home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Сибилла даже представить себе не могла, что от нее понадобилось какой-то Джудит Энгвед из небогатого сельского поместья Гилвик-Мэнор, и в других обстоятельствах она поручила бы старику Грейвзу выслушать эту неприятную даму и ее странного сына. Но сегодня она провела целый день в попытках умиротворить клокочущую яростью Этельдред Кобб и вялого Клемента и теперь была рада отвлечься.

Сибилла очень надеялась, что леди Мэллори приехала не для того, чтобы женить сына на одной из сестер Фокс. Сама идея о союзе между ними и семейством Фокс была абсурдной.

Джудит Энгвед скользнула в большой зал Фолстоу и прошла по проходу между столами, словно плыла, а не передвигалась, как все люди, на двух ногах. Это была высокая женщина неопределенного возраста, обладавшая весьма эксцентричной прической. Ее тусклые рыжие волосы сзади были длинными, прямыми и свободно падали на спину, а по бокам и в верхней части головы — короткими и завитыми в тугие, совершенно одинаковые кудряшки. Лицо было одутловатым и бесцветным, как масло, производителем которого являлся Гилвик-Мэнор, а зеленовато-карие глаза утопали в складках жира, что совершенно не соответствовало ее худощавой фигуре. У Джудит были необычайно крупные зубы — широкие, длинные и очень белые, которыми она, судя по всему, очень гордилась и постоянно водила по ним кончиком языка, словно полируя. Короче говоря, леди Мэллори никак нельзя было назвать привлекательной женщиной.

Сын неуклюже топал за ней. Он был ее полным аналогом — только мужского пола. Высокий, как мать, но массивный и широкий, с большим лицом, окруженным сальными рыжими кудряшками. Его глазки, как и у матери, тонули в жировых складках, причем до такой степени, что временами вообще исчезали с физиономии, производившей омерзительное впечатление. Багровый нос скорее подчеркивал, чем отвлекал внимание от крупных коричневых веснушек, в беспорядке разбросанных по щекам. В целом, по мнению Сибиллы, парень выглядел тупицей. Она мысленно усмехнулась, подумав, оправдается ли это впечатление, если он заговорит. Семейство Мэллори хотя и редко, но все же посещало те же увеселения, на которых присутствовала Сибилла, но ей никогда не приходилось ни с кем из них разговаривать. Насколько помнила Сибилла, представителей клана Гилвиков никогда не приглашали в Фолстоу.

— Леди Фокс. — Джудит остановилась перед возвышением, на котором восседала Сибилла, и присела в глубоком реверансе. Беван, стоявший за спиной матери, неловко поклонился. — Приношу свои извинения за то, что приехала столь неожиданно и без приглашения, но признаюсь сразу, что хочу просить вас о помощи.

Брови Сибиллы изумленно приподнялись. Эта женщина, определенно, слишком высокого о себе мнения, если ждет чего-то от хозяйки замка. По происхождению она немногим выше, чем простолюдинка. Возможно, если бы поместье Гилвик находилось в городе, Джудит Энгвед считалась бы не более чем зажиточной горожанкой. В любом случае появление Джудит было очень странным, и Сибилла насторожилась.

— Да? Наши семьи не слишком близко знакомы, но я, конечно, всегда готова предложить все, что смогу, в духе христианской благотворительности. Что вас тревожит, леди Джудит?

На лице незваной гостьи промелькнуло выражение неудовольствия — никому не нравится, когда напоминают о разнице в положении. Тем не менее леди Гилвик продолжила:

— Как вы, вероятно, слышали, мой супруг, лорд Уорин Мэллори, скончался две недели назад.

— Нет, я не слышала, — мягко ответила Сибилла, не проявив никакой заинтересованности. Женщина скорее всего приехала просить денег. — Пусть земля ему будет пухом.

— Благодарю вас, миледи, — сквозь зубы процедила Джудит. Теперь ее физиономия стала пунцовой. — К несчастью, его смерть так сильно огорчила второго сына моего дорогого супруга, — продолжила она, — что тот, боюсь, сошел с ума.

— У вас есть еще один сын? — поинтересовалась Сибилла, чтобы поддержать беседу, переведя равнодушный взгляд на Бевана, который моментально залился краской.

— Пирс вовсе не мок сын, — прошипела Джудит, и даже Сибилле, известной своей холодностью, слова показались ледяными. — Это ублюдок, рожденный деревенской девкой, работницей на ферме. В общем, обычной шлюхой.

— Понятно, — сказала Сибилла, хотя пока ничего не понимала. — Но какое все это имеет отношение ко мне, леди Джудит?

— После смерти Уорина Пирсом овладела безумная идея, что именно он — наследник Гилвик-Мэнора, а не старший и, заметьте, законный сын лорда — мой Беван. Он даже напал на Бевана и попытался его убить.

Сибилла снова взглянула на хранившего молчание Бевана.

— Мне кажется, он не слишком пострадал.

— Конечно, Беван с ним справился, — гордо улыбнулась Джудит Энгвед. — Но теперь Пирса нигде не могут найти, а мы считаем, что он опасен. Его здесь нет, не правда ли?

— Нет, — ответила Сибилла, ни минуты не колеблясь, — Мне бы доложили, если бы кто-то чужой прошел через ворота. Что заставило вас предположить, что он тут?

На какое-то мгновение стало очевидно, что Джудит Энгвед чувствует себя неловко, но она быстро с этим справилась и снова обрела уверенность в себе.

— Дело в том, что Беван и я должны через две недели предстать перед судом королевской скамьи. Возможно, и Пире направляется туда же, желая доложить свое абсурдное дело Эдуарду. Фолстоу расположен на пути между Гилвиком и Лондоном, и я подумала… — Она сделала паузу, сверкнув белыми зубами. — У вас не пропадали лошади, леди Сибилла? Или куры?

Сибилла громко расхохоталась.

— Я их никогда сама не пересчитывала, но думаю, что нет. Во всяком случае, я ничего об этом не слышала. Так что извините, но я не могу вам помочь, леди Джудит.

— Понимаю, но если вдруг вы…

В этот момент к Сибилле подошел Грейвз и склонился к ее уху, так чтобы гости не могли слышать его слов. Сибилла сделала повелительный знак рукой Джудит Энгвед, и та на полуслове замолчала.

— Что-нибудь слышно о леди Элис, миледи?

Сибилла нахмурилась. Возможно, этот Пирс отправился в лес, уплыл по реке, погиб или по какой-то другой причине не представляет угрозы для обитателей замка. Но, насколько было известно Сибилле, Элис еще не вернулась, а эта девица была достаточно безрассудна и упряма, чтобы связаться с первым встречным и привлечь его на свою сторону. Тем более сейчас, когда она не желала выходить замуж.

— Мне следует послать за ней? — спросил Грейвз, так и не дождавшись ответа.

Сибилла едва заметно кивнула, и Грейвз, не издав больше ни звука, вышел. Сибилла снова обратила бесстрастный взгляд на разозленную Джудит и ее краснолицего сына. В это время она услышала приближающиеся шаги и увидела Этельдред Кобб. В висках начала пульсировать боль. Больше всего на свете Сибилле хотелось немедленно выгнать навязчивую леди Мэллори и удалиться к себе, предоставив Коббам возможность развлекать себя самим. Но она не могла этого сделать, пока существовал хотя бы малейший шанс, что Элис столкнулась с этим безумцем.

— Леди Джудит, — с видимым усилием начала Сибилла — ее губы словно отказывались произносить эти слова, — в Фолстоу сегодня принимают других гостей.

Она сделала паузу, и физиономия Джудит Энгвед исказилась гримасой от такого оскорбления. Это позабавило Сибиллу, но она заставила себя продолжить:

— Однако я была бы рада, если бы вы и ваш сын пообедали с нами перед отъездом.

Заплывшие жиром поросячьи глазки леди Джудит изумленно заморгали. Надо же, подумала Сибилла, оказывается, они у нее могут открываться довольно-таки широко. Но уже в следующее мгновение Джудит опустила голову и присела в реверансе.

— Для нас большая честь быть приглашенными к трапезе в Фолстоу, леди Сибилла, — с глупой улыбкой проговорила она.

— Кого я вижу! — пробасила Этельдред Кобб, входя в зал.

Неизменная свита — горничная Мэри и сын Клемент — следовала за ней по пятам. Старуха совершенно необоснованно, по мнению Сибиллы, обрадовалась гостям из Гилвика.

— Никак это Джудит Энгвед, Мы не виделись года три!

Джудит выпрямилась, и ее брови удивленно поднялись.

— Леди Этельдред, лорд Клемент, какой приятный сюрприз! Вы, конечно, помните Бевана. Что привело вас в Фолстоу?

— Вот ты какой стал, Беван. Хорошо кушаешь, как я погляжу.

Этельдред Кобб взгромоздила свою весьма объемную тушу на возвышение, где за столом сидела Сибилла, и устроилась рядом с ней. Она вела себя совершенно уверенно, как будто на стуле, сильно заскрипевшем под ее весом, было вырезано ее имя. Горничная бесшумно проследовала к одному из столов для слуг.

— Клемент и я решили побыть здесь немного после зимнего приема. Странно, я не заметила вас среди гостей. — Пренебрежительное замечание угодило в цель с точностью метко пущенной стрелы. — А поскольку Клемент и леди Элис скоро поженятся… что ж, полагаю, и ты когда-нибудь узнаешь, как не любят молодые влюбленные расставаться, да, Беван?

— О, мама, не надо, — пробормотал Клемент, помогая Этельдред подвинуть стул вперед. Ножки громко проскрежетали по каменному полу. Он с улыбкой обернулся к Мэллори: — Привет, Беван. Прошедший год был очень удачным, не правда ли? Так много мягкой сочной травы. — Он вежливо кивнул даме в венке из рыжих кудряшек. — Вы прекрасно выглядите, леди Джудит. Примите мои соболезнования по поводу потери вашего обожаемого супруга.

Заметив, что Джудит Энгвед начала по-девичьи прихорашиваться, Сибилла почувствовала тошноту. Она искренне надеялась, что тот, кого Грейвз послал в кольцо, поторопится. Из кухни вышел мальчик с подносом, но, заметив кивок Сибиллы в сторону новых гостей, округлив глаза, попятился. Вздохнув, она подумала, что надо не забыть сделать ему выговор за невежливость.

Сделав над собой усилие — даже пальцы ее ног в туфельках сжались, — она растянула губы в улыбке и указала на свободные стулья за своим столом:

— Пожалуйста, рассаживайтесь.

Даже когда его избивали, когда обрабатывали и зашивали рваные раны или когда его голова была готова взорваться от адской боли, Пирс не испытывал такого страха, как сейчас, убегая в мрачных сумерках от стен Фолстоу в благословенную безопасность леса. Укушенные Лайлой пальцы пульсировали болью в такт тяжелым шагам.

Джудит Энгвед и Беван преследуют его. Они знают, что он жив, и уже почти догнали его.

— Пирс, подождите!

Он побежал быстрее. Это все ее вина. Если бы безрассудная Элис Фокс не пристала к нему как банный лист! Если бы только она не заманила его в свой замок — и он ведь пошел за ней, как послушный телок на веревочке! — вероятно, он не умнее ее обезьяны! Тогда Пирс не оказался бы в такой роковой близости от двух людей, прилагающих все силы, чтобы отнять у него то, что принадлежит ему по праву, и убить его!

Пирс продрался сквозь густой кустарник и наконец оказался в лесу. Зацепившись за выползший из земли толстый корень, он упал и некоторое время лежал тихо, не шевелясь, наслаждаясь чувством покоя, которое ему даровала опустившаяся на землю ночь. И тут он понял, что зловредная девица не намерена отставать.

— Пирс! Я ни черта не вижу, но слышу ваше дыхание. Лучше покажитесь, а не прячьтесь в темноте, как простой воришка!

Гнев заставил его вскочить на ноги. Девушка оказалась совсем рядом и даже сообразить ничего не успела, когда он схватил ее за руку и рывком развернул лицом к себе. Лайла возмущенно застрекотала.

— Я действительно простой человек, — прошипел он ей в лицо. — А из-за вас только что чуть не погиб.

— Что я такого сделала? — удивилась Элис. — Я лежала тихо, когда вы сказали, и молчала. Хотя, если бы вы позволили мне произнести хоть слово, я бы объяснила, что Джудит Энгвед не тот человек, которого стоит опасаться. Эта женщина не принадлежит к нашему кругу. Она не может знать, от кого вы бежите. Поэтому давайте вернемся, пока мы не переломали себе руки и ноги. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили лошадь и деньги, и утром вы уедете.

— Я бегу именно от нее и ее чёртова сыночка! — в ярости вскричал Пирс и сильно встряхнул Элис. — А ты — глупая девчонка!

И тогда девушка ударила его. Изо всех сил. Пирс, вздрогнув, моментально отпустил ее и отступил на шаг.

— Не смей больше никогда называть меня глупой, — холодно и ровно проговорила она. — И никогда не прикасайся ко мне, когда зол. Иначе, вероятнее всего, тебя убью я, а не Джудит Энгвед.

Пирс потерял над собой контроль и отлично понимал это. Но у него не было ни времени, ни желания оправдываться. Девчонка понятия не имела, какая 'угроза над ним нависла и как много поставлено на карту.

— Говорю последний раз, Элис. Возвращайся домой. Это не игра!

Он наклонился и пошарил в кустах в поисках своего мешка. Нащупав лямку, он поднял его, закинул на спину и пошел прочь.

— Если ты оставишь меня здесь, я вернусь обратно, — негромко сообщила она.

— Прекрасно, — через плечо ответил Пирс. — Иди.

— А когда я вернусь, в лес отправят людей, и они будут искать тебя, пока не обнаружат.

Пирс остановился.

— Они не найдут меня, если ты не выдашь.

Элис подошла к нему вплотную.

— Пирс, послушай меня. Ты думаешь, что наткнуться на твоих врагов рядом с Фолстоу — это почти катастрофа. Но ведь ты до сих пор успешно избегал встречи с ними. А теперь ты знаешь, что они у тебя на хвосте, и можешь с большим успехом скрываться от них. Мне известны все дороги из Фолстоу. Я знаю, куда они, вероятнее всего, пойдут, если хотят догнать тебя. Я могу помочь. Не прогоняй меня!

Мэллори не видел в темноте лица девушки, но всем своим существом ощущал ее присутствие. Хрупкое тело Элис было полно молодости, пыла и странного оптимизма. Он чувствовал ее тепло, словно она была каменной печью, укрытой в чаще ночного леса и тщательно оберегающей тайну своего огня. Маленькая дурочка! Она ничем не могла ему помочь. Ему захотелось поцеловать ее. Может, тогда она уразумеет, как неблагоразумно поступила, связавшись с ним.

Хотя в чем-то она была права. Теперь Пирс понял, сколь высоки ставки. Он не сомневался, что сумеет пробраться через густые окрестные леса, а потом вдоль дороги на Лондон. Он мог передвигаться значительно быстрее в одиночестве. Пирс не думал, что Элис Фокс могла пустить по его следу врагов, но не мог быть в этом до конца уверен. Если он оставит ее, то наверняка пожалеет, что нанес ей такую глубокую обиду, отказавшись от ее участия. Но тогда уже будет слишком поздно. А мешкать и спорить с упрямой девицей он не мог себе позволить. Слишком уж близко находились его враги.

— Я не уверен, что ты меня не предашь, — признался Мэллори. — Но если ты настоишь на своем и увяжешься за мной, я снимаю с себя всякую ответственность. Если ты не сможешь идти быстро, я не стану ждать. И не буду кормить и прислуживать тебе.

— Не думай, я не задержу тебя, — с уверенностью пообещала Элис. — Только позволь мне переодеть платье и туфли.

Пирс выругался себе под нос и коротко кивнул, чувствуя, что только что решил свою судьбу. Теперь о скорости можно забыть. Она уже задерживала его. Вздохнув, он кивнул:

— Поторопись.

Элис ринулась в кусты, продолжая оживленно болтать. Ее голос периодически звучал глухо — очевидно, какие-то предметы одежды она надевала и снимала через голову. Пирс тщетно старался не думать о ее хрупком изящном теле, находящемся всего в нескольких шагах от него. У него уже слишком давно не было женщины.

Но Элис Фокс была девственницей. Жаль. Очень жаль.

— Мы найдем дорогу, пересечем ее и направимся на юг. Река останется севернее, причем большую часть пути до Лондона ее перейти нельзя — бродов нет… Отпусти, Лайла! Отдай мне это!.. Ну ладно, выбирайся. — Последовала пауза. Пирс услышал шуршание одежды. — Сегодня мы будем идти, сколько захочешь, чтобы как можно дальше уйти от Фолстоу. Но потом, я уверена, ты поймешь, что лучше двигаться при дневном свете. Ой, Лайла, что ты делаешь! Куда ты бросила мою туфлю?

Пирс закатил глаза.

— Быстрее!

— Я стараюсь. Но здесь темно, как у черта в ухе. А туфля коричневая.

— Если ты не приволокла сюда весь свой гардероб, придется найти ее.

— А ты бы мог помочь мне искать, вместо того чтобы без толку ворчать. Между прочим, прыгать на одной ноге не слишком удобно.

— Ради Бога! — Пирс сделал несколько шагов на ее голос. — Миледи боится испачкать ножку?

— Глупец! Мы стоим на ветках шиповника. Сними свои башмаки, и я посмотрю, как тебе это понравится.

Пирс с трудом продрался сквозь густые заросли и снова почувствовал тепло Элис, услышал ее дыхание. Он нагнулся.

— Нашел? — полюбопытствовала она.

— Конечно. Мне просто пришло в голову выяснить, сколько я смогу простоять, согнувшись в три погибели, прежде чем у меня начнутся судороги.

Она прыгнула ближе.

— Пирс!

— Не кричи, я ищу, — как раз в этот момент его рука нащупала гладкую мягкую кожу. Он взял туфельку и встал. — Вот…

Он столкнулся с Элис, и она начала падать назад, отчаянно вопя и размахивая руками. Ни о чем не думая, Пирс крепко обхватил девушку за талию и привлек к себе.

— …она, — закончил он фразу и сунул туфлю ей в руку.

— Спасибо, — вежливо ответила Элис, принюхалась и фыркнула: — От тебя пахнет коровой.

Пирс почувствовал, что краснеет.

— Я работаю на молочной ферме.

— Мне это нравится, — весело сообщила Элис.

— Я поддержу тебя, покаты обуешься.

Его руки остались лежать на поясе девушки, когда она наклонилась. Он не мог не думать о ее гибкой спине и плоском животе. Она была похожа на молодой зеленый тростник — сильный, стройный и гладкий. Пока Элис стояла согнувшись, обезьяна перебралась с ее плеча на спину, встала и, неожиданно возникнув из темноты прямо перед лицом Пирса, ухватила его за нос. Чертыхнувшись, Пирс постарался оттолкнуть зловредную макаку, но промахнулся.

— Я закончила, — объявила Элис, выпрямившись.

— Наконец-то, — мрачно буркнул Пирс. — Теперь мы можем продолжать путь, миледи?

— Только если ты отпустишь меня, — фыркнула она, — иначе мы…

Пирс моментально отдернул руки и поспешно отошел в сторону, не обратив внимания на ее удивленный возглас и последовавший громкий треск, когда она, не удержав равновесия, рухнула на землю.

— Ой! Что же ты делаешь, паршивец! — вырвалось у девушки, и обезьяна поддержала хозяйку возмущенным верещанием. Пирс не обернулся. Элис поднялась на ноги и догнала его. — Незачем было так внезапно разжимать руки, — сообщила она. — А теперь у меня, кажется, колючка в попе.

— Значит, ты хорошо понимаешь, что я чувствую, — пробормотал он, залившись краской.

Благо его смущения никто не видел.

Правда, если быть честным хотя бы с самим собой, он испытывал неприятные ощущения не в задней части своего тела, а, скорее, в передней.

На протяжении всего обеда — самого долгого в ее жизни — Сибилла только и делала, что размазывала еду по тарелке. У нее отчаянно болела голова, в животе урчало, в ушах звенело от непрекращающейся хвастливой и злопыхательской болтовни сидевших за столом женщин. Они беспрестанно сплетничали, перемывай косточки знакомым, причем ни для кого у них не нашлось доброго слова. Беван Мэллори молчал и лишь периодически громко и с удовольствием рыгал. Сибилле пришлось признать, что единственным цивилизованным человеком из всей ужасной компании оказался Клемент. Она знала, что ведет себя непозволительно высокомерно, не принимая участия в беседе, но ей было все равно. Такова была ее репутация, и сегодня она была рада ей соответствовать.

Как раз когда она решила, что в ближайшие несколько минут лишится рассудка и набросится на кого-нибудь издам со столовым ножом, ибо, похоже, только таким способом их можно заставить замолчать, неслышно появился Грейвз. Он вошел через личную дверь Сибиллы, расположенную в стене за возвышением, на котором находился ее стол. Старый солдат, верный и надежный. Он подошел прямо к ней, не обращая внимания на шумных и грубых гостей.

— Не знаю, что и думать, миледи. Дело в том, что мисс Элис не оказалось в кольце, зато на одном из камней мы обнаружили пятно крови.

Сибилла похолодела. Элис!

— Так, Грейвз, — спокойно сказала она, — пожалуй, это повод для волнения.

Она встала и взглянула на гостей. На это обратил внимание только Клемент. Он аккуратно вытер рот салфеткой и настороженно уставился на хозяйку дома. Беван склонился над тарелкой, почти уткнувшись в нее носом, — как свинья над корытом. Обе леди ничего не замечали, поглощенные едой и громким разговором.

— Дождусь я тишины в моем зале?!

Этельдред Кобб и Джудит Энгвед одновременно повернули головы к Сибилле. Обе выглядели удивленными и оскорбленными.

Теперь, когда гости наконец замолчали, Сибилла заговорила тихо и ровно, несмотря на стоящий в горле ком:

— Боюсь, у меня очень плохие новости, которые касаются нас всех.


Глава 5 | Не целуй незнакомца | Глава 7