home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Больше дюжины гранатовых деревьев росли вокруг храма, стоявшего на небольшой поляне. Их густые ветви смыкались, образуя плотный навес, сквозь который не проникали палящие лучи солнца. На мраморных ступеньках храма майор Хастингс и его молодая жена встречали гостей, пришедших к ним на свадьбу.

Шахин уже поприветствовал хозяев и теперь стоял поодаль, рядом с небольшой группой собравшихся. С того места, где он находился, хорошо была видна Аллегра. Она стояла около счастливой четы и разговаривала с подчиненными майора. После приемау султана прошло два дня, но забыть эту женщину Шахину так и не удалось. Это оказалось значительно труднее, чем он думал. По ночам его посещали эротические видения, а днем он боролся со своим желанием найти повод для новой встречи с Аллегрой Синфорд.

Он изо всех сил старался подчинить свою волю разуму, но это плохо получалось. Когда он увидел Аллегру, идущую позади невесты к алтарю, тонкий поводок, на котором держалась его воля, лопнул. На эту чертовку невозможно было не смотреть. Женщина словно сошла с полотна Тициана. Ее пышные формы и сияющая кожа, напоминающая по цвету спелый персик, делали ее превосходной моделью для кисти художника.

Когда она остановилась около алтаря, их глаза сразу же встретились. Аллегра нахмурилась, но тут же все в ней внезапно переменилось, словно на ее лице появилась маска равнодушия и даже презрения. Он почувствовал себя чем-то вроде назойливой мухи. Шахин ожидал, что она будет сердиться, но встретил лишь насмешку.

Ему ничего не оставалось, как поверить в то, что у нее существовали твердые принципы. Но вряд ли ее оскорбило его предложение, сделанное той ночью. Внутренне он даже посмеялся над этим. Она была куртизанкой. Она торговала своим телом и получала за это драгоценности и деньги. Именно на это она и жила. Ее поведение было всего лишь уловкой. Она пыталась манипулировать им и хотела заставить его заплатить ей большую сумму, чем он предлагал.

Эта мысль вызвала у него раздражение. Он не позволит ей водить себя за нос. Просто заставит эту кокетку лечь с ним в постель. Правда, это будет сделать куда труднее, чем он предполагал в самом начале. Он чувствовал, что сможет соблазнить ее. Шахин понял это еще тогда, когда они стояли в патио. Она лишь пыталась оттянуть то, что было неизбежным.

Увидев, что Аллегра улыбалась британскому офицеру, который застыл перед ней, Шахин почувствовал досаду и нахмурился. Только с Френсис он позволял себе выплескивать подобные эмоции. На него снова нахлынули воспоминания, и он стиснул челюсти. Ему следовало предвидеть, что Аллегра Синфорд останется лишь предметом его вожделения. Не более того. Инстинктивно его руки сжались в кулаки. Он мог лгать себе сколько угодно, но знал, что его увлечение этой женщиной в действительности было куда глубже, чем ему хотелось признавать.

Все мышцы в его теле напряглись, когда он увидел, что кавалер Аллегры взял у нее пустой бокал и заторопился с ним к слуге, собираясь принести ей еще какой-нибудь освежающий напиток. Как только офицер исчез из виду, Аллегра быстро обогнула большую клумбу, на которой цвели желтые розы, и пошла по дорожке, бегущей прочь от лужайки, на которой собрались гости.

Можно было не сомневаться — она собиралась встретиться с Уилберфортом. Шахина это не слишком встревожило, так как он знал, что заставит ее поменять решение. Не колеблясь, он быстро пошел по другой дорожке, собираясь догнать Аллегру. Повернув в сторону, он сразу же увидел ее. Она склонилась над клумбой турецких лилий. Одна ее рука была слегка присыпана пыльцой этих душистых темно-розовых цветов. Шахин сразу подумал о том, что ее соски должны быть точно такого же цвета, как эти лилии.

Песок под его мягкими кожаными туфлями приглушал звук шагов. Подойдя к Аллегре, Шахин тихо кашлянул, чтобы привлечь ее внимание. Она резко выпрямилась и тихо вскрикнула от удивления. Как только она увидела, кто к ней подошел, ее глаза сузились и сделались злыми.

— Месье?

Хотя ее тон был ледяным и полным презрения, она сделала вид, что между ними ничего особенного не происходило. Он молча принял это и, выдержав паузу, вежливо поклонился.

— Хотя Марракеш очень красивый город, в нем не слишком спокойно. Вам не следует оставаться одной.

Он ожидал, что она осадит его, даст достойный ответ, но Аллегра лишь нахмурилась. Было видно, что она испугалась. И даже огорчилась. Шахин сразу понял, почему она убежала в сад без сопровождения. Аллегра ушла сюда по той же причине, по которой тогда, на приеме у султана, вышла в патио. Она искала одиночества. Эта мысль не понравилась ему. Аллегра снова опровергала сложившееся о ней мнение.

— Я приму к сведению ваше предупреждение, месье, и сейчас же вернусь к остальным, — проговорила она холодно, стараясь не показать своего огорчения.

Но в ее потемневших зеленых глазах промелькнула целая гамма эмоций.

Когда она повернулась, собираясь уходить, он быстро наклонился над одной из лилий. Путь к отступлению был ей отрезан. Он притронулся пальцами к гладким шелковистым лепесткам, обрамленным темно-фиолетовой каймой. На ощупь они были такими же нежными, как и ее кожа. Затем его пальцы заскользили вниз и переместились к основанию цветка, похожему на колокольчик. Шахин сразу представил себе нежные изгибы ее тела, но тут же постарался избавиться от этого видения, навеянного плотским желанием.

Этот маневр не помог ему успокоиться, его мышцы по-прежнему были напряжены. Волнение стало расти, когда он уловил в воздухе исходящий от нее аромат лаванды и лимона, мешавшийся с запахом цветов. Его ноздри дрогнули. Как и той ночью в патио у султана, это удивило его. Ему казалось, что куртизанки должны предпочитать тяжелые духи с мускусным запахом, а не такие легкие, с естественным ароматом.

— Я обидел вас в тот вечер, — проговорил он, не глядя на нее.

— Вы намерены извиниться?

Хотя ее тон по-прежнему был равнодушным, Шахин почувствовал, что в ее броне пробита небольшая брешь.

— Вы загадка, моя красавица. Вы руководствуетесь определенными принципами, о которых другие женщины, находящиеся в вашем положении, предпочитают не вспоминать.

— Будем считать, что вы извинились, — сухо сказала она.

Он выпрямился и повернулся к ней лицом. Холодность, которую она продемонстрировала в самом начале, несколько смягчилась, и Шахин немного приободрился.

— Хотите, я покажу вам место в саду, откуда видны минарет Коутобиа и Атласские горы?

На ее лице промелькнуло любопытство прежде, чем она встретила его взгляд. После этого его спутница сразу надела свою привычную вежливую маску безразличия. Он подавил в себе желание улыбнуться. Ему удалось вызвать у нее интерес, хотя она и попыталась скрыть это. Он молча протянул ей руку, приглашая к прогулке. На ее лицо набежало облачко сомнения. Она быстро облизнула кончиком языка верхнюю губу. Это выглядело просто и естественно. Тем не менее кровь быстрее побежала по его венам, и ему захотелось немедленно заключить ее в свои объятия.

Именно ее естественность привлекала к ней мужчин, подумал Шахин. Аллегра ничуть не притворялась, в ней не было ничего наигранного. Она вела себя очень просто, но соблюдала все светские условности. Он стиснул челюсти. Что ж, может быть, она и была столь искусна в соблазнении, но все эти заученные жесты и движения уже стали ее второй натурой. Но разве это имело какое-то значение? Шахин хорошо понимал, кем она была, и не строил иллюзий. Он знал, что хотел получить от нее и что готов был ей дать. Одна его бровь приподнялась, и на лице появилось высокомерие.

— Вы боитесь меня, милая, или себя?

— Я не боюсь никого. — Она посмотрела на него с раздражением. — Прикидываю, стоит ли мне отправляться с вами любоваться этим видом. Не могу сказать, что меня сильно привлекает ваше общество, которое вы мне столь упорно навязываете.

На мгновение Шахин потерял дар речи. Но, быстро придя в себя, рассмеялся. Она честно сказала ему что думала, и он оценил это.

— Обещаю, вид вас не разочарует.

В ней боролось любопытство с недоверием. Первое победило.

— Я принимаю ваше приглашение, месье, но лишь потому, что лишена иного сопровождения.

— Я польщен, — сказал он, насмешливо улыбнувшись.

— Я не собиралась льстить вам. — Одна ее бровь изогнулась, потом она махнула рукой, приглашая его идти. — Предлагаю прогуляться… молча.

Когда он предложил ей руку, она бросила на него высокомерный взгляд. Не воспользовавшись его помощью, Аллегра просто пошла рядом. Он искоса посмотрел на нее — она была недовольна собой и, вероятно, думала, что зря согласилась на прогулку. Он улыбнулся, но ничего больше не стал говорить, и они пошли по тропинке.

Хотя они и молчали, на ее лице можно было прочитать все, о чем она думала. Она радовалась, когда на их пути попадались цветы, при этом останавливалась и нюхала их. Красоты сада находили в ней живой отклик. Иногда она притрагивалась к листьям лимонных деревьев, терла их пальцами и вдыхала аромат. Сейчас Шахин смотрел на сад ее глазами, и ему казалось, что он пришел сюда впервые. Впереди он увидел ту поляну, к которой они шли, и он показал ей рукой на небольшой холмик.

— Как я и обещал, чудесный вид на минарет и горы, — сказал он, когда они пришли туда.

Аллегра стояла несколько минут, созерцая открывшуюся ей картину. Шахин был уверен, что этот вид очаровал ее. Чуть позже она удовлетворенно вздохнула, и он улыбнулся.

— Ради того, чтобы увидеть это, стоило потерпеть мое присутствие.

Она бросила на него быстрый взгляд, а потом снова посмотрела на вершины гор, вздымающиеся в ярко-синее небо.

— Очень красиво. В моем путеводителе есть упоминание о садах Агдала, но в нем не говорится про этот прекрасный пейзаж. Спасибо вам, что привели меня сюда.

— В Марракеше есть и другие столь же замечательные виды, моя красавица, — мягко проговорил он.

Аллегра ничего не сказала на это, но было видно, что она насторожилась. Сейчас она напомнила ему испуганного зверька, почуявшего опасность. Появившиеся в ней напряжение и неуверенность говорили о том, что она готова была сбежать от него. Почувствовав, что он смотрит на нее, она медленно повернулась и окинула его задумчивым взглядом.

— Комплименты мне ни к чему. Вам, вероятно, нужны очки, месье. Я не считаю себя красавицей, у меня самая что ни на есть заурядная внешность.

Он нахмурился, когда она быстро повернулась и пошла в ту сторону, откуда они только что пришли. Черт, эта женщина мгновенно раскусила его и отклонила его ухаживание. Мало того, в тоне, каким она говорила, слышалась издевка. Она так улыбнулась, что он почувствовал себя дураком. Ощущение было не из приятных. Он глубоко вздохнул и медленно досчитал до десяти. Шахин давно не имел дела с женщинами, и поэтому определенно попал впросак. Но если она думала, что ей удастся ускользнуть от него, то ошибалась. Он никогда не отступал от намеченных целей.

Возвращаясь обратно к гостям, Аллегра размышляла о том, насколько сильно был расстроен шейх. А он и в самом деле выглядел разочарованным. Сначала собирался купить ее, теперь предлагал осмотреть Марракеш. Свое предложение он приукрасил комплиментом, надеясь, что она клюнет на это. Но она быстро расставила все точки над i и сбежала от него. Ей больше не хотелось находиться в его компании.

Аллегра не скрывала от себя, что ей было приятно видеть, как она слегка сбила с него спесь, и даже закашлялась, чтобы скрыть усмешку. Она вспомнила, каким удивленным был его взгляд тогда, на станции, когда его лицо было спрятано под кафией. Теперь же ей удалось усмирить его, натянув между ними плетеную веревочку, которая на местном языке называлась агалом. Она преподнесла ему урок, который научит его хорошим манерам. Пусть поймет, что такое унижение.

Хотя высокомерие в нем било через край, она не могла не признать, что ему удалось в какой-то мере очаровать ее. Сегодня он поразил ее своим нарядом, который так шел ему. Вместо черного свободного балахона теперь на нем были брюки кремового цвета и цветной парчовый жилет. Под жилетом, который не застегивался, была надета простая белая рубашка.

Светлые цвета подчеркивали красоту его темной кожи и оттеняли резкость и угловатость черт его лица. При дневном свете шрам на его щеке сделался еще заметнее. Белая полоска сильно контрастировала с его загорелой кожей. Из-за нее он выглядел еще более опасным. Этот мужчина просто источал чувственность, которая заставляла ее сердце биться сильнее.

Прекрасно отдавая себе отчет в том, что она испытывала, Аллегра старалась держать под контролем свои реакции. Хотя она и находила этого мужчину привлекательным, она не собиралась давать волю своему воображению. До сих пор она так и не знала его имени. Но это не имело никакого значения. Ведь этот человек ей неинтересен. Аллегра хотела лишь одного — убедить его в том, что не собиралась вступать с ним в связь.

Этот гордец, по всей видимости, предполагал, что она сразу же упадет в его объятия, и эта его уверенность раздражала и бесила Аллегру. Можно было не сомневаться, что существовало множество женщин, которые с удовольствием сделали бы это, но она была не из их числа. Однако нельзя было не отметить и его положительные стороны. Он обладал чувством юмора, мог быть очаровательным, когда хотел этого, был умен. Хотя Аллегра могла с легкостью обойтись без его сопровождения, она была благодарна ему за то, что он показал ей живописный вид на мечеть и горы.

Шахин сразу понял, что она стремилась набраться новых, свежих впечатлений. Она, признаться, была удивлена и тем, что он охотно согласился молчать в ее присутствии.

Когда они шли по саду, Аллегра ожидала, что шейх снова будет добиваться ее расположения. Но вместо этого он просто молчал, как она и просила его, и они во время прогулки не перекинулись и парой слов. Это усыпило ее бдительность и заставило забыть о том, чего он на самом деле добивался от нее. К счастью, она быстро вышла из этого приятного забытья. Той ночью он дал ей понять, что наслышан о ее профессиональной принадлежности. Сказав ему «нет», она бросила ему вызов, который он не мог проигнорировать.

Его шагов почти не было слышно, но она почувствовала спиной исходящее от него тепло. Шейх догнал ее и пошел рядом. Даже если бы ее глаза были закрыты, ее тело все равно бы отреагировало на его присутствие. К ее горлу подступил ком. Никогда раньше ее не тянуло так ни к одному мужчине. Именно поэтому ей не следовало расслабляться рядом с ним, она всегда должна быть настороже.

Ситуацию ухудшало то, что этот самонадеянный тип не принадлежал к тем, кто принимал отказ. Он предупредил ее об этом той ночью, когда они были на приеме у султана, и сейчас действовал в полном соответствии со своим обещанием. Умел он и становиться неотразимым, когда хотел что-то получить. А получить он хотел ее.

Слишком рискованно было углубляться в сад вместе с ним. Ей повезло, что сейчас была середина дня и можно было ничего не опасаться. Но ночь таила в себе соблазн, под ее покровом легко можно было поддаться романтическим чарам и потерять голову. Она знала это наверняка, как и то, что слово «обольститель» было слишком примитивным, чтобы описать этого мужчину. Он обладал способностью дурманить ей голову, будь на дворе день или ночь. Никакому другому мужчине не удавалось проделывать с ней такое. Одного этого было достаточно, чтобы держаться от него подальше. По ее спине пробежал холодок.

— Как я понимаю, вы решили продолжить прогулку?

Аллегре показалось, что он улыбается. По всей видимости, он заметил, что она дрожала.

— Продолжить прогулку? Разве эта тропа не ведет туда, где уже собрались гости?

Аллегра удивленно посмотрела на него своими невинными глазами, что заставило его разозлиться. На ее лице было написано удовлетворение. Ему было неприятно, что она неправильно истолковала его слова и вложила в них совсем не тот смысл, который вкладывал он. Она отвернулась в сторону, чтобы скрыть свою улыбку. Шахин ничего не сказал на это, и она бросила на него осторожный взгляд. Его лицо уже не выглядело злым, он был просто озадачен.

— Вам не откажешь в проницательности.

— Эта способность необходима, чтобы бороться с волками, — проговорила она.

Схватиться с четвероногим существом было проще, чем бороться с этим мужчиной. Его-то ничто не могло отпугнуть.

— Уилберфорта с очень большой натяжкой можно было бы отнести к волкам.

— Я не имела в виду лейтенанта, — бросила она, увидев огоньки любопытства в его глазах.

— Рад это слышать. Вы бы заскучали с ним через час.

— Вы снова пытаетесь решать за меня.

Она бросила на него пылающий взгляд. Высокомерный сукин сын. Откуда он мог знать, что она заскучает с Уилберфортом? Впереди появилась банановая пальма, около нее дорожка сворачивала и вела прямо туда, где проходила свадебная церемония. Аллегра уже слышала приглушенные голоса, они просачивались сквозь густую листву деревьев. Слава Богу, спасение было близко.

А вместе с ним и прозаическая компания лейтенанта Уилберфорта. Она поморщилась — казалось, шейх читал ее мысли. Но какое это имело значение? Британский офицер не представлял собой никакой опасности, не то что ее теперешний спутник.

Шахин усмехнулся, и она метнула на него быстрый взгляд. Он точно знал, о чем она сейчас думала. Это было видно по выражению его лица.

— Я знаю о вас многое.

— В таком случае просветите меня, расскажите, что вы обо мне выведали.

В ее голосе послышалась издевка. Она с усмешкой посмотрела на своего спутника.

— Вы женщина с принципами, независимы, хорошо разбираетесь в лошадях, любите пробовать все новое, — уверенным тоном проговорил он.

Ее снова поразила непререкаемость суждений шейха, по ее спине забегали мурашки, а потом кожу стало слегка пощипывать. Его наблюдения были точны, и это нервировало Аллегру. Он и в самом деле знал о ней уже вполне достаточно. И чем информирование становился, тем более уязвимой она себя ощущала. Этот мужчина мог использовать свои знания для получения преимущества в их игре. Это и в самом деле становилось опасно. Чем скорее она присоединится к гостям, тем будет лучше.

— Это все?

Аллегра попыталась придать своему тону насмешливость. Это ей удалось, и она осталась довольна собой. И даже почувствовала себя более уверенно.

— На данный момент все. — Он улыбнулся. — Ах да, чуть не забыл. Вы невероятно упрямы.

— А мне кажется, что во мне совершенно отсутствует эта черта.

— Неужели? Помните, вы отказались уступить мне той ночью?

В его голосе слышался смех, но ее беспокоили не эти внешние проявления, а то, что за ними скрывалось.

Аллегра почувствовала, что все меньше способна владеть собой. Казалось, по ее коже провели мягким бархатом, который возбудил каждый ее нерв. Она снова напряглась. Именно это ощущение заставило ее прекратить затеянную Шахином «экскурсию». Он говорил языком дьявола и обладал редкостной способностью убеждать собеседника в том, в чем намеревался его убедить.

Хотя инстинкт подсказывал ей, что она должна избегать этого соблазнителя, Аллегра продолжала идти не торопясь. Приобретенный опыт уже научил ее кое-чему — чем решительнее она вела себя, тем сильнее этот мужчина начинал на нее давить. Кроме того, она не хотела показывать, что боится его.

— Я не думаю, что отказ подчиниться вам можно рассматривать как упрямство с моей стороны. — Она улыбнулась. — Если воспользоваться вашей точкой зрения, то получится, что ваш отказ пойти мне навстречу, можно тоже рассматривать как упрямство.

— Браво, милая. Как я уже сказал, у вас быстрый ум. Но это ничего не меняет в наших отношениях и в том, в каком ключе мы будем их продолжать.

Узкая тропка, по которой они шли, находилась в нескольких футах от главной дорожки, которая вела прямо к храму, но Аллегра вдруг остановилась. Она прижала руку к груди и посмотрела на Шахина, который прошел еще пару шагов и только тогда понял, что она не идет дальше. Он остановился под пальмой; прямо под гроздью бананов, свисающих с дерева, и взглянул на нее.

Она медленно окинула его оценивающим взглядом, ее пухлые, чувственные губы слегка приоткрылись. Он был слегка озадачен. Его глаза на мгновение вспыхнули. Ей неоднократно приходилось видеть этот взгляд, и она знала, что крылось за ним. Несмотря на все свое высокомерие, этот шейх был точно таким же мужчиной, как и все остальные, когда в нем просыпалось вожделение.

— Так как каждый из нас продолжает настаивать на своем, месье, я предлагаю заключить пари.

— В чем же оно будет заключаться?

— Бьюсь об заклад, что через пять минут я вернусь к Изабелле одна. Вы не будете меня сопровождать.

— А если я соглашусь ударить по рукам, какие трофеи получит армия-победительница?

Он говорил шутливым тоном, но смотрел на нее серьезно.

— Если мне не удастся уговорить вас позволить мне выйти одной к гостям, тогда я лягу в вашу постель, как вы этого и хотели. — Она обольстительно улыбнулась. — Если же пари выиграю я, вы пообещаете, что больше не станете преследовать меня и искать со мной встреч до самого конца моего пребывания в Марракеше.

Он задумался над ее предложением, его глаза сузились. Желая заставить его заключить это пари, она подошла совсем близко к нему. Аллегра сразу ощутила исходящий от него пряный запах, подняла руку и провела пальцами по шраму на его щеке. И сразу почувствовала, как под ее пальцами напряглась его челюсть. Его самоконтроль вызывал восхищение. Не многие мужчины из тех, кого она знала, могли похвастаться таким умением держать себя в руках, не позволять эмоциям брать верх. Когда он с трудом сглотнул, Аллегра уже решила, что победила.

— Почему-то мне кажется, что ваша затея скрывает какой-то обман, — сухо проговорил он.

— Даю вам слово, что не пытаюсь вас обмануть. Я просто хочу удостовериться в том, что умею убеждать людей. Ничего более.

Он продолжал смотреть на нее пристальным взглядом, его темные глаза внимательно изучали ее лицо. Аллегра чувствовала, что ей то становилось жарко, то обдавало холодом. Кивнув, он коснулся ее подбородка.

— Что ж, я готов заключить это пари, — скептически проговорил он и рассмеялся. — Но мне кажется, что вы просто оттягиваете то, что неизбежно.

Это циничное заявление заставило ее сердце бешено заколотиться. К нему снова вернулась его самоуверенность, и Аллегра занервничала. Она попыталась успокоиться, провела рукой по его руке и отвернулась в сторону, чтобы его пальцы соскользнули с ее подбородка. Потом сделала шаг назад и рассмеялась. А когда заметила вспышку в его темных глазах, почувствовала, что к ней возвращается обычная уверенность.

— Предположим, месье, что вы выиграли пари. Что вы ждете от этой ночи? Вы желаете получить меня или иллюзию?

— Я реалист, милая. — Хотя в его голосе все еще слышалось сомнение, глаза светились решимостью. — Зачем мне миражи?

— В таком случае вы в высшей степени необычный мужчина.

— Вы снова мне льстите?

На его губах появилась ироничная усмешка.

В ответ она лишь улыбнулась и ничего не сказала. Бросила взгляд на гроздь бананов, свисающую с дерева. Все плоды были плотными и длинными, их концы тянулись к верхушке дерева. Эротичные и словно намекающие своим видом на что-то непристойное. Она склонила голову и бросила взгляд на шейха.

— Дома я всегда с удовольствием ела бананы, но никогда не видела, как они созревают, — проговорила она медленно, продолжая с любопытством смотреть на гроздь. — Они всегда так растут? Кончиком… вверх?..

Его глаза снова сузились. Возможно, он сделал ошибку, заключив с ней пари, подумал Шахин. В ответ он лишь кивнул, но ничего не сказал. Она отвернулась от него, удовлетворенно улыбнувшись. Все в ней действовало на него возбуждающе.

— А вам нравятся бананы, месье?

Она протянула руку и погладила пальцами самый крупный из плодов. Затем быстрым движением руки оторвала его от грозди. На мгновение она перестала дышать, а потом удовлетворенно выдохнула.

— Не особенно.

В его голосе появилась неожиданная хрипотца. Без сомнения, фрукт в ее руках действовал на него возбуждающе. Она прикусила губу, наклонила голову, посмотрела на него. В ее глазах зажглись озорные огоньки. В первый раз с момента встречи с этим мужчиной Аллегра чувствовала себя уверенно. Она контролировала ситуацию, и ей это нравилось.

— Какая жалость! А вот я нахожу их… соблазнительными, — проговорила она с улыбкой.

Не отрывая глаз от лица Шахина, она принялась очищать банан. Ее пальцы изящно задвигались, желтая кожура опустилась вниз, и появилась свежая белая плоть фрукта. Выражение его лица было непроницаемым, но он выдавал свое состояние по-другому. Его тело застыло в напряженной позе, мышца на щеке задергалась. Темные глаза от напряжения сделались еще темнее.

Чуть запрокинув голову, она приоткрыла рот, ее язычок игриво коснулся банана. Заскользил по кругу. Ее глаза закрылись, она вздохнула и погрузила кончик плода в свой рот. Шахин с шумом втянул в себя воздух. Услышав этот звук, она быстро достала банан изо рта и посмотрела на шейха невинным взглядом.

— Что-то не так? — поинтересовалась она.

Он с трудом сглотнул и покачал головой. Она улыбнулась и еще раз глубоко вздохнула.

— Надеюсь, вы будете снисходительны ко мне. Я обожаю бананы. Они такие… эротичные.

Не дожидаясь его ответа, она опять закрыла глаза и откинула назад голову — всем этим приемам она научилась еще много лет назад. Потом стала медленно двигать бананом — то брала его в рот, то снова доставала изо рта. Каждый раз банан погружался все глубже и глубже, и наконец Шахин издал такой звук, как будто ему не хватало воздуха. Казалось, он боролся с собой, чтобы не закричать.

Уверенная в том, что он продолжал смотреть на нее, она чуть ниже спустила кожуру и откусила кончик банана. Немного пожевала и проглотила. Из горла Шахина вырвался звук, напоминающий рычание. На ее губах заиграла победная улыбка. Словно очнувшись от послеобеденных любовных утех, она открыла глаза и посмотрела на него исполненным негой взором.

Аллегра притронулась пальцами к одному уголку губ, затем к другому, чтобы стряхнуть прилипшие крошки банана, и радостно улыбнулась — победа была на ее стороне. Шахин получил то, что Аллегра Синфорд называла иллюзией. Ее взгляд скользнул по его фигуре — между ног появилась заметная выпуклость, которую не скрывали брюки. Затем она снова посмотрела ему в лицо.

Теперь надо было как можно быстрее сбежать от него, до того как его возбуждение спадет. Она подошла к нему, ее плечо коснулось его груди. Шахин выглядел более чем напряженным. Он проиграл пари, и это его не радовало. Но Аллегра должна была отступать осторожно, чтобы не спровоцировать какую-нибудь выходку с его стороны.

— Простите меня, месье, но я должна вернуться к Изабелле, пока меня не хватились, — мягко проговорила она, протянув руку и на мгновение прикоснувшись к его выпуклости. Он отдернулся и быстро втянул в себя воздух. — Благодарю вас за такую… возбуждающую прогулку по саду.


Глава 3 | Прекрасная куртизанка | Глава 5