home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

Шелби ерзала в седле, тщетно пытаясь найти такое положение, в котором не чувствовалась бы боль. Ее несчастный копчик ломило так, словно им заколачивали сваи, и девушка сильно сомневалась, что вообще когда-нибудь сможет нормально сидеть. За эти четыре часа пути седло, казалось, стало каменным, и растущая боль лишала окружающий пейзаж изрядной толики его очарования.

Шелби горько сожалела о том, что не взяла с собой в поездку массажистку: тогда у нее был бы хоть какой-то шанс удержаться на ногах, покинув седло.

Коди вернулся лишь перед самым полуднем. Его не было больше часа, и Шелби вопреки собственной воле не могла думать ни о чем и ни о ком другом.

— Ну, и как там оползень? — спросила она, когда он придержал коня и поехал рядом с ней.

— Что? Ах да… С дорогой все в порядке, беспокоиться не о чем, — ответил Коди, который на самом деле осмотрел холм еще день назад, а теперь уехал лишь потому, что стал ловить себя на том, что ему мучительно хочется наклониться к этой странной девушке и почувствовать вкус ее губ. Но в этом, разумеется, признаться он не мог.

Вскоре отряд въехал на небольшой холм, и Коди поднял руку, призывая всех остановиться. Повернувшись в седле, он подождал, пока все, уже утомленные, путешественники соберутся, и объявил:

— О'кей, ребята, мы почти у цели. Это — половина сегодняшнего пути. Там, у подножия холма, уже расстелены одеяла и готовится пища. Вас ждет привал.

Ответом ему было невнятное бормотание, слабые стоны и ворчание измотанных верховой ездой гостей. Их смех и шуточки смолкли уже больше часа назад. Коди ухмыльнулся и снова тронул поводья.

К Шелби подъехал Ланс.

— Я уже обещал кое-кому из гостей пообедать с ними, но я считаю часы до заката и… нашего свидания, красотка. Томительные, бесконечные часы. Когда они истекут, мы сможем наконец спуститься с этих зверюг на грешную землю и узнать друг друга немного получше.

Он заговорщически подмигнул, и уже одного этого, как отлично знала Шелби, было бы достаточно для большинства его поклонниц, чтобы повергнуть их в экстаз.

— Поживем — увидим, — улыбнулась она и сама удивилась своей сдержанности. Да что это с ней, в самом деле? При любых других обстоятельствах она ничем бы не отличалась от прочих истеричных барышень, готовых лезть из кожи вон, лишь бы на них обратил внимание такой вот Ланс Мердок! Он же вьется вокруг нее, расточает комплименты, а ее сердце даже не дрогнуло… Откуда эта внезапная холодность?

Она поискала вокруг глазами и заметила поверх голов Коди, который гарцевал рядом с какой-то гостьей… очень красивой гостьей… Шелби почувствовала укол ревности. Нет, ее холодность распространяется явно не на всех мужчин!

Она снова повернулась к голливудскому красавцу.

— Поеду посмотрю, не надо ли помочь с устройством лагеря. Увидимся вечером, Ланс! — добавила она и ударила Леди каблуками по бокам.

Стремясь поскорее оказаться рядом с Солдатом, лошадь взяла с места в карьер, и Шелби отбросило назад. Ее ноги взлетели вверх, увлекая за собой стремена, и она в испуге резко натянула поводья. Леди мотнула головой, протестуя против впившегося ей в нёбо мундштука, и от падения девушку спасло лишь то, что она судорожно вцепилась в луку седла.

Несколько минут спустя вся группа уже собралась у грузовичка Тома, где гости, некоторые с посторонней помощью, спешивались. Работники ранчо брали лошадей под уздцы и отводили их к яслям, наскоро сооруженным между двумя высокими соснами. В воздухе витал аромат жарящихся гамбургеров и тушеных бобов, и Шелби показалось, что это самый дивный запах на свете. У одной из переносных жаровен Том установил складной стол, уставленный закусками, картонными тарелками, мисками с картофельным салатом и зеленью, ведерками со льдом, банками пива и минеральной воды.

— Тебе помочь, Шелби? — спросил Коди, когда она подъехала к обшарпанному красному грузовичку.

— Спасибо, я уверена, что справлюсь сама.

Держась за луку седла, девушка решительно перекинула правую ногу через круп Леди, а затем вынула из стремени левую. Но, оказавшись на земле, Шелби почувствовала, что ее колени подгибаются, и громко застонала. «О, только не сейчас, только не перед ним!» — пронеслось у нее в мозгу.

Коди бросился на помощь и подхватил ее на руки, а она, взмахнув рукой в неуклюжей попытке сохранить равновесие, сбила его шляпу.

— У тебя весьма оригинальная манера спешиваться, Шелби.

Улыбка и теплое участие, которое она прочла в его глазах, смягчили этот довольно едкий комментарий. Встряхнув головой, она сбросила с глаз упавшую прядь, а затем поправила сбившуюся набекрень шляпу. Ее лицо оказалось в каких-то дюймах от лица Коди.

Их взгляды встретились: зелень леса слилась с голубизной горного озера. Внезапно Шелби очень остро, каждой клеточкой своего тела ощутила, что ее грудь плотно прижата к груди Коди, а его руки, подобно двум могучим тискам из стали, крепко обвились вокруг нее… Она чувствовала учащенное биение его сердца, заставлявшее ее собственное биться в унисон, терпкую смесь запахов его одеколона, конского пота, кожаной упряжи… Коди больше не улыбался, его глаза смотрели на нее прямо и серьезно.

А затем рука, поддерживавшая ее под согнутыми коленями, разогнулась; ноги девушки коснулись земли, но другая рука продолжала крепко обнимать за плечи, не давая упасть.

— Тебе лучше? Ты можешь стоять?

В его тоне и взгляде Шелби почудилось внезапное раздражение.

— Спасибо, со мной все в порядке.

Она решительно высвободилась из его объятий и… с ужасом поняла, что сейчас упадет. Ее ноги подкашивались и дрожали, будто она только что преодолела марафонскую дистанцию.

Коди отвернулся, чтобы привязать ее лошадь к ближайшему кусту.

Ноги Шелби, казалось, таяли под непосильным для них весом тела, и, сдавшись, девушка тяжело осела вниз, пребольно ударившись при этом своим многострадальным копчиком о твердую как камень землю.

Ее невольный возглас привлек внимание Коди, и он резко обернулся:

— Ну что там еще за чертовщ…

Глаза Шелби сверкнули.

— Если ты, Коди Фарлоу, осмелишься засмеяться или снова полезешь со своей дурацкой помощью, я тебя пристрелю! — запальчиво пригрозила она, отлично, впрочем, понимая, что в ее нынешнем положении это всего лишь пустые слова. Ее щеки пылали, подбородок предательски дрожал, а к глазам подступали слезы бессилия.

Даже тень улыбки не тронула губы Коди; он просто молча опять взял ее на руки и, как ребенка, отнес на одно из одеял, которые Том расстелил для пикника на берегу ручья.

— Оставайся здесь, — довольно сухо распорядился ковбой, повернулся и ушел к грузовичку.

Глядя на его удаляющуюся спину, Шелби пыталась унять дрожь в коленях и думала о том, что смена настроений у этого мужчины очень напоминает ей мелькание разноцветных стеклышек в калейдоскопе… Это сводило ее с ума.

Чей-то силуэт заслонил от нее солнце, и она подняла голову.

— Привет, Ланс.

Он опустился рядом с ней на одеяло и сдвинул шляпу на затылок; упавшая на лоб прядь темных волос придавала его красивому лицу немного плутоватый вид.

— Отлично покатались, не правда ли? Мне это нравится не меньше, чем гонять на моем «феррари».

Шелби улыбнулась в ответ, немного удивленная тем, что Ланс, в отличие от прочих гостей, отлично себя чувствовал и ни на что не жаловался.

— Ты раньше этим уже занимался? Я имею в виду верховую езду?

— А как же. У меня в Малибу ранчо и целая конюшня лошадей.

— Так зачем же ты приехал сюда?

— Это устроил мой импресарио, — улыбнулся Ланс. — Он решил, что перемена места, «площадки» так сказать, мне не повредит, и, зная, как я люблю лошадей, забронировал мне здесь местечко.

— Я рада, что он выбрал именно «К + К», — искренне ответила Шелби. Ланс был приятным человеком. Правда, при взгляде на него у нее не захватывало дух, да и кровь не бежала в жилах быстрее, что немного разочаровывало, но его внимание и не ранило ее самолюбие. Совсем наоборот.

— Ты когда-нибудь каталась по пляжу при лунном свете, Шелби?

— Нет, — рассмеялась она, — но звучит чертовски романтично.

— Так оно и есть. Может, заедешь как-нибудь ко мне? Мы бы славно…

— Спасибо, но мне сейчас об этом как-то не хочется думать, — отмахнулась Шелби, — я страшно проголодалась.

В этот момент перед ним, капризно выпятив пухлую нижнюю губу, остановилась некая рыжая особа, в которой Шелби сразу же узнала одну из незамужних дам, приехавшую на ранчо два дня назад.

Ланс подмигнул Шелби и встал.

— Увидимся вечером, красотка, — так, чтобы не слышала рыжая, шепнул он. — А сейчас прости, долг зовет.

— Ланс, я…

Но прежде чем она успела закончить фразу, он уже ушел.

— Похоже, ты успела покорить Голливуд.

Шелби резко обернулась и увидела Коди, стоящего у нее за спиной с двумя тарелками, наполненными едой.

— Глупости! Ланс Мердок, если захочет, сможет заполучить любую женщину на Земле. Или на любой другой планете Вселенной. Со мною же он мил и приветлив лишь потому, что я — хозяйка «К + К».

— Ну разумеется… — Несмотря на утвердительную интонацию фразы, саркастический тон ковбоя говорил совсем о другом.

Коди сел, скрестив ноги, рядом с Шелби и протянул ей одну из тарелок. На ней красовались огромный гамбургер с приправами, дымящееся озеро тушеных бобов, гора картофельного салата, какой-то фруктовый салат, несколько морковок и веточек сельдерея. Шелби уставилась на все это, открыв от изумления рот. Как ни был велик ее аппетит, подобное изобилие просто пугало.

Из бездонных карманов своей рубахи Коди выудил две банки канадского пива, протянул одну ей, затем вскрыл свою и сделал большой глоток.

Глядя на свою банку, Шелби не удержалась от гримаски. Пиво, даже импортное, не относилось к числу ее любимых напитков, но сейчас ей страшно хотелось выпить чего-нибудь холодненького. При такой жаре — это то, что надо, решила она и потянула за кольцо. Раздался хруст жести, и из образовавшейся дырочки ударил фонтан пены. Шелби пригубила напиток, и ее невольно передернуло от резкого вкуса.

— Видимо, минералка нравится тебе больше, — заметил Коди, когда она поставила банку на землю.

— Вовсе нет, пиво меня вполне устраивает.

Он окинул ее долгим испытующим взглядом, и она как-то сразу почувствовала себя неуютно.

— Спасибо, что поддержал меня тогда, — сказала она наконец, ненавидя себя за свою слабость.

— Послушай, Шелби, я тут подумал… Может, тебе лучше вернуться на ранчо вместе с Томом на его грузовичке? Там ты поможешь Мери приготовить все к нашему возвращению. Кроме того, каждый день приезжают новые гости.

Она протестующим мычанием выразила свое возмущение, потому что рот был заполнен гамбургером и бобами, и принялась отчаянно жевать, чувствуя, как с каждой секундой в ней растут злость и обида. Наконец, справившись с едой, Шелби смогла ответить:

— Я не вернусь на ранчо.

— Шелби, — вздохнул Коди, — тебе совершенно незачем так мучиться. Мы с ребятами и сами прекрасно управимся с этой частью программы.

Его слова лишь усилили ее раздражение и упрямство.

— А теперь, Коди Фарлоу, послушай меня. С самого моего приезда в «К + К» ты пытаешься заставить меня уехать. Не прямо, разумеется, а исподволь, намеками. Так вот, знай, что ни к чему это не приведет. Сестра завещала ранчо мне, и я останусь здесь, нравится тебе это или нет!

Шелби попыталась было выдержать гневный взгляд ковбоя, но ее смелости хватило лишь на несколько секунд — затем она сдалась и опустила глаза.

— Тебе здесь не место.

Ее голова снова гордо вскинулась.

— Кэти считала иначе, и я… я с ней согласна!

Где-то в закоулках сознания шевельнулось сомнение, но девушка решительно прогнала его прочь. Впервые за долгие годы появилось место, которое Шелби по праву могла бы назвать своим домом. С тех пор как умерли родители и она окончила колледж, ей не удавалось найти работу или пристанище, интересовавшие ее больше нескольких месяцев. О, с рекламным бизнесом все складывалось весьма благополучно, но и он вопреки ожиданиям не захватил ее до конца. А теперь ей предстояло возродить мечту Кэти, и никто, даже Коди Фарлоу, не сможет заставить ее отказаться от этого!

— Не думаю, что Кэти одобрила бы сейчас твое поведение, — уже гораздо мягче возразил тот. — Будь же благоразумной! Ты совершенно не умеешь ездить верхом, а к вечеру разучишься и ходить.

— Я справлюсь.

В его глазах сверкнул гнев, а лоб прорезала вертикальная складка, сведя в одну черту золотистые брови.

— Справишься? Да куда там… Посмотри на себя, ты и так уже совершенно разбита! Еще несколько часов в седле, и ты превратишься в инвалида! Имей же смелость признать это, Шелби. Ты сама знаешь, что такая жизнь не для тебя. Ты — типичная горожанка.

Последние слова были произнесены едва ли не с отвращением, и от Шелби это не укрылось.

— Кэти верила в меня, — сухо парировала она.

— Уезжай, Шелби. Продай «К + К» кому-нибудь, кто знает толк в подобных вещах. Тому, кто сможет управлять ранчо.

Шелби чувствовала, что ее уже просто колотит от злости, и вместе с тем ее уверенность в себе поколебалась. А что, если он прав? Быть может, она жестоко обманывается, полагая, что справится с «К + К»? Усилием воли девушка взяла себя в руки и прогнала эти сомнения. Кэти с Кеном столько вложили в это ранчо, что были просто счастливы, если б Шелби рассталась наконец с жизнью в большом городе и перебралась к ним сюда, поближе к природе… Она ощутила новый прилив решимости. Кем, черт возьми, воображает себя этот Коди Фарлоу? Быть может, она действительно горожанка до кончиков ногтей, быть может, Коди или кто-то еще справится с ранчо лучше нее, но она никогда в жизни не подводила сестру и не собиралась делать это теперь, после ее смерти.

Шелби положила гамбургер на тарелку и твердо взглянула на Коди.

— Я не намерена возвращаться в Калифорнию. Ни сейчас, ни завтра, ни когда-либо еще. Кэти не жалела сил, стараясь превратить «К + К» в лучшее ранчо в стране, и я доведу ее дело до конца. С твоей помощью или без нее, но доведу.

Коди снова приложился к пиву, вытер губы салфеткой и улыбнулся.

Его открытая мальчишеская улыбка сразу же обезоружила Шелби, и ее гнев растаял как дым. Ей вдруг захотелось прижаться к нему, очутиться в его крепких надежных объятиях…

— Что ж, дорогуша, посмотрим. Если уж ты так упряма, позволь дать тебе пару советов. Во-первых, раздобудь что-нибудь мягкое и положи это на седло, когда мы тронемся в путь, — поездка будет не из легких. А во-вторых, подними свой очаровательный зад и разомнись немного, иначе очень скоро твои ноги так одеревенеют, что ты не сможешь ходить. — С этими словами он встал и пошел было прочь, но через несколько шагов снова обернулся и добавил: — И не мешало бы взять у Тома немного аспирина, пока весь его запас не слопали гости. У них, видишь ли, тоже все кости болят.

Шелби хотела запустить в него гамбургером, но вместо этого лишь откусила изрядный кусок и принялась ожесточенно его жевать. Ну уж нет! На этот раз она не сдастся. На этот раз она выдержит все до конца, чего бы ей это ни стоило. Зачем? Да хотя бы затем, чтобы доказать этому Коди Фарлоу, что она сама себе голова и может прекрасно обойтись без его помощи.

Через несколько минут она уже стояла на негнущихся ногах, покачиваясь и стиснув зубы от боли. Проклятие! Если ей так плохо сейчас, после всего лишь четырех часов, проведенных в седле, то что же будет вечером?..

Она заковыляла к ручью и, дойдя до берега, оглянулась. Большинство гостей или заканчивали трапезу, или лежали без движения на земле, — по всей видимости, им было ничуть не легче, чем ей самой. Шелби обогнула нагромождение скал и опустилась на песок. Здесь ее никто не мог видеть. Через мгновение она уже скинула сапоги, выскользнула из джинсов и только тут подумала о том, что ведет себя довольно рискованно. Согнувшись, девушка прокралась обратно к краю скалы, снова посмотрела на гостей и с облегчением убедилась, что ее исчезновение не привлекло ничьего внимания. По крайней мере пока.

Она вошла в ручей. От ледяной воды захватывало дух, но, Боже, как это было здорово! Шелби села на дно, подставляя холодному течению гудящие ноги и онемевшую поясницу, закрыла глаза и легла на спину, лицом к ласковому солнцу.

— Эй, смотрите-ка, что делает мисс Хилл!

Шелби вскочила и осмотрелась. На одной из скал стоял десятилетний мальчишка и показывал на нее пальцем.

Прятаться было некогда, да и некуда, и Шелби с ужасом увидела, как берег стал быстро заполняться людьми. Увидев свою хозяйку в воде, гости тут же решили последовать ее примеру. Дети буквально срывали с себя одежду и с визгом бросались в ручей, а те, кто постарше, закатывали джинсы и входили в воду по колено, но были и такие, которые плюхались в воду прямо как были, так ничего с себя и не сняв.

Шелби, оказавшаяся от них футах в двадцати, почувствовала себя в ловушке. Просто встать и выйти на берег девушка не могла, поскольку ниже мокрой майки на ней были лишь эфемерные полосатые трусики, и она, дюйм за дюймом, стала подбираться назад к спасительным скалам, где на большом валуне лежали ее джинсы. Камень был все ближе и ближе, и наконец она протянула руку, пытаясь нащупать на его поверхности свою одежду…

— Не это ли ищете, хозяйка?


предыдущая глава | Нежданное наследство | cледующая глава