home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

— Он не умер.

Джудит Энгвед Мэллори, леди Гилвик, видела, что крестьянин окаменел от страха, сообщая ей эту новость, И если он сказал правду, у него имелись все основания бояться ее.

Джудит Энгвед не считала нужным щадить гонцов, тем более принесших дурную весть.

Она спокойно откинулась на спинку стула, на котором сидела за столом в обеденном зале, все еще держа кубок. Пока не было оснований для тревоги. Повелительным взмахом свободной руки она отпустила прислуживавшего ей лакея и осталась наедине с гонцом, если, конечно, не считать нового «управляющего», который стоял за ее спиной. Она наняла этого громадного человека с бритой головой только два дня назад, когда он явился в поместье в поисках работы. У него не было никакого опыта. Джудит подозревала, что он был беглым преступником — слишком уж много старых шрамов было на его широкой спине, но были уверена, что сумеет обучить его делать все, что нужно, и так, как ей было нужно. Тем более что большую часть обязанностей он выполнял в ее постели. Она спросила крестьянина:

— Откуда ты знаешь, что он не умер?

— Тело исчезло, — запинаясь, сказал тот.

Он никак не мог осмелиться взглянуть в глаза своей госпоже.

— Прошло несколько дней, — возразила Джудит. — Возможно, тело унесло течением или его утащили животные.

С болезненной гримасой мужчина покачал головой:

— Нет, миледи. Когда я не нашел его, я отправился в аббатство и сказал, что разыскиваю близкого друга.

Не разжимая губ, леди Гилвик провела кончиком языка по передним зубам, потом сглотнула.

— Ну и?.. — в конце концов спросила она, так и не дождавшись продолжения.

— Они подобрали его. Монахи, — пояснил крестьянин и переступил с ноги на ногу. — Один из них нашел человека, который называл себя Пирсом, и унес в аббатство, чтобы оказать ему помощь.

Джудит Энгвед глубоко вздохнула, но так медленно, что ее грудь не шелохнулась. Было очень важно сохранять полное спокойствие.

— Он и сейчас в аббатстве?

— Нет, миледи. Ушел вчера утром.

Джудит облизнула сухие губы, потом надула щеки и несколько секунд молчала.

— Понятно. Они знают, что мы его ищем?

Мужчина быстро замотал головой:

— Я назвал им другое имя, миледи. Сказал, что мы путешествовали вместе и случайно разминулись.

— Это правильно, — спокойно ответила Джудит, кивнув, и едва не рассмеялась, увидев, что крестьянин заметно расслабился. — Никто не должен знать, что ты связан с Гилвик-Мэнором, Беваном или со мной.

— Конечно, миледи. Я сделал все в точности, как вы велели.

Ноздри Джудит Энгвед затрепетали от ярости, и с нее едва не слетела маска сдержанности. Если бы этот идиот сделал все, как она сказала, грязный ублюдок ее умершего мужа теперь горел бы в аду, а не бежал, вероятнее всего, прямо к королю. Она снова провела языком по своим совершенным зубам и сумела, успокоившись, даже взглянуть на обреченного гонца с неким подобием улыбки.

— Конечно, я в этом не сомневаюсь. Хорошая работа.

— Что я теперь должен делать, миледи? — с надеждой спросил мужчина, тиская во вспотевших руках шапку.

Он понимал, что должен во что бы то ни стало угодить госпоже.

— Ты сделал достаточно, — заверила его Джудит. — Можешь считать себя уволенным. Финеас будет ждать тебя на дороге с жалованьем.

— Как скажете, миледи, — пробормотал гонец и попятился к двери, постоянно кланяясь. — Спасибо, миледи.

Когда он ушел, Джудит Энгвед слегка повернула голову, чтобы обратиться к стоящему за спинкой ее стула мужчине. Нельзя не отметить, что наружностью тот обладал воистину устрашающей. Этим-то он и нравился Джудит.

— Пошли за Беваном, Финеас. Он должен немедленно явиться, независимо оттого, насколько пьян. Возможно, этот ублюдок Пирс не вполне оправился от ран, двигается медленно, и мы сможем его догнать. Если же нет, следует навести справки в Лондоне — кто-нибудь мог предоставить ему убежище. Этот трусливый негодяй от меня не скроется!

Мужчина поклонился.

— И еще, Финеас…

— Да, миледи?

— Этот человек, который только что был здесь…

Последовала очень короткая, почти незаметная пауза.

— Вы имеете в виду вора, миледи?

— Да, Финеас. Я имею в виду именно его. — Она подняла кубок повыше, и тот немедленно исчез в огромной ладони громилы. — Он украл мой любимый кубок.

— Я знаю, как обращаться с ворами, миледи. Не думайте о нем больше.

Джудит Энгвед проводила взглядом вышедшего из комнаты Финеаса и принялась ждать сына.

Лежа в кровати, Сибилла Фокс наблюдала, как мужчина одевается. Ей нравилось, как двигаются мускулы на его спине, когда он поворачивался и наклонялся. Утреннее солнце, лившееся в спальню через большие окна, освещало прекрасную фигуру, темные волосы и красивое лицо лорда Белкота. Это был весьма неплохой экземпляр сильной половины человечества, к тому же оказавшийся хорошим и изобретательным любовником. Огаст был желанным другом и доверенным лицом, и Сибилла радовалась, что так долго не пускала его в свою постель. Предвкушение было волнующим и приятным, а теперь, когда все произошло, ей стало грустно.

Она никогда не будет иметь удовольствие видеть его в этом качестве снова. Таково было ее собственное решение, и она ничего не собиралась менять.

Лорд Белкот зашнуровывал рубашку и нежно улыбался любовнице. Она позволила себе наградить его ответной улыбкой, чтобы еще больше насладиться последним моментом их свидания. Возможно, она хотела дать ему надежду, что они еще могут встретиться при подобных обстоятельствах. Темные волосы Сибиллы густой волной лежали на плечах, и в воздухе еще витал слабый аромат ее духов. Шелковые подушки под обнаженной спиной леди Фокс были теплыми и гладкими, одеяло — пушистым и пахнущим свежестью. За стенами ее покоев весь замок ждал, когда она появится и отдаст приказы на день. Сибилла должна была чувствовать себе королевой, но вместо этого ощущала лишь раздражение и тревогу.

Сегодня ей придется встретиться с Элис, своей младшей сестрицей, наивной и вспыльчивой девчонкой, которой чрезвычайно не нравилось, что Сибилла заняла место матери. Своевольная, безрассудная Элис, которую она, Сибилла, всего лишь отчаянно пытается защитить.

Лорд Белкот поднял одной рукой башмаки и направился к кровати. На его совершенных губах все еще играла сладострастная улыбка. Его ресницы были такими длинными, что глаза, казалось, были обведены краской. Он сел на край постели, и одеяло соскользнуло с обнаженной груди Сибиллы. Она поспешно схватила его и снова укрылась.

— Сейчас уже нет смысла смущаться, дорогая, — усмехнулся Огаст, уверенными движениями натягивая обувь.

— Я не смущаюсь, а мерзну, — ответила Сибилла.

— Да? Ну что ж… — Он склонился к лежащей на кровати женщине, и его теплое дыхание коснулось ее шеи. — Может быть, мне стоит согреть тебя, прежде чем уйти?

Сибилла уперлась ладонью в грудь любовника, оттолкнула его и отвернулась.

— У меня сегодня очень много дел, Огаст. Разъезжаются оставшиеся гости, и мне надо позаботиться о сестре.

— О какой? — шутливо поинтересовался он. — О монашке или о язычнице?

Слабая улыбка исчезла с прелестного лица Сибиллы, и она толкнула мужчину сильнее.

— Полагаю, ты ошибаешься относительно обеих.

— Сибилла, я просто дразню тебя, — улыбнулся лорд Белкот. Он протянул руку, чтобы погладить любовницу по щеке, но она резко отстранилась. — Извини, давай не будем ссориться.

— Мы и не ссоримся, — холодно ответила она.

Ссориться с мужчиной — значит испытывать к нему нежные чувства, а Сибилла не могла себе этого позволить, даже с таким великолепным образчиком мужской породы, как Огаст Белкот.

— Хорошо, — сказал он, хотя нахмуренные брови выдавали его сомнение в искренности Сибиллы. — Очень хорошо, потому что я не хочу, чтобы хорошее начало было омрачено обидой из-за моей случайной неловкости.

Начало. Сибилла расхохоталась бы, если бы все это не было так печально.

— Я приеду завтра? — спросил он. — После того, как все гости разъедутся и в Фолстоу снова воцарится мир?

На это она рассмеялась:

— В Фолстоу никогда не царит мир, Огаст. А приезжать не надо. Мое расписание на следующий месяц уже заполнено.

Его красивое лицо омрачилось еще больше.

— На целый месяц? Но, Сибилла, ты не можешь заставить меня ждать так долго! Я хочу тебя видеть!

«Ну вот, — мысленно вздохнула Сибилла, — началось».

— Мы начинаем подготовку к свадьбе Элис. Предстоит еще очень много сделать. Надеюсь, ты и Оливер придете.

Огаст рассмеялся:

— Мой брат не упустит возможности пообщаться с представителями, вернее, представительницами высшего света, а в вашем доме других гостей не бывает. Он не оставляет надежд завоевать одну из них. Должен сказать, Оливер будет очень расстроен, оттого что пропустил этот прием — из-за неблагоприятного ветра его судно не пришло вовремя.

— Я буду ждать вас обоих — его и тебя — через месяц, — сказала Сибилла.

Смысл ее слов был очевиден. Огаст выпрямился. Его руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, но выражение лица оставалось недоверчивым.

— Вот, значит, как. Получается, я не лучше других?

Сибилла отвернулась, чтобы не встречаться с ним взглядом, и промолчала.

— Я думал, ты ждала так долго, чтобы у нас все было…

— Иначе? — услужливо подсказала Сибилла и снова взглянула на любовника.

Он был зол, и Сибилла физически чувствовала эту злость.

— Ты считал, что одна ночь, проведенная с тобой, заставит меня потерять голову? Что мы поженимся, заведем детей и проживем до конца своих дней в счастье и согласии? — Сибилла с трудом улыбнулась. — Все было хорошо, Огаст, но все же не настолько.

Точеное лицо лорда Белкота покрылось красными пятнами.

— Ты хочешь сказать, что я значу для тебя не больше, чем очередной мужчина на одну ночь?

— Мне жаль, если ты рассчитывал на большее. Но мы, разумеется, останемся друзьями.

— Я тебе не верю, — спокойно ответил Огаст. — Я считаю, ты лжешь, Сибилла Фокс, но не понимаю почему.

Она взглянула ему в глаза и почувствовала паническую дрожь во всем теле. Боже, она отдала бы все на свете, чтобы такой мужчина, как Огаст Белкот, постоянно находился рядом с ней!

От необходимости отвечать ему она была избавлена настойчивым стуком в дверь. Это явно был не слуга.

— Сибилла, ты проснулась?

Это был голос Сесилии.

— Тебе пора идти, Огаст, — пробормотала она, не глядя на него. — Да, Сесилия, входи.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Сесилия. Заметив стоящего у кровати Огаста, она от удивления открыла рот, потом прикрыла ладонью глаза.

— Извините, — пробормотала Сесилия, отчаянно покраснев и не поднимая взгляда от пола. — Сибилла, надо было сказать, что ты не одна.

— Он не голый, Сесилия. Кроме того, ты не спрашивала, одна ли я. Ты только выяснила, проснулась ли я. А я проснулась. Не волнуйся. Лорд Белкот как раз собирался уходить.

— Леди Сесилия, рад вас видеть, — поклонился Огаст.

— Лорд Белкот… э… доброе утро, — запинаясь, выдавила Сесилия.

Огаст обернулся к Сибилле:

— Я вернусь, Сибилла.

Сибилла встретилась с ним взглядом, хотя решила было не делать этого.

— Не стоит, — ответила она сухо.

Лорд Белкот несколько долгих мгновений не сводил с нее внимательных глаз, потом поклонился Сесилии.

— Всего хорошего, — сказал он, быстро вышел через оставшуюся открытой дверь и с грохотом захлопнул ее.

Сесилия подпрыгнула от громкого стука.

Сибилла только вздохнула и посмотрела на Сесилию:

— Что случилось, Сес?

— Элис нет в ее комнате. Похоже, она даже не ложилась в постель. Как ты думаешь, неужели она действительно пошла в кольцо?

— Возможно. — Сибилла сбросила одеяло и, нисколько не смущаясь своей наготы, прошла к гардеробу. — Где же она еще может быть?

— Я пошлю кого-нибудь за ней, — сказала Сесилия и направилась к двери.

— Нет!

Приказной тон Сибиллы остановил сестру.

— Нет? Но, Сибилла, сейчас декабрь! Она замерзнет! Или умрет с голоду.

— Не волнуйся, Сес, этого не будет. Как только она проголодается или озябнет, то немедленно вернется домой. И, уверяю тебя, комфортабельное поместье Бладшир сразу покажется ей намного привлекательнее. Она сама себе преподаст урок. И ладно. Честно говоря, я устала от ее выходок.

— Это жестоко, Сибилла.

— Вовсе нет. Это справедливо. Элис необходимо усвоить, что не все в мире происходит так, как ей хотелось бы. Клемент Кобб — прекрасная партия для нее. Ты знаешь это так же хорошо, как и я.

— Я согласна, что Элис необходимо приучить к послушанию, но… — Сесилия на секунду прикусила губу, обдумывая, что сказать. — Даже сейчас Этельдред Кобб визжит на весь зал, что будущая сноха оскорбила ее, не присоединившись к ней и ее сыну за завтраком. Я считаю, она всячески стремится очернить невесту сына. Да простит Господь мои слова, но эта старая карга испытывает даже мое терпение. Она и Элис поубивают друг друга в первый же день.

— Уверена, они быстро договорятся, — спокойно сказала Сибилла, даже не обернувшись. Она была занята поисками платья.

— Тогда что я должна сказать леди Бладшир? Она кричит, что не уедет домой, пока не увидит Элис. Клемент ее поддерживает, хотя, по-моему, из совершенно других соображений. А мне необходимо через полчаса быть в часовне, поэтому я не могу развлекать их до вечера. Ты была так занята нашими гостями, что, вероятно, забыла: сегодня воскресенье!

Раздался робкий стук в дверь.

— Ваш чай, миледи.

Сесилия устремилась к двери и впустила личных горничных Сибиллы. Их было трое. Одна несла серебряный поднос с обычным для Сибиллы легким завтраком, другая — охапку одежды, а третья держала в руке толстую книгу, в которой был записан распорядок дня. Эта женщина служила у Сибиллы своеобразным секретарем.

Сибилла вцепилась обеими руками в какую-то одежду и уткнулась в нее лицом. Ну неужели она не может рассчитывать хотя бы на минуту покоя? Ей необходимо уединение и возможность выплакать все мысли о том, как могла бы сложиться жизнь с мужчиной, который только что покинул ее спальню.

Она подняла голову, ощутив прикосновение к своей обнаженной коже прохладного шелка. Одна из горничных молча пыталась натянуть на нее платье, и Сибилла с готовностью стала ей помогать.

— Спасибо, — спокойно сказала она.

Ну вот, броня снова надета.

Сибилла затянула пояс на талии и подняла глаза на сестру.

— Иди, занимайся своими делами, Сесилия. Я сама разберусь с Бладширами. Если Элис к обеду не вернется, я отправлю Клемента за его возлюбленной. Возможно, произойдет романтическая встреча и она влюбится в него за храбрость, которая ему, безусловно, понадобится, чтобы проехать за ней четверть часа верхом под моросящим дождем. А Этельдред я займу выбором ткани для платья Элис. Это польстит старой ведьме.

Сесилия благодарно улыбнулась, и Сибилла уже в который раз подумала, как прелестна ее сестра. Из всех троих Сесилия, безусловно, была самой красивой.

— Я буду молиться за тебя и твой острый ум, Сибилла, — сказала Сесилия, поцеловала ее в щеку и выскользнула из комнаты.

— Помолись за всех нас, — едва слышно прошептала Сибилла, прежде чем расправить плечи и гордо поднять голову.

День начался.


Глава 3 | Не целуй незнакомца | Глава 5