снилась чудесная музыка, мама, дети, родившиеся у нее и Пирса. И еще ей снился красивый и величественный замок Фолстоу.


Глава 24 | Не целуй незнакомца | Примечания