home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Огонь. Жгучий и яростный, он лизал ее спину. Не давал расслабиться рядом со спящим Нассаром, храп которого сотрясал шатер, освещенный свечой. Перед тем как лечь спать, он высек ее кнутом за причиненное увечье. Аллегра молча терпела порку, сцепив зубы и впившись ногтями в ладони. Ее упрямое молчание только взбесило ее мучителя, и он сек ее до тех пор, пока она не закричала от боли.

Запах запекшейся крови на ее спине смешивался с тяжелым запахом пота Нассара, впитавшимся в ее кожу. Ей отчаянно хотелось смыть с себя тошнотворную вонь, хотя она знала, какую боль это причинит. Впрочем, она была уверена, что, сколько бы она ни терла себя, она всегда будет чувствовать его запах и его прикосновения. Аллегра подавила рыдание. Ей повезло, что он только избил ее.

Многие женщины, которых она знала в заведении мадам Эжени, не были столь удачливы. Они испытали куда большие страдания и ужас, чем то, что она вынесла этой ночью. И их усилия были напрасны, а она пожертвовала собой ради спасения друзей. Несмотря ни на что, Аллегра знала, что сделала правильный выбор. И ни о чем не сожалела. Превозмогая боль, она поднялась на ноги, стараясь двигаться как можно тише. Если она не сбежит сейчас, то это уже не удастся ей никогда. У нее есть единственный шанс. Храп прекратился, и Аллегра замерла, не в силах пошевелиться. В ужасе, что Нассар проснулся, она оглянулась через плечо и увидела, что он лишь изменил позу. Храп возобновился. От облегчения у нее в горле образовался комок, но она проглотила рыдание, готовое сорваться с губ.

Нужно было спешить, но каждое движение давалось ей с трудом. В дальнем углу шатра она увидела одежду, которая была на ней, когда ее привезли в лагерь Нассара. Осторожно, насколько позволяло истерзанное тело, Аллегра двинулась к ней. Она, разумеется, ожидала, что будет больно, но когда нагнулась, чтобы поднять одежду, ее спина буквально завопила, протестуя. Еще хуже ей стало, когда она натянула через голову рубаху: сердце гулко забилось, в глазах потемнело. Аллегра не представляла, как ей удалось одеться без единого звука. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она направилась к выходу из шатра, бесшумно ступая босыми ногами по ковру.

Храп Нассара внезапно прекратился. Ее сердце оборвалось. Обернувшись, Аллегра увидела, что он сидит на постели с сонным видом. Но как только он увидел ее, стоящую у выхода, выражение его лица изменилось. В темных глазах мелькнула злоба. Хотя она вынесла побои, но не собиралась доставлять ему удовольствие, показывая, как ей больно. С гулко бьющимся сердцем она почтительно склонила голову. Даже это простое движение отозвалось в ее спине мучительной болью.

— Прошу извинить меня, ваше превосходительство, если я потревожила ваш сон. Мне нужно облегчиться, но я не хотела будить вас.

Она подняла на него глаза, ожидая, что он обвинит ее в попытке сбежать.

— Тогда поторопись, — буркнул он, махнув рукой.

Поклонившись еще раз, Аллегра повернулась и вышла в ночную прохладу. Как только она оказалась снаружи, колени ее подогнулись и она едва устояла на ногах. О Боже, теперь она не сможет сбежать! Нассар станет ее искать, если она задержится надолго. Она глубоко вздохнула, очищая легкие от его мерзкого запаха.

Луна скрылась за облаками, и ее скудного сияния было недостаточно, чтобы ясно видеть. Аллегра осторожно двинулась вперед, придерживаясь за стенку шатра, чтобы не заблудиться во мраке. Если луна не покажется, возможно, ей удастся добраться до лошадей. При этой мысли из груди Аллегры вырвалось приглушенное рыдание. С чего она взяла, что сможет ехать верхом, даже если ей удастся украсть лошадь? Она едва способна двигаться, не говоря уже о том, чтобы забраться в седло.

По ее щеке скатилась слеза. От сознания, что ей придется вернуться в шатер этого чудовища, желчь подкатила к горлу и ее вывернуло наизнанку. Вытерев рот рукавом рубахи, Аллегра закрыла глаза. Она не может вернуться назад. Это уже не вопрос выживания. Это вопрос о замене медленной смерти на быструю. Нассар все равно отыщет ее. А когда найдет, придет в бешенство и тут же ее убьет. Морщась от боли при каждом шаге, она двинулась вперед. Ей было все равно, куда идти, лишь бы подальше от Нассара.

Внезапно до ее слуха донеслись приглушенные звуки. Аллегра в страхе замерла, ожидая, что ее схватят и потащат назад к Нассару. Она шагнула вперед и снова услышала звуки, напоминавшие отдаленный шум схватки. Ее пронзила дрожь. Шахин! Он пришел за ней. Облака разошлись, рассеяв тьму, и она попыталась спрятаться в тени шатра.

— Боже мой! Это ты! — раздался хриплый шепот.

Повернув голову, Аллегра увидела Чарлза. Это явилось последней каплей. Она медленно опустилась на колени и дала волю слезам, которые сдерживала так долго. Последняя искра надежды, еще тлевшая в ее груди, погасла. Шахин не пришел за ней. Какой же она была дурочкой, веря в это!

С какой стати Шахин явится за ней сюда, если он ясно сказал вчера, что между ними все кончено? Как она могла даже мечтать, что он спасет ее от Нассара во второй раз? Ее тело содрогалось от безмолвных рыданий. Тихо выругавшись, Чарлз опустился на колени рядом с ней и заключил ее в объятия.

— Все в порядке, Аллегра. Тебе больше ничто не угрожает. — Он нежно прошелся пальцами по ее влажным щекам. — Слезы? Все еще оплакиваешь свой отказ от изумрудного ожерелья, которое я тебе предлагал?

От нелепости этого предположения Аллегра перестала рыдать, издав приглушенный смешок. В глазах Чарлза мелькнуло облегчение, и он прижал палец к губам, призывая ее к молчанию. Шум схватки стал громче, и теперь она явственно слышала голоса и выстрелы. В следующее мгновение окрестности огласили крики, от которых стыла кровь в жилах, и послышался громоподобный топот копыт лошадей, ворвавшихся в лагерь.

Поблизости раздался голос Нассара. Оглянувшись, Аллегра обнаружила, что смогла уйти от его шатра совсем недалеко. Если он застанет их здесь, то убьет обоих. Она крепко схватила Чарлза за локоть, призывая двигаться, но было поздно.

— Моя дорогая Аллегра! Неужели ты собираешься бросить меня ради другого любовника?

Повернув голову, она увидела Нассара, который стоял перед ними с кривой саблей в руках, поблескивавшей в лунном свете. Воспоминание об обезглавленном теле Омара всплыло в ее мозгу, заставив содрогнуться. Чарлз быстро помог ей подняться на ноги и спрятал ее за свою спину.

— Неплохо бы рассчитаться, Нассар, — негромко, но веско произнес он, направив револьвер на шейха. — Я не люблю, когда мне угрожают, и терпеть не могу, когда причиняют вред моим друзьям.

— Тогда это не понравится тебе еще больше.

Нассар кивнул кому-то за их спинами.

Застигнутый врасплох, Чарлз не успел даже оглянуться и рухнул на землю от ужасного удара по затылку, который нанес ему один из личных охранников Нассара. Аллегра вскрикнула, и злорадная ухмылка исчезла с губ Нассара. Шагнув к ней, он схватил ее за запястье и рывком притянул к себе.

— Заткнись, сучка, — злобно прошипел он, — или я прикончу тебя на месте.

Бросив взгляд на неподвижную фигуру Чарлза, Аллегра с облегчением обнаружила, что охранник, вместо того чтобы добить Чарлза, присоединился к сражающимся. Ее взгляд метнулся к Нассару. При виде этого мерзкого лица ее захлестнула неистовая ярость.

Она хотела, чтобы ее мучитель сам испытал боль. Она хотела, чтобы он извивался от мучительной пытки, которую она придумает. Она хотела видеть, как его пустой взгляд наполнится ужасом.

Темные, неистовые эмоции бурлили в ее жилах, когда она вспоминала щелканье хлыста в воздухе, его жалящее прикосновение к ее плечам и спине. Нассар, избивая ее, вкладывая в каждый удар всю свою силу. Она хотела, чтобы он испытал это на собственной шкуре. Чтобы он молил о пощаде, когда она будет сдирать кожу с его спины, сжимая в ладони рукоятку его собственного хлыста. Ей хотелось почувствовать запах его крови, капающей на песок, когда он попытается уползти от нее. Должно быть, эти чувства отразились на ее лице, потому что он теснее притянул ее к себе, почти касаясь своим телом.

— Не бойся, Аллегра. Никто не отнимет тебя у меня, — издевательски произнес он.

Его самоуверенность взбесила ее настолько, что она перестала чувствовать обжигающую боль в спине. Рванувшись из его рук, она задела пальцами кинжал, заткнутый за его пояс, и, не колеблясь ни секунды, выхватила из ножен и вонзила в плечо Нассара. Тот вскрикнул и отшвырнул ее от себя. Аллегра не знала, была ли рана глубокой, но, судя по крови, выступившей на его белом одеянии, она оказалась достаточно серьезной.

Воодушевление придало ей сил. Шагнув вперед, она снова ударила его кинжалом. Нассар уклонился и, потемнев от ярости, сбил ее с ног одним мощным ударом. Задохнувшись от слепящей боли, Аллегра из последних сил старалась не потерять сознание. Подняв голову, она увидела, что Нассар поднял свою саблю. В его взгляде, устремленном на нее, полыхала отчаянная злоба. Но она не чувствовала страха.

Ненависть помогла ей подняться на ноги. Покачиваясь, она стояла перед ним, сжимая кинжал в дрожащей руке. Его издевательский смех подлил масла в огонь, пылавший внутри ее, и она бросилась на него с занесенным кинжалом. Внезапно какая-то мощная сила оттащила ее от Нассара. Кинжал выпал из ее рук. Разъяренная Аллегра издала протестующий вопль. Она должна убить мерзавца! Забыв о боли в спине, она упала на колени и зарылась пальцами в песок в поисках оружия. Чья-то большая рука нашла его и отбросила в сторону.

Только сейчас она узнала знакомый запах Шахина. Это он остановил ее. Это он помешал ей осуществить месть, которой она так отчаянно желала. Кровь бешено стучала в ее ушах, когда он поднял ее на ноги. Темная сила, бурлившая в ее жилах, лишила ее способности мыслить, и она впилась ногтями в его лицо. Он отверг ее, а теперь явился в качестве защитника. Она не желает даже видеть его рядом с собой.

— Пусти меня, ублюдок! — крикнула она в ярости. — Прочь!

Размахнувшись, она влепила ему звонкую пощечину. Когда он поймал ее руки, она принялась отбиваться, используя колени и ноги.

— Ради Бога, Аллегра, перестань драться со мной! — выдохнул Шахин.

Лязг металла за их спинами заставил обоих повернуть головы. При виде Халида, схватившегося с братом, Аллегра обмякла, как тряпичная кукла. Решив, что она потеряла сознание, Шахин обхватил рукой ее спину, поддерживая. Крик боли, вырвавшийся у нее из груди, заставил его ослабить хватку.

— Ты ранена? — спросил он, охваченный раскаянием.

— Не трогай меня, — прошипела она в ответ и, оттолкнув его руки, попятилась назад.

Ненависть, прозвучавшая в ее голосе, резанула его по сердцу. В ее глазах было столько презрения, что он чуть не вскрикнул от душевной боли, которую причинил ему этот взгляд. Боже, что же он наделал, наговорив ей такое утром? В этот момент Шафтсбери, лежавший на земле, встрепенулся, подавая признаки жизни, и Шахин помог ему подняться на ноги. Он постарался не поддаваться отчаянию, когда Аллегра бросилась к виконту в объятии. Она столько пережила этой ночью, а Шафтсбери — старый друг, которому она доверяет. Друг и любовник. Эта мысль причинила ему боль, но он задвинул ее в уголок сознания. Он должен дать Аллегре время, а пока у него есть более срочные дела. Он повернулся к Халиду с Нассаром.

— Так-так, братец, — произнес Нассар со зловещей ухмылкой. — Почему-то мне кажется, что за нападением на мой лагерь и резней моих людей стоишь ты.

— Это не резня, — возразил Халид ледяным тоном. — Это возмездие.

— За что? За убийство шлюхи, которая променяла меня на тебя?

Оскорбительная реплика исторгла из груди Халида вопль. Взмахнув саблей, он кинулся на брата, но Нассар отразил его выпад. Со скоростью молнии развернув саблю, Халид снова ринулся в атаку.

Воздух огласился лязгом металла. Неистовое выражение на лице Халида тревожило Шахина. Впервые он видел, чтобы его друг позволил эмоциям вмешаться в схватку. Вместо обычной сосредоточенности на его лице застыло выражение, которое он затруднялся определить.

— Ну давай, братец. Наверняка ты способен на большее, — процедил Нассар с холодной усмешкой. — Твоей шлюхе лучше лежать в могиле, чем жить с мужчиной, не способным сражаться.

Вместо ответа Халид взмахнул саблей, полоснув по руке Нассара, державшей оружие. На рукаве у того выступило кровавое пятно, и губы Халида тронула улыбка. Взбешенный этим, Нассар перебросил саблю из одной руки в другую и сделал выпад, двигаясь со скоростью кобры. Кончик его сабли окрасился кровью, оставив длинный разрез на лице Халида.

Шахин болезненно поморщился при виде алой струи, стекающей на плечо друга. Рана была поверхностной, но с каждой издевкой брата Халид все больше поддавался эмоциям. И Нассар это знал.

— Хватит! — прорычал Халид. — Пора кончать с этим.

Схватка возобновилась с новой силой. Металл ударялся о металл, высекая искры и сверкая в лунном свете. Обнаружив уязвимое место в защите Нассара, Халид сделал выпад, прежде чем распознал ловушку. Увернувшись, Нассар вонзил свою саблю в живот противника. Не произнеся ни слова, Халид медленно опустился на колени.

Шахин рванулся вперед, не дожидаясь, когда его друг рухнет на песок. Не обращая внимания на презрительную ухмылку Нассара, он заметил, что тот оберегает свое плечо. Но ведь Халид нанес ему удар в руку. Неужели Аллегра ранила Нассара еще до их появления? Одежда Нассара пропиталась кровью, но он двигался так, словно это была незначительная рана. Тем не менее было очевидно, что он бережет правую руку, рассчитывая каждое движение.

Отрешившись от всего, кроме предстоящей схватки, Шахин сосредоточился, пытаясь найти слабое место противника, оценивая его реакцию на свои выпады. В воздухе стоял запах крови, напоминая о смертельном ранении Халида. Сражаясь с Нассаром, Шахин уловил легкое изменение в дыхании противника. Это был признак усталости.

Воодушевленный, Шахин занес саблю для решительного удара, но Нассар отскочил назад. Шахин ринулся в атаку, нанося удар за ударом. Нассар парировал их один за другим, но его ответные удары становились все слабее. И тут Шахин заметил, что противник бережет свою левую ногу.

Рванувшись вперед, Шахин сделал обманный выпад, занеся над собой саблю, и, когда Нассар приготовился отразить удар, упал на землю, полоснув противника по бедру. Перекатившись на бок, он быстро вскочил на ноги и повернулся лицом к Нассару, который рухнул на колени, прижимая руку к кровавой ране.

Шахин снова рванулся вперед и мощным движением вонзил саблю в грудь Нассара. Глядя в лицо врага, на котором отразилось изумление, он вонзил ее еще глубже. А когда жизнь померкла в глазах Нассара, оперся ногой о его плечо и выдернул свое оружие из смертельной раны. Почему-то ему казалось, что смерть Нассара облегчит его душу, но этого не случилось. Вряд ли что-нибудь избавит его от гнетущего чувства вины за то, что он отпустил от себя Аллегру.

Он устало повернулся к Джабару, который склонился над его другом. Аллегра сидела рядом, положив голову Халида себе на колени. Шахина с новой силой захлестнуло чувство вины. Ведь он явился причиной ее страданий! Он медленно приблизился, заклиная ее посмотреть на него, но она не удостоила его даже взглядом. В отчаянии он опустился на колени рядом с Халидом. Джабар разрезал одежду шейха, чтобы обследовать рану. Шахину хватило одного взгляда, чтобы понять, что у его друга осталось совсем немного времени. Подняв голову, он позвал Джамала. Халид схватил его за руку.

— Хаким… Где Хаким? — произнес он слабым голосом.

Шахин прикусил изнутри щеку, ощутив соленый привкус крови. Проклятие, что он скажет своему другу? Что он оставил Хакима на попечении Джамала, когда юноша принял удар, предназначавшийся ему? Хаким будет жить, а вот Халид… Он снова позвал Джамала, повысив голос. Сильная рука сжала его плечо. Подняв глаза, он увидел сочувственное лицо Чарлза.

— Скажите мне, где парень. Я схожу за ним.

— Я оставил его с Джамалом вон там.

Шахин указал подбородком на один из шатров, оценив иронию ситуации. Посланник, явившийся, чтобы доставить его к умирающему отцу, будет искать сына другого умирающего человека.

— Понятно, я сейчас вернусь.

— Чарлз, — шепотом окликнула его Аллегра. — Поторопись.

Шафтсбери поспешил прочь, но Шахин отметил собственнический жест, которым он коснулся щеки Аллегры, проходя мимо нее. За вспышкой ярости последовало раскаяние. Он виноват не только перед Аллегрой, он не сумел защитить Хакима. Снова подвел людей, которыми дорожил.

— Нассар… мертв? — спросил Халид.

— Да, — коротко отозвался Шахин, взяв его за руку.

— Ты… верный друг.

Из груди Халида вырвался прерывистый вздох, похожий на предсмертный хрип.

— Береги силы.

Шахин нежно сжал его пальцы.

Где Хаким? Его отец долго не протянет. Повернув голову на топот бегущих ног, он увидел наследника вождя племени. Плечо юноши было забинтовано, но повязка уже успела пропитаться кровью.

С потемневшими от страха глазами Хаким поспешил к Халиду. Шахин встал, чтобы уступить место юноше, который опустился на колени рядом с отцом. В скорбном молчании он смотрел, как Халид поднял руку и коснулся щеки сына. Хаким накрыл его руку своей, глядя на отца со смесью любви и горя. Вид их взаимной привязанности отозвался в груди Шахина привычной болью. Ведь его отец никогда не любил его. Граф не мог простить своему младшему сыну, что его появление на свет стоило жизни его жене, а когда умер Джеймс, его прегрешения перед отцом умножились.

Он не слышал слов Халида, но видел, как Хаким кивнул. Из груди Халида вырвался протяжный хрип, и его рука, касавшаяся лица сына, медленно упала. Сердце Шахина мучительно сжалось, когда Хаким пронзительно вскрикнул, а затем разрыдался, давая выход своему горю. Аллегра сидела с закрытыми глазами, с лицом, лишенным всяких эмоций, как у мраморной статуи, бесчувственной к окружающему горю и боли.

Лишь одинокая слеза выкатилась из уголка ее глаза и медленно скатилась по щеке. Боже, что же он натворил! Халид и Джабар прибыли всего лишь через несколько часов после того, как он отослал ее прочь. Это из-за Аллегры им пришлось напасть на лагерь Нассара ночью. Может, если бы они подождали, все обернулась бы иначе?

Шахину казалось, что он снова переживает ночь смерти Джеймса. Мучительные вопросы, запоздалые сожаления и угрызения совести. Это была настоящая пытка. Он прошел через все это, когда умер брат, а теперь все повторяется. Чья-то рука легла ему на плечо, заставив его дернуться. Обернувшись, он встретил скорбный взгляд Джамала.

— Он бы не хотел, чтобы мы горевали. Теперь он с ней там и счастлив.

В словах Джамала была душераздирающая правда.

— Да. — Шахин кивнул, признавая его правоту. У них есть неотложные дела, для скорби еще будет время. — Нужно доставить его домой.

— Я позабочусь о носилках.

Шахин снова кивнул, глядя на Хакима, рыдавшего над телом отца. Аллегра ласково погладила его по голове, хотя и не сказала ни слова. Осторожно сняв голову Халида со своих колен, она положила ее на землю. Прежде чем Шахин сдвинулся с места, рядом с ней оказался Чарлз и протянул ей руку. Поднявшись на ноги с его помощью, Аллегра приглушенно вскрикнула от боли. Встревоженный Шахин подошел ближе.

— Ты ранена?

— Пустяки, — отозвалась она бесстрастным тоном.

Он почти поверил ей, пока не увидел ее пустой взгляд и не понял, что она находится в состоянии шока. Когда он удержал ее от нападения на Нассара, ею двигали гнев и ярость. Но теперь он не узнавал это равнодушное создание, и его охватил страх. Уголком глаза он заметил, что его кузен с ужасом смотрит на спину Аллегры.

— Боже, у тебя кровь, Аллегра!

Она покачнулась, прижав ладонь ко лбу.

— Правда?

В ее голосе снова прозвучали безжизненные нотки, чертовски испугавшие Шахина.

— Позволь мне взглянуть, — произнес он с мягкой настойчивостью, повернув ее спиной к себе.

При виде кровавых полос на ее рубахе он нахмурился. Он не мог понять, куда она ранена. Глубоко встревоженный, он приподнял ее рубаху, чтобы обнажить ее спину. От крика, который издала при этом Аллегра, его кровь заледенела. К своему ужасу, он понял, что ткань присохла к ранам на ее спине и его движение причинило ей нестерпимую боль. Охваченный раскаянием, он смотрел на струйки крови, стекавшие по ее спине, не сразу поняв, что они означают. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы все осознать. Шахина захлестнула ярость. Проклятие, этот ублюдок высек ее хлыстом! Дрожащими руками он повернул ее боком, чтобы лучше рассмотреть раны в лунном свете. Как жаль, что этот негодяй уже мертв и он лишен удовольствия применить к нему самую ужасную пытку! Он осторожно взял ее за локоть.

— Шафтсбери, нужно доставить ее к врачу.

Он указал подбородком на ее спину.

Виконт подошел ближе, чтобы посмотреть, что скрывалось под рубашкой Аллегры.

— Господи, — прошептал он, стиснув зубы.

— Чарлз! — позвала она слабым голосом, и, покачнувшись, коснулась его груди. — Я хочу домой. Я хочу вернуться в Англию.

Шахин вздрогнул, как от удара, и выпустил ее локоть, словно обжегшись. Она хочет вернуться туда с Шафтсбери. Гнев и ненависть, которые он видел в ее глазах этим утром, не плод его воображения. От отчаяния, тисками сдавившего его грудь, ему стало трудно дышать.

— Аллегра, сначала нужно отвезти тебя в лагерь. Нужно… — попытался возразить Шафтсбери, покачав головой.

— Нет, — отозвалась она с неожиданной силой. — Я хочу, чтобы мы отправились домой. Сейчас же.

— Но ты не можешь…

— Отлично. В таком случае я поеду туда сама.

Оттолкнув его с раздраженным возгласом, Аллегра двинулась прочь. Рубашка упала вниз, прикрыв кровавые рубцы на ее спине. Однако не успела она сделать и пары шагов, как ноги у нее подкосились. Рванувшись вперед, Шахин подхватил ее, прежде чем она потеряла сознание. Его рукав тут же окрасился кровью, просочившейся сквозь ткань ее рубашки. Скривив губы в мучительной гримасе, он смотрел на ее бледное лицо. Он столько раз отказывал ей в прошлом, что был не в силах отказать сейчас. Если она хочет домой, так и будет. Его глаза встретились со встревоженным взглядом Шафтсбери.

— Что вы намерены делать? — сердито осведомился виконт.

— Мы поедем в Отман. Насколько я знаю, поезд до Сафи отправляется днем. У нас будет время показать ее врачу.

— Но вы же видите, она не в состоянии путешествовать.

— А что вы предлагаете, кузен? — огрызнулся Шахин, сверкнув глазами. — Отвезем мы ее в Отман или в лагерь, расстояние одинаковое. Но в городе есть врач и поезд, который доставит ее в порт. Я слишком часто отказывал ей. И не собираюсь делать это снова. Если она хочет вернуться в Англию, я позабочусь об этом.


Глава 18 | Прекрасная куртизанка | Глава 20