home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



13

К обеду миссис Грейстоун ждала гостей, и Имоджин позволено было появиться в обществе. Все заметили ее подавленный вид, но приписали его перенесенной болезни. Задорно вьющиеся локоны только подчеркивали бледность и синеватые круги под глазами, Имоджин уже не походила на хорошенькую новую куколку, скорее, на старую игрушку, которую безжалостно возили по полу несколько поколений детей. Филлис не смогла вынести полный укоризны взгляд Имоджин и поторопилась отойти от кузины, предоставив гостям поочередно желать мисс Грейстоун скорейшего выздоровления.

Мисс Найт была уверена — перемены в облике Имоджин связаны не столько с тяжелой простудой, сколько с изменениями в отношении к ней мистера Баррита. За все время болезни он ни разу ее не навестил, хоть и справлялся о здоровье девушки и всякий день посылал ей розы. Миссис Грейстоун неоднократно намекала, и миссис Олдхэм решительно ее поддерживала, что Баррит и мисс Грейстоун — добрые друзья и их дружба вполне допускает некоторые нарушения приличий, так что мистер Баррит может провести в комнате Имоджин четверть часа, чтобы подбодрить больную, разумеется, в присутствии миссис Баррит или какой-нибудь другой дамы. Но молодой джентльмен под тем или иным предлогом всякий раз отказывался от предложения, которое в прежние времена счел бы большим для себя счастьем. Ах, можно ли не удивляться стремительности, с которой миновали эти самые «прежние времена»? И двух недель не прошло, как мистер Баррит познакомился с мисс Найт, а мисс Грейстоун уже была забыта! При том что Баррит впервые повстречал Имоджин едва ли не четыре месяца назад! Увы, в непостоянстве чаще винят женщину, но насколько несправедливо это обвинение!

Имоджин не осмелилась бы упрекнуть ветреного поклонника в том, что он предпочел общество ее кузины, и Баррит сумел убедить себя, что мисс Грейстоун и в самом деле испытывает к нему лишь обычное дружеское расположение. За обедом он сидел подле нее, тут уж постаралась миссис Грейстоун, но говорил мало и постоянно вслушивался в беседу Филлис, сидевшей почти напротив него и младшего сына лорда Глоссберри.

Филлис не могла смотреть на Имоджин. Непонятная ей самой жалость к кузине вызывала в девушке чувство раздражения, подаваемые блюда казались невкусными, а напыщенные речи соседей не могли отвлечь от нерадостных мыслей. Филлис едва дождалась окончания обеда, чтобы укрыться в своей комнате под предлогом головной боли.

Ей не хотелось видеть даже Розамунду, с миной дружеского участия хлопотавшую в гостиной вокруг Имоджин. Флора и ее тетушка наперебой предлагали рецепты чудодейственных средств, способных бесповоротно укрепить здоровье мисс Грейстоун, мистер Уилтон лениво наигрывал что-то на рояле, а мистер Баррит сосредоточенно листал альбом с видами Неаполя. Почтенные дамы играли в карты, миссис Грейстоун предоставила Имоджин заботам подруг, и в гостиной не сразу заметили отсутствие Филлис. Розамунда объяснила, что у мисс Найт разболелась голова оттого, что ее сосед по столу был слишком многословен, и мистер Баррит тотчас забеспокоился о самочувствии мисс Найт не в пример искренне, чем до этого осведомлялся о состоянии здоровья мисс Грейстоун.

К счастью, его беспокойство заметили только Розамунда и мистер Уилтон. Первая улыбнулась, второй нахмурился, но ни тот, ни другая не произнесли ни слова.

Вечер был для Имоджин совершенно испорчен. Если, одеваясь к обеду под наблюдением матери, она довольно наслушалась убеждений миссис Грейстоун о том, как будет рад видеть Имоджин мистер Баррит, то действительность убедила ее в обратном. Любимые собачки, которых доктор запретил пускать к больной, соскучившись, крутились вокруг хозяйки и дергали ее зубами за платье, требуя внимания, но сегодня они остались незамеченными Имоджин. До сих она жила беззаботно и счастливо, следуя своим нехитрым склонностям и находя весь мир прекрасным, а ее огорчения сводились только к болезни собаки или кролика и упрекам матери, сокрушавшейся, что дочь никак не хочет повзрослеть и начать задумываться о поклонниках.

Много ли радостей принесло ей это взросление? С первой влюбленностью пришла и боль потери, такой милый и понимающий мистер Баррит оказался не в состоянии долго выслушивать рассказы Имоджин о проделках ее любимцев и заинтересовался умной и обворожительной Филлис. Имоджин даже не могла сердиться на кузину, Филлис неизменно притягивала к себе внимание мужчин, но бедняжке мисс Грейстоун было как никогда грустно сознавать, что мистер Баррит больше ею не увлечен. У Филлис есть жених, разве справедливо, что и другие джентльмены стремятся сблизиться с ней? Только мистеру Уилтону до сих пор удавалось сохранять равнодушно-насмешливый вид в обществе мисс Найт…

— О чем ты задумалась? — Вопрос Флоры помешал Имоджин довести себя до слез подобными размышлениями, одолевавшими ее все время болезни. — Может быть, ты выпьешь свежего чая и съешь что-нибудь?

— Спасибо, Флора, мне ничего не нужно. Я немного устала сегодня, гости, обед, все эти разговоры…

— Ты совсем не умеешь лгать, Имоджин! — Мисс Уилтон неодобрительно покачала головой, а Розамунда Тиллард скрыла улыбку. — Что-то случилось с тобой, и я даже догадываюсь, кто повинен в твоем дурном настроении! Но мы сейчас же это исправим!

Флора поднялась с дивана, на котором сидела рядом с Имоджин, и решительно направилась к расположившемуся в кресле у окна мистеру Барриту. Имоджин взволнованно охнула, Розамунда насторожилась.

— Мистер Баррит! Вы ведете себя недопустимым образом! — Флора являла собой весьма пугающее зрелище — одна рука на поясе, локоть отставлен в сторону, а другую она обвиняюще вытянула в сторону Баррита.

— Что я сделал неправильно, мисс Уилтон? — Баррит растерянно смотрел на возмущенную девушку, в комнате воцарилась тишина, даже миссис Олдхэм прервала свою историю о тропической лихорадке, убившей едва ли не половину экспедиции ее дражайшего супруга.

— Вы знаете, как тяжело была больна мисс Грейстоун, и вот она нашла в себе силы присоединиться к нам, и наш долг — ободрить и развлечь ее, а вы уткнулись в этот скучный альбом и за целый вечер едва ли произнесли десяток слов! Разве так должны поступать друзья?

Упрек был справедлив, и Чарльз Баррит, испытывавший теперь неловкость в обществе Имоджин, послушно отложил альбом и переместился ближе к дивану, где расположились юные леди. Имоджин не могла сегодня весело щебетать, как в обычные дни, а у Баррита и прежде не особенно хорошо получалось занимать дам беседой, поэтому болтали больше Флора и Розамунда. Но когда наступила пора расходиться по своим спальням, Чарльз Баррит заботливо поддерживал Имоджин, пока она поднималась по лестнице, и с искренним участием пожелал ей добрых снов. Это возымело эффект — мисс Грейстоун улыбнулась с такой нежной грустью, к которой примешивалась самая робкая надежда, что даже у бессердечной Розамунды Тиллард защемило в груди, а Флора шумно вздохнула.

А спустя два дня миссис Грейстоун отдавала последние распоряжения горничным, готовившим комнату для сэра Джона Ризинга.

Розамунда старалась уговорить подругу не впадать в отчаяние, но Филлис металась по своей спальне и заламывала руки.

— Все рухнуло, Розамунда, разве ты не понимаешь? Баррит влюблен в меня, но несчастный вид Имоджин лишает его твердости духа. Он не может просто порвать с ней и не хочет больше ухаживать за нею, он страдает так же, как и я!

— Все же, полагаю, он страдает сильнее, — мягко усмехнулась Розамунда. — Ты-то не влюблена, в отличие от них обоих!

— За эти дни я привыкла к мысли, что он станет принадлежать мне, и едва ли теперь могу сохранять спокойствие, когда думаю о том, что уже завтра или послезавтра мне придется сидеть рядом с Ризингом и выслушивать его избитые любезности! О, Розамунда, как мне это вынести?

— Ты никогда не склоняла голову перед обстоятельствами, даже если против тебя поворачивались все вокруг! — Мисс Тиллард не могла узнать свою высокомерную подругу. — Вспомни, с каким достоинством ты пережила те мрачные дни в пансионе, когда история Морин Паркер получила огласку!

— Разве ты не понимаешь? — Филлис остановилась перед Розамундой так внезапно, что та в испуге отшатнулась. — Тогда могла пострадать моя гордость, даже моя репутация, но все это быстро забылось бы, а теперь испорчена вся моя жизнь!

— Ты недооцениваешь меня, дорогая. — Мисс Тиллард недовольно поджала губы. — Мы ведь договорились, что я заставлю сэра Ризинга посмотреть на меня не как на твою подругу, а как на леди, в которую ему просто необходимо влюбиться!

— Когда ты приехала, я думала, что так и будет! Но теперь… тебе не удалось очаровать Уилтона и отомстить ему за дерзкие слова и отвратительные выходки, как мне не удалось вынудить Баррита сделать предложение до приезда сэра Джона. Я уже не верю, что из всех наших планов увенчается успехом хотя бы один!

— Не забывай, я спровоцировала болезнь Имоджин и позволила тебе проводить время с Барритом. Не моя вина, что он до сих пор ни на что не решился!

— Знаю. — Филлис понимала, что в словах подруги есть упрек — Розамунда помогла ей, но Филлис не справилась с ролью, которую выбрала для себя сама. — Через четыре дня состоится этот проклятый бал, и мой отец скажет всем, что я выхожу замуж за Ризинга! А после этого мы поедем домой, и я никогда больше не увижу Чарльза Баррита. И не стану об этом сожалеть! Пусть остается со своей нерешительностью вечным поклонником Имоджин! Он это заслужил!

— Полно, успокойся, — Розамунда обняла подругу за плечи — из глаз Филлис потекли слезы горечи и разочарования. — Пойдем пройдемся немного по саду, сегодняшний день слишком хорош, чтобы пропустить его из-за бесполезных переживаний.

Филлис позволила своей верной наперснице вывести себя в сад, но почти сразу попросила Розамунду оставить ее одну. Мисс Тиллард пожала плечами и отправилась разыскивать Флору и Имоджин. Филлис сперва хотела пройти розарий насквозь и выйти к ручью, но в дальнем краю дорожки работали садовники, и девушке неприятна была мысль, что они заметят ее заплаканное лицо. Поэтому Филлис опустилась на одну из скамеек, расположенных так, что ее не видно было из окон особняка, и попыталась посмотреть на свои беды глазами Розамунды.

— Разве может она понять меня? Розамунде все равно, за кого ей выйти замуж, только бы ее избранник оказался богат! — Внезапно перед Филлис открылась истина, которая до сих пор оставалась ей недоступна. — А разве мне не все равно, лишь бы это был не Ризинг?! Так чем мы отличаемся друг от друга?

Терзания Филлис могли бы одолевать ее еще долго, и вряд ли она смогла бы вообразить хотя бы отчасти утешительную картину своего будущего, если бы на дорожке между кустами дижонских роз не появился мистер Баррит.

— Я искал вас, мисс Найт! — воскликнул он, едва завидев Филлис. — Ваша подруга, мисс Тиллард, сказала мне, где я могу вас застать.

— Прошу вас, садитесь, мистер Баррит, — Филлис наклонила голову, чтобы поля шляпки скрыли ее заплаканные глаза. — Зачем вы хотели меня видеть?

— Во время завтрака я заметил, как вы печальны. — Джентльмен удивил девушку своей неожиданной проницательностью. — И догадался, что это связано с ожидаемым вашими родителями визитом сэра Ризинга. Вы несчастны…

— Не буду оспаривать ваши слова, — со вздохом ответила Филлис. — Каждый день теперь приближает мое венчание, а с ним и мою погибель…

Она закрыла лицо руками и в это мгновение сама поверила в то, что говорила, — это ли не подлинный актерский талант?

— О, я не могу этого слышать! — Мистер Баррит, не помня себя, схватил ее за руки и принялся целовать их.

Филлис, не ожидавшая такого бурного порыва, изумленно смотрела на склоненный к ее рукам затылок Баррита.

— Прекратите, прошу вас… Чарльз… — позвала она, задаваясь вопросом, что последует дальше.

Услышав свое имя, сказанное таким умоляющим голосом, Баррит выпрямился и посмотрел на Филлис, но не выпустил ее рук.

— Мисс Найт! Вы так умны и проницательны… вы не могли не заметить, что я полюбил вас! Иногда мне хочется убить вашего жениха, лишь бы вы были свободны!

— Разве я позволю вам погубить и себя, друг мой! Такие речи не подобает вести человеку, собиравшемуся принять сан, — Филлис покачала головой и осторожно освободила свои руки из пальцев Баррита. — И вы стали дороги мне с вашей добротой и ненавязчивым вниманием… Рядом с вами я отдыхала от пустой светской болтовни и даже могла ненадолго забыть о том, что должна стать супругой ненавистного мне человека…

— Но почему вы должны? — Баррит протестующе покачал головой. — Вашим родителям важно, чтобы вы стали женой именно будущего лорда Ризинга?

Филлис взволнованно хрустнула пальцами — кажется, этот их разговор склоняется в нужное ей русло, впервые Баррит так уверенно заговорил о своих чувствах!

— Мой отец богат, но скуп, от этого страдает его семья и даже иногда он сам. Его заветная мечта — выдать меня замуж за человека с большим состоянием, я слышала об этом, когда мне едва ли было больше семи-восьми лет. Я не знаю, почему он хочет моего брака с Ризингом. Лорд Ризинг вполне способен растратить все свои деньги, пока жив, но у Ризингов хорошие связи, и, как мне удалось узнать из беседы родителей, Ризинг согласен взять меня и без большого приданого…

Филлис не стала говорить о том, что среди ее прежних поклонников были мужчины богаче и знатнее Ризинга, но мистер Найт отчего-то не спешил пристроить дочь. А теперь сэр Джон кажется ему идеальной партией для Филлис. Может быть, потому, что каждый последующий сезон, который не заканчивается для юной леди помолвкой, обходится ее семейству все дороже и дороже…

Мистер Баррит обрадованно рассмеялся:

— Если дело только в этом, мисс Найт, я тотчас скажу вашему отцу, что мне вовсе не нужно никакого приданого! Мне нужны вы, только вы, дорогая Филлис! Моих денег хватит на то, чтобы у вас всю вашу жизнь было все, что вы только пожелаете! А мистеру Найту я могу подарить корабль, чтобы утешить его, когда он узнает, что вы не станете супругой Ризинга. Надеюсь, он не сочтет меня недостойным вас! Если я и не все еще знаю об управлении делами отца, то теперь я стану вдвойне усерден, ведь меня будет согревать мысль, что мне есть ради кого стараться!

— Вы… в самом деле предлагаете мне выйти замуж за вас? — переспросила леди, из путаных речей Баррита она, конечно, смогла выделить главное, но хотела услышать от него подтверждение своих догадок.

— Именно так! Вы не догадались? Простите меня, я плохо справляюсь, я ведь никогда еще не делал предложения, и я так боюсь, что вы мне откажете… — Баррит густо покраснел, и теперь уже Филлис ласково взяла его за руки, чтобы убедить — он не должен испытывать страх перед ней, она готова внимать его признаниям…

Филлис хотела услышать, что Баррит любит ее, еще и еще раз, эти слова никогда не надоедали ей, если поклонник был ей симпатичен, пусть даже она и не собиралась отвечать на его чувства. Теперь же девушка готова была отдать Барриту если не сердце, то свою руку.

Все, о чем она мечтала на протяжении последних дней, случилось, а мисс Найт никак не могла поверить, что ее печальные обстоятельства разрешились таким чудесным образом! Она уже собиралась сказать Барриту, что не ждет от него выспренных речей, когда неожиданное движение за спиной Чарльза заставило девушку отвести взгляд от его пунцового лица и посмотреть вдаль, на дорожку. Светлое платье промелькнуло и исчезло за розовыми кустами, и Филлис не успела понять, кто именно помешал объяснению.

Она испуганно ахнула — ведь это могла быть Имоджин или Флора, или, что еще страшнее, миссис Грейстоун.

— Что с вами, любовь моя? — Баррит придвинулся ближе к девушке с неосознанным мужским стремлением защитить ее, и Филлис на мгновение восхитилась им — в нем было больше от рыцаря, нежели она могла предполагать, зная о стремлении этого джентльмена стать викарием.

— Кто-то был там… и заметил нас! — пробормотала она.

Мистер Баррит, похоже, боялся только недовольства своей избранницы, до всех остальных ему не имелось никакого дела. Он был готов тотчас объявить всем в доме, что мисс Найт — его путеводная звезда и величайшее счастье для него — следовать за ней, но Филлис не хотела этого. Сперва она собиралась известить свою матушку и склонить ее на свою сторону, а затем направиться вместе с Барритом к отцу — она не была уверена, что мистер Найт захочет слушать робкие признания Чарльза. Девушка сама решительно заявит отцу о намерении во что бы то ни стало выйти замуж за мистера Баррита, и мистеру Найту придется так или иначе с этим смириться. Миссис Найт в это время как-то сумеет подготовить Грейстоунов к ожидающей их печальной новости, и, может быть, удастся обойтись без большого скандала, все-таки в доме полно гостей, в том числе и мать мистера Баррита. Миссис Грейстоун изо всех сил постарается сохранить лицо.

Преждевременное вмешательство кого бы то ни было в эти планы казалось Филлис недопустимым, и она принялась умолять Баррита не говорить о возникших между ними чувствах до тех пор, пока сама она не поговорит с матерью и не попросит совета. Юноша был так счастлив услышать о том, что его дорогая Филлис испытывает схожие чувства, что охотно согласился потерпеть несколько часов, и юная леди поспешила на поиски Розамунды — надо сперва рассказать обо всем подруге и попытаться с ее помощью узнать, кто из находящихся в доме леди увидел Филлис едва ли не в объятьях мистера Баррита.

Мисс Найт знала, что кто бы это ни был, подслушать их разговор с Чарльзом с такого расстояния невозможно. Как назло, сегодня едва ли не все дамы надели светлые летние платья, и ей остается догадываться о том, какая из них не вовремя свернула на дорожку.

Мистер Баррит остался сидеть на скамье, вновь и вновь переживая случившееся с ним чудо, иначе он не мог расценивать благосклонность мисс Найт, а Филлис обошла дом в надежде найти подругу.

Миссис Грейстоун и миссис Баррит на крыльце прощались с заехавшими с визитом миссис Танхилл и мисс Пирс, и Филлис почувствовала, что может вздохнуть спокойнее. Флора, Розамунда и мистер Уилтон прохаживались вокруг садового лабиринта, расположенного слева от парадного входа в дом, оживленно жестикулируя. Филлис догадалась, что они обсуждают, как лучше развесить на деревьях китайские фонарики — обязательное украшение летнего бала. Грейстоуны лишь прошлым летом восстановили лабиринт — дань моде прежних лет, и Флора находила его прелестным развлечением. Она предлагала расположить в центре лабиринта столы с угощением и напитками, чтобы вознаградить тех из гостей, кто сможет преодолеть его, и ее тетка, как обычно, нашла идею весьма забавной.

Миссис Олдхэм и миссис Найт не было видно, но Филлис не сомневалась — ни та, ни другая не поспешили бы скрыться, завидев молодую леди наедине с джентльменом. Таким образом, из всех, кто мог обнаружить тайное свидание на садовой скамье, оставалась только Имоджин. Ни девушки, ни ее собачек нигде не было видно, и Филлис подумала: «Надо же так случиться, что нас увидела именно она! Может быть, это и к лучшему, теперь кузина перестанет понапрасну надеяться на нежные чувства Баррита, это разобьет ей сердце, но тем скорее она оправится! Только бы Имоджин не побежала жаловаться матери!»

Но миссис Грейстоун помахала отъезжающей коляске с гостьями и вместе с миссис Баррит пошла к лабиринту, возле которого все еще суетилась Флора, что-то доказывая брату и мисс Тиллард, а Имоджин нигде не было видно.

— Наверное, она плачет где-нибудь, в розарии достаточно тайных уголков, — сказала себе Филлис и тоже направилась к лабиринту.

Розамунда при виде подруги сразу догадалась, что настроение Филлис переменилось. Мисс Найт двигалась по обыкновению грациозно и вместе с тем величественно, но теперь ее бледное после недавних переживаний лицо озарялось блеском сияющих глаз.

Флора Уилтон, все еще относившаяся к мисс Найт недоброжелательно, при ее появлении скорчила гримаску, а Бернард Уилтон подозрительно сощурился — утром он тоже заметил унылый вид девушки, а сейчас она вновь выглядела гордой и независимой. «Что-то он подумает обо мне, когда обо всем узнает! — мимолетно мелькнуло в голове Филлис. — Будет презирать еще сильнее, наверное».

— Ты не видела Имоджин? — обратилась к ней тетка, и девушка покачала головой. — Она собиралась прогуляться со своими собаками. Когда-нибудь я, право же, избавлюсь от них!

— Они такие милые, — возразила миссис Баррит. — Но мисс Имоджин, по-моему, слишком много заботится о том, чтобы им были обеспечены все условия для беззаботной жизни.

Миссис Грейстоун смутилась, ей показалось, что в словах робкой миссис Баррит скрыт упрек — Имоджин уделяет ее сыну меньше внимания, чем собакам и кроликам. Сообразительная Розамунда ловко вернула всех к теме украшения сада для будущего бала, и Флора с воодушевлением стала давать хозяйке дома советы, как лучше подвесить фонарики между деревьями и натянуть над террасой полотняные тенты на случай дождя.

Добрые четверть часа ушло на обсуждение этих важных вопросов, но в конце концов Филлис устала слушать всезнающую мисс Уилтон, мисс Найт решила, не откладывая, поговорить с матерью о предложении мистера Баррита. «Уверена, матушка будет рада подстроить такую неприятность миссис Грейстоун! Если она хоть немного любит меня, то поможет убедить отца, что он ничего не теряет, отдавая меня Барриту, да и отец Чарльза был дружен с моим отцом…»


предыдущая глава | Чужой жених | cледующая глава