home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

Имоджин не спустилась к завтраку, но ее матушка сообщила, что дорогая девочка чувствует себя хорошо и остается в постели лишь из предосторожности. Доктор Энгли обещал заехать и осмотреть ее, после чего мисс Грейстоун, скорее всего, покинет свою спальню, где провела уже и без того слишком много времени. Миссис Олдхэм пообещала почитать Имоджин сразу после завтрака, а смущенный и вместе с тем сияющий вид мистера Баррита пробудил у Флоры Уилтон определенные подозрения, которые миссис Грейстоун попыталась рассеять, но так неискренне и неохотно, что все собравшиеся за столом догадались — в доме Грейстоунов скоро произойдет долгожданное событие.

Миссис Найт слегка поморщилась и вопросительно посмотрела на дочь. Филлис чуть заметно наклонила голову, подтверждая — да, мистер Баррит, вне всякого сомнения, сделал или вот-вот сделает Имоджин предложение. Миссис Баррит выглядела взволнованной и не пыталась это скрыть, но миссис Грейстоун сразу же после завтрака увела ее под каким-то предлогом, связанным с завтрашним балом. Всем было очевидно, что миссис Грейстоун опасается болтливости миссис Баррит и не хочет, чтобы о происходящем между мистером Чарльзом Барритом и Имоджин стало известно раньше времени.

Филлис почти ничего не ела. Она плохо спала этой ночью, ей снился сэр Джон, произносящий длинную речь во время их венчания, а мистер Уилтон в облачении викария никак не хотел благословить Филлис.

Победа в словесной войне с Уилтоном так порадовала Филлис, что желание поплакать у нее исчезло и, очутившись в своей комнате, девушка еще долго представляла себе его ошеломленное лицо. Многие слова этого джентльмена были недопустимы, как ни посмотри, и когда Филлис немного успокоилась, она с удивлением задала себе вопрос: какая причина побудила мистера Уилтона вести себя подобным образом? Дерзость его граничила с безумием, но ведь до сих пор он, пусть и производил впечатление насмешника, вел себя как безупречный джентльмен.

— Только не со мной, — пробормотала Филлис. — Не могу поверить, чтобы один человек мог настолько ненавидеть другого только на том основании, что этот другой проказничал в детские годы в пансионе! В чем тут дело? Флоре я не нравлюсь, но причина не в том, что наболтала миссис Мэйленд, скорее, мисс Уилтон не любит, когда кто-то не подчиняется ей, к тому же она не может сравниться со мной красотой и изяществом. А ее брат говорит непростительные вещи… Может, среди отвергнутых мною поклонников был его друг или родственник? Это хоть как-то объяснило бы его невыносимые манеры…

Филлис так ничего и не смогла придумать. Слова Уилтона задели ее еще и потому, что в них содержалось зерно истины. Она и сама однажды говорила Розамунде, как завидует одной девочке из их пансиона, Энид Рикман, сбежавшей с возлюбленным. Пусть их брак оказался кратким и несчастливым, Энид не испугалась поступить так, как ей хотелось.

— Не напрасно ли я отказалась от мечты оставить дом отца и поступить в театр? — В последние дни Филлис не вспоминала об этой мечте, но сейчас мысли о том, чтобы стать актрисой, вновь овладевали ею. — Или надо было назло отцу тайно обвенчаться с тем милым юношей в Бате! Пусть его отец держит гостиницу, тем лучше, мой отец был бы в ярости!

Остаток дня Филлис потратила на то, что перебирала в памяти молодых джентльменов, которыми бывала увлечена сама и которые оказывали ей знаки внимания. Может быть, среди них найдется кто-то, кто сохранил ей верность и готов избавить ее от брачных оков? Но нет, одни забыли ее ради благосклонности менее горделивых леди, другие были не настолько приятны ей, чтобы заменить сэра Ризинга, о местоположении третьих она не имела ни малейшего понятия.

— Поздно, Филлис, слишком поздно, — сказала она себе перед тем, как лечь в постель. — Сэр Джон — мое наказание за то, что я чуть не убила Имоджин, а может быть, и за другие мои проделки. Если Розамунда не пожелает или не сможет избавить меня от него, что ж, я покорюсь воле отца и выйду замуж за Ризинга. А уж потом постараюсь заставить его поступать по-моему, как я и собиралась с самого начала!

Ей казалось, что со времени возращения из путешествия на континент прошла вечность, а миновало всего лишь несколько недель. И смирение, с которым Филлис готова была принять брак с Ризингом, уже столько раз сменялось желанием тем или иным способом избавиться от него, что она просто сбилась со счета.

— Что ж, посмотрим, чем все это закончится, — сказала она себе. — А вдруг Ризингу понравится живая, веселая Флора Уилтон? Вот будет удар для моих родителей!

По обыкновению, утешив себя тем, что не все еще в ее жизни погублено, Филлис легла спать, но кошмарный сон не позволил ей отдохнуть от тревог прошедшего дня.

Сразу после того, как все разошлись после завтрака, чтобы заняться излюбленными для этого времени дня делами, миссис Найт задержала дочь в коридоре и едва ли не втолкнула в первую попавшуюся дверь.

— Итак, расскажи мне о том, чего я еще не знаю! — приказала она. — Вчера сестра твоего отца выглядела озабоченной и расстроенной, и это можно понять в данных обстоятельствах, но сегодня она тщетно пытается скрыть свою радость. Неужели молодой Баррит все-таки сделал Имоджин предложение?

— Я не видела сегодня Имоджин, я собиралась подняться к ней позже, — ответила Филлис. — Но вчера мистер Баррит был так огорчен и напуган несчастным случаем с Имоджин, что, думаю, ее чудесное спасение явилось для него побуждением к решительным действиям.

— Выходит, на завтрашнем балу все же объявят об их помолвке, — сникла миссис Найт.

— Боюсь, тут мы ничего не можем поделать, — подтвердила Филлис. — Почему бы тогда не промолчать о моей помолвке? О ней можно объявить в какой-нибудь другой раз, балов и праздников в ближайшие дни будет предостаточно!

— Об этом не может идти и речи! — тут же возмутилась миссис Найт. — Грейстоуны — наши родственники, и вполне уместно, если твою помолвку огласят в их доме, но во всех других случаях это просто недопустимо. Представь, как посмеются над нами соседи Грейстоунов, если мы сообщим о твоем будущем браке с сэром Джоном где-нибудь у Танхиллов или Глоссберри! Как будто у нас нет собственного дома и мы не устраиваем балы и музыкальные вечера!

— Они все равно могут так подумать, — возразила Филлис. — Если отец не захотел устраивать бал в нашем доме, мы выглядим бедными родственниками, явившимися на чужой праздник!

— Отчасти ты права, я и сама уже думала об этом, — нехотя согласилась миссис Найт. — Тогда, пожалуй, лучше, если мы объявим сразу о двух помолвках, словно так и было задумано с самого начала!

Филлис вынуждена была признать, что в словах матери есть смысл. Успокоенная, миссис Найт спросила дочь, какое платье она решила надеть на бал.

— То, с воланами из тюля, то ли голубое, то ли бирюзовое, я так и не могу определить его цвет.

— Прекрасный выбор, дорогая, в нем ты будешь выглядеть очаровательной невестой. Уверена, в своем розовом или голубом рядом с тобой Имоджин напомнит украшенный розами торт, — одобрила мать и тут же выразила опасение: — Надеюсь, сэр Джон не опоздает к балу! Его отсутствие разрушит все наши планы!

Филлис только молча кивнула. Возможность задержки Ризинга в пути не могла ее обрадовать. Какая разница, когда он приедет, день промедления не избавит от помолвки!

Миссис Найт удалилась, чтобы выбрать шляпку для визита к соседям, куда собиралась вместе с мужем и миссис Грейстоун, а Филлис пошла разыскивать Розамунду. Вчера им не удалось поговорить о случившемся с Имоджин, но Филлис была уверена — ее подруга проявит не меньшую настойчивость, чем мистер Уилтон, чтобы разузнать, как все произошло на самом деле.

Мисс Тиллард прогуливалась по тенистой аллее с Флорой Уилтон — утро было слишком жарким, чтобы проводить его в пронизанной солнцем части сада. Уилтон предложил поехать на прогулку по другому берегу ручья и даже добраться до Вестхейма, но молодые леди решительно отказались ехать раньше, чем солнце начнет склоняться к горизонту.

Мистер Баррит куда-то исчез, несомненно, чтобы не подвергаться расспросам, и Уилтон приказал оседлать лошадь и уехал один. Когда Филлис догнала прогуливающихся девушек, Флора как раз говорила Розамунде, что ее брат наверняка направился с визитом к лорду Глоссберри, кажется, мисс Оливия находит общество Уилтона приятным.

При виде Филлис Флора тотчас вспомнила о своем обещании сменить тетку, которая развлекала Имоджин чтением в ожидании визита доктора, и поспешила обратно в дом. Обе подруги были рады, когда мисс Уилтон оставила их вдвоем.

Как и ожидала Филлис, Розамунда начала с расспросов.

— Скорее скажи мне, что случилось вчера? Я заходила к тебе вечером, чтобы поговорить, но не застала тебя в твоей комнате!

— Я была у Имоджин, — Филлис не хотелось повторять всю историю заново, но Розамунда была ее верной наперсницей и не заслужила недоверия. — Мистер Баррит пришел к ней после, и я оставила их наедине.

— О, так вот почему твоя тетя выглядела настолько довольной сегодня утром! Баррит осмелился сделать Имоджин признание? Но как же ты? Мне казалось, вчера между вами все должно было решиться…

— Так и произошло, — со вздохом ответила мисс Найт и поведала Розамунде все то, что уже было известно мистеру Уилтону, и даже чуть больше.

Розамунда слушала молча, по крайней мере старалась, но иногда у нее все же вырывались изумленные восклицания.

— Бедная моя подруга! — воскликнула она, когда Филлис закончила рассказ на том, что пошла в библиотеку за книгой, чтобы почитать немного перед сном, о столкновении с Уилтоном она предпочла умолчать. — Быть так близко к осуществлению своей мечты и отказаться от нее ради счастья кузины! Это так благородно с твоей стороны…

Мисс Тиллард словно бы не закончила предложение, и Филлис улыбнулась. Подруга явно хотела прибавить, что это так непохоже на Филлис, но не осмелилась, чтобы не рассердить ее.

— Я без труда могу себе представить, что ты мне скажешь, Розамунда. Мой поступок в равной степени благороден и глуп, ведь я отказываюсь от своих мечтаний, но я не могу поступить иначе. Имоджин никогда не станет моей любимой сестрой, но, видит бог, я бы не хотела видеть ее мертвой. Другое дело, если бы я по-настоящему полюбила Баррита и он любил бы меня… тогда, возможно, я бы не остановилась. Но я знаю, на самом деле он не переставал любить мою кузину, вчера мне это стало ясно. Даже если я не пожелала бы освободить его от данного слова, он или разорвал бы нашу короткую помолку сам, или всю жизнь сожалел бы о том, что поддался порыву и позволил мне вскружить ему голову.

— Что ты теперь будешь делать? — Розамунда понимала, что между Филлис и Барритом уже не могут возникнуть какие-либо отношения, кроме дружбы брата и сестры, и думала о том, что еще можно поправить. — Я все еще могу попробовать увлечь Ризинга, или ты передумала и с легким сердцем пойдешь с ним к алтарю?

— Конечно, не передумала! — Филлис остановилась, зеленоватые блики играли на ее помрачневшем личике, делая ее похожей на заблудившуюся дриаду. — Ты очень обяжешь меня, если сумеешь завладеть им! Матушка беспокоится, сможет ли он приехать вовремя, чтобы на балу огласили сразу две помолвки, но даже помолвка может быть расторгнута, если что-нибудь произойдет. А чувства Ризинга ко мне могут измениться, в угоду отцу я не собираюсь быть с ним любезной, и очень скоро он может захотеть искать утешения там, где его встретят благосклонно!

Розамунда была вполне согласна с подругой. Расторжение помолвки бросает тень на репутацию юной леди, но Филлис охотно пойдет на это, лишь бы не называться в будущем «леди Ризинг». А Розамунду ничуть не смущало то, что знакомые и соседи станут называть ее разлучницей, разрушившей счастье доверяющей ей мисс Найт, ведь только они с Филлис будут знать, как все обстоит на самом деле!

Подруги еще долго гуляли и разговаривали и возвратились к чаю почти в столь же умиротворенном настроении, что и в прежние дни, когда Филлис еще надеялась заполучить в женихи мистера Баррита.

За чайным столом уже сидела Имоджин, место возле нее занимал мистер Баррит, чье лицо светилось от смущения так же сильно, как Имоджин краснела от счастья. Ее глаза были заплаканы, как и глаза расстроганной миссис Баррит, смотревшей на Имоджин с материнской добротой.

Миссис Найт тоже казалась довольной, ведь рядом с ней расположился сэр Джон Ризинг собственной персоной!

От горничной Филлис уже знала, что сэр Джон приехал незадолго до того, как был накрыт чайный стол, но успел привести себя в должный вид и переговорить о чем-то с мистером и миссис Найт.

Как только Филлис и Розамунда вошли в западную гостиную, сэр Джон торопливо вскочил на ноги и бросился навстречу обеим леди. Его несколько дряблое лицо оживилось, крупные уши, вызывавшие у Филлис глубокое отвращение, побагровели. В глазах многих и многих леди Ризинг выглядел бы вполне достойным джентльменом, не лишенным мелких недостатков, но Филлис он был противен без всяких видимых причин, кроме той, что его прочили ей в мужья.

— Мисс Найт! Как я счастлив видеть вас, поверьте, я не мог дождаться встречи и все эти месяцы только и думал о том, когда же наступит счастливый день! — воскликнул сэр Джон и тут же шумно задышал, переводя дух.

— В самом деле? — Холодность Филлис могла озадачить любого джентльмена, кроме, пожалуй, мистера Уилтона, поэтому сэр Джон растерянно заморгал. — Вы помните мою подругу, мисс Тиллард?

Вперед выступила Розамунда, хорошенькая и улыбчивая, и сэр Ризинг заверил обеих подруг, что он прекрасно помнит мисс Тиллард и чрезвычайно рад встрече с ней здесь, в доме добрых друзей. Мистера Найта не было в гостиной, иначе он оказался бы крайне недоволен приемом, который оказала его дочь сэру Джону, но и миссис Найт заметила, как неприветливо Филлис поздоровалась с женихом и как постаралась устроиться за столом подальше от него.

Розамунда, казалось, из чистой любезности хотела сгладить возникшую неловкость и стала расспрашивать Ризинга о его поездке, не забыв рассказать и свою печальную историю, связанную с несостоявшимся визитом к тетушке.

Миссис Олдхэм и миссис Грейстоун, да и все другие леди поочередно высказывали свои суждения о том, с каким вкусом украшен дом к завтрашнему балу и чего еще недостает. Миссис Грейстоун тщательно записывала все полезные замечания, чтобы назавтра с утра отдать необходимые распоряжения прислуге.

Имоджин и Баррит тихо перешептывались и наверняка держались за руки, спрятав ладони в складках скатерти. Филлис были хорошо знакомы все уловки, на которые вынуждена идти влюбленная парочка, чтобы увеличить число счастливых мгновений, выделенных им строгими мамашами до венчания. Ухаживания мистера Баррита были до этого времени слишком робкими, а Имоджин никогда бы не осмелилась торопить его, но теперь они, казалось, поняли, как много дней потратили впустую. Собачки Имоджин напрасно пытались запрыгнуть ей на колени, она отгоняла их безжалостной рукой и даже не поворачивалась в их сторону, несмотря на жалобные повизгивания.

К обществу присоединились Флора и Бернард Уилтоны, не найдя подходящей компании, они ездили кататься вдвоем, и новое лицо немедленно привлекло их внимание. Свободное место оказалось только рядом с Филлис, и мистеру Уилтону пришлось занять его, а Флора втиснулась между своей теткой и сэром Джоном, чтобы немедленно вмешаться в его беседу с Розамундой, едва только их с Ризингом представили друг другу.

— Вы любите завтраки на природе, сэр Ризинг? Что вы думаете о скачках, которые хотим устроить мы с Оливией Глоссберри? Наши джентльмены не находят себе места от скуки и жары, и мы, леди, вынуждены их развлекать. Через день после бала мы все поедем на завтрак к лорду Глоссберри, и вы, разумеется, тоже. На старом выгоне лорда Глоссберри натянут тент и расставят столики для дам, а джентльмены будут скакать на своих лошадях. Те, кто приехал с визитом к друзьям или родственникам, тоже получат лошадей. Вы согласитесь участвовать в этом развлечении?

— Я, право же, не знаю, — пробормотал сэр Джон, удивленный этим натиском со стороны незнакомой леди. — Я не очень-то хорошо держусь на лошади, но если вы пожелаете…

— Конечно, пожелаем! Чем больше людей принимает участие в той или иной забаве, тем веселее! Вечером в деревне, расположенной во владениях лорда Глоссберри, будет сельский праздник. Мы сможем потанцевать и послушать пение детей из приходской школы. Уверена, малютки будут трястись от страха и забудут все слова, — Флора расхохоталась, задетая ее вмешательством Розамунда обиженно поджала губки.

— Кажется, моя сестра решила всерьез взяться за вашего жениха, — шепотом сообщил Филлис мистер Уилтон. — Она не выносит тучных мужчин и теперь станет изводить его требованиями участвовать в каких-нибудь состязаниях и спортивных играх. Бедняга, ему можно посочувствовать.

Филлис промолчала. Пусть Ризинг отвратителен, но ей неприятно слушать насмешки в его адрес со стороны несносных Уилтонов.

Уилтон, похоже, нарочно уселся напротив сэра Джона, чтобы иметь возможность наблюдать за ним. На его взгляд, Ризинг не производил впечатление отталкивающей личности и даже не казался неподходящей парой для мисс Найт, но кто поймет этих молодых леди? Напряжение было заметно во всем облике мисс Найт — еще более, чем обычно, прямая спина, пальцы сжимают ложечку как-то уж чересчур крепко, презрительная складочка в уголках губ наводит на мысль, что в комнате дурно пахнет…

— Баррит поделился со мной своей новостью, — продолжил Уилтон, когда понял, что не дождется ответа мисс Найт. — Вчера он и в самом деле просил руки мисс Грейстоун, и она, как это ни странно, согласилась.

— Что же тут странного? — Филлис коротко взглянула на собеседника и тотчас вновь вернулась к созерцанию Розамунды и Флоры, соперничающих в борьбе за внимание сэра Джона.

— После того как он так легкомысленно и пренебрежительно вел себя по отношению к ней, ей не стоило соглашаться, не будучи уверенной в силе чувства этого джентльмена.

— Не вы ли еще так недавно говорили, что они подходят друг другу? — Вот опять она поддается и вступает с ним в спор, а лишь вчера клялась себе больше не произнести ни слова, как бы Уилтон ни пытался добиться от нее ответа на свои насмешки!

— Я и теперь так считаю, — Уилтон покосился на Имоджин и Чарльза — теперь они поочередно кормили собачек кусочками пирога, а маленькие попрошайки едва ли не пританцовывали на задних лапках. — Но Баррит все эти дни дурно вел себя по отношению к мисс Грейстоун, она не должна была его прощать.

— Имоджин не злопамятна, — коротко ответила Филлис.

Разговор стал общим, как только миссис Олдхэм услышала о новой затее племянницы, и будущие соревнования джентльменов вызвали горячие споры. Миссис Найт считала это развлечение опасным и бессмысленным, и миссис Баррит ее поддерживала, миссис Грейстоун, похоже, было все равно, а молодые леди и джентльмены, за исключением Филлис и сэра Джона, находили идею превосходной. Особенно если после заезда прелестные леди согласятся покататься на лодках — разгоряченным скачками джентльменам наверняка захочется освежиться!

После чая Филлис попыталась ускользнуть и спрятаться где-нибудь в саду, прежде чем Ризинг успеет догнать ее и потребовать уделить ему четверть часа, но сэр Джон неожиданно оказался проворнее, чем можно было предположить, глядя на его обширный живот и коротковатые ноги.

— Вы не откажетесь немного погулять со мной, мисс Найт? Я слышал столько разговоров о чудесном розарии миссис Грейстоун, что мне просто не терпится повидать его!

— Что ж, если вам так угодно, — Филлис направилась к выходу на террасу, не оборачиваясь, чтобы посмотреть, идет ли следом сэр Джон.

Мисс Тиллард хотела пойти за ними, чтобы поддержать подругу и в то же время оберегать собственные интересы, но миссис Найт со своей несвоевременной прозорливостью удержала ее и Флору под предлогом необходимости услышать их мнение о намерении миссис Грейстоун разместить несколько музыкантов на террасе, где могли бы танцевать те, кому слишком жарко в бальной зале.

— Мисс Найт, сегодня я беседовал с вашими родителями, и ваш отец, и ваша матушка подтвердили свое полное согласие видеть меня в качестве вашего супруга, — начал сэр Джон после того, как сделал несколько шагов вглубь розария. — Я ценю честь, которую мне оказала ваша семья, учитывая репутацию моего отца, и буду счастлив завтра на балу объявить о нашей помолвке. У меня еще не было возможности сказать вам, как нежно я влюблен вас и как велико мое постоянство. Я уверен, вы сделаете меня счастливейшим человеком и сами будете точно так же счастливы со мной!

— Я завидую вашей уверенности, сэр Ризинг, но отнюдь не разделяю ее, — Филлис отвернулась от Ризинга, чтобы предаться своему излюбленному занятию — обрывать лепестки роз. Сейчас она взялась за пунцовые розы, и казалось, по ее пальцам стекают на дорожку кровавые капли.

Сэр Джон несколько мгновений следил за тем, как лепестки падают к ногам мисс Найт, и подбирал слова для ответа.

— Я заметил, как нелюбезно вы встретили мое появление здесь, мисс Найт. Теперь же вы едва ли не утверждаете, что не надеетесь на счастливый брак, или я неправильно вас понял?

— Вы поняли меня совершенно верно, сэр. — Филлис насмешливо посмотрела на своего жениха. — Мой отец не интересовался моими желаниями, когда давал согласие выдать меня за вас, так что я полагаю себя вправе иметь собственную точку зрения на наш брак.

— Вы дали слово кому-то другому? — тут же спросил Ризинг.

— Отнюдь, — невозмутимо сказала Филлис, жалея, что не может ответить утвердительно.

— В таком случае, моя дорогая, ваши сомнения вполне объяснимы. Как и любую юную леди, вас пугают перемены, которые должны произойти в вашей жизни. Брак всегда кажется девушкам чем-то пугающим, ведь им приходится уехать из дома своих родителей и принять на себя новые обязанности, но пройдет совсем немного времени, и вы обнаружите немало радостей в супружеской жизни. Я тоже испытываю волнение и страх, но убежден в одном — наше с вами счастье зависит лишь от одного нашего желания!

Во время этой проникновенной речи Филлис несколько раз порывалась прервать Ризинга и сообщить ему, что ее взгляды на будущую супружескую жизнь прямо противоположны и у нее нет ни малейшего желания стремиться к счастью вместе с сэром Джоном. Но он, похоже, не готов был ее понять. Если бы Филлис сообщила, что влюблена в другого мужчину и мечтает выйти за него замуж, Ризинг бы еще согласился с тем, что мисс Найт видит свое будущее в мрачном свете, но коли уж она не связана словом с другим, значит, обязана радоваться помолвке, подготовленной родителями. Ведь каждая девушка по достижении определенного возраста не может мечтать ни о чем другом, кроме как о замужестве, а с кем — не всегда имеет значение.

— Вы можете думать, как вам угодно. — От ледяного тона Филлис, кажется, могли бы почернеть и увянуть розы вокруг нее. — Конечно, я хотела бы выйти замуж, но лишь за человека, которого выберу сама. Вас же я не выбирала и не считаю необходимым скрывать от вас мою неприязнь к нашему браку. Я подчиняюсь желанию отца, и вы должны этим удовольствоваться. А теперь я должна подняться к себе в комнату!

Сэр Джон был в равной степени удивлен и обижен. Мистер Найт принял его предложение так благосклонно и так долго говорил о том, как послушна и хорошо воспитанна его дочь, что ему и в голову не пришло сомневаться в расположении мисс Найт. Он сознавал, что влюблен в нее, а она едва его помнит, но надеялся на желание девушки получше узнать своего будущего супруга и подготовил краткую речь, долженствующую раскрыть юной леди преимущества их брака, но она попросту не стала его слушать.

Вопреки мнению Филлис, Ризинг был не так уж глуп и прилагал отчаянные усилия, тщательно скрываемые им от посторонних глаз, чтобы преумножить состояние семьи и в то же время не дать лорду Ризингу, своему отцу, его растратить.

Перспектива видеть супругой вздорную капризную особу не могла порадовать джентльмена, но он не собирался отказываться от своей мечты. Мисс Найт злится не на него, а на своих родителей, поторопившихся дать согласие на брак прежде, чем Ризинг своими признаниями покорил ее сердце, но вскоре мисс Найт успокоится и даст ему шанс завоевать ее симпатии. Самое главное — не позволять ей увлечься каким-нибудь другим мужчиной!

К счастью, на это у нее не хватит времени — завтра объявят об их помолвке, и ни один джентльмен, если он является таковым по сути, не станет добиваться девушки, обещанной другому.

Размышления сэра Джона, пусть и не радостные, но и не наполненные горечью глубокого разочарования, прервала мисс Тиллард. Розамунда наблюдала за подругой и Ризингом через одно из окон, прячась за шторой, и сочла момент подходящим для того, чтобы начать свою кампанию против сэра Джона, вернее, против его намерения жениться на Филлис.

Розамунда не слышала разговора, но могла догадаться о его содержании по тому, как резко развернулась Филлис и как решительно покинула своего собеседника.

При виде мисс Тиллард сэр Джон вынужден был сделать над собой усилие, чтобы придать лицу более или менее благодушное выражение. Он не спешил скрыться в глубине сада, как могла ожидать Розамунда, знавшая, что Ризинг огорчен, и юная леди немедленно использовала подвернувшуюся возможность.

Она начала с того же, что и Филлис, когда собиралась отобрать у своей кузины мистера Баррита. А именно — принялась расспрашивать сэра Джона о нем самом. Джентльмен оценил внимание хорошенькой девушки к своей персоне тем охотнее, чем сильнее росла его обида на мисс Найт, которой на самом деле предназначалось все то, что он поведал мисс Тиллард.

Они мило беседовали чуть ли не три четверти часа, и каждый преследовал тайную цель. О намерениях мисс Тиллард уже все известно, а сэр Джон надеялся, что Розамунда непременно расскажет его историю своей подруге и мисс Найт все же узнает то, что отказалась слушать. Он чуть было не сообщил Розамунде о своих претензиях к мисс Найт, но вовремя удержался. Не лишенный житейской хитрости, Ризинг почел за лучшее сперва выяснить, каково отношение мисс Тиллард к помолвке ее подруги и какое влияние она может оказать на мисс Найт. Исходя из своих наблюдений, сэр Джон собирался впоследствии либо привлечь мисс Тиллард на свою сторону, либо постараться, чтобы она как можно меньше находилась рядом с его будущей супругой.

В расстроенных чувствах Филлис вошла в холл через распахнутые двери со стороны террасы и не сразу заметила Флору Уилтон и ее брата, остановившихся возле портрета одного из покойных Грейстоунов. Уилтоны были увлечены беседой, и Филлис уже успела подняться до середины лестницы, когда слова Флоры заставили ее замедлить шаг.

— Бернард, ты же знаешь, она помолвлена со своим кузеном!

— Конечно, я знаю, дорогая Флора! — Уилтон говорил в своей обычной насмешливой манере. — Но для меня важнее то, что она — очень умная молодая леди, беседовать с ней — редкое удовольствие!

— Редкое в этом доме, хотел ты сказать! — фыркнула мисс Уилтон.

— Я бы не был так категоричен, — усмехнулся ее брат. — Посмотри, у этого Грейстоуна такие же светлые вьющиеся волосы, как и у мисс Грейстоун, вероятно, они передаются по наследству!

— Не пытайся отвлечь меня! — возмутилась Флора. — Мы уже четверть часа рассматриваем эти портреты, мне порядком надоели их носы и старомодные наряды!

— Посколько у нас нет других занятий на сегодняшний вечер, рассматривать фамильные портреты — не самое скучное из них, — флегматично ответил Уилтон.

— Мы могли бы поиграть во что-нибудь, в библиотеке еще довольно карточек, — предложила Флора.

— С кем? Наша тетушка могла бы составить нам компанию, но миссис Грейстоун нуждается в одобрении всего, что она сделала для завтрашнего бала, и все ее подруги вьются вокруг нее со своими восторгами и советами. Мисс Грейстоун прогуливается где-то со своим женихом, а мисс Найт, вероятнее всего, прячется от своего. Жаль, что уже слишком поздно, чтобы навестить лорда Глоссберри и его семью!

— Остается еще мисс Тиллард! — Филлис замерла на ступенях, надеясь, что вечерние тени скрывают ее от Уилтонов. — Сперва мне показалось, что она заинтересовала тебя больше, чем Оливия Глоссберри.

— Мисс Тиллард очаровательна, но напоминает мне тебя и мисс Грейстоун одновременно.

— По-твоему, это неудачное сочетание? — рассмеялась Флора, но по ее голосу можно было догадаться, что она задета.

— Не обижайся, Флора, я люблю твою живость и остроумие, но в некоторых леди эти качества выглядят несколько… нарочитыми. Мисс Тиллард не хватает искренности, она все время настороже, как будто задумала какую-нибудь проделку.

— Неудивительно, если вспомнить, что она подруга мисс Найт! — Флора сделала несколько шагов, чтобы перейти к другому портрету, и Филлис едва ли не вжалась в стену, чтобы остаться незамеченной. — Наша милая Эмили, кажется, не упоминала о Розамунде, но я уверена, что мисс Тиллард участвовала во всех затеях мисс Найт, добровольно или по принуждению.

— Пусть так. — Уилтон вслед за сестрой остановился перед следующей картиной, изображавшей даму в напудренном парике и в окружении множества комнатных собачек. — А, вот от кого мисс Грейстоун унаследовала свою привязанность к домашним любимцам.

— Ты ничего не говоришь об особе королевской крови, — заметила Флора. — Может быть, пригласим ее в свою компанию и проведем вечер в приятной беседе?

— Это про мисс Найт? — Уилтон коротко рассмеялся. — Навряд ли она считает нашу компанию подходящей для себя, хотя, учитывая ее отношение к сэру Ризингу, можно ожидать, что мисс Найт согласится с тем, чтобы мы занимали ее жениха, пока она будет развлекаться каким-нибудь другим способом.

Филлис гневно сжала кулачки. Опять этот Уилтон ее оскорбляет! Ей бы следовало уйти раньше, а теперь, когда Уилтоны стояли к ней боком, ее движение и светлое платье могли привлечь их внимание и поставить ее в неловкую ситуацию, она же не собиралась шпионить за ними, все получилось случайно!

— Тебе это покажется странным, но я даже сочувствую Филлис, — неожиданно заявила мисс Уилтон. — Я ни на минуту не могу себе представить, что мне бы пришлось стать супругой этого Ризинга. С ним, должно быть, невероятно скучно, пусть он и сын лорда и много путешествовал!

— Я всегда находил отвратительным право родителей выбирать супруга или супругу для своих детей, — согласился с сестрой Уилтон. — К счастью, мы с тобой избавлены от этой печальной участи. Представь только, какого мужа нашел бы тебе наш отец!

— Ну, я бы не стала ждать, когда меня поведет под венец какой-нибудь мерзкий старый повеса или человек, лишенный ума и обаяния! — Флора еще раз взглянула на портрет леди с собачками и потянула брата к двери на террасу. — Идем в сад, пока еще не стемнело! Мне надоели эти портреты, а ведь здесь вывешены самые лучшие! В галерее наверху картины просто ужасны!

Брат согласился с ней, и Уилтоны наконец скрылись из виду. Еле переводя дух, Филлис взбежала по лестнице к себе в спальню. Ее намерение смириться с браком в очередной раз сильно поколебалось. Подумать только, Флора Уилтон ей сочувствует! Это невыносимо! А Бернард Уилтон считает Оливию Глоссберри единственной умной девушкой в своем окружении! Неужели его не привлекает красота, а лишь умение говорить о малопонятных вещах, свойственное мужчинам и совсем не подходящее юным девушкам?

Филлис почувствовала обиду. Против ожиданий, Уилтон не пленился хорошенькой изящной Розамундой Тиллард и даже сумел почувствовать ее неискренность, и в то же время готов игнорировать помолвку Оливии! Неужели он влюблен в эту самоуверенную цаплю?

— Невероятно! Я никогда не смогу понять этого человека, — бормотала Филлис, накручивая на палец густой блестящий локон. — Лучше бы я никогда с ним не встречалась!

То же самое она говорила и о своем знакомстве с Ризингом. Да и мистер Баррит не оправдал ее ожиданий, пусть даже она сама отказалась от помолвки с ним и не жалела об этом. Похоже, все ее последние знакомства с молодыми джентльменами оказываются крайне неудачными. И все же никто не раздражал ее так сильно, как Бернард Уилтон.


предыдущая глава | Чужой жених | cледующая глава