home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16


Упав на кровать, Люси почувствовала, как на нее навалилось тяжелое мужское тело.

«Слава Богу, мне удалось добиться своего», — промелькнула мысль у нее в голове. Она сделала все, что было в ее силах, чтобы соблазнить Джереми. Ей пришлось даже раздеться донага! И, даже сбросив с себя одежду, она все еще в душе сомневалась, что Джереми сдастся.

Однако Джереми не устоял, и сейчас Люси казалось, что его руки, губы и язык касаются всех потаенных уголков ее тела. В ее бедро упиралось что-то твердое и пульсирующее.

Одной рукой Джереми мял грудь Люси, другой подпирал ее ягодицы, а его губы припали к нежному участку кожи, расположенному под ее ухом. Джереми всунул бедро между ног Люси, и она ахнула, ощутив прикосновение к нагому телу мягкой замши, сквозь которую прощупывались сильные мышцы. По всему телу Люси разлилась сладкая нега.

— Джереми…

Его имя снова и снова слетало с ее уст, и это распаляло его. Он стал осыпать жаркими поцелуями шею Люси. Ей казалось очень важным постоянно произносить его имя. Это придавало ей уверенности в том, что она не является пешкой в руках судьбы, что она действует сознательно, добиваясь того, чего сама хочет. Никто не смог бы надеть на палец Люси обручальное кольцо против ее воли.

Люси самостоятельно сделала свой выбор. Она выбрала Джереми.

— О, Джереми, — самозабвенно шептала она, чувствуя, как его пальцы поигрывают с ее соском, а зубы нежно покусывают мочку уха.

Все ее тело трепетало в предвкушении акта любви.

Руки Люси скользили по спине Джереми, ощупывая его крепкие выпуклые мышцы сквозь тонкое полотно рубашки. Затем она вдруг уперлась кулаками ему в грудь и оттолкнула его. Ей хотелось, чтобы он тоже разделся. Люси жаждала ощутить прикосновения его нагого тела, а не одежды. Люси начала срывать с него рубашку, но Джереми внезапно отпрянул от нее и сел на кровати.

Люси непроизвольно прикрыла руками грудь.

Джереми медленно стянул рубашку через голову и отбросил ее в сторону, не сводя глаз с распростертой перед ним Люси. Она чувствовала, что он пожирает ее жадным взглядом. Люси теперь не сомневалась, что этот мужчина принадлежит ей, и только ей. Это был ее мужчина — отныне и навеки. Каждый его мускул, каждая мышца, эти плечи, эта широкая грудь, эти темные завитки волос, полоска которых тянулась вниз от пупка, этот пульсирующий напряженный член, топорщивший его брюки, — все это безраздельно принадлежало ей.

Люси жаждала увидеть его наготу. Сделав над собой усилие, она оторвала взгляд от тела Джереми и устремила его на лицо, обрамленное черными растрепанными волосами. Глаза Джереми были темными от страсти.

Он, не отрываясь, смотрел на ее руки. Люси не сразу поняла, что его интересовали не ее ладони, а то, что они прикрывали. Она медленно отвела руки в стороны, давая Джереми возможность насладиться зрелищем ее обнаженной груди, и у Джереми перехватило дыхание.

От его пылкого взгляда ее соски затвердели и начали ныть. Они требовали ласки его рук, губ, языка. Люси чувствовала, что сойдет с ума, если он не прикоснется к ней немедленно.

Люси потянулась к нему и погладила его по груди. Джереми застонал и склонился над ней, опершись на локти. Исходивший от его тела жар страсти обволакивал ее. Люси обвила руками шею Джереми и притянула его голову к себе.

Однако Джереми оказал ей сопротивление.

— Я сегодня не принимал ванну, — заявил он таким серьезным тоном, что Люси невольно засмеялась.

— Ну и что? Это не важно.

Она притянула к себе его голову и потерлась щекой о его подбородок, на котором уже выступила небольшая щетина.

— Более того, — прошептала Люси, целуя его ухо, — мне нравится твой запах.

Она с наслаждением вдохнула аромат мужского тела. Как долго она мечтала вдоволь насладиться им! Это был крепкий запах кожи седла, виски и ночного ветра, пропитанного ароматом сосен. Люси прижалась лицом к шее Джереми, лизнула его кожу, имевшую соленый мускусный привкус, и стала целовать его шею, благодаря обстоятельства за то, что Джереми не успел помыться. Этот мужчина спешил к ней сквозь ночь, везя обручальное кольцо и себя самого вместе с незабываемым запахом своего тела.

Люси ощутила, что Джереми нервно сглотнул слюну и напрягся, когда она легонько куснула его шею. Люси откинулась на подушки и взглянула Джереми в лицо. Он смотрел на нее не мигая. Его взгляд был диким, почти бешеным.

— Люси!.. — вырвалось у него из груди.

Эти звуки одновременно напоминали угрозу и мольбу. Джереми внезапно навалился на Люси и припечатал ее своим весом к постели. Люси содрогнулась от неожиданности, она была не готова к этой ожесточенной атаке.

Ей вдруг стало нечем дышать. Люси казалось, что Джереми вот-вот раздавит ее своей тяжестью. Его язык проник к ней в рот, не давая Люси произнести ни звука. Затем его бедра устроились между ее ног, и Люси позабыла обо всем на свете.

Джереми прижимался все сильнее, и Люси почувствовала трение замши его брюк о свою нежную кожу. Волна удовольствия накатила на Люси. В ее промежности покалывало, внизу живота ощущался жар.

Внезапно Джереми перестал терзать ее рот и приподнялся на локтях.

— Люси… — тяжело дыша, проговорил он — Ты понимаешь, что сейчас произойдет? Тебе кто-нибудь объяснил, как это бывает?

Люси засмеялась

— Конечно. Я обо всем узнала из книг

— Обо всем?

В его голосе звучали нотки насмешки и угрозы. У Люси заныло все тело от нетерпения. Теперь она уже сомневалась, что знания, полученные из романа «Мемуары распутной фермерши», были исчерпывающими. Впрочем, даже если в этой книге и отсутствовали кое-какие детали, основная концепция была изложена в ней вполне определенно.

— Джереми, я живу в деревне, у нас есть скот и домашние животные. Я многие годы помогаю Генри разводить породистых охотничьих собак и прекрасно знаю, что такое спаривание и как оно происходит.

Теперь уже засмеялся Джереми.

— Да, но вообще-то у мужчины и женщины это происходит несколько по-другому.

— Ты хочешь сказать, что они совокупляются, располагаясь лицом к лицу?

Джереми усмехнулся.

— Как правило, — сказал он.

Люси хотела уточнить, что он имел в виду, давая столь уклончивый ответ, но не успела.

— Различия заключаются не в акте совокупления, — продолжал Джереми, — а в том, что происходит до него.

Он осыпал поцелуями ее шею и лизнул впадинку между ключицами Люси.

— Я должен сначала подготовить тебя к соитию, — пробормотал он.

— Мне кажется, — пролепетала Люси, — что я уже готова.

Люси была совершенно голой и лежала под Джереми.

Что еще было ему надо? О какой еще готовности могла идти речь?

Люси решительно обхватила ногами его талию.

— Я готова, — повторила она и тут же услышала приглушенный смех Джереми.

Она хотела возмутиться, но он припал губами к ее соску, и Люси забыла обо всем на свете.

— Ну, пожалуйста… — услышала она собственный умоляющий голос.

Люси погрузила пальцы в черные густые волосы Джереми. Он взял ее сосок в рот, и Люси охватил неописуемый восторг. Она начала корчиться от страсти, извиваться в его руках, ее пальцы лихорадочно вцепились в волосы Джереми. Он яростно сосал, покусывал и облизывал ее сосок до тех пор, пока Люси не застонала от блаженства.

И тогда Джереми перешел к другому соску.

Люси отдалась на волю чувств, она не сопротивлялась тем эмоциям, которые вызывали у нее умелые ласки Джереми, и таяла в его объятиях. Она шептала что-то, не отдавая себе в этом отчета. Поток наслаждения подхватил ее и понес по своему руслу к неизвестной цели.

Люси замолчала, лишь когда почувствовала, что Джереми целует ее живот. Ощущения от его прикосновений были столь острыми, что она застыла на мгновение, но затем волны реки наслаждения снова увлекли ее к неизведанным далям. Люси плыла в ее ласковых водах, слыша учащенное прерывистое дыхание Джереми. Он склонился к ее промежности, шире раздвинув бедра Люси. Eго жаркое дыхание обжигало ее нежную чувствительную кожу. Пальцы Джереми раздвинули складки, прикрывавшие ее лоно, а потом Люси почувствовала, как в нее проник его язык, и затрепетала.

В книгах, которые она читала, ничего не говорилось о подобных ласках. Во всяком случае, Люси не помнила об этом. Если бы такие описания были, она непременно усвоила бы их. Язык Джереми продолжал остервенело работать, и Люси громко закричала.

Джереми приподнял голову.

— Тише, Люси, нас могут услышать.

Люси кивнула, и Джереми снова вернулся к своему занятию. Удары его языка становились все более сильными, и Люси, не удержавшись, снова закричала, но тут же зажала рот ладонью.

— Я не могу терпеть, — прошептала она. — Это ты во всем виноват.

Джереми поднял голову. Язык сменил его большой палец. Джереми ласкал им самую чувствительную точку тела Люси, и она откинулась на подушку.

— О Боже… — простонала Люси.

— Ты хочешь, чтобы я остановился? — спросил Джереми, и его палец скользнул в ее лоно.

— О Господи, нет… — выдохнула Люси.

Палец Джереми глубже погрузился в ее лоно, а затем начал ритмично входить и выходить из него.

Люси застонала, зажимая рот тыльной стороной ладони.

Наконец Джереми вытянулся рядом с ней и прижался к ее телу. Его горячий твердый член уперся в ее бедро. Джереми облизывал языком раковину ее уха, а его палец продолжал упорно работать в ее промежности. Теперь Люси была абсолютно готова к соитию. Ее горячее лоно сочилось влагой. В крови горел огонь жгучего желания, которое надо было утолить.

Люси была готова слиться с Джереми в единое целое, слиться навсегда и пережить вместе восторг страсти.

Она качалась на волнах наслаждения, чувствуя, что неудержимый поток несет ее дальше. Его течение становилось все более бурным, пока не разрешилось судорогой, пробежавшей по ее телу. В груди Люси зарождался отчаянный крик, и она зажала рот рукой, ожидая, что он вот-вот вырвется наружу. В этом крике сливались противоречивые чувства — радость, смущение, разочарование, страх.

Тело Люси обмякло, но вскоре к ней вернулась способность мыслить. Множество вопросов одолевало Люси. Как мог Джереми за короткий срок так хорошо узнать ее тело? Самой Люси понадобилось шестнадцать лет, чтобы найти тайные рычаги, порождающие дивные ощущения и доставляющие физическое удовольствие. Сумеет ли она, в свою очередь, разгадать секреты Джереми, распалить его и подготовить к соитию? Как это делается? Какие удовольствия ждут ее впереди?

Многие из мучивших ее вопросов она вряд ли посмела бы произнести вслух. Собравшись с духом, Люси все же решила задать Джереми некоторые из них.

— Джереми…

— Да?

— Скажи, как называется то, что сейчас со мной произошло?

Джереми сделал паузу.

— Ну, у этого есть несколько названий.

— Всего лишь? — удивилась Люси. — А я думала, что сотни. Или даже тысячи. Ведь гак трудно описать то, что я сейчас испытала, нескольких слов явно не хватит.

— А в твоих книгах были описания подобных ощущений?

Люси стукнула его кулачком по плечу.

— По-моему, мы уже решили, что знания, почерпнутые из книг, ограничены!

Джереми засмеялся и стал нежно покусывать мочку ее уха. Люси глубоко вздохнула.

— А такое может произойти с тобой? — осторожно спросила она, чувствуя, как пульсирует его член у ее бедра.

— Да, — ответил он. — Но этого еще не произошло…

— Почему? Ты спокойно лежишь и ничего не делаешь… — Она легонько оттолкнула его и вгляделась ему в глаза. — Как ты терпишь подобную муку?

Джереми засмеялся и сел на колени.

— С огромным трудом.

Люси повернулась на бок и потянулась к ширинке на его брюках. Ее рука ощутила твердую выпуклость в паху Джереми. Этот холмик вздрогнул, когда Люси дотронулась до него. Это привело ее в полный восторг. Опершись на локоть, Люси стала быстро расстегивать пуговицы ширинки. Джереми помог ей и спустил брюки.

То, что увидела Люси, поразило ее до глубины души. Вставший член Джереми, несмотря на свою твердость и силу, был на ощупь нежным и бархатистым, как ушко котенка. Люси провела по нему ладонью, но Джереми вдруг отпрянул от нее. Люси взяла его в член в руку, чтобы он не мог отнять его у нее.

Джереми судорожно вздохнул.

— Люси, мы не должны этого делать. Нам нужно подождать.

— Но зачем? — спросила она, поглаживая член Джереми. — Ты же хочешь меня, правда?

Отведя ее руку в сторону, Джереми снял брюки и лег на бок рядом с Люси. Джереми так пылко смотрел на нее, что у Люси заныло все тело. И когда Джереми дотронулся до ее щеки, по телу Люси пробежал электрический разряд.

— О Господи, Люси, — пробормотал Джереми, — откуда ты знаешь, что я хочу тебя?

— А разве это не так? — Люси прижалась к нему. — Расскажи мне, как сильно ты меня хочешь… — прошептала она, и ее рука скользнула вниз.

Дрожь пробежала по телу Джереми, когда Люси снова дотронулась до его члена.

— Мне не хватит слов, чтобы описать свои чувства.

— В таком случае продемонстрируй мне их, — потребовала Люси, положив свою ногу на бедро Джереми.

Она повернулась на спину, увлекая за собой Джереми. Он расположился между ее бедер, его член уперся в лобок Люси. Их уста слились в поцелуе.

— Люси, я не могу… — пробормотал Джереми, прерывая поцелуй. Его жаркое дыхание опаляло лицо Люси. Джереми судорожно сглотнул. — Если это произойдет, назад пути уже не будет…

— Я этого хочу!

— Хорошо, но если тебе что-то не понравится, просто оттолкни меня посильнее…

Люси нетерпеливо задвигала бедрами.

— И не надейся. Ни за что на свете!

И тогда Джереми мощным толчком вошел в нее. Люси чувствовала, что он находится в ней, заполняет ее до краев, сливается с ней.

— Тебе не больно? — тяжело дыша, спросил он.

Люси покачала головой.

— А должно быть больно?

— Обычно так бывает.

Это ответ поверг Люси в панику.

— Ты не в курсе? — всполошилась она, поднимая на него глаза. — Ты же говорил, что ты повеса и у тебя было много женщин! Неужели ты хочешь сказать, что ты врал и сейчас впервые…

— Конечно, нет, — перебил ее Джереми. — Но у меня никогда прежде не было девственницы. Мне кто-то говорил, что они обычно испытывают боль.

— О…

Люси закрыла глаза и прислушалась к себе.

— Нет, мне не больно, — наконец сказала она. — Я просто чувствую…

— Что ты чувствуешь?

— Тебя…

Джереми начал осторожно раскачиваться из стороны в сторону. Волна удовольствия накатила на Люси.

Джереми вынул член, а затем снова вошел в нее. На этот раз он глубже проник в ее лоно. Люси обхватила руками его шею и громко закричала.

Джереми оцепенел, все его тело напряглось, и Люси встревожилась, решив, что сделала что-то не так. Вглядевшись в его лицо, она заметила на нем выражение беспокойства и все поняла. Он подумал, что сделал ей больно.

— Все в порядке, — поспешила она успокоить его, тяжело дыша. — Я не чувствую боли.

Джереми нежно поцеловал ее и стал делать толчки — сначала осторожно, а потом все более напористо. Люси прижалась лицом к его плечу, тая от наслаждения. Ее возбуждение нарастало.

Темп движений Джереми ускорялся, и Люси стала двигаться вместе с ним, придя в полный экстаз. Ее ногти вонзились в плечи Джереми, и вскоре она услышала громкий стон. Вероятно, это был ее стон, но на этот раз он не остановил Джереми. Их обоих было уже не остановить.

Люси снова ощутила, как на нее откуда-то из ее собственной глубины накатывает волна наслаждения. Дыхание Джереми становилось все более тяжелым и прерывистым, а толчки — все более мощными. Наконец плотину прорвало и волны блаженства захлестнули их обоих.

Джереми навалился на нее всей своей тяжестью, припечатав к кровати. Они долго лежали, не разжимая объятий, и восстанавливали дыхание. Люси пыталась собраться с мыслями и растрепанными чувствами, похожими на разбросанные после урагана ветви в лесу.

Но прежде чем это ей удалось, она почувствовала, что в ней поднимается еще одна волна. Однако теперь это не была волна физического удовольствия. Она родилась не внизу живота, а в сердце Люси. Это был мощный неудержимый поток эмоций, грозивший захлестнуть Люси с головой. Она не хотела сопротивляться ему, и вскоре он хлынул в ее душу и переполнил ее.



Глава 15 | Богиня охоты | Глава 17