home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23


Антуанетта, подгоняемая страхом, что их все-таки настигнут, скакала как будто в тумане, ничего не замечая вокруг. Иногда Кумб оборачивался, желая убедиться, что она не отстает от него, но она уверенно держалась позади его лошади. Вскоре они свернули с основной дороги и начали петлять по узким проселочным дорогам и даже тропинкам, и, в конце концов, она совсем потеряла направление, не понимая, куда они едут. Ей казалось, что они скорее двигаются на запад, чем на восток. Она спросила Кумба, куда они скачут и где сейчас находятся. В ответ он только пожал плечами и сухо заметил, что, насколько ему известно, они едут в правильном направлении.

— Вы мне верите? — наконец спросил он.

«А разве у меня есть выбор?» — подумала Антуанетта.

У нее уже не было прежней уверенности в нем, но какой смысл ругаться со своим единственным товарищем, доказывая, что они двигаются не в том направлении.

— Да, я доверяю вам, Кумб, — ответила она, выдавливая улыбку. — Я бы не ехала вместе с вами, если бы не доверяла.

Скоро она ощутила запах соли и порывы сильного ветра, очень напоминавшего морской. Должно быть, они приближались к побережью. Она сильно устала, но, глубоко вздохнув, решила не задавать вопросов, чтобы не задерживаться в дороге.

Только когда они въехали в деревушку, она вдруг поняла, что на всем их пути им не встретилось ни городка, ни деревни.

Они медленно проехали по крутой мощеной улице вдоль домиков, вытянувшихся до самой вершины холма. Наверху она подняла голову и увидела море. До ее слуха донеслись унылые крики чаек, она прищурилась, разглядывая гавань с защищавшим ее молом, за которым укрылась флотилия рыбацких лодок, а за молом вплоть до горизонта тянулась зеленая, блестевшая на солнце гладь моря.

— Кумб, — как можно спокойнее обратилась она к нему, — ведь это не Барнстапл.

— Да, это Сент-Нэллс, — преспокойно ответил конюх, как будто в том, чтобы изменить маршрут и не уведомить ее, не было ничего необычного. — Думаю, лорд Эпплби здесь нас не найдет. Он пойдет по нашим следам, пытаясь поймать нас где-нибудь на суше. А мы дальше поплывем по морю. Море — это наше спасение.

То, что он говорил, было не лишено смысла, поэтому тревога Антуанетты улеглась.

— А вам известен кто-нибудь из владельцев лодок? — с беспокойством спросила она, хотя в глубине души понимала: не мог же он быть настолько глуп, чтобы ехать к морю, не имея знакомых рыбаков, у которых он мог бы одолжить лодку для выхода в море.

— Да, — лукаво улыбнулся он, пряча улыбку в тени поднятого воротника куртки.

У нее снова возникло странное ощущение чего-то знакомого, и это смутило ее. Но опять не было времени, чтобы разбираться в своих эмоциях.

Внизу в гавани качались привязанные к причалу лодки — большие и малые. Кумб соскочил с коня и помог Антуанетте также спуститься вниз. От долгой езды у нее подкосились ноги, она покачнулась и ухватилась за Кумба. Большой и сильный, он своими крепкими руками легко удержал ее на месте, но для уверенности она уцепилась пальцами за его широкие плечи.

Неожиданно для себя Антуанетта уперлась носом в вырез его рубашки и с удивлением обнаружила, что от него совсем не пахнет. Плохо пахла лишь одна его куртка, но не тело и не нижнее белье. Кумб быстро схватил ее за руку и повлек за собой к небольшой таверне, окнами выходившей на море.

— Ждите меня здесь, — скомандовал он.

Удивленная, растерянная, она молча кивнула. В тот же миг он исчез внутри таверны. Она стояла и вдыхала приятный аромат горячей пищи, эля, а также запах рыбы и водорослей, доносившийся от причалов. Она настолько устала, что с удовольствием что-нибудь перекусила бы, чтобы восстановить силы. Но задерживаться здесь долго было крайне рискованно. Боясь Эпплби, она полагала, что лорд уже недалеко от морской деревушки.

Низкорослый кривоногий человек вышел из таверны, а вслед за ним Кумб. Конюх вручил ему поводья лошадей, и они о чем-то тихо пошептались; один раз незнакомец даже рассмеялся. Наконец он повел лошадей куда-то за таверну, а Кумб подошел к Антуанетте, держа в одной руке ее саквояж, а в другой — свои сумки.

— Лодка готова, — сказал он. — Она привязана к молу, так что нам не придется грести через всю гавань.

Антуанетта пыталась прочесть по его лицу, о чем он думает, но Кумб низко наклонил голову и падавшие из-под кепки жесткие черные волосы скрыли не только его глаза, но и выражение лица. Ей хотелось задать ему вопрос, но он уже широко шагал вдоль набережной, коротко бросив через плечо, что надо спешить.

Кумб явно торопился; Антуанетта, задыхаясь, с трудом поспевала за ним. Одной рукой она приподнимала подол платья, чтобы не наступить на него при столь быстрой ходьбе, а другую руку прижимала к телу, к тому месту, где лежало письмо, как будто боялась, что выронит его и его унесет порывом ветра. Она нагнала Кумба в тот момент, когда он ловко перепрыгнул с мола на пришвартованную к деревянному причалу лодку.

Впрочем, ее никак нельзя было назвать лодкой. Это была настоящая яхта со стройными очертаниями, натертыми до блеска шпангоутами и палубой, аккуратно сложенными и привязанными к такелажу снастями и парусами. Яхта настолько поразила Антуанетту своим безупречным видом, что челюсть отвисла от удивления.

Перепрыгнувший на судно Кумб стоял на раскачивающейся палубе как самый настоящий морской волк, широко расставив ноги. Он протянул ей руку, она инстинктивно ухватилась за нее, и в тот же миг ее пронзило смутное ощущение опасности.

Она едва не вырвала свою руку из его руки, но было уже поздно. Он резко потянул ее к себе, и, коротко вскрикнув, она прыгнула, но он был наготове и сумел вовремя подхватить ее и осторожно опустить на палубу рядом с собой. Она перевела дух после такого неожиданного прыжка и уцепилась за поручни, так как яхту качало на волнах.

— Внизу — каюты, — сказал Кумб, показывая на люк. — Спускайтесь вниз и ждите меня, пока я не выведу яхту в море.

Антуанетта удивленно смотрела на него. С каждой пролетавшей минутой он превращался из хорошо знакомого ей Кумба в совершенно другого человека. Он уже больше не сутулился, а двигался непринужденно, распрямив плечи. Казалось, все на яхте было ему знакомо — он ловко развязывал веревки и распускал снасти, готовясь к отплытию. Он уже не был тем прежним Кумбом. Она была изумлена столь быстрым его превращением из конюха в моряка.

Антуанетта оглянулась назад — на высокий причал, на таверну. Она была одна вместе с Кумбом на судне, и душа ее полнилась сомнениями.

Неохотно она спустилась вниз. В первой каюте стояли приделанная к стене койка и неподалеку буфет, тоже прикрепленный к стене. На потолке раскачивался фонарь. Она заглянула в соседнюю каюту, где стояли стол и скамьи, привинченные к полу, виднелся буфет с посудой и всем, что было необходимо для того, чтобы приготовить еду.

Нет, это была не рыбацкая лодка и не мелкое торговое суденышко: Антуанетта, несомненно, находилась на яхте, принадлежавшей состоятельному человеку, который не имел ничего общего с бедным Кумбом. Здесь явно было что-то нечисто. Кумб был немногословным и не очень-то сообразительным малым, и это казалось ей несовместимым с тем, как уверенно держался он на палубе и как со знанием морского дела управлял яхтой.

Она схватилась за грудь, сердце у нее тревожно и больно заныло. Медленно она начала подниматься на палубу и осторожно высунула голову над люком.

Он распустил один из парусов и теперь травил шкоты, выравнивая ход яхты, которая медленно двигалась к выходу из гавани. Он стоял к ней спиной: без вонючей куртки, в рубашке с закатанными рукавами, мышцы на руках так и играли. Сзади за поясом у него был заткнут пистолет. Кепки на нем тоже не было, и его волосы были не прямыми и черными, а, напротив, вьющимися и белокурыми. На самом деле — тут глаза Антуанетты расширились от изумления — его кепка лежала на палубе, и пучки черных прямых волос виднелись из-под неё.

Как только он повернул голову, чтобы убедиться, что судно благополучно минует оконечность мола, Антуанетта застыла на месте. Увидев его в профиль, она больше не сомневалась, в чьей власти оказалась, — она попала в руки старого знакомого, грабителя и любовника. Как только она поняла это, в горле ее встал противный холодный комок.

— Вы! — Ее голос задрожал от внутреннего волнения.

Гейбриел, ловко управляя судном, вывел яхту за оконечность мола, а затем обернулся к ней. Выражение его лица было серьезным и смущенным, он как будто сомневался в ее благоразумии, ожидая от нее какой-нибудь нелепой выходки.

— Воробышек, не сердитесь. Если бы вы знали правду, то никогда не поехали бы со мной…

— Вы заманили меня в ловушку! — закричала Антуанетта. — Как вы смогли так поступить? Ради чего вы доставили меня на яхту?

— Потому что вы просили меня помочь вам, — спокойно заметил он.

— Вы отвезете меня к лорду Эпплби, не так ли?

Ее руки судорожно стиснулись в кулаки.

Яхта неожиданно вильнула в сторону и столкнулась с крутой волной, швырнувшей ее вбок и осыпавшей палубу тучей брызг.

— Нет и нет. Наоборот, я увожу вас от него. Я никогда не нарушаю данных мной обещаний. Ведь вы доверились мне.

— Не понимаю. Вы же человек, преданный лорду Эпплби. Так почему вы…

— Я вовсе не сторонник лорда Эпплби, — сказал Гейбриел, но она не поверила ему.

— Позвольте мне сойти на берег.

— Слишком поздно, мисс Дюпре, — улыбнулся он той самой улыбкой, которая так бесила ее. — Надеюсь, вы не страдаете морской болезнью. Мне кажется, что сегодня на море слегка штормит.

Как бы в подтверждение его слов другая встречная волна ударилась о борт судна и перекатилась через палубу, едва не залив люк. Взметнувшиеся в воздух крупные и мелкие брызги намочили волосы Антуанетты, лицо и очки. Она закашлялась от соленой воды, попавшей в рот, но он лишь звонко рассмеялся.

— Дайте мне сойти на берег! — крикнула она, когда судно опять накренилось под ударом волны.

Она поскользнулась на мокрых ступеньках и, упав прямо на зад, так и соскользнула по сходному люку внутрь судна. Антуанетта сидела, мокрая и потрясенная, не зная, что ей делать, когда в проеме люка возникла голова Гейбриела. Их взгляды встретились, и он участливо спросил:

— Вы не ушиблись, дорогая?

Она встала на ноги, ухватившись за поручни, прикрепленные к стенке, ее мокрые волосы обвисли тяжелыми прядями.

— Нет, не ушиблась.

— Хорошо. — Его глаза сузились и заблестели от злости. — Мне не хотелось бы доставить подмоченный товар вашему герцогу, что бы там ни было.

Его голова исчезла, и над ней остался лишь квадрат неба, видимый сквозь открытый люк.

Горячие слезы обжигали глаза. Кумб, или грабитель, или кем он там был еще, ловко все спланировал и заманил ее в ловушку. Вероятно, остальные обитатели поместья тоже участвовали в спектакле. Уоникоты и Мэри, наверное, тихо посмеивались над ее щедростью, когда она пыталась уговорить Кумба помочь ей бежать. Как, должно быть, они смеялись над ней!

Вспомнив отдельные подробности своего пребывания в поместье, Антуанетта ощутила прилив ярости и обиды, что ее подло обманули и унизили. Как умно он вел себя! Держался на расстоянии, изменил свою внешность, манеры и даже голос. Хотя иногда она чувствовала некую схожесть, тем не менее, в ее воображении никогда не складывались воедино два столь разных облика.

Как хитро ее обвели вокруг пальца! И вот она на борту яхты, плывущей в открытое море. Даже если бы она умела плавать, вряд ли она решилась бы броситься в холодные, вздымающиеся морские волны. Она по-прежнему не знала, что он задумал, что замыслил, как он намерен поступить с ней. Слова о том, что он не сторонник лорда Эпплби, не успокоили ее. Скорее всего, он так или иначе избавится от нее, как только получит письмо.

От отчаяния слезы потекли еще быстрее, и она их не удерживала, ведь никто не видел их. Страх и одиночество поселились в ее душе, любовник обманул ее, более того, предал. Она не знала, как ей быть, кому верить, а тут еще сильная качка стала вызывать у нее дурноту.

Антуанетта кое-как добрела до койки и повалилась в нее. Улегшись, она попыталась заснуть, но тщетно. Ну что из того, что она устала и на душе у нее скребутся кошки, нет, она не должна была спать. Она должна сохранять бодрость тела и духа, чтобы с достоинством встретить лорда Эпплби, к которому он вез ее.

Однако странно… Если он хотел вернуть ее лорду, тогда ради чего они уехали из Уэксмур-Мэнора? Антуанетта не подозревала, что Эпплби уже едет к ним в поместье, пока мнимый Кумб не сообщил ей о его приезде. Если он был человеком Эпплби, то зачем он помогал ей бежать? Итак, он не намеревался возвращать ее лорду. Это действительно походило на правду. Он упомянул герцога, которого она придумала, но теперь, похоже, это даже сыграет ей на руку. Она могла попытаться подкупить его, обещав ему вознаграждение от «герцога». Но все равно она не понимала, что ему надо от нее.

Она полагала, что, узнав о том, как она богата, он может рассчитывать получить от нее какое-то вознаграждение. Но тут ее мысли запутались окончательно, а от усталости у нее слипались глаза. Несмотря на сильную боковую качку и шум волн, бьющихся о борт, Антуанетта погрузилась в дремоту.



Глава 22 | Ее тайный возлюбленный | Глава 24