home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Следующий день явно был удачен для мисс Найт. После вчерашней вечерней прогулки по саду и исполнения нескольких песенок Имоджин кашляла все утро не переставая, и миссис Грейстоун решительно запретила дочери покидать свою комнату. На пикник Грейстоуны, Найты и Барриты отправились без мисс Грейстоун, и Филлис с радостью уселась в коляску вместе с отцом, матерью и миссис Баррит. В другой коляске ехали мистер и миссис Грейстоун и мистер Чарльз Баррит, заметно опечаленный отсутствием мисс Грейстоун. Позже Филлис собиралась утешить его, пока же охотно отвечала на расспросы миссис Баррит относительно ее обучения в пансионе — племянница миссис Баррит несколько лет назад закончила тот же самый пансион, но Филлис была слишком мала, чтобы помнить эту леди.

Сегодня мисс Найт надела голубое платье, расшитое стеблями и листьями и украшенное тонким белым кружевом. Миссис Баррит заметила, что юная леди выглядит очаровательно, и Филлис благодарно улыбнулась пожилой даме. Она еще помнила, как утомилась накануне, притворяясь скромницей, и не собиралась переигрывать сегодня. У Танхиллов будет множество людей, уже знакомых с мисс Найт, и она не должна давать повод подозревать себя в каком-то умысле, да и миссис Найт могла усомниться в желании дочери не затмевать кузину своим блеском в отсутствие последней.

Филлис уже бывала у Танхиллов и не ждала от пикника ничего необыкновенного. Их владения находились намного ниже по течению ручья, разливавшегося в этом месте широкой заводью, на берегах которой было выстроено три изящных павильона. Деревья старой буковой аллеи скрывали дом Танхиллов, и восхищенным гостям казалось, что они находятся далеко в глуши, в то время как слугам приходилось без конца бегать между домом и лужайкой, чтобы обеспечить избранное общество всем необходимым для приятного времяпрепровождения.

Сегодня в двух маленьких павильонах были накрыты столы — миссис Танхилл презирала завтраки на разложенных на траве скатертях, и ее пикники можно было назвать таковыми лишь условно. В самом большом из павильонов разместился нарочно приглашенный оркестр, и еще оставалось место для желающих танцевать с самого утра молодых леди и джентльменов.

Миссис и мистер Танхилл встречали гостей у входа в один из малых павильонов, а у другого приезжавших любезно приветствовала старшая дочь миссис Танхилл, миссис Шеннон. Обе дочери Танхиллов уже были замужем, а сыну и наследнику исполнилось лишь четырнадцать лет, и сегодня он сам развлекал своих маленьких гостей на террасе под присмотром нянь и гувернанток.

Филлис заняла предложенное ей место рядом с мистером Шенноном, мистер Баррит оказался от нее довольно далеко, но, к радости Филлис, ее родителей и миссис Баррит усадили в другой беседке. Едва последние гости появились на лужайке, обменялись с Танхиллами несколькими фразами и заняли свои места, в большом павильоне заиграла музыка, и праздник начался.

По другую сторону от мисс Найт сидела племянница миссис Танхилл, мисс Энн Пирс, полная жизнерадостная старая дева лет тридцати пяти, отчаянная сплетница. Она тут же принялась без всякого стеснения расспрашивать Филлис о мистере Баррите — слухи о скорой помолвке Имоджин уже облетели соседские поместья. Отсутствие мисс Грейстоун также не осталось незамеченным мисс Пирс и побудило ее к новым и новым вопросам.

Филлис не раз уже виделась с мисс Пирс, а потому бесцеремонные манеры этой леди давно перестали ее раздражать, точно так же вела себя одна из учительниц в пансионе, изнывающая от тоски, если ей приходилось провести хотя бы день без свежих новостей. Мисс Найт, понизив голос, сообщила о кашле мисс Грейстоун, и обе леди обменялись выражениями сочувствия бедняжке Имоджин, лишенной возможности провести чудесный день в обществе друзей. О мистере Баррите Филлис предпочла не говорить, отделавшись от мисс Пирс замечанием о том, что она лишь вчера впервые увидела Барритов и пока не поняла, насколько сильно мистер Чарльз Баррит и Имоджин интересуются друг другом.

Рядом с мистером Барритом устроились две хорошенькие девушки ненамного старше Филлис — джентльменов в компании было меньше, чем дам, и леди приходилось соседствовать друг с другом и даже соперничать за внимание мужчин. Миссис Пирс с ухмылкой указала Филлис на старающихся произвести на Баррита впечатление соседок:

— Кажется, этот милый юноша совсем не огорчен тем, что мисс Грейстоун не смогла приехать на пикник. Он внимает всему, что ему говорят, и улыбается обеим.

— Было бы неприличным с его стороны впадать в уныние из-за того, что Имоджин всего лишь немного покашляла, — фыркнула мисс Найт. — Они ведь не помолвлены.

— Кажется, вы сомневаетесь в том, что ваша кузина способна завладеть этим джентльменом, — захихикала мисс Пирс, ее тучное тело затряслось, и ей пришлось отодвинуться от стола, чтобы не зазвенела чайная посуда.

Филлис собиралась воздерживаться от неосторожных замечаний, могущих повредить ей самой в будущем, если ее отношения с мистером Барритом примут особенный оттенок, а потому равнодушно пожала плечами:

— Имоджин мила и приветлива, у нее будет хорошее приданое — что еще нужно джентльмену?

— Вы правы, моя дорогая, но среди его знакомых наверняка есть и более состоятельные, и более красивые девушки, — с сомнением заметила мисс Пирс. — Вашей кузине не следовало оставаться дома, если она не хочет увидеть своего поклонника у ног другой леди.

В этом Филлис была полностью согласна со сплетницей, но не стала развивать тему мисс Грейстоун и ее отношений с мистером Барритом. К радости мисс Найт, внимание мисс Пирс перешло к соседу справа, доктору, недавно вылечившему одну очень знатную пожилую леди от тяжелого недуга и теперь пользовавшегося неограниченным доверием всех дам в округе. Мисс Пирс стала задавать доктору вопросы относительно мучивших ее болей в левой руке, и Филлис сосредоточилась на воздушных пирожных. Мистер Шеннон задал ей несколько вопросов о делах ее отца и вернулся к обсуждению политических новостей, затеянному джентльменами, к негодованию леди, особенно молоденьких.

В целом завтрак прошел именно так, как и предполагала Филлис — жители ближайших поместий делились с приехавшими издалека гостями сплетнями и, в свою очередь, интересовались скандальными слухами у вновь прибывших. Филлис дождалась своей очереди и поделилась некоторыми подробностями своей поездки — неисчерпаемая тема, способная помочь мисс Найт долго оставаться в центре внимания. Сегодня ее рассказ был более остроумный, нежели накануне, и мистер Баррит слушал его с таким же интересом, как и остальные.

Наконец, наступила пора выйти из-за стола и немного прогуляться, пока слуги приготовят новое угощение. Подле мисс Найт тут же оказались два джентльмена, до этого бывшие в другом павильоне, и немедленно пригласили Филлис потанцевать. Мисс Найт знала обоих уже три или четыре года, и ни тот, ни другой не привлекали ее настолько, чтобы позабыть о мистере Баррите, но она приняла приглашения — ведь именно этого от нее и ждали.

Мистер Баррит протанцевал поочередно с каждой из своих двух соседок, после чего приблизился к мисс Найт с намерением просить ее потанцевать и с ним. К этому мгновению Филлис уже досадовала на своих кавалеров за то, что не оставляют ее в покое, и старалась держаться с ними холодно, боясь, что за ней может наблюдать миссис Баррит, вместе с другими дамами постарше восседавшая на узком длинном диване, опоясывавшем левую сторону большего павильона.

Во время танца с Чарльзом Барритом она постаралась склонить молодого джентльмена к беседе. Он определенно страдал некоторой застенчивостью, но темные глаза мисс Найт взирали на него с такой кротостью, а ясно очерченные, немного полноватые губы сложились в столь приветливую улыбку, что джентльмен счел мисс Найт таким же ангелом, как и ее кузина.

Филлис спросила своего партнера о том, сколь долго он сможет пробыть в гостях у Грейстоунов, ведь дела, наверное, скоро потребуют его возвращения.

— Мой отец не отпустил бы матушку одну, мисс Найт. Он давно говорил, что ей пора покончить со своим затворничеством и начать выезжать в свет. Поэтому сейчас он только рад, что мы путешествуем, тем более что он хорошо знаком с мистером Грейстоуном.

— И с моим отцом также, — заметила Филлис и тут же не без удивления в голосе продолжила: — Разве приехать сюда было желанием вашей матери, а не вашим?

Юноша заметно покраснел, при его светлой коже румянец смотрелся очень мило, как подумалось Филлис.

— Конечно же, я был счастлив получить приглашение миссис Грейстоун, ведь сам я не дерзнул бы мечтать об этом!

— Отчего же? Разве вы не подружились с моей кузиной Имоджин?

— Мисс Грейстоун была очень добра ко мне, мисс Найт, и все же я не думал, что ее семья сочтет меня достойным ее общества.

Филлис снова в изумлении поглядела на мистера Баррита. Она-то была уверена, что ее тетка не оставит у молодого джентльмена никаких сомнений относительно приема, который окажут ему в доме Грейстоунов. Иногда робкого юношу надо подтолкнуть к решительным действиям, боязнь отказа может помешать ему сделать признание, тщетно ожидаемое леди на протяжении нескольких недель. И миссис Грейстоун должна была всякий раз при встрече с Барритами выказывать радушие и самое искреннее желание почаще видеться с ними. Даже если не очень проницательный мистер Баррит не заметил всех этих ухищрений, от его матери не должны были укрыться реверансы миссис Грейстоун. Да и Имоджин явственно демонстрировала свою склонность Барриту, в этом Филлис накануне убедилась сама.

— Откуда у вас эти сомнения, мистер Баррит? — спросила наконец Филлис. — Мои родственники не скрывают расположения к вам, вы стали друзьями с Имоджин…

— Вы правы, мисс Найт, я должен лучше разбираться в людях. — Мистер Баррит неловко переступил с ноги на ногу, ошибся в фигуре танца, и его партнерше пришлось сделать вид, что она не замечает этой неловкости. — Видите ли, всю свою жизнь я ясно видел поприще, привлекающее меня, я хотел возделывать свою ниву… свою паству… и не мог и предположить, что когда-нибудь все изменится…

«Только бы он не начал заикаться! — встревоженно подумала Филлис, когда голос Баррита дрогнул. — Я этого не переживу!»

— О да, я знаю об утрате, постигшей ваше семейство. Вероятно, ваш брат являлся средоточием надежд вашего отца, вы же были предоставлены сами себе? — Филлис не могла прямо сказать, как рада, что мистер Баррит не стал священником.

— Вы угадали, мисс Найт! — Танец закончился, но Филлис не собиралась упускать своего кавалера.

Вежливость не позволила ему прервать начатый разговор, и мисс Найт незаметно для него увлекла мистера Баррита к выходу из павильона. Молодые люди спустились по двум широким ступенькам и принялись прохаживаться по лужайке, подобно гостям Танхиллов, желавшим побеседовать между собой, пока другие танцуют. В одном из маленьких павильонов чайный стол сменили карточные, и почтенные отцы семейств уже направились туда, чтобы без вмешательства дам обсудить последнее высказывание премьер-министра и провал тайных переговоров с Голландией.

Филлис терпеливо выслушала историю, не вызвавшую у нее ни малейшего удивления, хоть и ахала при каждом особенно драматическом повороте рассказа мистера Баррита. Конечно же, его старший брат с детства был щедро одарен различными талантами и должен был блистать в обществе. Внезапная смерть Эверарда Баррита обрушила все устои целой семьи. Помимо испытываемого родителями горя, мистер Баррит чувствовал еще и растерянность. Кто теперь станет заниматься делами семьи? Кто в положенное время примет из окоченевших в смерти рук отца бразды управления капиталом, дела поместья, заботу о матери, наконец? Не то чтобы мистер Баррит-старший считал своего младшего сына никчемным, напротив, он вполне уважительно относился к выбору Чарльза и даже не подвергал сомнению тот факт, что его отпрыск станет хорошим викарием, но никогда не достигнет вершин церковной иерархии из-за полного отсутствия честолюбия.

История мистера Баррита ничуть не удивила Филлис. Неожиданная смена наследника — не редкость среди состоятельных семейств, и она легко могла домыслить то, о чем умолчал сам молодой человек. По ее мнению, его жизнь переменилась в лучшую сторону, но девушка не стала произносить этого вслух, не желая оскорбить память покойного Эверарда Баррита. Также по некоторым паузам в рассказе Чарльза Баррита Филлис догадалась о желании его отца поскорее женить сына, ведь если и с ним произойдет какое-то неожиданное несчастье — кто унаследует фамилию и состояние Барритов?

Разговор между Филлис и молодым джентльменом не мог продолжаться долго — после долгой зимней разлуки с ней хотели поболтать юные леди, а джентльмены косо посматривали на Баррита: как смеет этот чужак отнимать у них время прелестной мисс Найт? Да и миссис Найт и миссис Грейстоун не должны раньше времени заподозрить Филлис в особенном интересе к Барриту. Так что мисс Найт позволила двум приятельницам увести себя, а предоставленный самому себе Чарльз Баррит устремился в павильон, занятый джентльменами, и присоединился к их серьезной беседе.

Когда более или менее довольные гости Танхиллов начали стекаться к парадному крыльцу, где их уже поджидали экипажи, Филлис с трудом подавляла раздражение. На пикнике она не познакомилась ни с одним привлекательным джентльменом, не услышала ни одной мало-мальски интересной новости и вызвала неодобрительный взгляд отца тем, что танцевала, когда время для этого занятия еще не подошло. Правда, ей удалось немного сблизиться с мистером Барритом, но дома их ждала соскучившаяся Имоджин, и ее поклонник неоднократно выражал надежду на то, что мисс Грейстоун чувствует себя хорошо и проведет вечер вместе со всеми в гостиной. В последнем Филлис не сомневалась — мать заставит Имоджин спуститься, даже если у той смертельно болит голова, и мистер Баррит будет занят тем, что станет предлагать мисс Грейстоун укутаться пледом, выпить еще чашечку чая или поесть немного фруктов.

«Сколько еще будет таких дней и вечеров? — думала Филлис, глядя на пролегающие вдоль дороги поля. — Как мы с Розамундой мечтали в пансионе о летних каникулах! Как мне хотелось поскорее снять то ужасное школьное платье и начать развлекаться! А теперь все эти увеселения кажутся мне скучными и однообразными лишь потому, что впереди меня ожидает или брак с человеком, мне неприятным, или в случае успеха помолвка с мистером Барритом, который пусть и лучше сэра Джона, все же прескучный молодой человек. Подумать только, а ведь Розамунда мне завидует! Конечно, у нее нет ни такого количества платьев, ни возможности путешествовать, но я охотно отдала бы ей половину своего гардероба, если б она избавила меня от сэра Джона!»

Филлис вздрогнула и испуганно огляделась по сторонам — уж не произнесла ли она вслух последнюю фразу? Но матушка все так же сладко дремала, а отец вполголоса называл миссис Баррит поместья, мимо которых проезжала коляска.

В самом деле, зачем приглашать мисс Тиллард только затем, чтобы отвлекать Имоджин и не позволять ей окончательно завладеть мистером Барритом, если можно дать ей другое, намного более важное поручение? Все Тилларды не отличаются особенной сентиментальностью при выборе супруга, скромное состояние им этого не позволяет, и Розамунда не станет отворачиваться от Ризинга только потому, что у него вытянутый подбородок и мясистые, вечно красные уши!

«Подумать только, я уже было смирилась с браком с сэром Джоном! — продолжила размышлять мисс Найт. — Если бы не Имоджин со своим мистером Барритом, я бы сейчас думала не о том, как избавиться от Ризинга, а о том, как прочнее привязать его к себе и добиться покорности!»

Но унаследованные от отца черты характера не позволяли Филлис долго мириться с принуждением, особенно в случае, когда речь идет о всей последующей жизни. Если бы миссис Найт знала о нынешних настроениях дочери, ни за что не повезла бы ее в гости к Грейстоунам! А теперь было уже поздно, родительская власть дала трещину, по крайней мере, Филлис попробует поступить по-своему, ну а если ничего не выйдет, у нее останется уверенность, что она сделала все, что смогла!

Что ж, надо дождаться мисс Тиллард. Подруга непременно откликнется на призыв и найдет способ появиться у Грейстоунов, не вызвав особых подозрений. Филлис не просила Розамунду посылать ей ответ, все равно мисс Тиллард должна появиться одновременно с возможным письмом, а оставшиеся до ее появления дни мисс Найт собиралась употребить на то, чтобы стать неизменной спутницей во время прогулок Имоджин и мистера Баррита, добровольно приняв на себя роль компаньонки. Склонная к соблюдению приличий миссис Грейстоун будет только благодарна племяннице и не станет опасаться вмешательства Филлис в романтические отношения своей дочери, ведь у Филлис уже есть поклонник.

Миссис Найт удовлетворилась объяснениями дочери и будет терпеливо ждать приезда сэра Джона, чтобы объявить о помолвке, а пока что Филлис вольна развлекаться, как ей будет угодно.

Таким образом, главное препятствие для мисс Найт — это Имоджин и ее привязанность к мистеру Барриту, вернее даже, его склонность к мисс Грейстоун. Насколько она сильна — вопрос, которым задавалась Филлис весь вечер в гостиной.

Миссис Грейстоун невольно помогла осуществлению плана Филлис, когда вдруг спросила о подруге племянницы, мисс Тиллард.

— Розамунда, кажется, собиралась погостить у кого-то из родственников, — тут же ответила Филлис. — Мы не успели поговорить обо всем, слишком мало времени удалось провести вместе, ведь мы почти сразу отправились к вам.

— Бедной девушке, наверное, хочется проводить дома как можно меньше времени, — вмешалась миссис Найт. — Ее мать так ленива, что перекладывает на Розамунду заботы о доме, вместо того чтобы приискать дочери подходящую партию.

Разговор перешел на тему удачных браков, уж тут-то у обеих леди имелось, что сказать. Миссис Баррит слушала молча, ей, необремененной дочерьми, было не так просто понять, как много сил и времени любящие матери отдают выбору для дочерей подходящих знакомств.

Филлис решила немного помузицировать, наблюдать за воркующей у камина парочкой у нее не было ни малейшего желания, как и вступать в беседу старших дам. К ее радости, мать вскоре приказала Имоджин идти в свою комнату и хорошенько отдохнуть, назавтра ожидался приезд гостей, миссис Олдхэм с племянниками, и мисс Грейстоун должна выглядеть свежей и здоровой. Мисс Грейстоун послушно направилась к себе, прихватив из кресла одну из своих собачек, чтобы не скучать в одиночестве, а мистер Баррит, попрощавшись с будущей невестой, переместился к роялю, чтобы помочь мисс Найт переворачивать ноты.

Мистер Найт тоже поднялся к себе, а мистер Грейстоун предложил дамам поиграть немного в карты, прежде чем все они разойдутся по своим спальням. Так что беседе Филлис и мистера Чарльза Баррита никто не мешал, чем девушка поторопилась воспользоваться.

По опыту мисс Найт знала, что джентльмены более всего любят беседовать с леди о своих достижениях, из желания произвести впечатление и затмить соперников они даже готовы немного приукрасить действительность. Мистер Баррит, как показалось Филлис, был лишен этого желания, и она принялась расспрашивать его сама, вернее, продолжила начатый утром разговор, не забывая при этом наигрывать простые мелодии.

Мистер Баррит усомнился в том, что молодой леди могут быть интересны его дела, Имоджин до сих пор никогда не спрашивала его о судовладельческой компании, ей это и в голову бы не пришло, но мисс Найт проявляла такую искреннюю заинтересованность, что можно было подумать — это ей предстоит унаследовать дело мистера Баррита-старшего. Поэтому несостоявшийся викарий постарался ответить на вопросы своей собеседницы как можно более просто, тем более что и сам еще не вник во все тонкости и секреты, после чего весьма ловко перевел разговор на домашних любимцев — тему, которая, как ему казалось, для девушки намного интереснее штормов и связанной с ними потерей груза.

Мисс Найт, однако, если и не разочаровала, то весьма удивила молодого джентльмена, не выразив восхищения ни маленькими визгливыми собачонками, ни кроликами Имоджин, ни даже персидской кошкой — недавним приобретением мисс Грейстоун.

— Разве дамам не полагается восхищаться этими милыми созданиями? — растерялся мистер Баррит, очевидно, до сих не встречавший леди, равнодушную к комнатным животным.

— Я восхищаюсь силой и ловкостью охотничьих собак, мистер Баррит, и не сомневаюсь, что пастухам тоже нужны собаки, чтобы бегать вокруг овец, а крестьянам — охранять дом, но зачем этих глупых неопрятных собачек держат в домах — я не понимаю, — в своей привычной манере ответила Филлис.

К вечеру она, как и накануне, устала и едва могла удерживаться от насмешливых улыбок и язвительных замечаний.

— А вот ваша кузина так любит животных, что готова говорить о них часами, ласкать их и заботиться об их удобствах, — заметил обескураженный мистер Баррит.

— Я не осуждаю тех женщин, кто находит щенков, котят и домашних птиц очаровательными, но во всем должна быть мера, как вам кажется? Имоджин… — С языка Филлис едва не сорвалось «почти так же глупа, как ее любимцы», но девушка вовремя остановилась, — никак не может повзрослеть, ее восторги напоминают скорее поведение десятилетней девочки, нежели двадцатилетней особы. Вы могли бы представить себе вашу матушку говорящей только о своих кроликах или экзотическом попугае, когда у нее столько забот о хозяйстве и домочадцах?

— Вы преувеличиваете, мисс Найт! — Мистер Баррит невольно рассмеялся. — Мисс Грейстоун, конечно же, в положенное время обратит свои устремления совсем к другим вещам, нежели собачки и кролики, но пока она так юна и не состоит в браке — почему бы ей не занимать себя тем предметом, что ей приятен?

— Вы совершенно правы, мистер Баррит. — Филлис нашла момент подходящим для того, чтобы одарить джентльмена одной из своих самых чарующих улыбок. — Но вы не знаете Имоджин так хорошо, как я.

После этой загадочной фразы она поднялась, пожелала присутствующим доброй ночи и покинула гостиную: миссис Грейстоун и так стала часто оборачиваться, чтобы взглянуть, чем занята ее племянница и мистер Баррит. Филлис никогда не забывала об осторожности, именно поэтому ей часто удавались различные шалости в детстве, теперь же удача требовалась ей, как никогда до сих пор!


предыдущая глава | Чужой жених | cледующая глава