home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Как Саймон Темплер оказался на высоте положения, а Грейнер столкнулся с проблемами

Все произошло столь неожиданно, что у Святого не осталось времени, чтобы хоть что-то предпринять. Он машинально сделал еще два-три шага — возвращаться назад было поздно, Грейнер шел по пятам и наверняка уже все видел. Саймон быстро взвесил, оставалась ли возможность притвориться, что ошибся дверью, но ведь здесь оставался его багаж… Да и Грейнеру после того, что он увидел, уже будет безразлично, та эта комната или нет.

— Что вы здесь делаете, — воскликнул Святой первое, что пришло ему в голову, и опять инстинкт опередил его мысли.

— Кажется, вы заблудились, — холодно добавил он.

За спиной захлопнулась дверь. Это значило, что Грейнер уже здесь. Тут же Саймон почувствовал, как какой-то твердый предмет уперся ему в ребро; что это такое — для него загадки не представляло. Но пока еще он делал вид, что ничего не замечает.

Широко раскрытые от ужаса глаза Кристины замерли на Грейнере.

— Да, Кристина, — замурлыкал Грейнер. — Вы действительно заблудились, не так ли?

— Вы знаете ее? — напустился на него Саймон. — Зачем вы ее подослали?

Грейнер нетерпеливо отмахнулся. Его левая рука сжимала трость, правая по-прежнему оставалась в кармане пиджака. Святой действовал автоматически, во власти какого-то необъяснимого вдохновения, которое ангел-хранитель посылал ему в трудные минуты. Его уверенное поведение явно сбило Грейнера с толку, впервые с момента их встречи тот пребывал в некоторой растерянности. Святой решил воспользоваться ситуацией.

— Она что, присматривает за моим багажом? — продолжал он свои наскоки. — Я же говорил вам, Робин, слишком много мышиной возни вокруг этого дела, я уже сыт по горло, и, если это не прекратится, мне придется умыть руки!

Грейнер резко, повернулся в его сторону.

— Вам не о чем беспокоиться, — грубо отрезал он.

— Тогда что она здесь делает? — продолжал блефовать Святой.

— Понятия не имею.

— А откуда известно, что она заблудилась?

— Не ваше дело.

— И зачем тыкать своей пушкой мне в ребра?

— Заткнись!

Саймон прислонился к стене и презрительно кивнул на руку Грейнера, которая все еще оттопыривала карман его пиджака.

— Еще не наигрался, — усмехнулся он.

— Если вам действительно хочется, чтобы я умолк, то придется воспользоваться пушкой. Конечно, это может принести некоторые неудобства.

— Не надо устраивать истерику, — бросил Грейнер, но в его голосе явно чувствовалось волнение. — Если прекратите этот шум, я смогу разобраться, что здесь происходит.

Все это время Кристина Ванлинден лихорадочно озиралась, как загнанный зверек. Ее губы были плотно сжаты, одной рукой она держалась за сердце.

Робин сделал шаг в ее сторону.

— Какое счастье, что ты сразу нашлась, — мягко сказал он. — Санта-Круз — не то место, где тебе стоило бы проявлять самостоятельность. Полагаю, мы сразу же отправимся домой?

Она внезапно вскочила на ноги.

— Нет!

— Дорогая Кристина! Не надо так распускаться. А где же Джорис? Мы могли бы составить ему компанию.

— Нет! — рыдала Кристина. — Я не вернусь обратно. Ни за что. Вы не можете меня заставить…

Грейнер схватил ее за руку.

— А может быть, у тебя и билет Джориса? — прорычал он.

Девушка отпрянула назад, и только стена остановила ее. Кристина смотрела ему в глаза, как кролик на удава, в наступившей тишине было слышно ее прерывистое дыхание, и в этот момент в дверь постучали. Непроизвольно она взглянула в сторону двери, глубоко вдохнула, и всем стало ясно, что произойдет в следующую секунду. Как подброшенный пружиной, Святой отскочил от стены, на которую опирался. В два прыжка он оказался между Грейнером и девушкой, одной рукой зажал ей рот, другой обхватил за талию. В следующее мгновение Саймон с Кристиной был уже на пороге ванной комнаты.

— Скажите им, чтобы зашли чуть позже, — бросил Святой через плечо и пинком захлопнул дверь.

Он все еще прижимал Кристину к себе, та сопротивлялась с отчаянной решимостью, которую трудно было предположить в таком хрупком создании. Саймон наклонился к ней так, что его губы почти коснулись ее уха, и почувствовал запах ее волос.

— Ради Бога, не выдавай меня! — раздался его горячий шепот. — Это только трюк, понятно?

Этот миг оказался просто подарком судьбы. Святой услышал, как захлопнулась входная дверь и тут же распахнулась дверь в ванную.

— Все в порядке, — выдохнул Грейнер.

Саймон отпустил девушку, поправил костюм и достал сигарету.

— А теперь мне хотелось бы узнать, в чем дело.

Грейнер посмотрел на него немигающим взглядом.

Правая рука его по-прежнему оттопыривала карман пиджака, но Святой каким-то шестым чувством уловил в нем перемену настроения. Видимо, его поведение убедило Грейнера, что это была отчаянная попытка уцелеть человека, загнанного обстоятельствами в угол, и его быстрые, решительные действия явно заслужили одобрение.

— Да не о чем говорить, — отрезал Грейнер. — Мы заберем девушку с собой — вот и все.

— Зачем?

— Мне кажется вчера я все объяснил, — холодно процедил Робин. — Вы работаете на меня и выполняете мои приказания без лишних вопросов.

На лице Святого появилась усмешка.

— А если они все-таки возникают?

Грейнер вынул руку из кармана.

Саймон насмешливо взглянул на его манипуляции с оружием, щелкнул зажигалкой и закурил.

— Я-то полагал, что мы уладили этот вопрос, но если все начинать сначала — как будет угодно, — пробормотал он и залез на кровать, где постарался улечься поудобнее.

— Оставшись в этом положении, мне не придется падать, — объяснил он. — Но прежде чем вы пустите в ход свою пушку, и сюда сбежится весь отель, мне очень хотелось бы узнать имя портного, у которого вы одеваетесь. Я не смогу умереть, не узнав этого.

Грейнер уставился на него с лишенным всяких эмоций лицом.

— Вы ведете себя, как паяц.

— Таким я уродился, — с сожалением ответил Святой.

— Если вы и дальше собираетесь действовать в том же духе, — коротко бросил Грейнер, — следует считать наше соглашение расторгнутым.

Саймон закрыл глаза.

— О’кей, Робин. Когда будете уходить, оставьте девушку здесь, она мне, возможно, понадобится.

Грейнер спрятал оружие в карман. Его желтая тросточка подрагивала в пальцах в мертвой тишине, и только зрачки холодно поблескивали за стеклами очков.

— Я не привык отвечать на нахальные вопросы, — с расстановкой произнес он, — но для данного случая я сделаю исключение, чтобы избежать ненужных осложнений. Как уже было сказано, ваш предшественник вел себя очень глупо. Мне надо было объяснить, что он кое-что прихватил с собой, и мы его ищем. Это девица — его дочь, и она сможет нам очень помочь в его поисках. Вот и все объяснение.

— Ой, ли? — процедил Святой. — И на сколько же потянет этот билет?

Новое молчание повисло в воздухе, установилась такая тишина, что отчетливо было слышно тиканье часов и дыхание девушки, казалось даже, что было слышно, как Грейнер поглаживает свою трость. Саймон лежал неподвижно, словно уснув.

— Какой билет?

Грейнер перешел почти на шепот, а Святой открыл один глаз.

— Понятия не имею. Вы только что упоминали о нем.

— Это совсем другое дело, вас оно абсолютно не касается и никак не связано с тем, о чем я говорил.

— Уже вчера это было делом первостепенной важности, особенно когда вы обсуждали это с Лобером.

Снова повисла настороженная тишина, лишь откуда-то издалека долетали отдельные звуки. И тут ее разрушил оглушительный гудок паровоза, который постоянно мотался через весь Санта-Круз от каменоломни до дамбы, подвозя камень для волнореза, который, похоже, так никогда и не будет достроен.

— В какой-то мере это похоже на правду, — наконец прозвучал ответ Грейнера. — Когда Джорис сбежал, он прихватил с собой лотерейный билет, купленный нами вскладчину.

— Это ложь! — перебила его Кристина.

Грейнер злобно покосился в ее сторону.

— Дорогая… моя…

Тут локомотив выдал очередную порцию грохота и свиста так, что Святой закрыл уши.

— Выигрыш на него выпал небольшой, но все равно, не хотелось бы его терять… — продолжил Робин, но Кристина снова его перебила.

— Он лжет…

— Дорогая Кристина, я бы посоветовал вам выбирать выражения…

— Ложь, сплошная ложь! — Девушка трясла Саймона за плечо. — Не верьте ему. На него выпал главный приз… этот билет выиграл пятнадцать миллионов песет…

Паровоз проезжал прямо под окнами, и машинист для разнообразия выдал целую серию прерывистых гудков. Если конструктор паровозного гудка задавался целью максимально точно воспроизвести непереносимый скрежет ножа по тарелке, но усиленный в пятьдесят тысяч раз, то задача была выполнена с блеском. Даже местного жителя он мог заставить убраться с дороги.

— Не перебивайте друг друга. Ничего не понять…

— Он лжет! — взвизгнула Кристина. — О, Господи! Неужели не видно? Он насквозь пропитан ложью!

Святой открыл глаза.

— Вы лжете, Грейнер? — спокойно спросил он.

— Я не собираюсь обсуждать точную сумму выигрыша…

— Другими словами, вы все-таки лжете.

Грейнер облизнул сухие губы.

— Конечно, нет. Да и зачем? По-моему, и так ясно, что девица лжет, чтобы завоевать ваши симпатии.

Саймон привстал. Паровоз с грохотом продолжал свой путь к дамбе, вскоре гудки его стали слабее, и наконец все стихло.

— А теперь послушайте, что я думаю по этому поводу. Еще на корабле я узнал, что главный приз Рождественской лотереи выпал на билет, проданный в Тенерифе, но владелец его до сих пор не объявился. Это делает рассказ Кристины более правдоподобным, чем ваш. Тем более, зачем пороть такую горячку, если на него выпал мизерный выигрыш? Похоже, вам даже стала безразлична судьба камней, которые прихватил мой предшественник. Даже Лобер не обмолвился о них, все его мысли крутятся вокруг этого билета, и только о нем он и твердил прошлой ночью. Всех вас это занимает больше всего, иначе откуда такой пыл? Короче говоря, вы пытаетесь меня уверить, что причина всей этой кутерьмы гроша ломаного не стоит, а ведь это лакомый кусочек. Так что вы лжете, Робин.

Хотя Грейнер и ответил ему недружелюбным взглядом, но безжалостная логика Святого загнала его в угол. Саймон Темплер это знал.

— Ну?

— Возможно, я несколько преуменьшил размеры выигрыша…

— Короче говоря, просто солгал! По крайней мере это мы выяснили. Это во-первых. Во-вторых, мой предшественник — как там его — Джорис?.. Билет был у него. Это ясно из вашего поведения. И теперь вы хотите заполучить его и стараетесь выкинуть меня из игры!

Грейнер достал из нагрудного кармана надушенный платок.

— Но вы же не участвовали в складчине.

— А откуда я знаю, что участвовали вы, — возразил Святой. — Хотя дело не в этом. Билет выскользнул из ваших рук, и придется еще доказывать, кому он принадлежал.

— Это никак не связано с вашей работой.

— Не имеет значения. Фелсон сообщил мне, что мне причитается доля со всех ваших затей, а вы хотите обвести меня вокруг пальца.

Выпад наугад казался вполне правдоподобным, но Грейнер нимало не смутился.

— Эта история началась задолго до того, как вы присоединились к нам.

— Но все равно пока ничего не известно.

Грейнер немного покачался на носках, не сводя со Святого ненавидящего взгляда, словно хотел испепелить его на месте.

— Это можно будет оговорить в свое время, — заметил он.

— Не надо, Робин, не надо!

Грейнер нетерпеливо перебил его.

— Я так и хотел сделать, но остальные возражали.

— А мне казалось, что ваши приказы выполняются беспрекословно.

— Это вопрос политики, а не организации.

— И вы позволяете себе возражать?

— Надо признать, в их аргументах есть свой резон…

— Ставлю сто против одного, что для вас это не проблема. — Святой на секунду отвернулся стряхнуть пепел с сигареты, и снова безжалостный взгляд его голубых глаз устремился на Грейнера. — Так что лучше определиться сразу. Пора перестать играть роль праведника и признать, что номер не вышел.

Кровь бросилась Грейнеру в лицо. Он шагнул к кровати, зловеще поигрывая тростью.

Саймон спокойно наблюдал за ним, не моргнув глазом.

— Если меня кто-то посмеет тронуть, — мягко заметил он, — то я уверяю вас, что мой ответ не заставит себя ждать.

Лицо Грейнера перекосило от ярости, Саймон только улыбался в ответ, но глаза его смотрели холодно, с мрачной решимостью. И в то же время ему приходилось сдерживать себя, чтобы не расхохотаться в лицо этому бандиту. Святой блефовал, все козыри были на руках у Грейнера, и все-таки он сорвал банк. Меньше получаса прошло, а Робин перестал быть хозяином положения и искал выхода в жалком лепете оправданий. Святой в словесной перепалке продолжал наносить удар, за ударом, не давая Грейнеру ни секунды, чтобы собраться с мыслями и перевести дух.

— Вы полагали, что меня можно выкинуть из доли в выигрыше в пятнадцать миллионов песет и прибрать все к рукам. Это правда, не так ли? Я хочу оговорить некоторые условия, на которых возможно мое участие в вашей грязной компании. Полагаю, мне придется переправить все на родину и положить в банк. По-моему, лучше не придумаешь, Робин. А когда встанет вопрос о дележе, мне не о чем будет беспокоиться. Как же, Грейнер — человек слова, и всегда играет честно. Это он доказал с первой нашей встречи, и тревожиться тут не о чем. Не о чем, черт возьми!

Румянец сошел с лица Грейнера, и оно стало белым, как мел. Рука с тростью опустилась, он уже не раскачивался на носках.

Робин откашлялся.

— Я уже говорил, мне пришлось подчиниться большинству. Мы работаем вместе много лет, и, естественно, они имеют право голоса.

— Еще одна ложь, — заметил Святой бесстрастно. — Но это мы уже проходили. Вопрос в том, что будем делать дальше?

— Это мы обсудим, когда вернемся домой…

— И вы при первом же удобном случае придумаете новую сказочку. Лучше скажите хоть слово правды, пока не забыли, как это делается. Где сейчас этот парень, Джорис?

— Понятия не имею.

— А о чем вы имеете понятие?

— Не понимаю, что…

— Давайте расставим точки над «і». Между нами все кончено или нет?

Грейнер нервно постукивал тростью.

— Мне начинает казаться, что это было бы лучшим выходом.

— Решайте сами. — Святой встал. — Я уже говорил, что думаю по этому поводу. Где находится дверь — вы знаете — вас никто не удерживает. Но девушка останется здесь. Где-то рядом находится лотерейный билет ценой в пятнадцать миллионов песет, и она может дать нам ниточку. В любом случае я ею займусь… Можете вынуть руку из кармана. Если вы попытаетесь сыграть со мной злую шутку, то гарантирую, что успею свернуть вам шею.

У Грейнера просто руки чесались пустить в ход оружие. И Саймон Темплер никаких иллюзий не питал, хотя даже не изменил позы. Он стоял, уперевшись руками в бедра, почти заслонив окно широкими плечами, и поглядывал на Грейнера сверху вниз. Кривая ухмылка играла у него на губах. Святой был уверен в своих силах и готов использовать любой шанс в этой смертельной игре.

— Мне не хотелось бы доводить дело до этого, — наконец заговорил Робин. — Если нам удастся уладить это недоразумение…

— Ясно, — отрезал Саймон. — Вы хотели бы удержать меня, если удастся.

— Если вы считаете себя незаменимым…

— Будь это не так, почему меня не застрелили десять минут назад?

— При условии, что мы сможем договориться, вы могли бы нам очень помочь. Потому за вами и посылали.

— А с чего такая спешка?

Появившаяся возможность объясниться сделала свое дело, Грейнер проглотил наживку, не раздумывая.

— Это объяснимо. Как вы знаете, Фелсон и еще один из моих людей — Холби сейчас по делам в Мадриде. Драгоценности жены американского посла представляют лакомый кусок. Если все пойдет, как задумано, мои люди вернутся в воскресенье, и тогда без вас нам просто не обойтись.

Саймон перевел дух. Кое-что начало проясняться. Общая картина складывалась по кусочкам, как мозаика, информацию приходилось собирать по крупицам. Но ничто не должно было отвлекать его от главного — билета ценой в пятнадцать миллионов песет. Замечательная коллекция Грейнера из краденых драгоценностей подождет. Украшения жены американского посла в расчет можно не принимать, тем более что возвращение Фелсона и Холби выглядело гораздо проблематичнее, чем казалось Робину. Хотя суммарная стоимость этих вещей была такова, что даже Али-баба со своими разбойниками походили скорее на попрошаек.

Он снова сел и закурил.

— Есть что обсудить, — сказал Саймон. — Пусть все идет своим чередом. Расскажите мне все о Джорисе и пресловутом билете и предоставьте это мне.

Грейнер положил трость на столик, полез за сигарами, вставил одну в свой янтарный мундштук и закурил. Саймон знал, что тот тщательно обдумывает ответ, взвешивает шансы, и уже догадывался о результате.

— Если это поможет изменить ваше мнение о наших методах работы, — начал Грейнер, — лучше говорить начистоту. Я не знаю, где сейчас находится Джорис. Они с дочерью прихватили лотерейный билет и сбежали прошлой ночью. Когда это обнаружилось, Лобер, Палермо и Алистон попытались вернуть их. Все прошло нормально, но подоспел неизвестный сообщник Ванлиндена, и им удалось ускользнуть. Палермо запомнил машину, которую потом Маноэл обнаружил на стоянке перед отелем, но по дороге назад он попал в аварию, и вернулся только глубокой ночью. Утром я послал сюда Палермо и Алистона, вскоре они позвонили: эти люди провели в отеле ночь и отбыли в неизвестном направлении рано утром. Вот и все.

Саймон откинулся назад и задумчиво выпустил струю дыма в потолок. Теперь было понятно, что за машина приехала, когда он укладывался спать, и объясняло отсутствие Палермо и Алистона за завтраком. А заодно — спасительная пауза в демонстрации его искусства ювелира и детали утреннего разговора по телефону. Все встало на свои места.

И в то же время появилась масса новых вопросов. Непонятно, почему же тогда они не наткнулись на Хоппи и Джориса? Почему молчал телефон в номере у Хоппи Юниаца с полчаса назад? Масса новых головоломок опять ставила все с ног на голову.

Он внимательно изучал Грейнера из-под приспущенных век, стараясь отгадать, о чем тот думает. Впервые Святой был почти уверен, что Робин сказал ему правду. Вряд ли он успел сочинить еще одну сказку, которая так хорошо совпадала с тем, что было известно Саймону. Слишком уж все было правдоподобно.

Этому могло быть только одно объяснение. Оно, как вспышка, как озарение, блеснуло в мозгу Темплера, Догадка оказалась такой очевидной, что было просто непонятно, почему он не сообразил раньше.

Если Грейнер не лгал, оставалась только одна возможность: лгал кто-то другой.

Саймон Темплер просто онемел от сознания собственной гениальности. Впоследствии, шаг за шагом разбирая ситуацию, он вновь пришел к тому же выводу, но сейчас озарение было мгновенным.

Святой понял, что Алистон с Палермо захватили Хоппи и Джориса. Это было недостающее звено, связывавшее обрывки цепи в единое целое. Он знал это так же точно, как то, что билет находится у Лобера.

Вот как все началось. Идея зародилась в изрядно помутневшем после столкновения с Хоппи Юниацем сознании Лобера, когда тот очнулся в автомобиле по дороге домой. Очевидно он попытался воссоздать у себя в памяти ситуацию. Была драка, кто-то здорово огрел его по голове. Что случилось с остальными? Им тоже изрядно досталось. Те как раз пытались отразить непрошеное вторжение незнакомца, а он еще занимался Джорисом… Шарил по карманам в поисках билета… и нашел его, не так ли?.. Что еще могло произойти? По рассказам остальных, Лоберу все было понятно. Билет был у него. Лобер чувствует его в своем кармане… И в этот момент его осенила блестящая идея. О том, что билет у него, никто не догадывается. Никто ничего не заметил. Нападавшие забрали с собой Джориса и Кристину. С таким же успехом они могли прихватить и билет. Все, что ему оставалось делать, — это поддерживать в остальных уверенность, что билет остался у Джориса, и при первой же удобной возможности улизнуть вместе с билетом. Два миллиона долларов делить он ни с кем не собирался.

Все было настолько очевидным, что Святой мог последовательно воспроизвести ход рассуждений Лобера с такой легкостью, как прочесть раскрытую книгу. Дополнительным доказательством служило заявление Лобера, когда Саймон накануне ночью впервые появился в доме Грейнера.

Правда, остальные оказались не столь легковерны, как он ожидал, и его обвинили во лжи. В разгар спора в доме появился Святой. Видно, Лобер сумел оправдаться на некоторое время, иначе трудно было бы объяснить его присутствие за завтраком. Несомненно, его обыскивали, значит, к этому времени билет был уже перепрятан, и это ею спасло… пока. Но теперь гораздо труднее стало выбрать момент для бегства.

Идея оказалась заразительной и пустила свои корни в сознание Алистона или Палермо. В это утро по дороге в город кто-то сделал партнеру предложение. Если их и дальше собираются обманывать, то не лучше ли самим позаботиться о себе? Где бы этот проклятый билет не находился, Джорис был ключевой фигурой во всем этом деле. И если уж он попал к ним в руки, то сначала надо выяснить, что и как. Оставалось достаточно времени, чтобы выяснить, где билет, лжет ли Лобер — и в любом случае дележка пополам много лучше, чем на четверых…

— Можно предположить, что Джорис и его подручный отправились получить деньги по билету, — заключил он, главным образом потому, что ему просто надо было что-то сказать после долгого молчания.

— Тогда их сразу же перехватили бы, — возразил Грейнер. — Один из моих людей наблюдает за конторой, где был куплен этот билет, с самого открытия. Деньги можно получить только там.

Лобер знал, где билет, но не знал, где Джорис и Кристина. Он понимал, что стараться получить выигрыш немедленно просто небезопасно. Палермо и Алистон, в свою очередь, знали, где находится Джорис, но понятия не имели ни о Кристине, ни о билете. Грейнер же теперь знал, где Кристина, и надеялся из нее что-нибудь выжать. У каждого из них были свои козыри, но никто не знал, чем располагают остальные.

И, без сомнения, любой из них перережет глотку другому, чтобы набить свой карман и удержать билет в руках. Неожиданное появление клочка бумаги ценой в два миллиона долларов уничтожило сплоченность банды и резко обострило грызню…

— Ваш человек знает, как выглядит Джорис, — заметил Святой, — или нет?

— Ему этого не нужно, если билет будет предъявлен к оплате, об этом тут же узнает вся улица.

Святой лихорадочно размышлял. Он лучше других представлял, что произошло, но и его информация была обрывочной. Он знал, что билет у Лобера, но не знал, где тот его прячет. Знал, что Джориса и Хоппи захватили Палермо и Алистон, но не знал, что с ними стало; знал, что Кристина с ним рядом, но тут же был и Грейнер. И ему предстояло в ближайшие минуты составить план действий, который все расставит по своим местам.

— Джорису там делать нечего, и вы это прекрасно знаете, — вклинилась Кристина, — потому что у него билета нет.

— Вы хотите сказать, что он у вас? — процедил Грейнер.

— Ни у кого из нас его нет, я уже говорила. Сейчас нет…

— Минуточку, — оборвал ее Саймон. — Давайте-ка по порядку. Что произошло прошлой ночью?

Она мрачно взглянула в его сторону.

— Вы должны это знать.

— С какой стати? Я только вошел в игру и в их компании не был.

— Кто были эти двое, пришедшие вам на помощь? — задал вопрос Грейнер.

Она промедлила с ответом, и Грейнер медленно повернулся к Святому.

— Мы попусту тратим время, — бросил он. — Машина ждет, нам лучше забрать ее с собой, а там найдется средство развязать ей язык.

— А вы попробуйте сделать это здесь! — предложила она.

Кристина уже оправилась от шока, и взору Святого предстала совсем не та девушка, что рыдала над Джорисом вчера вечером. Внезапно она сделала шаг вперед, и Грейнер сразу же схватил ее за руку.

— Если вы попытаетесь меня задержать, я такой шум подниму, что чертям тошно станет.

Грейнер бросил взгляд на Святого. Саймон точно знал, что это означает. Тот уже демонстрировал свою изобретательность в похожих ситуациях, но теперь была его очередь продолжить спектакль. В два шага он очутился возле Грейнера, стальным кольцом его пальцы сомкнулись у того на запястье, ладонью свободной руки он толкнул того в лицо.

— Займитесь своим делом, Робин, — сказал он назидательно.

Стоя спиной к Кристине, Святой подморгнул Грейнеру. Достав у него из кармана пистолет и опустив в собственный, он снова подмигнул. Потом Саймон запер дверь и бросил ключи Кристине.

— Послушайте, — сказал он, — вам не о чем беспокоиться. Эта дрянь пальцем вас не тронет, пока я здесь. Мы можем от него избавиться, как только пожелаем. Но я хотел поговорить с тобой еще немного: есть деловое предложение.

Та колебалась, не зная, как быть. Теперь Святой стоял спиной к Грейнеру и отчаянно подмигивал Кристине.

— Присядьте и чего-нибудь выпейте. Это не повредит. А я пока кое-что расскажу. А потом решайте сами, что делать.

— Вряд ли мне захочется вас слушать.

— Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Мне иногда приходят блестящие идеи.

Он пересек комнату, покопался в одном из своих чемоданов и извлек из его недр бутылку виски и еще кое-что, чего никто не заменил.

— Ну вот, к примеру, — продолжал Святой, разливая виски по стаканам. — Как вы уже говорили, лотерейный билет у вас пропал. Подобные вещи случаются сплошь и рядом. Люди часто теряют ценные вещи, драгоценности, важные бумаги и тому подобное. Правда, редко услышишь о том, как теряют два миллиона долларов одним махом. Но можно вернуть назад утерянное за небольшое вознаграждение.

— Жуликам, которые его украли, вознаграждение не положено.

— Но и такие вещи случаются.

Святой плеснул содовой в бокалы, взял два из них и передал один Грейнеру, снова подмигнув ему. Второй он поставил перед Кристиной. Затем вернулся к столу и взял в руки третий.

— Тем более ведь я не брал билета. Будь это так, меня здесь давно уже не было бы. А если мне удастся заполучить его для вас, то я рассчитываю на некоторые комиссионные.

С этими словами он сделал пару шагов в ее направлении. Отхлебнув из бокала, она откинулась на спинку кровати. Глаза ее начали слипаться, и ей стоило заметных усилий держать их открытыми.

— Я с удовольствием бы сделал это для вас. Насколько я понял, в этом деле замешаны еще трое: Джорис и двое его подручных. Если включить и нас, мне будет причитаться одна пятая. Если вас это устраивает — одно только слово, и я сверну Грейнеру шею…

Голова девушки опустилась на подушку, Святой забрал бокал из ее руки. Некоторое время он внимательно рассматривал ее, потом повернулся к Грейнеру, сияя от радости.

— Что сейчас нужно, так это поменьше биться в истерике и больше полагаться на мои мозги, — дружелюбно заметил он.


Глава 3 Как Саймон Темплер читал газету, а Робин Грейнер надел свою шляпу | Пикник на Тенерифе. Король нищих. Святой в Голливуде. Бешеные деньги. Шантаж. Земля обетованная. Принцип Монте-Карло | Глава 5 Как Робин Грейнер получил назад свой пистолет, а шофер такси остался при своем мнении