home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



V

Они встретились за ленчем в ресторане. Когда официант подвел ее к его столику, Саймон был поражен. Черты ее лица почти стерлись в памяти, тем более что последний раз он видел ее больше года назад. И тогда на ней были напудренный парик и юбка с кринолином.

Во плоти и крови, в модном платье Моника не стала менее привлекательной, не потеряла ни грана своей красоты, а просто стала другой. И уж, конечно, не имела ничего общего с персонажами, которых играла.

Ее движения подчеркивали ту удивительную уверенность в своих силах, которая делает женщину привлекательной вдвойне. Сшитое дорогим портным платье выгодно подчеркивало красоту ее фигуры, грациозно покачивавшейся в такт шагам, когда она направлялась к его столику. Святой встал, чтобы приветствовать ее, и голос его звучал довольно неестественно, а слова были удивительно банальными.

Пока официант выполнял заказ, они молча разглядывали друг друга. Саймон слегка откинулся в кресле и наслаждался созерцанием самой Моники Веринг. Ее красивое подвижное лицо излучало обаяние и ту неповторимую живость, воспетую критиками всех рангов, которая делала ее неотразимой. Три поколения актрис семейства Веринг несли в себе это неподражаемое обаяние, которое передавалось от матери к дочери, как пламя свечи.

Сегодня Моника выглядела чуть усталой, но живой и обаятельной, как всегда, кроме того, ее снедало любопытство. Запах духов был под стать ее внешности, и Саймон поймал себя на мысли, что ему хочется придвинуться поближе.

— Ну, мистер Темплер, — прервала она затянувшееся молчание своим бархатным низким голосом, который приятно щекотал ему нервы, — вы всегда так пристально рассматриваете ваших визави?

— Безусловно, особенно если они хоть как-то могут сравниться с вами, — нашелся Святой.

Она сделала недовольную гримаску, по которой было видно, что к подобного рода комплиментам привыкла, хотя и не отвергает их целиком.

— Угостите меня сигаретой и расскажите, наконец, то, что я жду.

Манипулируя с зажигалкой, он еще раз попытался оценить варианты. Самым разумным с его стороны было бы избегать ее участия в этом деле под любым предлогом. Моника Веринг рождена, чтобы играть ведущие роли в том призрачном мире сцены, который принадлежит ей по праву. И ее пробы в необычной роли в мире чужом, холодном и жестоком, были, мягко говоря, неразумны. С ее темпераментом она вряд ли долго сможет оставаться в стороне и довольствоваться только той информацией, которой он сочтет нужным поделиться. И уж конечно, в этой драме нет места ее финальному выходу перед восторженно рукоплещущей публикой.

Так утверждала безжалостная логика жизни. Но желание видеть ее снова и снова было сильнее любой логики.

— Пока еще рано делать какие-то выводы, слишком мало информации, — начал он уклончиво.

— Что произошло прошлой ночью? — Она доверительно наклонилась к нему. — Помните, я начала эту игру первой.

— Я просто не мог не помочь одной старой женщине, за которой давно уже следил с неподдельным интересом. — Саймон попытался уклониться от прямого ответа. — Мне нужно было выявить остальных действующих лиц. Главный герой этого спектакля слишком осторожен, раскрыть его инкогнито — дело непростое и чересчур опасное.

— Вы не можете вот так выставить меня за дверь.

Должны же вы помнить, что у меня свои причины вмешиваться в это дело.

— Будет у вас такая возможность. Просто я пока не знаю, где ваша помощь понадобится больше всего.

Святой краешком глаза наблюдал за ее реакцией, но Монику Веринг провести было невозможно.

— Поберегите свое красноречие для других, — оборвала она, — и давайте перейдем к делу. Что удалось вытянуть из Малыша?

— Боюсь, что очень мало.

И он подробно рассказал ей о событиях вчерашней ночи, разве что утаил адрес Колченогого Сэмми.

— Пожалуй, он рассказал все, что знает. Король не протянул бы и недели, если бы всякая мелкая сошка могла бы ткнуть в него пальцем. Малыш может умалчивать только о своей роли в убийстве Ирвина. Допустим, вытащим мы из него признание, но в суде такие вещи не пройдут, так что, возможно, нам придется ликвидировать его своими силами.

Его голос звучал достаточно убедительно, чтобы не оставить сомнений в серьезности намерений.

— Тогда мне снова придется сыграть роль нищенки, — предложила она, но Святой отрицательно покачал головой.

— Не хотелось бы критиковать вашу игру, но, мне кажется, надо подойти к делу с другой стороны; для вас будет другая роль. Мы не можем так безрассудно рисковать.


предыдущая глава | Пикник на Тенерифе. Король нищих. Святой в Голливуде. Бешеные деньги. Шантаж. Земля обетованная. Принцип Монте-Карло | * * *