home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

На Лауэ-Слоун-стрит Саймон Темплер вышел из машины и распахнул дверь салона. Брюнет с опаской посмотрел на него. Саймон решил, что здесь романтических перспектив ожидать не следует.

— Эй, брат, нам с тобой не по пути!

Расстегнув наручники, он выволок брюнета из машины. Тот попытался сопротивляться, но Саймон сбил его подножкой и пристегнул за руку к решетке забора. Потом вернулся к машине и улыбнулся девушке.

— Я думаю, вам будет гораздо удобнее без этих украшений. — Он освободил ее от наручников.

— Боюсь, вам придется подождать полицию, — за метил он и, наклонившись, снял изумрудную булавку с манишки брюнета. — Не возражаете, если я это позаимствую? У меня есть друг, обожающий такие штучки.

Потом Святой починил задние фонари машины, из которых предусмотрительно вынул лампочки. Пока они ехали до Эббот-Ярд, по лицу Святого катились слезы, а плечи содрогались от хохота, который был так неверно понят старшим инспектором Тилем. Короче, Святой наслаждался свежими воспоминаниями.

Итак, Саймон поставил машину у дома двадцать шесть по Эббот-Ярд. Любой другой постарался бы отогнать машину подальше от Лондона и спрятать получше, но вдохновение посетило Саймона и подсказало гениальное решение: если вдруг полицейские найдут брошенное такси на Эббот-Ярд, им в голову не придет искать его именно здесь.

Выйдя из машины, Святой с улыбкой распахнул дверцу.

— Выходите, моя прекрасная леди.

Неуверенно косясь на него, девушка вышла. Саймон указал на дверь.

— Вот здесь я и живу. Временами, — пояснил он. — Не удивляйтесь, и таксисты могут быть художниками. Я, например, рисую пухлых дам машинным маслом на старых блоках цилиндров — сейчас это в моде.

Улица Эббот-Ярд в Челси была одним из многочисленных ответвлений от Кингс-Роуд. Честно говоря, это были трущобы. Фальшивая богема, населявшая улицу, весьма подорвала ее респектабельность. Но студия, которую он снимал в доме двадцать шесть, частенько служила ему убежищем — полезно иметь жилье в таком районе, где отъезды и приезды эксцентричных гостей в любое время суток внимания не привлекают.

Взяв девушку за руку, он повел ее по темной узкой лестнице. Саймон ощутил, как она дрожит, и не удивился.

Из студии доносилось громкое, но не слишком мелодичное пение. Святой усмехнулся, пропустил вперед девушку и с упреком взглянул на Хоппи Юниаца.

— Похоже, виски ты нашел.

— А как же, — покачнулся тот, радушно их приветствуя. — Вы же сказали, босс, оно в шкафу. Точно, там оно и стояло.

— Стояло, вот именно, — вздохнул Святой. — Пора менять место.

Он снял куртку и фуражку таксиста. Девушка, узнав его, вытаращила глаза.

— Этот пьяница — Хоппи Юниац, — представил Саймон. — Стреляет он здорово, соображает похуже. Могу представить и вас…

— Меня зовут Аннет Викери, — ответила девушка. — Но я не знаю, кто вы такой.

— Саймон Темплер, — представился он. — Еще меня называют Святым.

Девушка вздрогнула, и в ее карих глазах опять промелькнул испуг. Саймон улыбался, засунув руки в карманы. Явно происходящее доставило ему удовольствие.

— Ну что вы, я же не людоед, — заметил он, — присаживайтесь и давайте поговорим.

Отправив Хоппи варить кофе, он угостил девушку сигаретой. На вид ей было года двадцать три, и Саймон верно оценил ее красоту даже во мраке Бонд-стрит. Губы ее всегда готовы были улыбнуться, в карих глазах сверкали огоньки. Но чтобы все это увидеть, следовало прогнать с ее лица тень страха.

— Ну, я вам говорил, не ходите в Баньярд-клуб, — заметил Саймон, усаживаясь в кресло. — Почему вы меня не послушались?

— Я вас не поняла.

Святой сообразил, — она подумала, что он знал об облаве, но разочаровывать ее не стал.

— Теперь поняли?

— Отчасти, — беспомощно пожала она плечами. — Но я не знаю, зачем вам было предупреждать меня.

— Долгая история, — рассмеялся Саймон, — порасспросите инспектора Тиля — он вам многое расскажет. Но если вы подумали, что чем-то мне обязаны… вы правы.

И снова в глазах девушки мелькнул страх. Нет, боялась она не его… но чего-то боялась.

— Вы… вы убиваете людей, да? — после долгой паузы спросила девушка.

Вопрос был задан так наивно, что Святой едва не рассмеялся, но что-то удержало его. С непроницаемым лицом он затянулся сигаретой.

— Иногда бывает, — согласился он, едва заметно усмехнувшись. — А что, вам надо кого-то убрать? Этим может заняться Хоппи Юниац, который возится сейчас на кухне.

— А вы за что их убиваете?

— Ну, прейскурант у нас довольно гибкий. — Саймон старался сохранять серьезный вид. — Бывает, и бесплатно. Но чаще всего мы берем в зависимости от роста…

— Я не об этом. — Девушка нервничала, курила короткими затяжками, руки ее дрожали. — Я имею в виду… если это неплохой человек, который просто попал в дурную компанию…

— Вот это очень мило, — Святой встал, — но я-то знаю, о чем вы. Как насчет здравого смысла, детка? Ведь я только что вытащил вас из лап полиции. Вас теперь будет искать вся полиция Лондона. Чтоб нажать на вас, достаточно просто пригрозить, что я выставлю вас за дверь. Но ведь я этого не сделал? — Он опять улыбнулся, и не было женщины, которая от этой улыбки не растаяла бы, как воск. — Но я в самом деле хочу, чтобы вы все рассказали. Так что выкладывайте.

Аннет помолчала, стряхнула с сигареты пепел и сделала беспомощный жест.

— Не знаю…

При этом ее взгляд встретился со взглядом Святого, и он понял, что она не тянет время… Саймон ждал, и она заговорила.

— В дурную компанию попал мой брат. На самом деле он неплохой парень. Не знаю, что с ним случилось. Он очень умен и талантлив. Еще в школе он рисовал и чертил, как настоящий художник. Ему сулили блестящее будущее. В девятнадцать он поступил в художественную школу. И профессора считали его гением. Он стал пить и плохо вел себя, но это все по молодости. Он ведь моложе меня. И мне не нравились его приятели… один из них — тот, кого арестовали вместе со мной…

— Как его зовут?

— Джарвиг, Кеннет Джарвиг… Он вечно льстил Тиму, чтоб тот почувствовал себя взрослым. Мне он не нравился. Он… он даже хотел, чтобы я стала его любовницей. Но он сумел стать лучшим другом Тима… а Тима арестовали как фальшивомонетчика. И Джарвиг знал об этом. Он был главарем банды, на которую работал Тим… но полиция до него не добралась.

— Очень мило, — задумчиво сказал Святой.

Тут вошел Хоппи с кофе, хотел было пошутить, но почувствовал их настроение и передумал. Аннет продолжала говорить, не обращая на него внимания.

— Тима посадили в тюрьму. Судьи пожалели его и дали всего полтора года. Его вовсе бы не посадили, выдай он Джарвига, — тот был нужен полиции. Только Тим этого не сделал, и поклялся, что никогда мне не простит, если расскажу я. И он так настаивал! Я боялась, не зная, что с ним могут сделать, если он выдаст их банду. И… и я ничего не сказала. И Тим попал в тюрьму.

— Когда?

— Три недели, как вышел. Ему сократили срок за примерное поведение. Когда его выпустят, знала только я. Джарвиг допытывался, но я наотрез отказалась. Я хотела уберечь от него Тима. Да и Тим хотел того же. Через общество помощи бывшим заключенным он получил работу в типографии, собирался снова заняться живописью и зажить нормальной жизнью. И я ему верю. Но вот… тот фунт, что вы мне разменяли… он дал его мне только вчера, сказал — возвращает долг. Он, мол, продал несколько рисунков в какой-то журнал.

Святой кивнул, отложил сигарету и взял кофейник.

— Понятно. Но почему вы пошли в клуб, и почему вас задержала полиция?

— Я не понимаю тоже. Джарвиг позвонил мне и хотел назначить встречу. Под разными предлогами я отказывалась. Тогда он стал грозить, что у Тима будут неприятности, и заявил, что будет ждать меня в Баньярд-клубе. Пришлось идти.

— И что он вам сказал там?

— Он не успел — появилась полиция. Он хотел найти Тима. Я отказалась, так он заявил: «Послушай, мне наплевать на твоего брата. С ним хочет встретиться кое-кто поважнее».

Я не поверила, тогда он дал мне имя и адрес этого человека, чтобы я передала их Тиму. И он еще сказал, что Тиму все равно туда пойти придется.

— Имя и адрес?

— Да, на клочке бумаги, перед тем, как…

— Записка у вас с собой?

Девушка достала из сумочки клочок меню. Саймон прочитал. И в тот же миг пропала и его добродушная насмешливость, и расслабленное терпеливое спокойствие.

— Вот это дал вам Джарвиг?

Девушка увидела его ясные синие глаза, серьезно и проницательно глядевшие на нее.

— Это, — неуверенно подтвердила она, — но я никогда не слышала, кто это.

— Зато я слышал!

Святой опять улыбался. Он застоялся, ожидая прилива вдохновения, но зато теперь знал, что нужно делать. Снова взглянул на клочок бумаги, который благосклонная судьба послала ему в руки.

«Инвар Нордстен, Хоук-Лодж, Сент-Джордж-Хилл, Уэйбридж».

— Хотел бы я знать, зачем одному из богатейших людей Европы понадобилось встретиться с вашим братом, — заметил Саймон. — И, думаю, Тиму придется туда пойти.

— Но… — В глазах девушки вновь мелькнул испуг.

Святой засмеялся и отрицательно покачал головой.

Махнув рукой на Хоппи, переступавшего с ноги на ногу, он сказал:

— Вот ваш брат. Хотя у него и нет художественного дара, зато он очень полезен во всех неприятностях. Я одолжу его вам даром. Что скажешь, Хоппи?

— Черт побери! — Вот все, на что решился мистер Юниац.


* * * | Пикник на Тенерифе. Король нищих. Святой в Голливуде. Бешеные деньги. Шантаж. Земля обетованная. Принцип Монте-Карло | Глава 4