home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12

Еще не меньше часа понадобилось Шелби, чтобы отделаться от навязчивого внимания Ланса. Как ни старался он очаровать ее, увлечь беседой и окружить своей заботой, она не могла думать ни о ком другом, кроме Коди. И это начинало бесить ее — ведь он-то наверняка уже давным-давно преспокойно спит и не терзает себя неразрешимыми проблемами!

Шелби поглубже забралась в спальный мешок и закрыла глаза, призывая сон, желая лишь одного — чтобы он укачал ее на своих мягких волнах, успокоил, лишил способности думать и рассуждать… Она свернула куртку, положила ее под голову вместо подушки и постаралась устроиться поудобнее: подвинулась ближе к тонкому брезенту палатки, согнула ноги в коленях, опустила подбородок на грудь…

И тут раздался странный шорох.

Шелби замерла в испуге. Ее глаза широко открылись и уставились в окружающий мрак.

Звук повторился, на этот раз было похоже, будто кто-то тихо скребся рядом.

Сердце девушки упало. Кроме нее, в палатке явно кто-то был. Кто-то намного крупнее, чем паук или любое другое насекомое. Она закусила губу, чтобы не закричать, и осторожно приподняла голову.

У ее ног двигалась темная тень.

У Шелби перехватило дыхание; она в ужасе снова откинулась назад. «Боже, прогони это — молилась она. Ее рука бесшумно потянулась к брезенту. Быть может, ей удастся приподнять край палатки и выбраться наружу?.. Пальцы лихорадочно ощупывали ткань, ища то место, где она касалась земли, и не могли его найти. О Господи! Она лежала слишком близко к краю и подмяла часть брезента под себя. Ее охватила паника.

Что-то ударило ее по ноге.

Шелби вздрогнула всем телом, еле сдерживаясь, чтобы не закричать. Что же делать? Она лежала в темной крохотной палатке, а между ее ногами и выходом ползало какое-то существо. Единственный путь к бегству был отрезан.

На глаза навернулись слезы, дыхание участилось, и Шелби поняла, что близка к истерике. О небо, этого еще не хватало!

Мозг лихорадочно искал выхода, пути к спасению. Быть может, если удастся расстегнуть «молнию» спального мешка, она сможет набросить его на эту тварь и поймать ее?.. Нет, лучше не так. Лучше просто накрыть зверя мешком и сбежать.

Задержав дыхание, она потянулась к «молнии», нащупала язычок и сжала его в пальцах. Медленно, осторожно, миллиметр за миллиметром замок пополз вниз…

Существо шевельнулось.

Шелби вздрогнула, снова лишь огромным усилием воли удержавшись от крика. Едва решаясь дышать, она замерла, чтобы сохранить жалкие остатки самообладания.

Прошло несколько бесконечных секунд. Замок снова пошел вниз, продвинулся на полдюйма… и замер. Шелби попробовала потянуть его вверх — безрезультатно, вниз — то же самое. Его заклинило намертво. Пальцы Шелби быстро ощупали пространство вокруг замка и — о ужас! — наткнулись на застрявшую в нем ткань ночной рубашки.

Тварь опять шевельнулась у самых ее ног.

Страх лишал ее последних проблесков здравого смысла. Она с силой рванула замок. Бесполезно!

Из темноты донесся тонкий писк. Шелби судорожно вцепилась в край спального мешка: над ее ногами светились глазки какого-то животного. Она почти перестала дышать.

Внезапно тварь прыгнула прямо на нее.

С громким воплем ужаса Шелби вырвала ночную рубашку из замка, одним движением расстегнула мешок и вылетела вон из палатки. Выбегая, она случайно задела плечом вертикальный шест, поддерживавший полог. Потеряв опору, палатка бесформенной массой осела на землю. Шелби споткнулась, упала, но тут же поднялась и со страхом уставилась на чуть шевелящуюся гору белого брезента, словно ожидая, что забравшееся к ней чудовище снова бросится на нее.

Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Не спуская глаз с рухнувшей палатки, она медленно пятилась назад.

— Шелби, что случилось?!

Рядом с ней, сжимая в руках ружье, стоял Коди. Его глаза блуждали по полуобнаженному телу Шелби, едва прикрытому разорванной ночной рубашкой, под розовым шелком которой в такт учащенному дыханию вздымались и опускались ее груди. Положение становилось двусмысленным, и он с трудом отвел глаза.

К ним бежали еще несколько ковбоев с ружьями в сопровождении кое-кого из приезжих туристов, но большинство последних, утомленных непривычной физической нагрузкой, несмотря на поднятый шум, даже не проснулись.

— Шелби, Шелби, с тобой все в порядке? — крикнул Ланс, застегивая на ходу джинсы.

Она повернулась к Коди:

— Там… там… В моей палатке кто-то был. Он прыгнул на меня!

— Стой здесь.

Коди подошел к груде брезента и, заметив, что одна из складок шевелится, несколько раз ткнул туда дулом ружья.

В ответ раздался протестующий писк.

Коди улыбнулся и, нагнувшись, сунул руку под брезент.

— Осторожно! — взвизгнула Шелби.

Из-под рухнувшей палатки показалась пушистая головка симпатичного маленького зверька. Его уши тревожно двигались, а в больших блестящих глазах застыл ужас. Коди отпустил его, и он шустро юркнул между ног Ланса в заросли травы. Ланс, а вместе с ним и Шелби шарахнулись в сторону.

— Что это б-было? — запинающимся голосом спросила Шелби.

— Крыса, — брезгливо отозвался Ланс.

— Суслик, — поправил его Коди. Шелби облегченно вздохнула. Суслик!

Всего лишь маленький безобидный суслик чуть не свел ее с ума от страха… Она посмотрела на Коди и почувствовала, что краснеет. Слава Богу, было достаточно темно!

Ланс отеческим жестом положил ей руку на плечо.

— Успокойся, красавица. Могу себе представить, каково тебе было, когда в твою палатку заползла эта гадость.

Шелби взглянула на него и едва удержалась от смеха, увидев на его лице выражение брезгливого отвращения.

— Спасибо, Ланс, я в полном порядке.

«Эта гадость», как он назвал несчастного зверька, должно быть, перетрусила в сто раз больше, чем она. К сожалению, собственный страх помешал ей мыслить здраво, и она из-за такой ерунды подняла на ноги весь лагерь, включая Коди…

Коди! Шелби готова была провалиться под землю. Опять она выглядела в его глазах полной дурой. Ну почему все на свете против нее?! Она сбросила руку Ланса со своего плеча и, увидев, что остальные постепенно расходятся, подошла к Коди.

— Похоже, мне снова надо благодарить тебя за помощь.

— В этом не было бы нужды, если бы ты послушалась моего совета и вернулась туда, где твое место, — сухо ответил он, кладя ружье на плечо.

Несколько ковбоев все еще стояли поблизости, глазея на нескромный наряд своей хозяйки, но одного сурового взгляда Коди оказалось достаточно, чтобы привести их в чувство.

Но Шелби не замечала никого вокруг себя, кроме Коди. Почему он опять так говорит с ней?

— Мое место здесь.

— Нет. И мне жаль, что у тебя не хватает ума признать это.

— Послушай, Коди, — вмешался Ланс, — мне кажется…

— Мне наплевать, что тебе кажется, мистер Голливуд, — оборвал его Коди и продолжил, обращаясь только к Шелби: — Кстати, тебе не мешало бы одеться, а то люди могут черт знает что подумать.

Увидев себя внезапно со стороны, Шелби стыдливо запахнула на груди свою сильно пострадавшую ночную рубашку, но, прежде чем она успела ответить, Коди уже повернулся и растворился в темноте.

Не соображая, что она делает, Шелби прошла мимо ошарашенного Ланса и последовала за ним.

Она нашла Коди уже лежащим в своем спальном мешке. Он положил руки под голову, покоившуюся на служившем ему подушкой седле, и надвинул шляпу на лицо до самого подбородка.

«Прямо как в ковбойском фильме», — невольно подумала Шелби.

— Коди, нам надо поговорить, — сказала она решительно.

— Нам не о чем разговаривать, — негромко ответил он, даже не удосужившись взглянуть на нее. Но это была лишь поза, он просто не мог посмотреть на нее, так как отлично знал, что, сделав это, рискует потерять над собой контроль и снова попасть во власть ее чар.

— Я не брошу «К + К».

— Пройдет совсем немного времени, и ты уедешь. Городские девочки не любят трудностей и стремятся к легкой беззаботной жизни.

— Ко мне это не относится.

— Ну-ну…

Ей вдруг захотелось нагнуться, сорвать с него шляпу и отхлестать его ею по лицу, чтобы прогнать это противное выражение самодовольного превосходства. Но она лишь молча повернулась к нему спиной и направилась к своей обвалившейся палатке. Приподняв брезент, Шелби вытащила спальный мешок и снова забралась в него. Да, Коди невозможный человек, думала она. Абсолютно невозможный. Но как же хочется опять ощутить тепло его объятий, вкус его губ, близость его тела…


Рассвет наступил совершенно неожиданно для нее. Впрочем, все мышцы так болели, что, задержись новый день еще на полсуток, это вряд ли бы помогло. Если бы ее спросили, сколько ей надо времени, чтобы выспаться, она бы ответила не задумываясь — неделю. Но, разумеется, не на жесткой земле, а на роскошной перине и пуховых подушках. Шелби зарылась с головой в спальный мешок, пряча глаза от розоватых лучей утреннего солнца.

Вскоре до нее стали долетать голоса проснувшихся гостей, хруст ломаемых веток, бряканье сковородок, а затем — и аппетитный запах жарящегося бекона и дразнящий аромат кофе. Этого явно было недостаточно, чтобы заставить ее встать, но Шелби все же неохотно расстегнула мешок. Она твердо решила доказать Коди Фарлоу, что он не прав. Он убедится, что ей под силу управлять «К + К», что, несмотря на всю его едкую критику, у нее не меньше сил и энергии, чем у Кэти.

Бескрайние просторы, чистый воздух, величественные горы и густые леса Монтаны уже покорили ее душу и сердце. Оставалось только перестать попадать в глупые истории, из которых ее постоянно вытаскивает Коди… Она вздохнула: пока что это было проще сказать, чем сделать.

Прижимая к груди угол спального мешка, Шелби села, посмотрела по сторонам и с ужасом убедилась, что все, кроме нее, уже встали, оделись и занимаются теперь каким-то делом. «Ну вот, — подумала она. — Я снова провинилась». Она вытащила из-под изголовья джинсы и рубашку. Снова предстать перед всеми в одной ночной сорочке ей вовсе не улыбалось.

Шелби опять легла, извиваясь, натянула внутри тесного мешка джинсы, потом рубашку и потянулась за сапогами.

На ее плечо опустилась чья-то тяжелая рука.

— На твоем месте я бы этого делать не стал, — сказал Коди.

— Но я всего лишь хотела надеть сапоги! — удивилась Шелби.

— Вот именно. Но прежде чем надеть их, не мешало бы проверить, нет ли там непрошеных гостей.

Коди взял один сапог, перевернул его и потряс. Ничего. Он протянул его Шелби и принялся за второй.

Едва он тряхнул его, на землю упало какое-то коричневое насекомое средних размеров. Шелби взвизгнула и отшатнулась, а оно быстро шмыгнуло за ближайшие камни.

— Что это было? — дрожащим голосом спросила она, благодаря Бога за то, что не успела сунуть в сапог ногу. Паук не был похож на гиганта-тарантула, но все равно мог пребольно кусаться.

— Мы называем его бурый отшельник.

— Что? Бурый отшельник? Но они же ядовитые! Их укус смертелен! — Шелби чувствовала, что снова близка к обмороку.

— Что ж, действительно были случаи, когда от их укусов умирали люди. Ну как, ты по-прежнему считаешь эти края своей родной стихией?

Их взгляды встретились, и она не увидела в его глазах ни капли тепла — он словно отгородился от нее стеной.

Шелби натянула второй сапог. Итак, Коди снова спас ее. То есть повторилось именно то, чего она надеялась впредь избегать. И как это он всегда умудряется оказываться рядом, когда ей нужна помощь? Он что, ясновидящий? Если уж ее непременно надо кому-то все время спасать, то почему этим хоть иногда не занимается воскресный телевизионный ковбой Ланс Мер-док?.. Продолжая чувствовать на себе взгляд Коди, она подняла голову:

— Спасибо. В следующий раз, прежде чем обуться, я непременно выселю всех самозванцев, решивших переночевать в моих сапогах.

Шелби встала, встряхнула спальный мешок и плотно скатала его, чтобы приторочить потом позади седла.

— Просто клади сапоги на ночь на дно седельной сумки, и тебе не придется никого выселять, — ответил Коди и неожиданно для самого себя улыбнулся. Это смутило его, и, сдвинув быстрым жестом шляпу чуть на затылок, он повернулся и зашагал туда, где Джейк жарил на костре бекон.

Внезапно из-за ближайшей палатки, истошно вопя, улюлюкая и паля из капсульного револьвера, выскочил мальчишка и со всего маху налетел на Коди. Тот не успел увернуться, и они оба покатились по земле.

У Шелби упало сердце — озорника явно ждало суровое наказание. Она ждала чего угодно, но только не того, что увидела секунду спустя.

— Эй, ковбой, куда ты так спешишь? — со смехом осведомился Коди, вставая и помогая мальчику подняться.

Поняв, что взбучка ему не грозит, мальчишка успокоился.

— Они хотели снять с меня скальп, — ответил он, показывая в сторону палатки, за которой укрылись его преследователи.

Коди улыбнулся и сделал им знак подойти поближе, а когда они столпились вокруг нею, опустился на корточки.

— Слушайте, ребята, — мягко сказал он, — мне нужна ваша помощь.

Мальчишки, а вместе с ними и Шелби изумленно уставились на него.

— Коровы, должно быть, плохо спали ночью и сегодня немного возбуждены. Да вы, небось, и сами это заметили, а?

Дети важно закивали в ответ.

— Ну так вот, их пугают громкие звуки, а когда коровы испуганы, они бегут. Помните, как это бывает в ковбойских фильмах?

Все снова кивнули.

— Это довольно опасно. Оказаться под их копытами я бы никому не пожелал, уж вы мне поверьте.

— А вы попадали к ним под копыта, мистер Коди? — спросил Бобби.

— Случалось, — рассмеялся Коди, — но всякий раз это была всего лишь одна корова. Если бы по мне пронеслось целое стадо, я был бы сейчас плоский, как блин. Именно этого-то мы и должны избежать. У меня к вам большая просьба: не палить из пистолетов и не вопить слишком уж громко до тех пор, пока мы все не вернемся на ранчо. Договорились?

Минуту спустя ребятня увлеклась какой-то другой игрой — без криков и стрельбы, и Коди пошел дальше.

Краем глаза Шелби следила за ним. «А он отлично ладит с детьми», — невольно подумала она, и у нее потеплело на душе. Коди мог казаться порой каменным истуканом, но за внешней твердостью и даже жестокостью скрывалось мягкое, нежное сердце.

Коди присел рядом с Джейком и бросил быстрый взгляд в сторону Шелби.

— Чертова баба, — буркнул он, — с ней одни неприятности.

— Мне кажется, что в ней больше характера, чем ты думаешь, — ответил Джейк, переворачивая куски бекона длинной вилкой.

— Да она ежесекундно поднимает панику почем зря, норовит погибнуть или покалечить себя и других — вот и весь ее характер! — Он схватил со сковородки шипящий кусок и впился, обжигаясь, в него зубами. — Ей здесь не место, Джейк, это всем ясно — и мне, и тебе, да и ей самой.

— Кэти так не считала. Иначе не оставила бы ранчо ей.

— Они же сестры, Джейк! Кому еще могла оставить Кэти ранчо? Ни у нее, ни у Кена другой родни не было, вот ранчо и досталось этой городской девчонке…

— Ты слишком строг к ней, Коди. Дай ей время. Людям свойственно изменяться. Ты ведь тоже не сразу все узнал. Жизнь всем нам дает суровые уроки, уж тебе-то это отлично известно.

— Люди, выросшие в городе, должны там и оставаться.

Джейк разбил несколько яиц о край сковородки.

— Если так, то Кэти никогда бы сюда не приехала. А без нее не было бы и «К + К».

Коди сунул в рот еще один кусок бекона и встал.

— Мы выступаем через час, Джейк. Проследи, чтобы все было готово. Я проверю лошадей и съезжу взглянуть на стадо.

Он перекинул через плечо сумку, поднял с земли седло и пошел на другой конец лагеря, где на ночь был привязан Солдат.

— Пора размяться, приятель, — сказал он коню. — Свежий ветер и простор не повредят нам обоим.

Шелби подошла к Джейку и наблюдала, как Коди садится в седло.

— Куда он на этот раз? — спросила она.

Джейк усмехнулся и покачал головой:

— Думать, я полагаю…

Озадаченная его словами, Шелби продолжала смотреть на Коди, который в этот момент как раз поравнялся с ними и поворачивал коня по направлению к стаду.

Коди старался не смотреть в сторону Шелби. «Чертов старик! — думал он. — Вечно у него на все готов ответ…»


предыдущая глава | Нежданное наследство | cледующая глава