home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14

Филлис отошла уже на десяток ярдов, когда чей-то окрик привлек внимание как ее, так и компании, где верховодила Флора. Один из садовников бежал к дому, размахивая шляпой. Миссис Грейстоун с недоумевающим видом двинулась ему навстречу.

— Что случилось, Уильям? — строго вопросила она: несдержанность прислуги бросала тень на ее репутацию отличной хозяйки.

— Мисс Имоджин… упала в ручей… оступилась… собачки были с ней… — Запыхавшийся Уильям, загорелый парень лет двадцати, нервно размахивал руками, указывая в сторону ручья.

Филлис повернула обратно, она расслышала не все из сказанного, но и этого было достаточно, чтобы разволноваться. Миссис Грейстоун в ужасе прижала руки к груди, а Уилтон поспешно поддержал ее за локоть, опасаясь, что бедная мать упадет в обморок.

— Где она, что надо делать? — Флора Уилтон, как и ее тетушка, не теряла присутствия духа при непредвиденных обстоятельствах. — Говори скорей!

Уильям помотал головой, пытаясь успокоиться после быстрого бега, и начал сначала:

— Мисс Грейстоун прошла с собачками вдоль ручья, ниже старой ротонды, и, видно, остановилась на самом краю. Вы же знаете, вода там подмыла берег, и зачем мисс только туда пошла! Хорошо, по другому берегу проезжал Джон Каммонс, он и увидел, как она упала, бросился в воду и вытащил ее, а его сынишка вернулся к мосту и прибежал к нам, мы как раз стригли розы недалеко от ручья. Сейчас ее, должно быть, уже перенесли в дом. Думаю, с мисс Грейстоун все будет в порядке, благодарение господу!

— Слава богу! — с жаром воскликнула миссис Грейстоун, а Розамунда и миссис Баррит закивали, полностью соглашаясь с этими словами.

Миссис Грейстоун подхватила юбки и бросилась в дом, остальные дамы устремились за ней, а Уильям медленно направился обратно, довольный тем, что все обошлось благополучно.

Филлис, стоявшая все время на дорожке за спиной садовника, подвинулась, пропуская тетку и других леди, и медленно пошла следом. Ужас охватил ее, вокруг словно стало холодно и темно, Филлис пошатнулась.

Шагавший позади Уилтон подхватил ее как раз вовремя.

— Мисс Найт, вам дурно? — удивления в его тоне было больше, чем сочувствия.

— Кажется, у меня закружилась голова, — Филлис потерла пальцами виски. — Неудивительно, такое известие могло напугать кого угодно, Уильяму не следовало так грубо обрушивать на наши головы эту новость!

— Он простой человек и, судя по всему, искренне переживает за свою юную хозяйку. — Уилтон поддерживал Филлис, пока они медленно продвигались к дому, в то время как остальные уже поднимались на крыльцо. — Зачем, по-вашему, мисс Грейстоун пошла туда? Я помню, как она говорила, что боится этого омута, ведь там, кажется, утонула дочь какого-то фермера…

Филлис слышала эту историю, еще когда они с Имоджин были совсем маленькими девочками. Дочь местного фермера надеялась выйти замуж за сына хозяйки одного из маленьких магазинчиков, что всегда располагаются на главной улице крошечного городка. Молодой человек пленился пышущей здоровьем красотой деревенской девушки, но его мать сочла эту партию неприемлемой для сына, она уже присмотрела ему невесту — дочь викария, утонченную леди с хорошим приданым. После того как мать открыла перед сыном все перспективы женитьбы на этой леди, негодник расстался с фермерской дочерью, и бедняжка в отчаянии бросилась в омут. Ее тело нашли ниже по течению, во владениях лорда Глоссберри, и вся история долго обсуждалась в светском обществе. Несмотря на то, что она не была предназначена для детских ушей, Филлис и Имоджин хорошо запомнили главное — не стоит прогуливаться в том месте. Зачем Имоджин пошла туда сегодня — вот вопрос, которым задавались ее близкие и друзья. Неудивительно, что мистер Уилтон спросил об этом ее кузину.

— Возможно, одна из ее собачек убежала, и Имоджин последовала за ней вдоль по берегу, — пробормотала Филлис, желавшая поскорее отделаться от этого человека.

— Все же это странно… — Пристальный взгляд холодных серых глаз Уилтона пугал мисс Найт, но она только пожала плечами и направилась в дом.

Имоджин лежала в постели, ее мать послала за доктором Энгли, горничные, миссис Олдхэм и миссис Грейстоун хлопотали возле нее, остальные леди собрались в гостиной и обменивались встревоженными замечаниями.

— Я всегда говорила, что она становится безрассудной, когда речь заходит о ее любимцах! — Флора обвиняла в случившемся одну из собачек, наверняка погнавшуюся за бабочкой или осой и забежавшую слишком далеко.

— Бедная девочка, как она, должно быть, испугалась, — сокрушенно повторяла миссис Баррит.

Розамунда только молча кивала, а миссис Найт явно была рассержена тем, как Имоджин напугала их всех. И это теперь, когда вот-вот должен приехать сэр Ризинг и вскоре назначен летний бал!

Когда Филлис вошла в гостиную, Розамунда обменялась с подругой обеспокоенным взглядом. «Кажется, она, как и мистер Уилтон, подозревает, что Имоджин сделала это нарочно. — Филлис почти без сил опустилась на диван рядом с Розамундой. — Я уверена, что это так и есть. О боже, боже, что же мы наделали!»

Мистер Баррит не мог усидеть на месте и мерял шагами холл. Уилтон предложил ему подождать известий о состоянии Имоджин в бильярдной, но Баррит только отмахнулся. Его бледный, растерянный вид ясно показывал, как сильно он переживает случившееся с мисс Грейстоун.

Оставалось только ждать, что скажет доктор. Горничная принесла чай, следом за ней вошла миссис Олдхэм.

— Уверена, наша девочка уже к вечеру встанет с постели, — решительно заявила она, не дожидаясь вопросов со стороны находящихся в комнате леди. — Она всего лишь сильно испугалась и немного наглоталась воды, но этот добрый фермер подоспел вовремя.

Облегченные вздохи наполнили комнату, но Филлис не могла дольше оставаться вместе со всеми.

Она тихо выскользнула из гостиной и поднялась к себе в комнату. Никогда еще девушка не испытывала таких мучений! Угрызения совести, тревога за Имоджин, злость на саму себя… Все это сплелось в тугую сеть, из которой она не могла выбраться.

— Кузина могла погибнуть! Разве этого я хотела, когда собиралась выйти замуж за Баррита? — говорила себе Филлис, кружась по ковру в своей спальне. — Но о чем я думала, ведь я же знала, что предательство Баррита разобьет ей сердце! Вряд ли она сможет найти еще одного преданного поклонника!

Сколько бы проделок ни совершила Филлис в прошлом, ни разу ее проступки не приводили к чьей-либо болезни или смерти. А сегодня, она прекрасно это понимала, Имоджин была на волосок от гибели. Несомненно, мисс Грейстоун увидела свою кузину во время объяснения с мистером Барритом и поняла, что все ее несмелые надежды превратились в прах. Имоджин не смогла этого вынести и кинулась в глубокую заводь подобно несчастной фермерской дочери, чья история в свое время произвела на нее такое сильное впечатление. И повинна в этом не кто иная, как Филлис Найт!

Филлис и в голову не пришло винить мистера Баррита. Конечно, его непостоянство достойно осуждения, но она сама постаралась сделать все, чтобы вскружить ему голову, а он был слишком неискушенным и робким, чтобы устоять и сохранить неокрепшую привязанность к Имоджин.

— А ведь Уилтон предупреждал меня, что я разбиваю сердце Имоджин! Но я ничего не хотела слушать! Мое собственное счастье заботило меня, какое мне дело до слез моей кузины или кого бы то ни было? О, лишь бы она поправилась!

До сих пор раскаяние было чуждо Филлис, и теперь она предавалась ему со всем пылом, на какой оказалась способна. Мысль о том, что Имоджин могла из-за нее умереть, причинила мисс Найт такую сильную боль, что Филлис не находила себе места. Слезы, которые текли из ее прекрасных глаз, очень бы порадовали мистера Уилтона, он назвал бы их искупительными или еще каким-нибудь подходящим словом.

Но Филлис была одна, и никто не слышал ее тяжких вздохов и упреков самой себе. Еще вчера, если бы ей сказали о том, что она может получить мистера Баррита, но при этом Имоджин должна лишиться жизни, Филлис, возможно, отнеслась бы к этому предложению благосклонно, ведь она никогда не испытывала приязни к своей кузине. Теперь же, когда все случилось на самом деле, перед мисс Найт внезапно открылась старая истина о том, что если чего-то очень сильно желаешь, желание может исполниться, но иногда цена бывает слишком высока. И Филлис поняла, что не согласна заплатить такую цену даже ради избавления от сэра Джона.

Спустя час в ее комнату постучала Розамунда, чтобы сообщить о вердикте доктора Энгли — Имоджин оправится после случившегося с ней, пострадала скорее ее душа, нежели телесная оболочка.

— По словам доктора, твоя кузина все время плачет, ее лихорадит, но к завтрашнему дню все пройдет.

— Как я рада слышать это! — воскликнула Филлис, от облегчения она почувствовала слабость, ноги ее подкосились, и девушка едва не упала на стул.

Розамунда опустилась на колени и схватила подругу за холодные мокрые руки.

— Филлис, дорогая, я беспокоюсь о тебе. Ты так переживаешь за Имоджин…

— Как я могу не беспокоиться о ней? Она ведь моя сестра! — Горячность в голосе Филлис заставила Розамунду приподнять в удивлении тонкие брови.

— До сих ты вспоминала о ней, только чтобы обвинить в глупости или каком-то ином прегрешении, — заметила мисс Тиллард. — Возьми платок, прошу тебя, и вытри слезы. Даже миссис Грейстоун не плачет так сильно, а ведь Имоджин — ее дочь! Странно все же, как она могла оказаться там, на берегу, совсем одна…

Филлис послушно отерла припухшие от слез глаза и мрачно посмотрела на подругу сверху вниз.

— Розамунда, я знаю, ты удивлена тем, что я так отчаиваюсь. И ты, конечно, хочешь знать о причинах, побудивших Имоджин захотеть расстаться с этим миром.

— Так это была не трагическая случайность? — Притворное изумление Розамунды не обмануло ее подругу.

— Ты так же, как и я, уверена в том, что Имоджин сделала это нарочно, не в силах вынести, что мистер Баррит ухаживает за мной! — Филлис почувствовала раздражение — Розамунда искусно делала вид, что не понимает, в чем тут дело. — Она была в саду и увидела меня и Чарльза в тот момент, когда он объяснялся мне в любви! Она не могла слышать, о чем мы говорим, но мистер Баррит держал меня за руки…

Лицо Розамунды осветилось искренней радостью.

— Это же чудесно, моя дорогая! Имоджин мне жаль, но она поправится, а ты теперь избавлена от необходимости стать женой Ризинга! Все складывается именно так, как ты и планировала, остается только мне убедить Ризинга, что я смогу излечить его от несчастной любви!

Филлис вскочила на ноги, оттолкнув Розамунду. Мисс Тиллард едва не упала, но тут же поднялась следом за подругой, в растерянности и едва ли не с испугом глядя на разгневанную Филлис.

— Неужели ты думаешь, что я соглашусь теперь выйти замуж за Баррита? О нет, я не стану больше рисковать жизнью Имоджин!

— Ты ему откажешь? — Розамунда не верила тому, что только что услышала. — После всех ухищрений ты наконец добилась своего, а теперь отказываешься?

— Именно так, отказываюсь. Я прямо сейчас пойду и скажу ему об этом, а потом поговорю с Имоджин. Кузина должна знать, что я не собираюсь стоять у нее на пути!

Филлис рванулась к двери, но Розамунда удержала девушку.

— Постой! Даже если ты отступишься, Баррит ведь не любит Имоджин! Он все равно не женится на ней, и несчастны будете вы все, а если ты оставишь все как есть, страдать станет одна лишь мисс Грейстоун. Не лучше ли так, чем мучиться всем троим?

В словах Розамунды была доля истины, но Филлис решительно покачала головой. Похоже, ее подруга не менее жестокосердна, чем она сама, вернее, чем она была еще два часа назад. Теперь же Филлис не хотелось и думать о том, как еще недавно она хладнокровно собиралась отнять у Имоджин любимого мужчину.

— Я сбила его с толку своим вниманием и льстивыми речами, и он забыл, что был влюблен в Имоджин. Но я скажу мистеру Барриту, что не люблю его и собиралась стать его женой только потому, что он богат и не так отвратителен, как сэр Джон! Чарльз очень скоро поймет, что Имоджин нужна ему больше, чем я, и вернется к ней. А она простит его, я уверена!

— После того как она видела вас вместе? Имоджин не отличается сообразительностью, но даже она не сможет отрицать очевидное — Баррит без памяти в тебя влюблен! — Розамунда не могла понять, как ее умная и коварная подруга может говорить такие нелепости.

— Ничего подобного! Я скажу Имоджин, что была расстроена скорым визитом Ризинга, а Баррит лишь утешал меня, ведь он так добр! Она поверит мне, я уверена! И не станет сердиться.

— Ну, если так… — Розамунда всерьез разочаровалась в своей подруге. Отказаться от своей мечты теперь, когда удача на ее стороне, — прежняя мисс Найт никогда бы так не поступила!

— Выходит, все, что мы задумали, напрасно…

— Я благодарна тебе за помощь, — терпеливо ответила Филлис, хотя ей хотелось поскорее увидеть Имоджин. — И ты все еще можешь попробовать завладеть сердцем сэра Джона, но я не стану противиться браку с ним. Я совершила немало дурных поступков, но всегда относилась легкомысленно к тому, что кто-то испытывает из-за меня огорчения, все наши школьные проделки мне казались игрой, шалостью, теперь же я поняла, какой отвратительной девчонкой я была все это время!

— Ты говоришь, как раскаявшаяся грешница! — возмутилась Розамунда. — Вспомни, как весело нам было! И все те девочки в школе, которым могли навредить наши шалости, и сами стремились ответить нам тем же! Так бывает всегда, все хотят стать первыми среди других, но не каждой это удается!

— Я не собираюсь жалеть о случаях, подобных истории с Морин Паркер, — возразила Филлис. — Но то, что я сделала здесь, в доме тетки, едва не привело к гибели моей сестры, и я должна как-то загладить свою вину! Я знаю, тебе это не нравится, но постарайся меня понять. Что, если бы это случилось с тобой?

Розамунда пожала плечами.

— Я не знаю, может быть, ты и права. Поступай, как знаешь, я никому не скажу о нашем разговоре. Все считают, что Имоджин упала по неосторожности, пытаясь поймать собачку, и тебе надо убедить кузину не расстраивать своих близких признанием в том, что она хотела утопиться!

— Мистер Уилтон подозревает это, он очень проницателен и все время предостерегал меня от романа с Барритом. — Филлис задрожала при мысли о том, что Уилтон при всех обвинит ее в несчастном случае с мисс Грейстоун.

— Не думай о нем, даже если он скажет об этом вслух, ему никто не поверит, если сама Имоджин опровергнет его слова. Тебе надо поскорее поговорить с ней! — Розамунда согласна была признать поражение Филлис в войне за мистера Баррита, но находила излишними разоблачения, которые могли за этим последовать.

— Теперь ты понимаешь, почему мне надо идти к Имоджин. Но сначала я хочу поговорить с Барритом. Он должен понять, как глубоко заблуждался относительно моих и своих чувств! Ты не знаешь, где я могу его найти? Он уже слышал о том, что сказал доктор Энгли?

— Ну, что ж, если ты так решила… — Розамунда недовольно поджала губки, сразу напомнив Филлис миссис Найт, и вышла вслед за подругой в коридор. — Да, мистер Баррит знает о том, что Имоджин спасена, его лицо в этот момент выглядело весьма красноречивым. Хорошо, что его не видел всезнающий мистер Уилтон. Кажется, Баррит до сих пор не находит себе места и прохаживается в холле, а все остальные разошлись по своим комнатам немного отдохнуть и прийти в себя после пережитого. Миссис Баррит захотела посидеть рядом с Имоджин, пока ее мать и отец отдыхают.

15

Филлис рассталась с подругой и спустилась в холл. В распахнутые настежь парадные двери она увидела мистера Баррита, стоявшего на крыльце. Ей надо было поговорить с этим джентльменом, как бы тяжело ей ни было, и она решительно вышла из дома.

При звуке ее шагов Баррит обернулся, и Филлис вновь испытала жалость, на этот раз к молодому человеку, которого использовала в своих интересах. Его лицо осунулось, взгляд блуждал, казалось, он не знает, куда ему броситься, как избавиться от давившей на сердце ноши.

Филлис подошла к Чарльзу и остановилась рядом с ним. Она оперлась на перила, опасаясь, что ей нелегко будет стоять во время этого разговора.

— Мистер Баррит, я очень виновата перед вами и перед Имоджин. Мое себялюбие и нежелание считаться с чувствами других привело к тому, что моя сестра едва не утонула. Простите меня, если у вас это получится…

— О чем вы говорите, мисс Найт? — Баррит с трудом сосредоточился, но смысл ее слов не вполне дошел до него. — Я не нахожу себе места из-за того, что произошло с мисс Грейстоун, и вы тоже, мы ведь ее друзья… но за что я должен прощать вас, моя дорогая?

Филлис болезненно искривилась, как будто Чарльз ее ударил.

— Я собиралась стать вашей женой не потому, что люблю вас, — начала говорить она с усилием. — Вы показались мне более предпочтительным женихом, чем сэр Джон Ризинг. И я пренебрегла вашими чувствами к Имоджин. Мисс Грейстоун видела нас там, на скамье, и я уверена — она нарочно пошла к той заводи, страдания оказались слишком велики для ее хрупкой натуры…

— Вы хотите сказать… она сама пошла туда… этого не может быть! — Баррит был ошеломлен и, как и хотела Филлис, почти не обратил внимания на ее слова о том, что она обманула его, заставив поверить, будто испытывает к нему некую привязанность.

— Это так, мистер Баррит, и я глубоко сожалею о том, что мои поступки чуть было не привели к непоправимому несчастью, — Филлис опять едва не заплакала, но она должна была договорить все до конца. — Я прошу вас забыть обо всем, что произошло между нами там, в саду, и обратиться к своему сердцу. Уверена, вы до сих пор любите Имоджин, и только вы способны вернуть ей стремление к жизни. Она любит вас слишком сильно, чтобы принять ваш брак с другой девушкой.

Баррит помотал головой, словно отгоняя тягостное видение мертвой.

— Я поражен, мисс Найт. Мне и в голову не приходило, что мисс Грейстоун испытывает ко мне такие чувства… Мисс Уилтон, миссис Грейстоун, да и вы сами часто говорили о том, что мисс Имоджин сильнее привязана к своим домашним любимцам, чем к своим друзьям, и всегда останется такой, даже если у нее появятся собственные дети…

Филлис вспомнила, как день за днем старалась убедить Баррита в том, что из Имоджин не получится хорошей жены, и устало вздохнула — теперь ей предстояло противоречить своим словам, но она должна заставить Баррита вернуться к обожанию Имоджин как можно скорее, пока глупышке не пришло в голову вновь искать погибели.

— Боюсь, я немного преувеличивала, — покаянно произнесла Филлис. — Я уверена, когда Имоджин выйдет за вас замуж, она станет заботиться прежде всего о вас и о вашем доме. Вам стоит лишь намекнуть ей, что миссис Чарльз Баррит следует больше думать о своем супруге, чем о собаках или кроликах, и она сделает все, что вы от нее потребуете! А когда у вас родятся дети, Имоджин окончательно повзрослеет…

— Я не собираюсь ничего от нее требовать! — пылко воскликнул Баррит, и Филлис с облегчением поняла, что нашла правильные слова. — Я буду преклоняться перед ней, я и представить не мог, что меня может от всего сердца полюбить такая прелестная девушка! О, во всем, что с ней произошло, виноват лишь я один! Я не должен был ухаживать за вами, ведь я приехал сюда, чтобы просить руки мисс Грейстоун, и так быстро забыл о ней! Я недостоин ее любви!

«О боже! — в панике подумала Филлис. — Теперь он не захочет жениться на Имоджин, потому что считает, будто ее не заслуживает!»

— Какая разница, достойны вы или нет, если она любит вас и не представляет себе жизни без вас? — по этому резкому тону Розамунда легко бы узнала прежнюю Филлис, но мистер Баррит был озадачен — до сих пор мисс Найт успешно скрывала от него некоторые стороны своей натуры.

Филлис говорила и говорила, и постепенно мистер Баррит подпадал под влияние ее слов. Характер мисс Найт не мог измениться в одночасье, и она привела немало доводов, которые Баррит не смог оспорить. По окончании их разговора он уже верил, что его чувства к мисс Найт были мимолетным ослеплением ее красотой, и при этом не собирался признавать ее вины. Он даже отчасти возвысился в собственных глазах, когда позволил себе считать себя ветреным и непостоянным — до сих пор никто не смог бы обвинить его в ветрености!

— Но как же объяснить мисс Грейстоун то, что она видела своими глазами в розарии? — Вопрос Баррита показал Филлис, что он наконец способен рассуждать здраво.

— Позвольте мне теперь же поговорить с ней, а потом приходите вы, — сказала она перед тем, как вернуться в дом.

Баррит послушно кивнул — ему нужно было время, чтобы прийти в себя и осмыслить все, что случилось с ним за последние две недели. Он спустился с крыльца и пошел к лабиринту, где его никто не смог бы увидеть, а Филлис направилась в комнату Имоджин.

Миссис Баррит с рукодельем на коленях сидела возле постели Имоджин и добродушно уговарила бедняжку не пугаться — все самое страшное уже позади, больше с ней ничего не случится.

При виде Филлис бледное личико Имоджин искривилось, губы беззвучно зашептали что-то. Миссис Баррит не слышала, как вошла мисс Найт, и с недоумением склонилась над своей подопечной.

— Что с вами, милое дитя? Вы чувствуете боль? Где? Скажите мне, если вас что-то беспокоит, мы пригласим доктора.

Филлис не дала кузине времени на ответ, она поторопилась обнаружить свое присутствие прежде, чем Имоджин скажет что-нибудь, что может навести миссис Баррит на ненужные мысли. Если только Имоджин уже не наболтала лишнего в лихорадке!

— Миссис Баррит, — тихо позвала Филлис, чтобы не напугать почтенную леди.

Миссис Баррит тут же обернулась, ее доброе лицо выражало лишь приветливость, и Филлис успокоилась.

— Ах, это вы, мисс Найт! Решили навестить свою сестрицу? — ласково спросила леди.

— О да, я хотела бы немного посидеть с Имоджин. Вам тоже не мешало бы отдохнуть час или два, сегодняшний день оказался таким волнительным для всех нас, — елейно пропела Филлис, не обращая внимания на гримаску Имоджин.

— Признаюсь, я охотно бы вздремнула часок. — Миссис Баррит и в самом деле любила вздремнуть, до обеда и после, а в пасмурный или ветреный день она и вовсе не торопилась подниматься с постели.

— Идите, я побуду здесь, пока кто-нибудь другой не захочет ободрить Имоджин, — Филлис с самым скромным видом уселась на стул, с которого поднялась миссис Баррит, и взяла кузину за руку.

Имоджин оказалась слишком слаба, чтобы вырваться, но на глазах ее показались слезы, и Филлис была рада поскорее выпроводить миссис Баррит с ее рукоделием.

— Зачем ты пришла? — прошептала Имоджин так тихо, что кузине пришлось наклониться, чтобы ее расслышать.

— Я собираюсь многое сказать тебе, дорогая, — решительно заявила Филлис, хотя какая-то часть ее натуры протестовала против обличительных признаний. — Прежде всего, что я знаю, почему ты оказалась у старой ротонды.

Имоджин, казалось, побледнела еще больше, но Филлис не собиралась ждать от нее ответа.

— Ты увидела, как мистер Баррит утешал меня, и подумала, что он… что между нами что-то происходит, — Филлис не нужно было притворяться взволнованной, она и в самом деле переживала, поверит ли ей Имоджин, простит ли ее и Чарльза… Впервые в жизни мисс Найт беспокоило мнение ее кузины!

— Утешал… тебя? — Филлис не поняла, была ли пауза вызвана слабостью Имоджин, или таким образом мисс Грейстоун хотела выразить насмешку над словами кузины.

— Скоро приедет сэр Джон, — Филлис устало откинулась на спинку стула, но не выпустила руки Имоджин. — Больше всего на свете я хотела бы никогда не встречаться с ним, не говоря уж о том, чтобы стать его женой!

— Я знаю, что ты не любишь его… — согласилась Имоджин.

— Не просто не люблю, он мне отвратителен! — воскликнула Филлис с горячностью и тут же вновь вернулась к своей трагической истории! — Мистер Баррит увидел, что я сижу на скамье в одиночестве и плачу, и его добрая душа не позволила ему пройти мимо и не попытаться утешить меня.

— Мистер Баррит любит тебя, и я не смогла это вынести. — Имоджин тихо заплакала.

— Ты как будто меня не слышишь! — Филлис сердито выпрямилась. — Он приехал сюда, чтобы просить твоей руки, и рано или поздно он это сделает!

— Ты обманываешь меня, — сквозь всхлипывания донесся до Филлис ответ Имоджин. — И я, и все остальные замечали, что он ухаживает за тобой, и тебе это нравится!

— Конечно, мне нравится, когда за мной ухаживают, глупышка, — снисходительно усмехнулась мисс Найт. — Но в случае с мистером Барритом все обстоит совсем не так. Мне нет нужды обманывать тебя! Если бы ты видела, какие страдания испытывал Баррит, едва узнал, что с тобой произошел несчастный случай, ты бы ни на секунду не усомнилась — он любит только тебя!

Красноречие давалось Филлис легко, она даже сама была удивлена этому, ожидая более тягостного разговора с Имоджин. Впрочем, мисс Грейстоун еще не до конца приняла ее версию. Слова Филлис ранили ее, но ей так хотелось им поверить…

— Он был так холоден со мной все эти дни, почти не замечал меня с тех пор, как ты приехала… Что же я могла подумать? Скажи, он сделал тебе предложение?

— Конечно же нет! — уверенно солгала Филлис. — Я же говорю, он лишь взял меня за руку и вложил в нее свой платок, мой уже совсем намок от слез…

Имоджин тут же принялась жалеть свою кузину, она и не подозревала, что бедная Филлис так страдает из-за сэра Ризинга, и мисс Найт поторопилась этим воспользоваться.

— Не смей больше так поступать со своими друзьями! Как тебе только пришла мысль проститься с жизнью? Да будь Баррит принцем или герцогом, ни один джентльмен не стоит того, чтобы бросаться в омут ради него! — Филлис решила, что пора перейти к упрекам и обвинениям. — Даже я по-прежнему хочу каждый день бывать в обществе, танцевать и развлекаться, пусть мне и придется постоянно видеть рядом с собой Ризинга, но не лежать на дне ручья! Ты должна была подумать о своих родителях, о Баррите, о всех нас! Уж не говорю о том, какой грех ты собиралась совершить!

— О, я поняла, что должна была молча переносить свои страдания, когда увидела лицо матушки после того, как пришла в себя, — прошептала Имоджин и как будто съежилась под одеялом от стыда. — Я никогда не причиню ей новых огорчений!

— Причинишь, будь уверена, родители всегда пекутся о своих детях, порой чрезмерно, а дети всегда приносят одни неприятности, — убежденно отвечала Филлис. — Итак, если тебе показалось, что я чересчур внимательна к мистеру Барриту, я прошу меня простить. Я чувствую свою вину в том, но его вины тут нет. Он просто слишком добр и в то же время робок, он боится сделать решительный шаг… Говорят, так часто бывает, даже самые лучшие из мужчин боятся помолвки, и тебе следовало помочь ему сделать признание!

— Помочь? Каким образом? — Имоджин от удивления даже приподнялась на подушках.

— Я не сомневаюсь, что твоя матушка наставляла тебя, как привлечь внимание джентльмена, еще с тех самых пор, как тебе исполнилось шестнадцать или семнадцать лет! — возмутилась Филлис, услышав бестолковый ответ Имоджин. — Как видно, ты ничего не запомнила! А все потому, что собаки, котята и кролики важнее для тебя, чем мистер Баррит! Он не раз жаловался мне и другим, что ты пренебрегаешь им ради какого-нибудь пустяка вроде поврежденной лапы у твоей собачки или болезни маленьких крольчат! Мужчина не должен чувствовать себя обделенным заботой леди, если эта леди желает стать его женой!

— Он правда тебе это говорил? — Филлис преувеличила лишь отчасти, и Имоджин была поражена открывшейся перед ней истиной. — Я думала, ему нравятся мои собачки…

— Нравятся, но намного меньше, чем ты! — Филлис подумала, что пора заканчивать объяснения с кузиной, пока Имоджин не вывела ее из себя какой-нибудь глупостью.

— Неужели он мог подумать, что я люблю его меньше, чем своих животных? — ахнула Имоджин.

— И не только он. Флора тоже часто говорила, что ты просто помешалась на своем зверинце. Пора становиться взрослой, Имоджин, твои игрушки должны остаться в прошлом!

— Ты говоришь, как моя мать. — Кузина впервые за сегодняшний день слабо улыбнулась.

— Вот видишь! Тетушка Кэролайн совершенно права, и миссис Баррит тоже часто смотрела на тебя с недоумением, она-то явно надеялась, что ты будешь прогуливаться в уединенной аллее вместе с ее сыном, а ты все время бегала на конюшню к своему пони или разыскивала по всему дому этих гнусных собачонок!

Имоджин даже не стала оспаривать мнение кузины о ее любимицах, ей было над чем поразмыслить, и Филлис на некоторое время оставила ее в покое — все же девушка ослабела после перенесенного испуга, и глубокие переживания могли повредить ее здоровью. Но ждать слишком долго Филлис не собиралась.

Она еще некоторое время посидела у постели больной и терпеливо повторила то, что уже говорила Имоджин о мистере Баррите, после чего сочла свою миссию исполненной.

— Он сгорает от желания увидеть тебя, услышать от тебя самой, что ты чувствуешь себя сносно. Я позову его, — Филлис поцеловала Имоджин в щеку, чего не делала лет тринадцать, и направилась к двери.

— Не говори ему, что я хотела умереть, — вслед ей сказала Имоджин. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал об этом. Пусть все думают, что я оступилась, погнавшись за своей собачкой.

— Конечно, не скажу, это будет нашим с тобой секретом! Но, боюсь, когда я сказала Барриту, что ты видела нас сидящими рядом и могла понять что-нибудь неверно, он догадался о твоем намерении. Это так сильно его расстроило… мне надо было промолчать!

— Бедный, бедный, какой я была глупышкой, что решилась на такое!

Филлис остановилась у порога и назидательно погрозила Имоджин пальцем.

— Ты должна горячо поблагодарить фермера, который спас тебя, и Господа за то, что послал тебе этого фермера. А теперь я иду за мистером Барритом!

— Неловко, если он войдет сюда и останется со мной наедине, — внезапно смутилась Имоджин.

— Пустяки, вы скоро поженитесь, так что в том, что он навестил тебя, когда ты болела, нет ничего предосудительного, — отмахнулась Филлис. — Но я могу побыть в коридоре и не пускать к тебе никого до тех пор, пока вы не договоритесь обо всем. Скажу всем, что ты заснула!

— Ты думаешь, он прямо сейчас собирается объясниться со мной? — на кукольном лице Имоджин отразилось ожидание и страх. — Боюсь, я не готова…

— Молчи и слушай, только и всего. А потом скажи, что отвечаешь на его чувства, — поучала кузину Филлис, скрывая улыбку. — С первого раза совсем не обязательно говорить, что ты его любишь, признаешься в этом, когда оправишься окончательно. Например, на летнем балу. Подумай, ты могла лишить нас этого развлечения! Вместо бала твоим родителям пришлось бы устроить похороны!

Убедившись, что как следует запугала Имоджин, Филлис покинула спальню кузины. Она была уверена — уж теперь мисс Грейстоун не станет отказывать мистеру Барриту или обвинять его в чем-то. Да и самой Филлис прощение Имоджин далось так легко, что лучшего и желать не приходилось. И все же мисс Найт еще не избавилась от мук совести, не превратилась обратно в безупречную красавицу с мраморным сердцем, какой была еще сегодня утром.

Мистер Баррит обнаружился в холле, он бродил там, пугая служанок своим полубезумным видом, и Филлис приказала ему немедленно идти к мисс Грейстоун, но ни в коем случае не волновать ее, разве что это волнение будет приятным.

— Вы полагаете, она будет рада меня видеть? — Впервые после смерти старшего брата Чарльз Баррит испытывал такие страдания. — Она очень слаба?

— Ваши заверения в вечной привязанности — это именно то лекарство, какое ей нужно, чтобы завтра же встать с постели и начать готовиться к балу! — довольно резко ответила Филлис.

— О, мисс Найт, тогда я поспешу к мисс Имоджин! — Баррит шагал так стремительно, что Филлис едва за ним поспевала.

Только у самой двери спальни Имоджин Баррит обернулся к своей спутнице.

— Мне так жаль, что все случилось столь внезапно… и столь неправильно, — пробормотал он, неуверенно притрагиваясь к дверной ручке.

— Мне тоже бесконечно жаль. — Филлис вздохнула при мысли, что еще совсем недавно перед ней блеснула звезда надежды и тут же померкла, скрытая в тени самодовольного сияния звезды сэра Джона Ризинга. — Входите же, вас ждут.

Баррит кивнул с извиняющимся видом, легонько постучал и вошел, не дожидаясь, пока Имоджин что-нибудь ответит.

Верная своему обещанию, Филлис прохаживалась по коридору, рассеянно пересчитывая узорные плитки паркета. Ей не хотелось думать о приближающемся дне крушения ее мечтаний, и девушка пыталась отвлечься, прикидывая, какое платье она наденет на бал. Несмотря ни на какие треволнения, мисс Найт должна выглядеть неотразимо. Возможно, кто-то из соседей Грейстоунов привезет с собой гостя или кузена, какого-нибудь лорда с громадным состоянием, готового немедленно отдать свое сердце такой прелестной леди, как мисс Филлис Найт! В конце концов, у нее еще есть немного времени, впасть в отчаяние она еще успеет в тот день, когда будет стоять у алтаря с сэром Джоном.

Филлис уже почти решила, что наденет на бал платье цвета морских волн в солнечный день, когда из своей спальни вышла немного отдохнувшая миссис Грейстоун.

При виде племянницы она нахмурилась:

— Что ты делаешь здесь, дорогая? Миссис Баррит все еще в комнате Имоджин?

В первое мгновение Филлис хотела скрыть от тетки присутствие мистера Баррита в спальне Имоджин, но почти тотчас передумала.

— Миссис Баррит решила отдохнуть, и я сменила ее у постели кузины. Позже мистер Баррит пришел осведомиться о здоровье Имоджин, — с самым невинным видом сообщила Филлис.

Миссис Грейстоун в изумлении широко раскрыла глаза.

— Но… как… ведь это же неприлично! Почему ты ушла и оставила их наедине? — От возмущения подбородок миссис Грейстоун затрясся, как и ленты на ее чепчике. — Мужчина в спальне моей дочери! И она даже не одета! Немыслимо! Я сейчас же иду к ней!

Филлис, улыбаясь, преградила тетке дорогу.

— Иногда бывают обстоятельства, когда молодого джентльмена и девушку стоит ненадолго оставить вдвоем. Вы же знаете, тетя. — Розамунда Тиллард позавидовала бы умильному тону своей подруги. Поистине Филлис впустую растрачивала на домашние интриги подлинный актерский талант!

Миссис Грейстоун тотчас поняла, к чему клонит племянница. Ее лицо осветилось радостью, и тут же брови ее сложились в недоверчивую складку.

— Ты уверена? То есть я хочу сказать, в последние дни наш гость проводил время отнюдь не с Имоджин!

Филлис правильно поняла упрек и решительно покачала головой — после двух тягостных разговоров объяснение с тетушкой уже не казалось ей непосильным бременем, скорее, досадной необходимостью.

— О, мистер Баррит так застенчив… Он лишь набирался смелости для решительного шага, и теперь, я уверена, пришло время сделать этот шаг. Он так испугался за Имоджин… Кажется, едва не случившееся с нею несчастье заставило его по-новому оценить ее достоинства.

Миссис Грейстоун в нерешительности поглядела на дверь спальни дочери. Филлис догадывалась, что заботливой матушке не терпится войти, но благоразумие велит ей обождать.

— Что ж, поскольку вы теперь здесь, мое присутствие уже не требуется, — самое время уйти. — У Филлис не было ни малейшего желания смотреть на счастливые лица Чарльза и Имоджин и разделять восторги миссис Грейстоун. — Я лучше последую примеру миссис Баррит и прилягу ненадолго или почитаю.

— О, конечно же, все мы нуждаемся сегодня в тишине и покое. — Миссис Грейстоун явно хотела поскорее отделаться от племянницы. — Иди, моя дорогая, я побуду здесь, сколько нужно, а позже пройду к моей несчастной девочке.

Филлис кивнула, позволила тетушке поцеловать себя в лоб и поспешила укрыться в своей комнате.


предыдущая глава | Чужой жених | cледующая глава