home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Как Саймон Темплер оплатил свои долги, а Кристина Ванлинден запомнила свои

— Ты не ранен? — раздался голос Кристины.

— Ранено только мое самолюбие, — кисло выдавил Саймон. — Я так упорно следил за Грейнером и Алистоном, что на минуту упустил из виду Палермо.

Он лежал на полу где-то в мансарде, что было не совсем удобно для отдыха и восстановления сил. Но самостоятельно подняться ему бы не удалось — руки и ноги были связаны. Кристину упаковали не менее тщательно, с той лишь разницей, что ее привязали к стулу.

— Какая же я была дура, — горько простонала она, и Святой ответил ей ободряющей улыбкой.

— Все дело в нелепой случайности. Но тебя еще можно извинить, а вот меня нет.

— А где они держали тебя все это время?

— Да нигде меня не держали. Все шло не так уж плохо, а вот теперь я попался, и уже не в первый раз.

Он вкратце рассказал, что произошло с момента их последней встречи. Все это время Святой пытался дотянуться до рукоятки ножа, наконец он коснулся ее указательным пальцем, потом ухитрился потянуть на себя…

— Я говорила тебе, что Грейнер — хитрая бестия, — продолжала Кристина. — Какое-то время мы могли водить его за нос, но когда ему стало ясно, что происходит, наше положение стало почти безнадежным.

— Точнее не скажешь, — согласился Саймон. К тому времени он уже держался за рукоятку всеми пальцами и пытался перепилить веревки на запястьях. От напряжения те впились ему в тело, а близость освобождения помогала превозмогать боль.

— …и тогда Робин спустил собак с цепи. Возможно, Лобер в спешке просто забыл об этом.

— Они разорвали его?

— Похоже на то. Полагаю, их давно уже не кормили, и они отвели душу.

Пытаясь перепилить веревки, стягивающие руки, он извивался всем телом и принимал невероятные позы. Девушка заметила это и с любопытством спросила:

— Ты уверен, что тебя не хранили?

— На сто процентов, — улыбнулся в ответ Святой. Еще одно кольцо ослабло, и руки получили некоторую свободу. И тут его словно громом поразило: как же он очутился здесь с Кристиной? Пока собаки не прикончили Лобера, Робин, конечно, предпочел не вмешиваться. Потом его оглушили, и это была только прелюдия к чему-то более серьезному, уж Палермо в долгу не останется. Его связали, ну это простая предосторожность, ведь им еще предстоит выяснить, где находится Джорис с сообщником… Так зачем же тащить его в мансарду, а не оставить в гостиной?

— Что с Джорисом, — спросила Кристина.

Теперь уже Саймон догадался, в чем дело, и подмигнул Кристине.

— Я оставил его в отеле.

Тут он почувствовал, что руки полностью свободны, и сразу поднес указательный палец ко рту раньше, чем она успела заговорить.

— Я думаю, там они его искать уже не будут.

Еще несколько взмахов ножом — теперь и ноги получили свободу. Кристина следила за ним, затаив дыхание, со страхом и надеждой одновременно.

Святой достал карандаш и быстро нацарапал на клочке бумаги:

«Нас подслушивают, здесь все напичкано микрофонами».

Она понимающе кивнула.

— По понедельникам из Лас Пальмас вылетает самолет. Я заказал ему билет. Завтра Джорис местным рейсом доплывет до Лас Пальмас, а там уже пересядет в самолет.

Во время этой тирады он снова написал на том же клочке:

«Заказаны две каюты на „Аликант Стар“. Отплытие сегодня в десять. Джорис уже на борту».

Пока она читала, он освобождал ее от последних веревок.

— Вы так много сделали для нас. — Голос ее дрожал.

Саймон покачал головой.

— До этого еще далеко, — сказал он и подошел к окну. Часы показывали четверть восьмого. Джулиан должен был подойти в семь тридцать, правда, у него никогда не было часов, и Саймон молил Бога, чтобы тот не опоздал… Святой чуть не вскрикнул от радости, когда заметил чистильщика, облокотившегося о стену.

Саймон быстро нацарапал по-испански на обрывке бумаги:

«Возьми такси и забери сеньора Юниаца из „Оротавы“. Он занимает номер пятьдесят. Привези его сюда».

И приписал по-английски:

«Я в руках Грейнера. Податель этой записки привезет тебя ко мне. Захвати старушку „Бетси“. Вломись в дом и задай жару. В собак стреляй без промедления: это убийцы».

Вместо подписи он нарисовал смешного человечка с нимбом вокруг головы. Этот знак заставит Хоппи действовать без колебаний. Порывшись по карманам, извлек монету, завернул в бумагу и вернулся к зарешеченному окну.

Тихий свист привлек внимание Джулиана, и тут же у его ног шлепнулся бумажный фунтик. Он прочитал послание, повернулся к окну и приложил руку к своей поношенной шляпе, а минуту спустя вдалеке затихло торопливое постукивание костылей по булыжной мостовой…

Святой отвернул лампочку, положил в патрон монету и стал вкручивать ее на место.

Внезапно в комнате погас свет. Кристина на ощупь нашла его руку.

— Это ты сделал? — неуверенно зашептала она.

Он тихо рассмеялся в темноте.

— Нет, это Эдисон-младший. Сжег все предохранители. Будем надеяться, что это были последние. Подожди минуточку.

Он подошел к двери, припал щекой к полу и попытался увидеть хоть полоску света в коридоре, но тщетно. Весь дом погрузился в темноту. Откуда-то снизу доносились приглушенные голоса и звуки возни. Все это означало, что не только свет, но и сигнализация в доме выведена из строя.

Саймон бесшумно подкрался к сейфу. Глаза его уже привыкли к темноте, он быстро нащупал ручку замка и повернул ее. Сирена молчала.

— Где ты?

Он взял Кристину за плечо, но правая рука продолжала набирать код на панели сейфа.

— Что ты делаешь?

— Открываю сейф.

— А с этим нельзя подождать?

— Послушай, — сказал Святой, — когда я впервые заглянул в эту жестянку, у меня глаза заболели от блеска ее содержимого. Они конечно же стоят меньше твоего лотерейного билета, но такими вещами не бросаются.

— Но Грейнер может прийти сюда…

— Не сейчас, я надеюсь. В конце концов меня связали, и никакой угрозы я не представляю. Сначала им надо поменять предохранители, так что сейчас у них работы по горло. Только это напрасный труд. Предохранители все равно сгорят, тут-то они и задумаются, где собака зарыта… А теперь будь хорошей девочкой и не мешай мне минуту-другую.

Он прижался ухом к стальной двери сейфа, прислушиваясь к щелчкам цифрового набора. Казалось, время остановилось. Первой не выдержала Кристина, ухватив его за руку.

— Я прошу… умоляю… — горячо зашептала она.

Саймон улыбнулся.

— Я сделаю все, что в моих силах.

— Ты возишься уже полчаса.

— Шестнадцать минут, если говорить точнее. Это мой шанс, подожди немного.

— Извини.

— Не беспокойся. Лучше представь себе, как Робин перевернул полдома в поисках свечей.

— Готово! Посторонись, я открываю! — ликующим голосом провозгласил Темплер.

Тяжелая стальная дверь открылась, и Саймон включил миниатюрный фонарик. Тонкий пучок света выхватил из темноты переливы драгоценных камней, аккуратно разложенных на бархате.

— Стоило немного повозиться, — восторженно выдохнул Святой.

— Я не знала… Джорис говорил мне, но такое я и представить себе не могла.

Саймон бросил взгляд на часы.

— Двадцать три минуты, если быть точным. А теперь не будем терять времени, — с этими словами он передал ей фонарик и занялся содержимым сейфа. Потом забрал фонарик и выключил его. Последнее, что ей удалось рассмотреть, — его сияющее лицо.

Теперь тьма, казалось, стала еще чернее, и тут они услышали осторожные шаги за дверью.

Святой моментально нагнулся и заглянул в щель под дверью. Сквозь нее пробивался довольно яркий свет, явно не от свечи. Он буквально вжался в стену и приготовился к встрече. Шаги затихли перед дверью. Кто-то прислушивался.

— Хоть бы свет включили, — спокойно начал беседу Темплер. Тон его голоса успокоил человека в коридоре, и тот открыл дверь. Яркий сноп света выхватил из темноты сейф с дверью, открытой нараспашку, затем чуть качнулся вправо и осветил Кристину. Удивленный возглас Палермо совпал с прыжком Святого, а поскольку их разделяло не меньше шести футов, то сначала в руку, державшую оружие, тот метнул свой нож. Палермо по инерции сделал шаг вперед и вдруг как-то странно охнул, в этот момент его настиг страшный удар, нанесенный Тсмплером. Святой сразу же подхватил выпавший пистолет и тут с удивлением заметил, что Палермо даже не пытается сопротивляться. Он направил на него луч света и все понял…

— Он… мертв? — судорожно вздохнула Кристина.

— Скажем так: Господь забрал его к себе, — с этими словами Саймон взял ее за руку и увлек вниз по лестнице. Перед поворотом на веранду он остановился: там кто-то был. Оставив Кристину, Святой пошел вперед один. На веранде стоял слуга, которого он видел за завтраком, держа в руке свечу.

— Буэнос ночес, — вспомнил Саймон уроки вежливости, которые ему преподали в одном из местных заведений немного ранее.

Слуга не смог оценить юмора и бросился бежать. Святой заплел ему ноги, и тот упал навзничь. Свеча укатилась в сторону и погасла. Оглушив слугу рукоятью пистолета, Саймон взял его под мышки и поднял на манер щита. На другом конце веранды появился Алистон.

— Не стреляй, а то завтрак тебе придется готовить самому.

На секунду-другую тот застыл с разинутым ртом, потом приглушенно вскрикнул и начал стрелять. Пока Саймон добрался до него, Алистон успел раза четыре нажать на курок. Еще три пули попали в уже мертвого слугу. Это были последние патроны в обойме. Алистон глупо уставился на свое оружие, потом швырнул его в приближающийся сноп света и помчался вниз по лестнице. Саймон почувствовал, как липкая жидкость стекает на руку, которой он обхватил слугу за талию.

— Эй, — закричал он. — Посмотри, что ты наделал, Сесиль. Я же предупреждал тебя!

Алистон не стал задерживаться, Саймон нажал на курок. Осечка! На полпути Алистон столкнулся с Грейнером, который мчался на звук выстрелов. Они ухватились друг за друга, отчаянно пытаясь удержать равновесие.

— В конце концов это ваш завтрак, ребята, — с этими словами Темплер швырнул вниз мертвое тело. Ему показалось, что он услышал выстрел, но прозвучал тот довольно глухо, словно издалека.

Двумя прыжками Саймон очутился у груды копошащихся тел и выхватил из нее Грейнера, как котенка за шкирку.

— Ты, кажется, дал мне пощечину, — напомнил ему Святой и наотмашь смазал того по левой щеке, потом по правой, и, наконец, нанес удар кулаком в лицо. Как подброшенное катапультой, тело Грейнера отлетело к противоположной стене. Святой хотел настигнуть противника в прыжке, но почувствовал, что Алистон ухватил его за щиколотку. По инерции Темплер качнулся вперед и рухнул, превратив плечо в сплошной синяк. Алистон с упорством утопающего продолжал держать его за ногу, а на другом конце площадки Грейнер уже поднимал пистолет. Саймон с силой лягнул свободной ногой Алистона, рука разжалась…

Кровь хлестала из разбитого носа Грейнера, струилась по его губам. На Саймона Темплера смотрела сама смерть, и он рассмеялся ей в лицо.

Раздались выстрелы.

Он не почувствовал боли, даже толчка от того, как пуля пронзила тело, только оно стало каким-то невесомым. Может быть, потому, что душа — субстанция не материальная. Неужели умирать так легко… Потом он увидел, как рука Грейнера, все еще сжимавшая оружие, безвольно упала на пол, а голова склонилась на грудь…

В дверном проеме появилась медвежья фигура Хоппи, сжимавшего «Бетси» в своей громадной лапе.

— Я опять влепил не тому парню? — встревоженно загрохотал голос мистера Юниаца.

Сирена на «Аликант Стар» последний раз прогудела над гаванью. Стюард последний раз обошел палубу, отбивая в маленький колокол сигнал «Все на борт». Запоздалые туристы спешили по трапу.

Святой отошел от лееров.

— Мне пора.

— Ты не останешься? — голос Кристины дрогнул.

Он улыбнулся в ответ.

— Надо забрать машину. Кроме того, у нас с Хоппи билеты на понедельник, и я обещал навестить завтра утром одного чудного ребенка.

— Это небезопасно. Кругом полиция, все тебя ищут…

— Они ищут меня уже не первый год.

Трудно поверить, но он был просто неуязвим. За последние сутки она не раз видела его в действии, и теперь ей стали понятны легенды, которые приходилось слышать раньше.

— А что будет с нами?

— Ничего, — успокоил ее Саймон. — Я послал телеграмму в Лондон. Мой друг прилетит оттуда и встретит вас в Лиссабоне с парочкой великолепных паспортов. Имена выберете сами. Затем вы отправитесь в любую часть света, куда захотите. Джориса и Кристину долго искать не будут. Да, я чуть не забыл отдать билет, — с этими словами он извлек из кармана лотерейный билет и протянул его девушке.

— Здесь и твоя доля.

Он покачал головой.

— Моя доля была в сейфе.

— Но я же обещала…

Стюард вмешался в их беседу.

— Вы отплываете с нами, сэр?

— Нет, но очень хотел бы.

— Тогда поспешите, уже убирают трап.

— Уйди отсюда, — вежливо посоветовал Святой.

— Ты мог бы остаться.

— Нет, дорогая. Это моя жизнь. Ты заслуживаешь лучшей судьбы.

Он крепко поцеловал ее в губы, она доверчиво прижалась к нему всем телом…

Почти оттолкнув ее, Саймон, не оборачиваясь, сбежал на берег. Она видела, как он пересек причал, направляясь к своему «Гиронделу», где его ждал Хоппи Юниац. Слезы мешали ей, застилая глаза.

Хоппи Юниац вынул сигару изо рта.

— Эти дамочки все из одного теста, шеф, — посочувствовал он.

— И мужчины тоже, — заключил Святой.

ХАСТА ЛА ВИСТА!


Пикник на Тенерифе. Король нищих. Святой в Голливуде. Бешеные деньги. Шантаж. Земля обетованная. Принцип Монте-Карло


Глава 9 Как Саймон Темплер пошутил, но Лобера это не развеселило | Пикник на Тенерифе. Король нищих. Святой в Голливуде. Бешеные деньги. Шантаж. Земля обетованная. Принцип Монте-Карло | cледующая глава